Выбери меня


Выбери меня
–Девчонки, свершилось!– Софочка влетела в слабо освещенный бар, интерьер которого был выполнен в ядовито зеленом цвете, даже люстры, подсвечники были зелеными. Казалось, что здесь с удовольствием покуваркалась стая желчных лягушек, испачкавшая и стены, и потолки, и даже барные стойки. Видимо, устроители заведения желали создать интимную, располагающую обстановку . Но то ли оттенок был подобран не слишком удачно, то ли с освещением перестарались , только посетители почему-то не расслаблялись, а, скорее, наоборот, становились агрессивными, а, возможно, хозяева просто не желали уразуметь, что дело всё в алкоголе, льющемся здесь нескончаемым сверкающим потоком. Именно здесь, сидя за зеленой стойкой, Софочку поджидали подруги, уже с нетерпением поглядывающие на часы. Девушка с разбегу плюхнулась на стул,– я спешила,– заверила она.
–Неужели Артем сделал предложение?– улыбнулась черноглазая Рита.
–Сделал! Сейчас всё расскажу,– она устроилась за стойкой, откинула длинные пряди льняных волос и заказала свой любимый коктейль «белый русский». Они с Артемом давно дружили. И девушка ждала, когда же , наконец, любимый созреет. И вот случилось!
Девушки застрекотали, обсуждая важную, вдруг нарисовавшуюся тему, и не заметили, как побледнела Зиночка- третья подруга. Не было большим секретом, что она тоже влюблена в Артёма, но все привыкли воспринимать это, как легкое недомогание, слабое увлечение и особого значения не придавали . Зиночка склонилась над своим бокалом, и рыжая грива скрыла почти всё ее лицо. Зеленые глаза в панике метались. Ей хотелось уйти, но она не желала уж так явно привлекать к себе внимание. Она сделала усилие над собой и принужденно улыбнулась.
–Поздравляю, дорогая! Ты первая из нас…
–Ой, девочки, а у меня тоже есть новость,– заблестела очами Рита.
–Ох!– скривилась Зиночка.– Мне что-то плохо, живот скрутило.
Девчонки засуетились.
– Вы не волнуйтесь, девочки,– морщась, Зиночка взяла сумочку,– потом поговорим. Ладно? А пока я пойду. Вы не обидитесь? Ой!– она схватилась за живот.
–Мы проводим,– Софочка сегодня была сама доброта. Оно и понятно, счастье делает людей более отзывчивыми,– у тебя и правда лицо посерело. Ты не отравилась?
–Похоже,– Зиночка кивнула, и вымученная гримаса исказила ее миловидное лицо. Она опустила густые ресницы, чтобы подруги не видели, как в них плавится жгучая, испепеляющая ненависть.
– Так не пойдет! Я же вижу, тебе плохо, – Рита взяла подругу за руку,- надо проводить, а то Антошка меня съест,– она с нежностью произнесла имя любимого, который по совместительству приходился братом Зиночке.
–Нет!– крикнула Зиночка. Подруги переглянулись.– Не сердитесь, девочки. Вызовите такси…

И вскоре машина уже неслась по освещенным улицам. Зимние сумерки окутали город фиолетовым покрывалом. Вспыхнувшие фонари призывно подмигивали. Но Зиночке было не до их заигрываний. Сидя на заднем сиденье, она корчилась, словно от физической боли. Хотя кто сказал, что физическая боль сильнее? С трудом, сдерживая злые слезы, девушка крепко стискивала зубы. Молодому водителю было скучно и он, белозубо улыбнувшись, попытался завести разговор с симпатичной пассажиркой.
-Что-то рано вы из бара… Не понравилось?– он глянул в зеркало и, испугавшись горящего взгляда, дернулся, едва не въехав в дерево.
–Закрой рот и смотри на дорогу!–Зиночку раздражал этот словоохотливый человек.

