Эрлов. Выбор. Ч. 2. Куда уходят медведи. Сопротивление /продолжение/.


Эрлов. Выбор. Ч. 2. Куда уходят медведи. Сопротивление /продолжение/.
Часть 2.

Куда уходят медведи.

Сначала в пространстве возникал далёкий гул, затем его интенсивность возрастала, это происходило по мере приближения передвигающихся по дороге автомобилей к стоящей на её обочине машине Георгия. В момент, когда транспортные средства в своём движении оказывались напротив неподвижного собрата, шум, производимый едущими механизмами, достигал своего максимального звучания, завихрения воздуха, создаваемые быстрыми перемещениями многоколёсных агрегатов, раскачивали замерший на пути охотничий внедорожник, в котором после тяжёлой и длинной ночи спал человек, ему снился сон, в нём он искал ответ на вопрос: куда уходят медведи?

Сопротивление.

То, что началось одиннадцать месяцев назад развивалось по сценарию знакомому многим семейным парам. Неприязнь Марины к Георгию росла с каждым днем и становилась невыносимой, как для самой женщины, так и для мужчины, в отношении которого в ней выросло такое чувство. Какое-то время Георгий пытался сопротивляться сложившимся обстоятельствам, но однажды он понял, что бессилен что-либо изменить. Оставалось сделать последний шаг и развестись. Мужчина и женщина многократно пытались это сделать, уговаривая друг друга в конце концов всё-таки начать процесс развода.

При обсуждении плана и условий расторжения брака супруги никак не могли договориться о будущем детей. Супруга настаивала на том, что они должны были ехать с ней в Германию. Супруг был категорически против, он считал, что дети должны были сначала закончить школу в России. Тянулись дни за днями, недели за неделями, прошли месяцы с того первого дня, когда они торжественно поклялись друг другу развестись: "Завтра же!"

Ежедневно Георгий вёл свою бесхитростную обработку детей, убеждая их в том, что с папой им будет лучше жить чем с мамой, он объяснял своим наследникам, что скоро придётся сделать выбор с кем они останутся. Жена, казалось ничего не делала, чтобы завоевать их доверие и любовь, тем не менее дети тянулись больше к ней. Они говорили отцу: "Папа мы тебя любим, но ты пойми, там нам будет лучше!" - Георгий был сломлен окончательно. Однажды он достал из сейфа, спрятанные заграничные паспорта детей и разрешение на вывоз их за границу и отдал документы супруге со словами: "Я уважаю ваше решение и признаю ваше право выбора".

Георгию захотелось уехать из дома, чувство было таким сильным, что он подумал: "Я хочу уехать отсюда навсегда и никогда не возвращаться на это место!" За несколько дней до этого, знакомый промысловик из дальнего района области позвал его на тропление лося - это такой вид охоты, когда человек идёт по следам зверя и находит его в лесу.

Уставший от семейной жизни Георгий воспользовался приглашением и собрался в дорогу. Он ненадолго задержался перед дверью, прежде чем выйти из квартиры. В гостиной раздавался смех жены, она смотрела по телевизору какое-то шоу. Дети занимались каждый своим делом и не обращали внимания на уход отца. Мужчина вышел и закрыл за собой дверь на ключ.

* * *

Позади было более трехсот километров пути, когда Георгий увидел первые завалы из машин, они были раскиданы по дороге и вдоль неё, несколько автомобилей лежали в кювете, те, что остались на проезде, стояли там неподвижно в немыслимых позах: это неуправляемое скольжение по заледенелому шоссе вывернуло автопоезда так, что их кабины были на одной его полосе движения, а сами трейлеры оказались на другой. Те большегрузные фуры, водители которых попытались объехать возникшие вот таким вот образом препятствия, также ушли в занос, и прекратив своё движение в виде г-образных форм, надолго задержались рядом с такими же собратьями по несчастью.

Остановив машину, Георгий вышел на проезжую часть и тут же чуть не упал - под ногами была скользкая поверхность, на которой с трудом удавалось удерживать равновесие. Мужчина с удивлением посмотрел на свой внедорожник, невозмутимо сохранявший достойное положение на опасной дороге, сознание немедленно оценило достоинства четырёхколёсного друга: до места происшествия водитель даже не замечал, что двигался по леденистой поверхности.

