Не забывается…



Обычно на звонок незнакомого номера трубку не беру,
а тут взяла.
– Алё, Валюш, это ты? Думаю, с трёх раз не отгадаешь,
давно не виделись.
– Давно – это как, месяц, год, два? – переспросила я.
– Больше тридцати лет.
– У-у-у, тогда конечно. Колись, – вырвалось у меня.
– Галка я Петрова, помнишь, ну, вспоминай, быстрей, а
то деньги на сотике заканчиваются.
– Да где ж тут припомнишь, коль столько лет прошло…
– Мы на соревнования с тобой ездили вместе, по лы-
жам соревнования. Помнишь? Тут я что-то начала припо-
минать. Галя, Галя-а-а… – крутилось в моей голове. Да
разве всех упомнишь.
– Ну, помнишь, Стёпа мой на Яве разбился, – добавила
она, и наш разговор оборвался.
– Точно деньги закончились, – подумала я и тут же пе-
резвонила, вспомнив тот трагический случай. Как же это
было давно, первое время часто об этом вспоминала, по-
том как-то позабылось. А она… она ведь и руки на себя
думала наложить. Вот это любовь. Я тут же перезвонила
Галине.
– Галочка, ты где, давай сюда, записывай мой адрес,
если не знаешь.
– Да как-то неловко, на вокзале, проездом в Томске.
Может, ты приедешь? А вечером у меня автобус.
– Записывай адрес, – я ей просто не дала договорить
насчёт автобуса, – завтра уедешь, а сегодня ко мне. Жду.
Чуть меньше часа прошло, и Галина была у меня.
– Да-а-а, встретила бы тебя на улице, ни за что бы не
узнала, бараний вес в тебе был, а на лыжах – как сайгак,
за тобой и не угнаться. Завидовали все.
– Вот что значит спорт забросить, – подытожила она,
разглядывая меня. Обнялись. Изменилась и я, конечно, на
десяток кило прибавила, да и волос серебром усыпан. Да
что там говорить – года…
– Давай, руки мой и за стол, я уже успела блинчиков
испечь.
Запах свежих блинов заполнял не только кухню, но и
коридор. О многих вспомнили, кстати, мой телефонный
номер ей дала наша общая знакомая, с которой мы позже
поболтали по скайпу.
День близился к завершению, а мы всё не могли наго-
вориться. Своего Степана, как я поняла, Галина не забы-
вала никогда. Он ей даже снился.
– Я ведь, Валюш, до сих пор его люблю, хотя двое детей,
взрослые уже, хорошие, и муж вроде бы ничего – жить
можно. Но как-то взял и к мёртвому приревновал, порвал
записку, которую хранила долгие-долгие годы. А там Сте-
пашкиной рукой тёплые слова, признание в любви, да что
там говорить, ты ведь знаешь, как мы любили друг дру-
га… – она медленно вытерла слезу, а потом разрыдалась.
– Мы же с одиннадцати лет любили друг друга…
– Постой, а он же был постарше тебя, как я помню.
– Да, на два года старше. Помнишь?.. Красавец!.. Я
слушала её и кивала головой. Галина покрутила в руках
бокал с уже остывшим чаем и, окунувшись в прошлое,
добавила: – На Восьмое Марта игрушку мягкую подарил,
я уже в городе жила, так он на мотоцикл и вперёд сто
километров. Храню до сих пор эту игрушку, переписы-
вались с ним каждый день, письма тоже долго хранила и
фотографии, пока муж не отобрал. Сжёг, наверное, или
дел куда, а мне бы так хотелось хоть глазком взглянуть на
его почерк. Очень дорога была для меня эта записка. Кра-
сиво писал. Дважды из-за меня с парнями дрался. В речке
купались мы часто. А однажды девчонку маленькую спас,
ей лет шесть было, воды уже нахлебалась, ещё с минуту и
утонула бы. Стёпка её на берег и давай искусственное ды-
хание делать. Все в деревне тогда говорили о нём. Родню
мою знал, с бабушкой любил общаться, нравился он ей.
Всё думала, поженимся. Его родители деньги на свадьбу
копили, а потратили… Более тридцати лет езжу в то село,
чтобы сходить к нему на могилку да к бабушке, она ря-
дышком похоронена.
– Я тоже думала, что вы поженитесь, – перебила её.
– Его мама до сих пор ко мне хорошо относится. Виню
себя всю жизнь, – Галя тяжело вздохнула. – Поссори-
лись-то из-за глупости… Приревновала. Пришёл ко мне,
а я его прогнала и не стала с ним разговаривать. Глупая
была, молодая. В итоге где-то с парнями выпил, сел на
Яву и поехал со скоростью. Разбился. Его брат мне запи-
ску и передал.
– Галь, это было так давно, ешь блины, успокойся. Вот
блинами-то мы его сейчас и помянем. Не вини себя, про-
шлого не вернуть, многие по молодости ошибаются…
– Понимаю, – согласилась она, – но любовь к нему так
и не угасает. Долго после этого ни с кем не встречалась,
поэтому и замуж поздно вышла.
– Я тебе постелю в зале, Саша сегодня всё равно не
приедет, он в рейсе, на его кровать лягу я, а то спать тебе
не дам – верчусь ночью. Загадывай желание – на новом
месте что-то хорошее должно присниться.
Присниться ей ничего не приснилось, ни она, ни я не
могли уснуть, всю ночь проразговаривали – столько лет
не виделись, и было о чём поговорить, а Галина то и дело
вспоминала свою первую незабываемую любовь, своего
Степашку.






Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 37
© 07.01.2018 Валентина Чубковец
Свидетельство о публикации: izba-2018-2160663

Рубрика произведения: Проза -> Быль












1