–Ненавижу, ненавижу!– влетев в квартиру, Зина швырнула сумочку и стянула сапоги, разбросав их по прихожей.
–И кого это ты ненавидишь?– ласково улыбнулся Антон, появляясь из комнаты.– А я жду тебя и жду… Хотелось с тобой первой поделиться новостью,– он жил со своей возлюбленной , но к сестре частенько заглядывал. Он любил Зину, ибо ближе человека не было.
Зиночка сбросила шубку.
–Говори, а потом я,–Зиночка прошлепала на кухню, мимоходом подставив щеку для поцелуя,– мне надо что-то выпить и покрепче, а то просто взорвусь…,– в глазах сверкнули злобные огоньки. И если бы Антон не был братом, то, пожалуй, даже испугался бы…,– говори же!– Зиночка достала бутылку коньяка, плеснула в бокал, любуясь золотистым оттенком .
–Я женюсь!– выпалил Антон, не дожидаясь, когда терпение сестры лопнет окончательно.- Сделал сегодня предложение Ритуле, и она согласилась. Вот!
–И ты туда же!– Зиночка залпом выпила напиток.
–А кто еще? Неужели ты? И за кого?
–Что ты городишь?! Артем! Артем сделал этой дуре Соньке предложение…
–А-а… Ну этого следовало ожидать… Они ведь любят друг друга.
–Любят?!–Зиночка истерично захохотала.– Это я! Я люблю его!
–Но он –то ее любит,– резонно заметил Антон,– а ты смирись, сестренка. Вот увидишь, ты еще встретишь своего принца…
–Не мели ерунды,– Зиночка еще плеснула себе в бокал,– мне другой не нужен. Я хо-чу вый-ти толь-ко за АР-тЁ-ма! Ты понял?! И выйду! Вот увидишь.
–И что ты собираешься делать?
-Пока не знаю… Но… Есть идея! Но мне нужна твоя помощь. Поможешь?– Зиночка требовательно уставилась на брата.
–Помогу, конечно…,– Антон перестал улыбаться. Он не догадывался, что придумала сестра, но зная ее характер, забеспокоился. Он придвинул к себе бокал Зиночки, налил коньяк и выпил одним махом.

Софочка летала на крыльях. Наконец-то, наконец, этот тюфяк Артем сделал ей предложение. Она уже опасалась, что так и умрет незамужней. Правда, радость немного омрачалась тем, что Ритка тоже сияет , как начищенный медный таз. Видите ли, и она замуж собралась. Хорошо хоть Зинку оставила с носом. Та ведь от Артема без ума, а он ей, Софочке, достался. Да и не так уж плохо, что у Зинки никого нет, хотя… кто ее знает. Возьмет, да и нарочно за кого-нибудь выскочит, чтобы не отставать.
Прошло всего три дня, как случилось это событие, а Софочка уже присмотрела себе умопомрачительное платье. Воздушное, кружевное и красное… Мама ахала, пыталась уговорить взять себе традиционно белое, но тут уж Соня стояла насмерть.
–Всё,– решила Софочка, вдоволь налюбовавшись этим произведением искусства, – завтра выкуплю, а пока надо идти, Артем ждет на улице и, наверное, замёрз. –Правда, последний аргумент её волновал не особенно, просто не принято, чтобы жених видел невесту в свадебном платье раньше времени. Потому и топтался на морозе. Она выпорхнула из залитого теплым светом бутика, и Артём подхватил свою невесту на руки.
–Поставь меня, упадем!– сердилась Софочка.
Стемнело, когда они почти подошли к дому Сони. Пушистыми хлопьями падал снег и поскрипывал под ногами. Молодые люди остановились.
–Ну, ты иди, я уже почти дома,– Софочка встала на цыпочки и холодными губами коснулась щеки Артёма.
–Но…
–Мне надо побыть одной. Не сердись. Скоро мы и так всегда будем вместе. Еще и надоедим друг другу.
–Никогда! – торжественно пообещал Артём.– Ну ладно, я пошел…
Софочка секунду постояла, проследив, как Артём скрылся за углом дома, и шагнула к распахнутой двери подъезда…
Артём не усел далеко отойти. Истошный крик огласил улицы. Кричала Софочка. Повернувшись, молодой человек устремился на этот крик. При свете фонарей он видел, как трое в черных масках взяли в полон девушку, и молча стали наносить ей удары. Он влетел в эту шевелящуюся кучу, отбросил двух человек и тут же получил удар по голове . Затем удары стали сыпаться один за другим. Артём потерял сознание.
Софочка, заметив, что внимание обидчиков переключилось, кинулась домой и уже оттуда из-за занавески наблюдала за происходящим. Она видела, как Артём упал, как его пинали, а он не подавал признаков жизни.
–Убьют ведь,– сокрушалась она,– и я так и не куплю себе это платье.
Позднее она увидела, как во дворе появилась Зиночка. Софочка сразу узнала подругу, хотела выйти, но становилась у порога.
–Пусть думает, что я ничего не знаю,– решила она,– больше сочувствия будет, а то ведь и расспросы начнутся, почему не вышла, если видела, не вызвала полицию…
Вернувшись к окну в тот самый момент, когда приехала скорая и увезла Артема, Софочка вздохнула с облегчением. Не то, что она верила в медицину, скорее, в своё везение. Надеялась, что всё образуется, и свадьбу не надо будет откладывать.