* * *

Пострадавшие от непогоды люди восприняли случившееся, как данность. Они разожгли костры, и греясь рядом с ними, безропотно дожидались помощи. Георгий прошёл через нагромождение остановленных авариями машин, пытаясь определить, есть ли возможность объехать его. Осмотрев место, мужчина решил, что возможность пробраться между беспорядочно разбросанным по дороге транспортом всё-таки существует, и действительно, с первой же попытки ему удалось реализовать своё намерение за счёт технических возможностей своего автомобиля.

Прежде чем Георгий добрался до деревни, где жил его товарищ, ему ещё несколько раз пришлось объезжать скопления попавших в аварию машин. Один раз и он едва удержался на дороге: на одном из крутых спусков его внедорожник неожиданно стало водить из стороны в сторону, автомобиль затрясло и казалось, что ещё мгновение и он полетит, кувыркаясь в кювет, мужчине с большим трудом удалось восстановить контроль над ним при помощи руля и педали акселератора. После случившегося Георгий проявлял чрезвычайную осторожность при движении по необычайно скользкому шоссе.

* * *

Местный промысловик Иван Семёнович, дожидался Георгия на обочине дороги. Только машина остановилась, он тут же открыл дверь напротив пассажирского места и забрался внутрь, охотник махнул рукой влево - туда им предстояло отправиться, там их поджидало приключение, призванное испытать их силы и преподать ещё один урок жизни, движение продолжилось.

- Как доехал? - завёл разговор егерь.
- Дорога скользкая, - сказал Георгий.
- А у нас не чистят, и не посыпают. Езди как хочешь! - неспешно полился путевой разговор.
- Да, видел, - согласился с услышанным Георгий.
- Куда едем, там тоже будет один участочек не очень, - предупредил Иван.

Грунтовка, на которую мужчины съехали с автотрассы, уходила вглубь лесного массива более чем на двести километров. К ней выходили зимники, по которым лесовозы доставляли заготовленный лес. У путевых развилок его разгружали и складывали в огромные штабеля, и уже оттуда древесину развозили по деревообрабатывающим предприятиям.

Новая дорога сначала радовала Георгия, но уже через несколько километров езды по ней, он понял насколько коварно то, что находилось под колёсами его машины: заносы то и дело бросали её то в одну сторону, то в другую, испытывая прочность механизма и нервы человека на укатанном колёсами большегрузных машин, промёрзшем полотне просёлка, который то уходил вниз, то вверх затяжными спусками и подъёмами. На одном из них моргали огни аварийной сигнализации попавшей в беду машины.

Всепроходимый тягач КАМАЗ с прицепом, стоял на проезде, немного не дотянув до верхушки подъёма. Георгий, сбросив скорость, подумал: "Что за непогодица сегодня, даже такие машины беспомощны перед ней!" - стараясь не терять контакт с дорогой, он вытягивал педалью газа верный ему механизм кверху.

Оказавшись вблизи стоявшего на проезде автопоезда, Георгий начал объезжать его, он уже почти миновал препятствие, как вдруг его охватило отчаяние - навстречу ему шёл гружёный лесовоз! Свет мощных фар ослепил Георгия, он услышал громкий, непрекращающийся звук автомобильного гудка, нога водителя непроизвольно вжала педаль акселератора в пол, чтобы развить большую скорость движения и как можно быстрее закончить объезд неподвижного КАМАЗа, но колёса, увеличив число оборотов, вместо того, чтобы выбросить машину вперёд и спасти её вместе с пассажирами от аварии, начали проскальзывать, внедорожник пошёл в занос. Георгий тут же сбросил газ, и быстро крутя рулём, педалируя короткими толчками рычаг, отвечающий за скорость кручения колёс автомобиля, восстановил контроль над машиной.

Почувствовав контакт с полотном дороги, он увёл автомобиль влево, на обочину, мимо, с оглушающим гулом прошёл гружёный лесовоз. Иван открыл дверь, чтобы выйти из внедорожника. Георгий успел ему крикнуть, чтобы тот оставался на месте, так как машину сразу же стало клонить влево, вниз, в кювет. К ним на помощь уже бежали водители КАМАЗА. Они быстро оценили ситуацию и за какие-то минуты натолкали под левое переднее колесо палки и ветки деревьев, это спасло машину от сползания в придорожную канаву, потом они принесли трос, продели его через правую проушину на переднем бампере и уйдя в сторону вправо стали с силой тянуть его на себя:

- Да-а-вай! - протяжно прокричали камазисты. Георгий осторожно вывел машину на проезжую часть. Мужчины рассмеялись от того, что всё получилось, поблагодарили своих новых друзей за помощь и поехали дальше. До отворотки на нужный им зимник охотники добрались без происшествий.

