Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Гастролёр. Часть 2


Гастролёр. Часть 2


Часть вторая

Мы явно где-то свернули, а я, увлеченный мыслями о недостижимости человека на башне, вовремя не заметил этого. Причём, вряд ли уехали далеко, потому как прошло не больше пяти минут, как мы отъехали, но ввиду того, что мой городок за МКАДом и плотно окружен с одной стороны лесом, больше времени, чтобы «потеряться» и не надо.
Только тут я вспомнил, что, садясь в машину, не видел Юрика, а он должен был по причине моего обещания полного прощения довести дело до конца. Но его и след простыл. К кому же я сел? Выяснить это можно было лишь посмотрев на водителя. Что я и сделал. На меня смотрело уже примелькавшееся лицо мужика из кафе.

- Д-деньги? – на всякий случай спросил я, вдруг это банальный грабёж подвыпившего попутчика. Хотя на мажора я со своими рваными джинсами совсем не тянул.

- Не угадал, - радостно сообщил мне мужик и сразу перешел к сути ситуации, - Снимай штаны.
И сразу скажу, лучше тебе быть послушной девочкой.

Не грабёж, как-то тупо по-пьяному сделал я очевидный вывод. Сопротивляться бесполезно, но как же он меня вычислил? Я же не ору на каждом углу, что сплю с мужчинами. Каким образом я привлёк его внимание? Неужели тем, что гаркнул на Юрика?

- Мне отлить надо, - буркнул я.

- Надо - отливай, - согласился на мой физиологический акт мужик. Да как мужик, лет тридцать ему было, не больше.

Я дернул ручку двери и с трудом вылез из Тойоты. Открывшееся пространство дало мне возможность сориентироваться. Я хорошо знал окрестности города, да и сам город просматривался отсюда, освещая добрую половину неба своими огнями. Впереди, чуть выше по холму виднелся тёмный лес, а справа глубокий карьер и озеро, куда весь город и не только любит ходить купаться и загорать жарким летом. Дорога эта вела по краю карьера и дальше вглубь леса, популярностью она давно не пользовалась - так что внезапной помощи мне точно ни от кого не будет. Смешно, но отсюда до моего дома минут тридцать –сорок быстрым шагом. Быстрым и трезвым шагом. Будь я не так пьян, быть может воспользовался бы шансом, предоставленным на отлив, свободы и попытался бы сбежать, но, увы, мне надо реально, и даже как ни странно трезво смотреть на вещи: сейчас на кросс по пересечённой местности с догоняющим меня сексуально озабоченным мужиком я был попросту не способен.

Подойдя к обочине, я как можно дольше возился с ремнём и ширинкой, в ожидании внезапно выскочившей из кустов полиции с жаждой в глазах защитить мою жо… э-э-э, честь, но, в конце концов, стал щедро поливать придорожную траву. Благо выпил я достаточно, чтобы не вызвать подозрения слишком тонкой струёй или её отсутствием. Пока я, буквально, сливал для себя алиби на обдумывание призрачных шансов, как из всего этого выпутаться, мужик тоже решил вылезти из машины. К концу процесса я с досадой сделал неутешительный для себя вывод, что попался. И самое лучшее, что я мог предпринять, это сделать как он сказал – не сопротивляться.

Я повернулся к нему и спросил то, что меня волновало сейчас больше всего:

- Убьёшь потом?

- Ещё чего! - фыркнул мужик, облокотившись на капот Тойоты. – Во-первых, меня видела куча народу у кафе, да и в нём самом, во- вторых, я не убийца и даже не сексуальный маньяк. Просто люблю трахать таких как ты, но в своём городишке стрёмно, вдруг кто увидит и захочет шантажировать, а так: приехал, уехал - все забыли.

Так мой будущий насильник - гастролёр. Это утешает - в том смысле, что я его больше никогда не увижу. Остался выяснить ещё один вопрос:

- Почему ты решил выбрать меня? Там полно было парней.

- Там полно было натуралов, а это всегда сопли, слёзы и возможные проблемы с заявами в полицию. Зачем мне такие сложности? А ты - то, что мне надо. Я полгорода объездил, пока тебя нашёл.

- Но как… как ты догадался, что я по мужикам? На мне таблички-то нет.

- Это тебе кажется, что нет. На самом деле ты сильно отличаешься от своих приятелей. У меня-то глаз намётан.

- Чем же? – удивился я.

- У них у всех глаз горит на симпатичных тёлок, а ты взгляд от блондинистого мачо, что рядом сидел, оторвать не мог, ясно ж - сохнешь по нему.

- Сохну, - кивнул я и даже захотелось пробить гастролёра на сочувствие к своей личной драме. - А он даже внимания не обращает…

Мужик улыбнулся.

- Ты время-то не тяни, подойди ближе. Начнём.

- А там еще один парень был… - чтобы как-то оттянуть неизбежное, сказал я. - Он тоже по мужикам. Сосёт всей школе.

- Его я тоже заметил. Но разве ж можно сравнивать тебя, красавчик, и это недоразумение? Конечно, если бы тебя не было, я бы взял его, но когда существует выбор - зачем мне худший вариант?