Белые стены, белый потолок, белые бинты… и только глаза Артема на этом фоне чудились темными омутами. Сколько боли, печали и … любви плескалось в них, что Софочке, вошедшей в палату, стало немного не по себе. Она замерла, не решаясь сдвинуться с места.
–Подойди,– тихий шепот подтолкнул её, и она придвинулась ближе.
–Дай руку,– Соня замялась. Запах крови, лекарств отталкивал ее. Ей было страшно притронуться к этой, ставшей неестественно бледной, руке. Пересилив себя, она слегка коснулась пальцев и почувствовала слабое пожатие.
Девушка вздрогнула, пальцы Артёма были сухи и холодны, как лёд.
В этот момент дверь тихонько скрипнула. На пороге выросла Зиночка. Она имела немного уставший вид, но держалась преувеличено бодро.
–И ты здесь…,– Зиночка с неудовольствием уставилась на Соню.
–А где мне быть? Я ведь невеста… Ты не забыла?
–Я-то не забыла…,– усмехнулась Зина, наклоняясь к Артему,– привет, дружок! Не переживай, мы тебя вытащим…,– она по-хозяйски поправила подушку и присела на краешек кровати.
–Девушки, больному нужен покой,– заглянувшая медсестра грозно посмотрела на присутствующих в палате дам,– больной устал, а доктор приглашает зайти к нему … Кто невеста?
–Я,- дрогнувшим голосом шепнула Соня.
-Значит, вы и идите…
–Но… Зина, пойдем вместе…,– Софочка просительно заглянула в глаза подруги,– я боюсь…
–Хорошо,– Зиночка, сделав равнодушное лицо, осторожно прикрыла дверь палаты.
Доктор –человек весьма почтенных лет хмуро разглядывал какие-то снимки. Он поднял голову на приветствие и кивнул, чтобы девушки прошли.
–Устраивайтесь. Разговор будет тяжелым. Наберитесь сил и не пугайте пациента, которому многое предстоит. Он не встанет больше никогда.
–Как это?–Софочка уставилась на доктора.– Совсем? – она вдруг поглупела.– А как же наша свадьба?
–Можете выходить замуж,– пожал плечами доктор,– но знайте, что жизнь будет нелегкой.