* * *

Характер движения изменился на зимней дороге для вывоза древесины с делянок - она ещё недостаточно промёрзла. Лесовозы, гружёные шестиметровыми брёвнами, которые лежали рядами, как спички между высокими, железными стойками прицепов, были настолько тяжелы и невыносимы для почвы, что она сдавалась под натиском огромных колёс и проседала, в ней образовывались глубокие колеи.

Остановившись перед очередной глубокой ямой, Георгий подумал: "Что за безумие! Куда они пробираются? Зачем! Что это? Бегство, как способ спрятаться от жизненных неурядиц? Или - это испытание, как способ доказать себе то, что ещё имеются силы, что ещё что-то можешь? Но вот только вот что, любая из этих целей может увести туда, откуда нет возврата! Ну да ладно, посмотрим!"

* * *

Иван шёл перед внедорожником и руководил движением. Рядом с опасными местами он останавливался, поворачивался лицом к машине, поднимал руки вверх и кистями указывал куда крутить руль, чтобы не угодить в ловушку, из которой в дальнейшем без посторонней помощи было бы не выбраться. Он как дирижёр сжимал то одну ладонь, то другую, подзывая механизм к себе, то вдруг он поднимал ладонь вверх, говоря её движением: "Стоп!"

Постепенно рельеф проезда сгладился, и это позволило Ивану вновь сесть в машину. Георгий неожиданно задумался о том, что он будет делать, если ему навстречу пойдёт лесовоз: "Разъехаться на таком полигоне для испытания удачи он не сможет!" - он представил, как пытаясь съехать на обочину, его автомобиль попадает в колею и виснет там на мостах, вращение колёс после этого становится бессмысленным, мотор шумит, ревит, но не может сдвинуть машину с места, через некоторое время приходит помощь, и её вытаскивает мощный тягач, но во время освобождения из дорожного плена, что-то в механизме ломается, дальнейшее передвижение на нём становится невозможным. "Скоро будет хорошая дорога, - прервал формирование воображаемой, невесёлой картины голос Ивана Семёновича, - основные лесозаготовки с левой стороны от этого зимника. Ещё немного проедем и будет отворотка. По ней большая часть лесовозов уходит к делянкам. Наш зимник идёт прямо. Там машин мало ходит, поедем как по перине!" - нарисовал он заманчивые перспективы.

Действительно, через несколько километров закончился участок лесовозной дороги, малопригодный для езды на внедорожных, но всё же легковых автомобилях, и машина охотников оказалась на гладкой, белой полосе, уходящей прямой линией на длину силы фар в тёмное пространство, в котором начали появляться серые оттенки.

Приближался рассвет. Георгий, сначала неуверенно, потом смелее и смелее увеличивал скорость автомобиля, впереди была пригодная для его перемещения дорога и радужные надежды, позади остались только воспоминания о тяжёлом пройденном пути, которые быстро улетучились из сознания мужчины и особенно не тревожили его тем, что совсем скоро придётся возвращаться тем же самым маршрутом, чувства человека захватило незнакомое направление движения, оно манило обещаниями.

* * *

- Сколько ещё? - спросил Георгий. Мужчине не терпелось поскорее оказаться в лесу и встать на след зверя.
- Километров сорок, - сказал ободряюще Иван Семёнович.

Скорость автомобиля увеличилась. Физическое напряжение тела помогало удовлетворять одну из потребностей в Георгии - это была потребность сражаться! Возникшее, во время движения к цели, душевное состояние, пробудило давно забытые переживания. Мальчику было одиннадцать лет, он гостил у бабушки, в тот день он пошёл на речку, там купалось много детей. Ребёнок бросился в воду и стал участником общего веселья, и тут к нему приблизился деревенский парень, он положил свою ладонь на голову Георгия и стал давить ею вниз, сила погрузила купальщика под воду, он пытался освободиться от руки хулигана и вынырнуть на поверхность, но у него никак не получалось избавиться от напавшего на него незнакомца - в его борющемся, но тем не менее погибающем организме возник сильный страх смерти.

Георгий смог оказаться над водой лишь после того, как его мучитель поднял руку и позволил сделать это, но только он появился над поверхностью воды и с жадностью вдохнул в себя воздух, как его снова затолкали обратно в безвоздушное пространство. Так повторялось несколько раз.

