Таинственный Город. Беда. Продолжение (3)


Таинственный Город. Беда. Продолжение (3)
Деревня уже вся знала о случившейся беде. Первым прибежал Никитка, посочувствовал семье, да выспросил, где на них напал рано поднявшийся медведь. « Видно вода талая в берлогу потекла, да разбудила косолапого. Вот он злой по лесу шатался, шатался, пока не кинулся на вашего отца – то. Мужики собрались идти его искать, меня специально отправили узнать. Негоже такому злыдню по лесу шарахаться, а то он бед то наделает!» Степан то же собрался, да пошёл с мужиками. Медведя нашли скоро, за деревней на краю лугов. Прошли по следу Молчуна, видно было как он тащил на себе раненого. Собаки вырвались вперёд и около леса подняли неистовый лай. Медведь лежал мёртвый. Здоровенный самец. В него стреляли несколько раз. Были видны и следы упорной борьбы. Там же валялось отцовское ружьё, а чуть поодаль заплечный мешок полный рыбы. С противоположной стороны, по полю была цепочка следов менялы и оброненная им же сумка. Видать, он заметил борьбу человека со зверем и бросился на выручку. Не стал стрелять из далека, что б ненароком не попасть в селянина. А вблизи, выстрелив, не сразу прикончил хищника, за что и поплатился раненой рукой. Второй выстрел был точнее. А дальше, зная, что до деревни не далеко, да и видно признав пострадавшего, доволок его на себе до дома, благо деревню было видно не вооруженным взглядом.
Вернулись уже затемно. В доме горел свет. Пёс был посажен на цепь. Завидев хозяина, он нехотя вышел из будки, виляя хвостом. Видимо собаки тоже досталось от зверюги. Степан потрепал его за холку. Ран у пса не было видно. И то хорошо. Вытащив из мешка рыбину, Степан положил её перед собакой. Тот понюхал её, устало вильнув хвостом, оттащил её в сторону, отгрыз голову, и почти не жуя, проглотив, поплёлся в будку. «Ну, спи, спи. Молодец, Верный, молодец!» Молодой хозяин зашел в сени и, швырнув заплечный мешок и сумку менялы в полусумрак, вошел в дом. Дома было тихо. Отец тяжело стонал на печи. За перегородкой посапывали близнецы. На кухне, за столом сидели мать и сестра. Ждали его. «А где Молчун?» спросил он в полголоса с порога. Он был очень благодарен ему за спасение своего родителя. Получалась так, что вся его семья была в долгу перед этим странным человеком. «За стенкой, - ответила мать – рядом с ребятнёй на твоей кровати постелили. Видать крови много потерял, никак в себя не придёт. Соседка сказала, что ему несколько дней надо отлежаться. Сил набраться. Вы то как?» Он рассказал им всё обстоятельно, что видел, что нашли, что по следам было видно. Разговоров было много, жизнь в их семье менялась круто. Свадьба сестры теперь уже откладывалась на неопределённый срок, соответственно и Степану то же придётся погодить. Он тяжело вздохнул. А снег сойдёт – там уже и землёй заниматься пора. Было решено, что пока есть возможность наготовить рыбы в весенний ход, что б в самую пахоту да посадку не сидеть впроголодь. К сватам решено было отправить Степана с дружком его, Никиткой. Где - нибудь дней через пять – шесть. Как отец в себя приходить начнёт. Скажут, что мол, извините люди добрые. Но так и так, беда в доме приключилась. Ответ дать не можем. Не обессудьте. Коль хотите – ждите пока всё поуладится. Степан уже прикинул, что надо будет и в Холмы заглянуть. Настасью предупредить о том, что и его сватовство откладывается. От этой мысли ему стало не по себе. Да уж ничего не попишешь. Судьба так распорядилась. И вновь ему стало не по себе. «Вот чёртов медведь! Все планы нам порушил!» - досадовал он в душе. За разговорами не заметили они, как стало совсем темно и на небо высоко поднялся яркий месяц, обрамлённый в дымчатое, еле заметное кольцо. «Подмораживает – заметила мать – оно может и к лучшему, дорогу глядишь, не так развезёт. Быстрее обернётесь». В это время за стеной тяжело выдохнул гость, заскрипела кровать, и вышел Молчун в белой отцовой рубахе и панталонах. «Хозяин где?» - тихо, почти одними губами спросил он сидевших за столом людей. Мать с Катериной дружно кивнули в ответ. А Степан без слов указал на лежащего, на печи отца. Бесшумно ступая босыми ногами на половицы, меняла без слов взял свободный табурет и сел около печи откинувшись назад. Обвел их всех усталым, но пристальным взглядом. Потом закрыл глаза и замер неподвижно. Все уставились на него с тревогой и любопытством. «Где моя сумка?» - спросил он, еле разлепив спёкшиеся губы. Голос его был тихим, но было в нём что – то завораживающе спокойное. Степан на всю жизнь запомнил, как он услышал эту фразу и как двигался кадык, когда тот замолкал, что бы сглотнуть.