Ледяной ветер, разгулявшийся с самого утра, усилился. Он подтолкнул, вышедших на больничное крыльцо, подруг , и они двинулись к автобусной остановке. Шли молча, каждая думала об Артеме и решала только свои задачи. Внезапно Софочка остановилась, поеживаясь от холодного ветра.
–Что же делать-то?– накатившая вдруг паника охватила ее, даже дыхание стало прерывистым. Она действительно только сейчас осознала весь ужас произошедшего, и хотела получить дельный совет. Но Зиночка явно не была расположена вести диалог.
–Идти домой. Холодно,–сердито отрезала она,– вон автобус подходит,– она подхватила подругу под руку, и девушки бегом пустились к автобусу, который будто только их и ждал.

Дома была полная иллюминация. Светили бра , люстры , во всех комнатах, кухне, санузле. Не то, чтобы Софочка была противницей освещения, но когда вспыхивало всё и сразу- это означало только одно, выслушать её будет некому, ибо мама – Элеонора Игоревна собирается на очередное мероприятие и приводит себя в порядок, а поскольку к своей внешности она всегда относится с трепетной нежностью, то и отвлекать ее в этот момент не рекомендуется. Ну что ж… Софочка все-таки решила попробовать, ибо нужен был совет и не потом, а прямо сейчас. Она заглянула в комнату, где за туалетным столиком в бирюзовой воздушной тунике сидела мама и, старательно выпячивая губы, красила ресницы. Понаблюдав некоторое время, Софочка не выдержала.
–Мама, я хотела поговорить.
–Ой! –рука дрогнула , и кисточка мазнула по щеке.– Ну, что ты делаешь! Прямо, как маленькая! Ты же видишь, я занята,– теперь придется заново румяна накладывать… Право, я тебя не понимаю. Неужели трудно было подождать…
–Подождать? Сколько? Когда ты вернешься с очередного своего приема? Мне сейчас нужен совет!– прокричала Софочка в отчаянии. Она прошла по комнате и встала у окна. Густыми хлопьями повалил снег. Он шел так густо, что в этой снежной круговерти с трудом просматривались здания с оранжевыми от света окнами, да теплые огоньки фонарей. Софочка залюбовалась, ей казалось, что она попала внутрь волшебного шарика, где тепло, светло, уютно и нет никаких проблем. На миг она забыла обо всём.
–Ну , что случилось-то?– с неудовольствием поинтересовалась Элеонора Игоревна, поправляя макияж.– Только не кричи больше, а то у меня мигрень разыграется и лишние морщины появятся.
–Будто у тебя их нет,– буркнула Софочка, отворачиваясь от сказочного зрелища.
–Ты что-то сказала?– мать подозрительно уставилась на дочь.
–Сказала, что метель началась.
–А-а… Ну, это не самое страшное,– Элеонора Игоревна повернулась к Софье,–говори.
–Понимаешь, Артем больше не будет ходить…
–Совсем?– вспомнив, что она еще не накрасила губы, Элеонора Игоревна снова повернулась к зеркалу. Сейчас это было самым важным.– И что же?– в голосе звучало полное безразличие.
–Как что?! Мама! Ты не понимаешь?! Правда, не понимаешь?! Я не хочу выходить замуж за калеку!
–Не выходи,–Элеонора Игоревна равнодушно пожала плечами и, поднявшись с пуфика, распахнула шкаф, внимательно изучая его содержимое,– вот это будет самое то,–она с удовольствием достала новый брючный костюм глубокого коньячного цвета,– как ты считаешь?
–Да, хорош,– согласилась Софочка,– ты считаешь, что выходить не стоит?
–А? Что? Замуж? Вообще-то стоит…
–За калеку?
–Ну, зачем же? Ты так молода! И у тебя еще будет масса поклонников… Думаю, подходящий найдется… Да…
–Думаешь?– в голосе Софочки звучала надежда. Ей хотелось, чтобы кто-нибудь подтвердил, уверил её, что решение будет правильным.– Но ведь меня осудят…
–Чего? –Элеонора Игоревна остановилась на полпути.–А тебе не всё равно? Это твоя жизнь, и она только начинается… Да и рожала я тебя в муках совсем не для того, чтобы ты вот так глупо распорядилась ею. Так что, никаких сомнений быть не может, не выходи… ,– она легонько коснулась душистой щекой щеки дочери и сразу же отстранилась, портить макияж не хотелось,– а пока, иди, успокойся, отдохни, а мне надо собираться…

И Софочка успокоилась. Она прошла в свою комнату и, посмотрев веселую комедию, уснула со спокойной душой человека, принявшего трудное, но верное решение.

