Вступление к песенному циклу "Моя Эллада"


Любой литературный жанр, казалось бы, самый реалистический, вырастает из мифа.
Миф (по-гречески «мифос» означает повествование, сказание) – это не безжизненная фантазия, бессильная проявить себя на физическом плане, а сплав в сознании мифотворца сразу нескольких уровней бытия, сплав, в котором возможности высшего плана естественно усваиваются планами низшими, как и полагается в сплаве. Это такое состояние Бытия, в котором поток Времени впадает в Вечность, изменяя тем самым и пространство, или уничтожая его. Ведь пространство зависит от Времени. И в Вечности становятся возможными встречи героев всех времён и народов. Это не плоская, а объёмная реальность. И в этой реальности, выражаемой мифом, Время теряет свою власть, упраздняя заодно и некоторые другие категории физического мира, которые отдают свои полномочия более высоким категориям или, что то же самое, переходят в другое качество. Поэтому люди, миллиарды и много больше лет шедшие от состояния растений через животных к своему нынешнему состоянию, в мифе обретают возможность мгновенного превращения обратно в растения, животных или же в небожителей, как в известной поэме римлянина Овидия. Великий Достоевский говорил, что категория времени просто исчезнет однажды в человеческом сознании. Тем самым он проявил мифологический взгляд на Бытие исключительной мощи.
Эта объёмная реальность рождается силой нашего психического существа, в просторечии Души («Психе» по-гречески и есть Душа), которую Христос называет царством Божьим внутри нас. Чем сильнее проявляет себя психическое существо в сознании мифотворца, тем более живым и объёмным рождается миф, который может стать исключительным по силе озарением, как откровение Иоанна Богослова, Пятикнижие Моисея или Коран пророка Мухаммеда. Эти исключительные откровения – реальность, и миллионы душевно здоровых людей неспроста воспринимают их как реальность.
Рождённый сознанием, миф посредством слова воплощается в жизнь, становится организующим элементом жизненной стихии. Слово может творить чудеса, может вызывать к жизни особое оригинальное мироощущение адептов этого слова-мифа, и это мироощущение способно руками своих носителей создавать огромные государства и великие культуры. Мифологами являются великие писатели, художники, композиторы (ограничимся этим неполным перечнем), создающие свои неповторимые сплавы некоего умозрительного идеала с документами, конкретным жизненным опытом и физическим состоянием автора. И всё это, как тело кровью и как кровь кислородом, насыщается психической, то есть душевной силой. Даже в произведениях, условно называемых реалистическими, вовсю полыхает миф. Пушкинский Пугачёв, собеседник Петруши Гринёва, – это не исторический Пугачёв. Но он, рождённый и насыщенный пушкинской силой, его трагическим и вместе с тем жизнеутверждающим, дивно гармоническим мироощущением, реальность, а не безжизненная абстрактная фантазия. Так же толстовский Кутузов, или Наполеон, и так далее. Вполне возможно, что на каком-то высоком уровне Бытия, герои мифические и их земные аналоги объединяются и становятся одной личностью.

2000 г.





Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 38
© 06.01.2018 Георгий Георгиевский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2160082

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика
Оценки: отлично 3, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 4 автора












1