Когда Георгий, прекратив сопротивляться насилию, пошёл ко дну, рука, пытавшаяся его погубить, исчезла. Георгий вынырнул, рядом с ним никого не было. Мальчик выбрался на берег, схватил свои вещи и побежал прочь от недоброго места, на мгновение он обернулся: круглолицый, наголо подстриженный белобрысый подросток с бледно-голубыми глазами плавал в реке и громко смеялся:

- Беги, беги! Тебе некому жаловаться, тебя никто не защитит! - кричал он вслед убегающему Георгию.

По лицу ребёнка потекли тогда слёзы, он подумал: "И правда, мне не у кого попросить помощи!"

* * *

Сработали преднатяжители ремней безопасности. Грудь сильно сжало, через некоторое время давление ослабло. Георгий слишком сильно разогнал автомобиль и не заметил возвышенности, за которой была впадина. Машина как будто прыгнула с трамплина и полетела. Приземление было жёстким, но всё обошлось:

- Чуть не считается! - сказал Георгий.
- Недалеко осталось, - успокаивающе заметил его компаньон.

Серые тона наступавшего рассвета сначала испугали Георгия - ставшие доступными для зрения лес, дорога, небо, странным образом ничего приятного охотнику не предвещали, почему-то вспомнилась служба в армии: шесть часов утра. Дневальный включает радио. Звучит гимн Советского Союза. За ним крик: "Рота! Подъём!" - сто пар ног прыгают в сапоги и бегут на плац. Зарядка! Холодно! Неуютно! Хочется спать. Предрассветная мгла во время группового исполнения физических упражнений теряет свою непрозрачность, открываются серые виды. Они не радуют глаз! "Это всё не для меня!" - кричит сознание молодого человека. "Ну и картинка! Забыть бы это всё на раз!" - испытал Георгий невольное отвращение к части своего прошлого.

Одно воспоминание сменило другое, и мышление занялось исследованием ещё одного рассвета. Это было иное утро, оно дарило надежду. Дорогая для Георгия женщина ещё не проснулась. "Красивая!" - смотрел на неё мужчина. "Она моя!" - шептали его губы. Георгий вышел на крыльцо дома, который он недавно выстроил в живописном месте в пойме реки, впадающей в озеро. Морозный воздух заряжал энергией и возбуждал. Ночь уходила, её жаль было отпускать. Наступал день. Его свет постепенно заполнял пространство. Георгий почувствовал, как мягкая, тёплая рука нежно легла на его плечо, а потом скользнув по шее, дотронулась до уха, поводила под ним, по нему, и погрузившись в волосы, начала перебирать их, а затем вдруг с силой сжала их и притянула его голову к своим влажным губам: "Пошли в дом", - пропел милый, желанный голос. "Вот это другое дело, ради этого стоит жить!" - улыбнулся Георгий своему видению.

* * *

- Хорошо тут! - неожиданно для самого себя и сидящего рядом с ним Ивана воскликнул Георгий.
- Как обычно, - отозвался Иван.

Дорога заканчивалась. Автомобиль остановился в том месте, где обрывались следы от колёс машин. Охотники вышли на улицу. Тишина окружила их. Георгий оглянулся назад, посмотрел на прямую, уходящую вдаль пространственную нить, которая привела путешественников к своему пределу.

- До вырубки метров восемьсот. Лоси должны быть там. Если ничто не помешает, то управимся за два часа, - сообщил Иван уверенным голосом об одном из главных для добытчика обстоятельстве.

К словам опытного егеря Георгий отнёсся с доверием и начал готовиться к троплению зверя. Температура на улице была минус восемь градусов по Цельсию. Георгий надел термобельё, фланелевую рубашку и лёгкий охотничий костюм. В карманы положил тонкие перчатки и поллитровую бутылку воды. Пакетик с печеньем и конфетами, небольшой термос, шапку с длинными ушами и толстовку из флиса он уложил в рюкзак.

Закончив сборы, Георгий на всякий случай спросил: "Когда вернёмся?" Иван ответил: "Не сомневайся! Не позже чем через три часа будем снова здесь!"