На следующий день Софочка вышла на улицу , полную тишины и покоя. Бушевавшая метель затихала, и утро выдалось просто ослепительное. Ясное небо синее-синее и на нем золотистый шар, лучи которого, казалось, с удовольствием купались в снегу, отчего тот блестел, переливался, словно был усыпан алмазами. Надо было сделать еще один шаг на пути к свободе, навестить Артёма и всё ему сказать. Ноги идти отказывались, она даже хотела смалодушничать и попросила Зиночку, но та только фыркнула.
–Иди и сама всё скажи. Не хочу быть крайней,– буркнула она, отворачиваясь от подруги. Не хотелось, чтобы та увидела, сколько радости засветилось в её глазах, а сердце затрепетало,– мой, он будет моим…

Софочка поднялась по лестнице и замерла у палаты, давая себе возможность успокоиться. Она тихонько стукнула и вошла. Артем лежал тихо и, казалось, что он спит, но едва девушка сделала шаг, как ресницы его дрогнули, глаза распахнулись, и выражение счастья растеклось по его лицу. Он радостно улыбнулся и выдохнул:
–Ты! Ты пришла! Я загадал, если придешь сегодня, то всё у нас будет хорошо,– заговорил он торопливо, захлебываясь, перебивая сам себя, словно страшась, что не успеет по какой-то причине сказать всё, что ему хочется,- ведь правда, всё будет хорошо?
–Правда, у тебя всё будет хорошо,– Софочка кивнула, –да и у меня , надеюсь, тоже…
–Как это? У нас! У нас будет хорошо! Есть любовь, а это главное…И будет свадьба…
-Любовь-главное,– эхом повторила Софочка.
–Сядь рядом. Я уже соскучился.
–Да нет, не стоит,–Софочка вздрогнула и невольно скривилась,- ощутив тошнотворный запах крови, –ах, как здесь пахнет…,–не удержалась,– ой, извини, просто не люблю больничные запахи.
–Ну что ты, родная, не извиняйся, не думаю, что какому-то здоровому человеку они по душе,–Артем протянул к девушке руки, но Софочка с испугом отпрянула.
–Подожди, нам надо поговорить,– она подошла к окну, постояла минуту, любуясь падающими снежинками и, повернувшись, продолжила,– не буду тебя утомлять. Скажу всё и сразу. Надеюсь, ты меня поймешь.
–Пойму что? – насторожился Артем, продолжая смотреть с любовью.
–Понимаешь, я еще молода… Да. И не хочу быть прикована вместе с тобой к инвалидному креслу… Я ухожу от тебя… Извини,– и она, не смея взглянуть на него, быстрым шагом вышла из палаты. Она не видела, как посерело и сразу осунулось его лицо.
Артем не замечал никого, никого не хотел ни видеть, ни слышать. Он был оглушен, раздавлен. Вся его надежда рухнула. Ожидаемая поддержка оказалась всего лишь надеждой, а любовь обернулась утопией. Всё кончено, а коли так…зачем жить… Но Зиночка упорно шла к своей цели. Она поддерживала, когда надо поругать, журила ласково, могла и прикрикнуть. Шептала ласковые слова, говорила о своей любви. Обещала, что ее любовь, их любовь сделает чудеса, и Артем обязательно встанет.
–Я буду работать, много работать, но подниму тебя,– говорила она не однажды.
И Артём ожил. Вскоре они поженились. А Зиночка слов на ветер не бросала. Она работала много. Десять долгих лет она вытаскивала Артема, возила лечиться за границу, и случилось чудо. Артём пошёл, сначала с палочкой, но сам… В это же самое время тяжело заболел брат. Зиночка , чувствуя свою вину, старалась помочь и ему. Антон метался, мучился.
А Артем наслаждался… Он стал гулять и однажды забрел в то самое кафе, где часто они сиживали с Софочкой. Её он узнал сразу. Как будто и не было тех трудных десяти лет, будто она и не бросала его… Софочка всё так же была мила. Они заговорили.
–Ты ходишь?– удивлялась она.
–Хожу. Это всё благодаря Зиночке. Она меня подняла.
–Ты с ней?– Софочка ревниво нахмурилась.
Было странно, но Артему очень понравилась эта ее ревность. В душе от радости зачирикали воробьи, а сердце стало выстукивать:
–Люблю-люблю-люблю…
–Ты замужем?
–Нет,– Софочка вздохнула,–не получилось. Вернее, все мои кавалеры не нравились маменьке. Ну, ты ведь знаешь ее…
–Знаю. Так ведь и я ей не нравился,- улыбнулся Артем.
–Не нравился, но тебя она считала очень перспективным, потому и не возражала особенно.
В тот вечер они долго гуляли. Потом встретились еще и еще и решили, что должны быть вместе.
–Мы так много потеряли, а жизнь так быстро бежит.