- Дайте пить. Во рту пересохло. - Сказал Молчун, не дожидаясь ответа. - Конечно, конечно! - засуетилась мать и протянула ему кружку с шиповниковым чаем и мёдом. - Может, перекусишь? Небось, сил то нет. Крови - то, сколько с тебя вытекло.
- Можно. - Тихо ответил гость. Тем временем Степан, выйдя в сени, занёс сумку гостя и поставил с ним рядом. Тот ели заметным кивком поблагодарил его. Между тем сестра поставила на стол чугунок с тушёной зайчатиной и отрезала большой ломоть хлеба. Съев небольшой кусок мяса, вкусно пахнущего луком и чесноком и лишь слегка надкусив хлеб, гость устало откинулся к стене и вновь закрыл глаза. Посидев так ещё пару минут, он поднял свою сумку и заговорил, обращаясь сразу ко всем. И вновь Степана поразил его тихий, но в то же время завораживающий голос.
- Я ненароком подслушал ваш разговор. Понимаю, что вам сейчас будет тяжело, но иного выхода у меня нет. - Он взял паузу. Речь его звучала странно. Слова были вроде и знакомые, и в то же время он будто говорил на незнакомом языке. - Пока я не могу никуда идти, поэтому вынужден попроситься у вас пожить некоторое время. Надеюсь - непродолжительное.
- Конечно, конечно! - Наперебой заговорили хозяева - ты у нас теперь самый дорогой гость! Располагайся и живи сколько угодно!
- Спасибо конечно. - Ответил он. - Но думаю, дней через десять уже буду в порядке. А пока….
Молчун начал рыться в своей сумке, о чём - то подумал несколько мгновений, а потом поставил на стол две пачки патронов. Новых, в вощеной бумаге. Такие патроны были редкость. Обычно мужики перезаряжали старые, стреляные гильзы. Обмениваясь на порох. Особо везучие из них, находили в старых схронах уже позеленевшие от времени и влаги патроны. Но порох в них не всегда был сухой. Чаще всего уже либо окончательно потерявший свои свойства, либо сильно дымящий и после просушки. А тут новеньких две упаковки. Будучи хорошим охотником, Степан понимал, что каждый патрон это почти наверняка добыча. Стрелять мимо было большим расточительством. Так что получалось, мясом они обеспечены. Следующим на стол была поставлена белая жестяная банка с большими красными буквами «ПРОТЕИН». Степан слышал о такой от чужих людей. Сам ни разу и не видал. Это была еда предков. Про неё и говорилось в легенде. Никиткин дядька из Медвежьего рассказывал. Нашли мужики такую, да показали при первом случае меняле Седому. Тот хмыкнул, взял горшок с водой, и сыпанул в него из банки какого – то бесцветного порошка, потом выждал пару минут и предложил изумлённым мужикам попробовать. Первым решился сам Никиткин дядька. Говорит похоже на густой кисель. Но по вкусу как толи рыба варёная, толи просто мука водой разбавленная. Но только сытости с того киселя на целый день ему хватило. А сил - хоть отбавляй. Ещё сказал, что можно было лося в лесу пешком загнать. Как Седой им потом объяснил, что это еда такая для солдат была. Что бы значит, они могли во время войны, не уставая с противником день и ночь биться. Степан смекнул, что этого подарка ему с семьёй очень надолго хватит. Видно менялы не зря всё ж так по многу и далёко ходят. Киселя этого съедят, вот и не знают усталости. А потом Молчун достал и вовсе диковину – шоколад. Целую плитку. Говорят вкуснее лакомства в мире нет. Ни он, ни его знакомые, ни разу не пробовали. Один мужик на ярмарке пока лошадей распрягали, рассказывал, как в детстве его странник угостил, за то, что тот ему путь короткий показал. «Нуу, паря я вкуснее ничего в жизни не ел». Говорят, что сами менялы не очень - то любили его местным давать. Он и у них - то в большой цене был. Мать с Катериной, да и сам Степан сидели изумлённо глядя на всё это.
- Вот. Чем могу. - Тихо добавил гость. - А пока, пойду я лягу. А то в сон ужасно клонит.
Хозяева тоже засобирались. Спешно убрав со стола, да попрятав гостиницы, все начали укладываться спать. Было за полночь, а день и так выпал очень тяжёлый. Они ещё сами не знали, насколько сегодняшняя трагедия изменит их жизнь. Изменит навсегда.





Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 88
© 03.01.2018 Максим Черняев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2156623

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


Евгений Бугров       20.02.2018   09:48:04
Отзыв:   положительный
Неспешный рассказ. Основательный. Попробую дальше.
Максим Черняев       20.02.2018   09:50:05

Спасибо за уделенное внимание. Буду рад пожеланиям и замечаниям. С уважением. М.В.

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1