Георгий посмотрел направо в сторону леса, от зимника к нему шла засыпанная снегом дорога, в том месте, где она входила в ровную стену из деревьев и кустов, был виден просвет - это была квартальная просека. Такие прорубы, их ещё называют визирами, делают, чтобы делить лесные массивы на квадраты, размером два на два километра, их называют кварталами. На углах квадратов выставляются столбы, на которые наносятся цифры - номер квартала. Его стороны идут строго с востока на запад и с юга на север. Данные о кварталах наносятся на специальные карты, имея их, можно с легкостью определить своё местоположение в лесу.

Иван закинул рюкзак за плечи, спустился с зимника и направился к видневшимся из-под белой массы двум параллельным полоскам. Снега было немного. Перед тем как осадки из кристаллов замёрзшей воды покрыли землю, она в течении нескольких дней находилась под воздействием мороза, в результате чего образовалась твёрдая поверхность, на неё-то и легли крупинки невесомого ледяного порошка. Передвижение в таких условиях возможно без лыж и позволяет охотнику при температуре воздуха от минус пяти до минус двенадцати по Цельсию бесшумно подкрадываться к зверю. Если температура будет выше или ниже этих границ, то при ходьбе будут возникать шумы - хрупанье или поскрипывание.

* * *

Из-под ног егеря летела облаками белая пыль, он шёл молча, не оборачиваясь, Георгий едва поспевал за ним. Мужчины ни разу не остановились на пути к цели, ею была позапрошлогодняя вырубка, где по расчётам старого охотника как раз и должны были находиться лоси.

Пространство, которое люди опустошили с помощью таёжной техника несколько лет назад, вновь обрастало деревьями и кустами. Молодая поросль - хороший корм для сохатых, они закономерно собираются в таких местах, поэтому знающий охотник, отправляясь в лес на поиски лося, первым делом осматривает бывшие делянки.

Понять, имелись ли звери на старой вырубке, было трудно из-за её больших размеров, кроме того подросшая растительность не позволяла охватить взором всю площадь некогда бывшего участка лесозаготовки. Прячась за пушистыми молодыми ёлочками, люди несколько минут вслушивались в окружающие их звуки, но осматриваемый ими пейзаж не пробуждал в них интереса - свежих лосиных следов не было видно, хотя старые, запорошённые снегом, имелись в большом количестве:

- Здесь они, здесь! - уверенным шёпотом убеждал своего спутника Иван.
- Ветер на нас, пойдём по диагонали, может лежат где, - предложил Георгий.
- Слушай, я пойду по левой кромке, ты иди к тому пню в центре делянки, там хорошая позиция, если лоси здесь, то на тебя выскочат, - сказал егерь.

Иван сделал несколько шагов в сторону от напарника и тут же скрылся среди густой поросли деревьев и кустов, стремительно захватывающей территорию вырубки, Георгий подождал, пока стихнут звуки шагов его товарища, и направился к вывороченному из земли пню, тот лежал на боку, от него отходили длинные корни, между ними находились куски земли. Подошва бывшего дерева представляла собой естественное укрытие, за которым можно было дожидаться появления зверей на открытом пространстве.

* * *

"В каком месте происходит провал, и жизнь прекращается для личности? Когда наступает момент, и за спиной слышишь, вместо "вон тот человек" - "вон тот старик"? В какой момент прекращается период жизни, когда, благодаря содействию таинственных внешних сил, всё как будто само собой получается, и в какой момент жизни возникают неразрешимые трудности, когда как бы не старался человек что-либо сделать, у него ничего не выходит, и как происходит то невообразимое и непонятное чудо, когда откуда-то, как в сказке неожиданно приходит помощь? С годами это уходит и всё реже и реже загадочные силы помогают, и как не призываешь их, они не приходят и не отзываются на молитвы. В этот период жизни можешь помочь только сам себе. Даже, если нет сил - иди, нет надежды - всё равно иди, нет веры - всё равно иди! Пока идёшь - живешь, пока живёшь - что-то делаешь, пока что-то делаешь - являешься личностью! В момент, когда приходит осознание, что никогда не получишь то, что ещё несколько лет назад мог легко получить, нужно смириться и подумать о том, что тебе ещё по силам, и когда получишь то, на что хватило сил, испытаешь не меньшую радость, как если бы получил несметные сокровища! Но только не останавливайся - иди!" - Георгий как будто уговаривал себя принять общеизвестные истины, ему никак не хотелось верить в то, что каждый новый день обеднял его как личность! Он вспомнил, как летом встретил женщину, которая долгие годы работала в его предприятии и оставалась с ним до последнего дня его деятельности. С того времени они не виделись больше двух лет.