Тем временем умер Антон. Умирал он долго и мучительно. Оставшись с женой наедине, он говорил, что эта болезнь и ранняя смерть- кара за то, что он совершил.
–О чем ты?– плакала Рита.– Ну, какой грех?!
-Я скажу, мне надо снять камень с души… Но поклянись, что никому не скажешь.
–Никому…

Зиночка горевала, крутилась, ведь столько хлопот, когда умирает близкий человек, и не сразу заметила, что происходит с мужем. Он как-то повеселел, глаза заблестели молодо и задорно. А однажды пришел домой с Софочкой.
–Случайно встретились?– поинтересовалась Зиночка, поправляя черную повязку на голове.
–Не случайно,–Артём пододвинул ей стул,– сядь , поговорим.
Звонок в дверь прервал его. Пришла Рита. Она теперь часто бывала у них.
–Я буду говорить при Рите? Не возражаешь?
–Рита свой человек… Да и о чем таком ты хочешь поговорить, что не должны знать другие? И Софочка здесь…
–Это и ее касается…
–Вот как?– Зиночка растерялась. Она встала,– может, чаю?
–Ничего не надо! Понимаешь, Зина, я виноват перед тобой и многим тебе обязан. Но не люблю я тебя , а любил и люблю только Софочку. И , думаю, нам надо развестись.
–О чем ты?– ахнула Зиночка.– Я –то тебя люблю! И все делала ради тебя, а она… Она ведь отказалась в тяжелое время… Ты забыл?!
–Помню. Всё я помню. Но пойми, я люблю ее. Я виноват, но…
–Да в чем ты виноват?!– Рита поднялась с места и прошлась по комнате.– Это она была перед тобой виновата. Мне Антон всё рассказал перед смертью.
–Рита!– Зиночка побледнела.
–Что Рита! Я поклялась молчать, но раз так всё складывается, должна сказать. Они должны всё знать. Артем должен знать.
–Что я должен знать?–Артем уронил трость.
–А то, что было в тот вечер… Помнишь, когда на Софью напали?
–Еще бы!
–Так вот, это сделал Антон с друзьями.
-Что-о?!
–Да, Антон, но уговорила его так поступить Зина. Правда, должны были избить Софью и так, чтобы сама Зинаида это увидела, и она, стоя за углом, смотрела. А ты попался просто под горячую руку.
–Как меня?! Избить?!– засуетилась Софочка.– Искалечить! Ну знаете ли… Это уже ни в какие ворота…
–Именно тебя…
–Но почему? Мы ведь были подругами…
–Были… Но еще и соперницами… Зиночка всегда любила Артема… Вот и решилась на такой шаг… Жестоко, конечно, но так уж получилось,–Рита, казалось, выдохлась,– извини, Зина, меня. Ты помогала нам всем, но Антон, наверное, прав, умер он из-за тебя. Чувство вины мучило его всегда, мешало жить. А это тяжелая ноша. Он умер и тем самым искупил свою вину…Теперь твоя очередь.
–Ты хочешь, сказать, что теперь я должна умереть?– ехидно усмехнулась Зиночка.– Не дождетесь… И вины за мной никой нет… Я всё отработала. А ты , муж мой дорогой, должен быть мне благодарен.
–Благодарен?– брови Артема изумленно полезли вверх.– Это за что же? Может, за то, что по твоей вине я стал инвалидом и потерял десять лет жизни?
Софочка же не могла прийти в себя, как это ее должны были покалечить! Её! Такую молодую, красивую… Это так несправедливо!
–Я подам на тебя в суд!– возмущалась она, бегая по комнате. Не забывая при этом заглядывать в зеркало. Даже в своем возмущении она должна была выглядеть прекрасной, а то Артем так доверчиво попавший к ней в руки разочаруется, и тогда… прости –прощай надежда на безбедную жизнь, которую она уже нарисовала в своих мечтах. Ведь Артем с Зиночкой далеко не бедны, а значит, хоть и работала одна Зиночка, он по закону получит половину. Правда, в этой новой жизни будет и сам Артем, но придется смириться… На какое-то время…
–Сядь, дорогая,–Артем поймал ее руку, когда Софочка, в очередной раз проносилась мимо.
–Вот именно, сядь! Сквозняки от тебя образуются, а это не очень полезно,– тоном мудрой учительницы промолвила Зиночка, насмешливо глядя на бывшую подругу.
–Сквоз-сквозняки! Что-о?! Она еще издевается!– окончательно разозлилась Софочка, на какое –то время забыв о том, что надо следить за тем, как выглядит, а тем временем, лицо ее некрасиво исказилось, в глазах вспыхнула злобная ненависть.
–Успокойся, радость моя,–Артем встал и осторожно, будто боясь повредить, обнял ее,– она и так себя наказала, ведь остается одна…
Софочка затихла.
–Пусть так. Но и ты не будешь счастлив с этой,– Зина презрительно кивнула на Софью,– ведь ты ей не нужен…
–Что ты понимаешь в любви!– рассердился Артем.

Оставшись одна, Зиночка, хоть и сильно переживала, но ушла с головой в работу. Она отвлекала, успокаивала её. Иногда Зину навещала Рита. И как-то она сообщила, что видела Артема у мусорных баков. Он так и не нашел свое место в жизни. Привык, что всё решала Зиночка, она же обеспечивала, а Софочка… Та не желала себя утруждать и, вскоре, обобрав его, исчезла. Говорят, вышла замуж и уехала за границу.
–Вот как?– Зиночка задумчиво повертела чашечку. Они с Ритой пили кофе. –Ну, что ж… Он сделал свой выбор.
–И тебе его не жаль? Ты же любила его…,–Рита удивилась.
–Любила…Да. Но не жаль. Он предал меня…
–Я думала, ты захочешь вернуть его…
–Вернуть? Зачем? Не стоит цепляться за прошлое. Идти надо вперед.

© Copyright: Галина Михалева, 2018
Свидетельство о публикации №218010300386 





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 95
© 03.01.2018 Галина Михалева
Свидетельство о публикации: izba-2018-2156626

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Лина Булыгина       19.01.2018   19:57:12
Отзыв:   положительный
Почему -то никого из героев не жалко...
Спасибо, Галочка, за интересный рассказ.
Добра и тепла тебе.


Галина Михалева       20.01.2018   01:47:35

Понимаю. Спасибо, Линочка!











1