* * *

Георгий шёл по улице, почему-то у него было в тот день хорошее настроение, вдалеке он увидел знакомую фигуру с букетом ярко-красных гладиолусов, лицо мужчины украсила улыбка, организм испытал приятный прилив энергии - это была Александра Владимировна, его верная помощница на протяжении многих лет, её положительная энергия донеслась до него и охватила своим теплом. Вскоре люди подошли друг к другу и не сдерживая эмоций обнялись, чувства мешали выразить переживания словами, но и без них было понятно, что два человека испытывали неподдельную радость от встречи. Расставаться не хотелось, было желание вновь делать что-то общее, идти одной дорогой. Не верилось, что жизнь навсегда развела их судьбы! Неожиданно Александра Владимировна сказала: "Георгий Андреевич, я с дачи иду, возьмите мои цветы! Они красивые, на них приятно смотреть!" - женщина вложила гладиолусы в руки Георгия и улыбнулась.

* * *

Слабые волнения возникли в теле Георгия. Ему показалось, что его душа начала оживать. Мужчина осмотрелся. В ста метрах слева от пня шёл Иван, он махал рукой, указывая Георгию, чтобы тот двигался в сторону перелеска, за которым виднелась площадка ещё одной бывшей вырубки.

Приблизившись к перешейку из деревьев, разделяющему некогда вырубленные пространства, Георгий увидел вчерашние следы двух лосей, уходящие в сторону второй поляны. Подошёл его товарищ. Он шёпотом объяснил, что звери должны быть рядом, или на соседней вырубке. Если их там не будет, то они точно должны быть на третьей делянке, которая находилась в трехстах метрах от второй.

Георгий указал на след и спросил: "След вчерашний. Думаешь здесь они?" - "Так как, что ты! Как не здесь-то? Тут, тут они, пошли", - зашептал возбуждённо Иван и сделал головой, утверждающий кивок в сторону, чтобы компаньон шёл за ним без всяких сомнений.

Охотники пересекли перелесок и оказались на второй вырубке, работы на ней проводились давно, и она уже основательно заросла. Продвигаться решили по центру поросшего молодыми соснами и берёзками пространства, на нём было много следов сохатых, но все они были несвежими. В конце мелколесья, следы животных уходили вправо и вели к болоту, начинавшемуся внизу заросшей многолетними растениями поляны.

Егерь, определив направление движения сохатых, сказал: "Они на третьей вырубке. Наверху тут есть дорога к ней". Мужчины поднялись по склону делянки к её кромке и нашли две извилистые колеи, ведшие по словам Ивана на нужное охотникам место. Уверенные в том, что скоро увидят лосей, они бодро двинулись сквозь лес.

Вскоре между деревьями обозначились просветы - это начиналось пространство очередной лесозаготовки. Оказавшись на нём, охотники тут же увидели свежие лосиные следы, осмотрев их, промысловики определили, что звери кормились в том месте минувшей ночью, всего лишь несколько часов назад. Третья вырубка так же, как и вторая сильно заросла молодыми деревьями и кустами. В основном это были сосны трёх, пяти метров, тонкие берёзки и кусты ивы. Мужчины осторожно начали обследовать местность. Вскоре они наткнулись на совершенно свежие лёжки животных, их было пять.

* * *

Следы ухода сохатых с лёжек вели к болоту, его край граничил с низом вырубки, шедшей под уклоном к нему. Иван остановился и шепнул: "Там видимость хорошая - редкие сосняк. Они нас близко не подпустят. Если подшумим, то далеко уйдут".

Какое-то время лосиные следы шли внутрь болота потом стали заворачивать влево, потом произошло их пересечение со следами других лосей. В том месте животные разошлись по разным сторонам, определить куда они пошли дальше, было сложно - всё болото было в следах сохатых.

Иван показал Георгию знаком руки, чтобы тот оставался на месте, а сам пошёл распутывать многочисленные отпечатки звериных копыт. Через полчаса он вернулся. Егерь нашёл выход лосей с болота. Следы привели людей вновь к третьей вырубке, в её правый нижний угол. В пятидесяти метрах от лесозаготовительной площадки Иван остановился, Георгий тут же положил карабин в развилину имевшейся у него рогатинки и осмотрел в прицел просветы между деревьями.

Органы чувств уловили близкое нахождение лосей. Охотники молча переглянулись. Иван взглядом пожелал удачи Георгию, тот медленно двинулся по направлению к вырубке, останавливаясь через каждые пять-семь шагов, он осматривал её, наконец, человек что-то увидел: в ста метрах от него между ветвями молодых сосен обозначился силуэт зверя. Охотник приготовился к тому, чтобы произвести выстрел, он долго выцеливал лося, но так и не решился нажать на курок. Цель было плохо видно. Подошёл Иван:

- Чего не стреляешь? - спросил егерь.
- Пятно только видно, не знаю, что это! - ответил охотник.
- Я здесь останусь, ты зайди слева, ветер на тебя - не учуют, - шепнул Иван.

Сделав несколько шагов в сторону, Георгий оказался за островком из кустов и деревьев. Он обошёл его с левой стороны и приблизился к месту, где стоял сохатый, метров на пятьдесят, там он осторожно выглянул из-за укрытия, но никого не увидел. Где-то впереди хрустнула веточка. Охотник понял, что первый раунд лесного состязания им проигран.

- Ушли? Надо было стрелять! - сказал Иван.
- Да, ушли. Не был уверен, - задумчиво произнёс охотник.
- Далеко не уйдут, снова должны лечь. Немного подождём и пойдём тихо по следу, - составил план нового тропления егерь.

* * *

Мужчины подошли к тому месту, где стоял лось. Две свежих лёжки указывали на то, что рядом с упущенным зверем был ещё один. Сохатые после кормёжки отдыхали, но заслышав тревожные для себя звуки, встали - охотники очевидно где-то допустили оплошность, животные учуяли их и убежали.

Подсознание предупреждало: "Нужно вернуться к машине! Взять с собой всё, что необходимо для охоты на два-три дня, а потом продолжить поиск лосей", - в противовес ему азарт и самоуверенность в том, что потребуется немного времени, чтобы догнать сохатых, выплеснули в мозг такое количество адреналина, что рассудок растворился без остатка в мускульной энергии, которая требовала одного: "Бежать! Бежать не останавливаясь, пока зверь не будет настигнут!" - разум был повержен!

* * *

Двигаясь в сторону леса, охотники обнаружили ещё три свежих лосиных лёжки - теперь пять сохатых шли впереди перед настырными промысловиками. Иван имел большой опыт подобных охот, он заверил Георгия, что животные отошли на расстояние не более чем в пятьсот метров: "Однако, знаешь, нужно бы поторопиться! После первой стоянки и небольшого отдыха лоси пойдут дальше. Обычно второй переход у них более длинный", - сказал он.

Следы животных уходили со старой вырубки вправо в лесную чащу. Георгий отдал Ивану рогатинку, понимая, что она ему не потребуется, и что придётся стрелять с руки, особенно и не метясь.

Началось преследование. В лесу цепочки следов слились в единую верёвочку и повели охотников вглубь дремучего растительного массива. Георгий сначала шёл быстрым шагом, стараясь аккуратно обходить препятствия и не производить шума, вскоре он понял, что таким образом ему не догнать лосей, и мужчина перешёл на бег, темп которого им постепенно увеличивался, так происходило пока не был достигнут предел максимальных физических возможностей его организма.

Охотник не чувствовал усталости, он ощущал себя молодым, сильным, способным делать то, на что у него возникало желание. Манера его передвижения по труднопроходимому зимнему лесу напоминала звериную. Георгий слился с природой! Став её частью, он взял из неё необходимые для достижения успеха способности и стал их использовать в своей погоне за лосями. Георгий не просто бежал, он перелетал через препятствия, попадавшиеся на его пути, который был тем же, что и звериный.

Человек не задевал ногами или руками ветвей, сучков, торчащих из снега пней и поваленных деревьев, они не мешали ему, потому что только одной цели было подчинено его тело - это быстро и незаметно подкрасться к сохатому. Оно стремительно пробивалось сквозь заросли многолетних растений, изгибаясь и изворачиваясь таким образом, что ведущие его органы глаза и уши оставались целыми, а при преодолении завалов из деревьев по их скользким стволам, ему удавалось балансировать на них таким образом, что оно избегало потери равновесия и падения, казалось не тело несло Георгия, а Георгий нёс своё тело в защитной от вреда оболочке.

"Откуда у меня такие способности? Я нигде этому не учился, не тренировался, но тем не менее, когда для достижения цели потребовалось применение особых талантов, они у меня нашлись!" - думал охотник, перепрыгивая через очередное опасное препятствие. На самом деле все эти необычные возможности организма были заложены в Георгия природой с момента его рождения! Оказывается, он мог всё! Получается, что всё, что человеку нужно, он может найти в себе!

Через триста метров после начала преследования, между деревьев возникло мелькание. Лоси медленно уходили вглубь таёжного массива. Георгий попробовал выцелить одного из сохатых, но опять не смог произвести выстрел из-за внутренней неуверенности в себе.

Вскоре подошёл Иван, он всё видел и поэтому понимающе кивнул головой. Егерь предложил приотпустить лосей. "Пусть уйдут подальше и успокоятся! - сказал он, - мы их подняли с лёжки? Правильно! Они пройдут какое-то расстояние и снова лягут. Тут мы и подойдём!"- подвёл итог в своих рассуждениях опытный охотник.

Мужчины устроили небольшой привал, немного поели, выпили по кружке чаю. После отдыха промысловики пошли по следам зверей. Началось обычное, монотонное тропление. Пройдя около пятисот метров, Иван понял куда направлялись сохатые. Егерь составил новый план охоты. По его расчётам лоси должны были выйти к болоту, которое было километрах в двух от того места, где находились охотники. "Скорее всего там в островках леса они и лягут", - прозвучало обоснованное предположение, согласно ему, вывод о том, как действовать дальше, напрашивался сам собой - нужно оказаться в точке перехода на болото раньше длинноногих семисоткилограммовых существ.

Товарищи с лёгким сердцем отправились к новой цели, сила влечения которой была настолько мощной, что уже через несколько минут они перешли на бег. Всё дальше и дальше уводили лоси охотников от зимника, на котором осталась их машина: люди не могли справиться с овладевшей ими страстью преследования. "Единственное, что могло завершить зимний марафон - это была добыча трофея. В этом деле нет места компромиссам!" - считали промысловики, только они забывали о том, что лоси также не желали идти ни на какие компромиссы с добытчиками по их общему вопросу!

Темп передвижения Иван не сбавлял уже более получаса. К Георгию пришла усталость. Стремительный бросок по тайге забрал у него много сил. Мужчина смотрел на спину впередиидущего товарища и посылал ей сигналы о том, чтобы она прекратила маячить перед глазами и остановилась.

Реакции на телепатические возможности уставшего человека не было, егерь шёл, не выказывая слабости, его спутник осознал: "Выбора нет - для того, чтобы подойти к месту перехода лосей раньше их, нужно было идти, а не стоять!" Оставалось одно средство, спасавшее Георгия не раз в безвыходных ситуациях - смириться! Мужчина безропотно принял выпавшую ему данность как то, что изменить невозможно, его зрение, затуманенное каплями пота и приливами пульсирующей по сосудам крови, прояснилось, дыхание восстановилось, усталость ушла, ноги вновь стали послушными: к человеку вернулась энергия ловца.

Иван замедлил шаг, затем остановился, Георгий сделал по инерции ещё несколько шагов и тоже встал, перед охотниками простирался бескрайний, заросший мхом топкий торфяник, вдоль его границы шёл ровной стеной массив леса, он немного возвышался над безмолвным пространством болота, старая таёжная дорога, по которой уже давно никто не ездил, пролегала между твердью и топью. Редкие, невысокие, хилые сосны украшали открытый пейзаж, и если бы в момент созерцания людьми унылой картины на ней появились лоси, то шанс добыть трофей был бы безусловно использован на все сто процентов.

Мужчины заняли удобную для выстрела позицию и стали ожидать подхода сохатых. Прошло полчаса, Иван забеспокоился: "Неужели ошибся?" Охотники вышли на дорогу и пошли вдоль неё, через сто метров они увидели свежие лосиные переходы. Звери опередили людей! Возникшее чувство досады за то, что охота не получалась, вызвало чувство упрямства, которое требовало добыть трофей во что бы то ни стало. Случившееся воспринималось как вызов, брошенный человеку животными. Промысловики, не сговариваясь встали на след, и как охотничьи собаки, уткнувшись в него, шли километр за километром по казалось бескрайнему болоту. Лоси также шли без остановок. Очевидно, что где-то были допущены ошибки, и сохатые учуяли преследователей.

Продолжение следует...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 59
© 06.01.2018 Анатолий Томин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2159936

Рубрика произведения: Проза -> Приключения











1