Логично, мрачно подумал я, стоя прямо перед мужиком. Не совсем ровно, а как бы слегка раскачиваемый алкогольными парами, часть которые хоть и выветрилась на свежем воздухе, но оставшаяся концентрация ещё не давала мне строить смелые планы, что этот вечер кончится как-то иначе, чем наметил мне гастролёр. Я не был девственником, и в этом плане ничего не терял, но способ, которым он добивался секса с мальчиками, мне совершено не импонировал.
Увёз за город, где никого и ничего, чтоб без свидетелей, да тут любой пацан кирпичей отложит.
Может гастролёр любит, когда жертва кричит и плачет? Так давно б завалил и избил. Подошёл бы в кафе, может договорились бы.
Я посмотрел на него внимательней и понял, что нет, я бы не договорился. Что-то в его внешности было отталкивающее, на что я, будучи совсем юным, ещё обращал внимание. Возраст его меня мало смущал, ибо были у меня контакты с мужчинами и постарше. Меня пугала неизвестность того, что он может со мной сделать в пустынной местности.

Вот ведь как бывает - заберись я на холм, можно было бы увидеть крышу моего дома и этот, казалось бы, утешительный факт, сейчас наоборот, лишь подчеркивал драматизм ситуации и того, что, возможно, мой изуродованный труп могут найти так близко от родного дома.
Хотя, чё я выдумываю - будь он маньяком или поборником чистой незамутнённой пид*расами белой расы - давно бы мне яйца в глотку засунул или ещё как-нибудь избавлял человечество от таких, как я, а он просто давит на плечи, указывая с чего надо начать.

К земле тянуло, и я, припав на одно колено, стал помогать ему расстёгивать ремень и освобождать из плена дешёвых брюк его член. Приспустив трусы, на встречу мне выпал полувозбуждённый орган самых средних размеров. Я лизнул полузакрытую крайней плотью головку и затем, взяв в руку, оттянул кожицу. Кто бы этот мужик не был, ради спасения своей жизни я готов был поработать над его хозяйством как можно старательней, но то, что увидел, когда налитый кровью ствол и набухшая головка стали приобретать свой истинный размер и форму, заставило моё сердце биться сильнее. Ровный с прожилками вен ствол венчала головка, напоминающая не раскрывшийся бутон тюльпана. Повидавший не так уж и мало членов к тому времени, я, меж тем, никогда не видел такой физической красоты именно у этого органа.
И как с такой красотой гастролёр скатился до похищения объектов своей похоти? Да тебя самого надо похищать или деньги платить, чтоб только лишь посмотреть на это совершенство? А уж в рот…
Уверенный до этой минуты, что буду лишь играть усердие и наслаждение, после увиденного я делал это с удовольствием и даже с трепетом. Пощекотав языком уздечку, взял его мясистый тюльпан в рот и начал посасывать. Гастролёр одобрительно замычал. С каждым движением я брал глубже и вот уже стенки горла нежно массируют его мужской цветок. Языком прижимаюсь к стволу, создавая дополнительное давление, всасываю так, чтобы при вытаскивании изо рта, раздавался еле слышный «чмок», как при звуке поцелуя. В этот момент даже стало жаль, что я так сильно пьян, потому как мне казалось, что я недостаточно хорошо ласкаю его мужское естество, ввиду того, что контролировать четко положение головы напротив паха не всегда удавалось, и я порой бездарно терял это совершенство из своего рта, но снова и снова припадал, всасывал и сжимал горлом, наслаждаясь тем, что мне выпало испытать.
Я бы никогда не расстался ртом с этим чудом природы, если бы гастролёр не остановил меня:

- Вижу-вижу, как тебе нравиться. И тут ты просто асс, честно скажу. Но пора и ещё кое-что мне предложить.

Он помог мне подняться, ибо я по-прежнему оставался не особо стойким к вертикальному положению и резкий подъём даже закружил голову. Если бы не его рука я бы упал на землю, а так, крутанув меня вокруг оси, гастролёр уложил меня животом на капот и спустил так и не застегнутые после отлива джинсы. Прохладный ветерок приятно освежил кожу моей задницы, чего не скажешь о голове, в которой как в калейдоскопе стало всё кружиться и куда-то падать.
Придерживая меня одной рукой, другой он раздвинул ягодицы и помял их.

- Ты же не девственник? – неожиданно спросил он. – А то был как-то у меня случай, отсосал малец на пьедестал почёта, а как раком поставил, так в слёзы.

- Ты не будешь первым, - с ноткой пьяного высокомерия сказал я, пытаясь сосредоточиться на том, чтобы поверхность капота перестала наконец, куда-то бесконечно падать. Я ж так улечу в межпространство!

Сзади раздался звук разрываемой упаковки презервативов. О, гастролёр, соблюдает основы безопасного секса. Отлично. Минус одно посещение венеролога, но и минус в том, что я не прочувствую весь спектр ощущений от проникновения его мужского совершенства. Но здоровье всегда дороже.

- Ты мне понравился, - начал мой насильник и провел своим бархатным тюльпаном мне между ягодиц. – Не нытик, сосёшь с удовольствием.

Он плюнул себе на пальцы и растер слюну вокруг моего ануса, достаточно увлажнив ею сморщенный вход.
- Так что не ссы, малЕц, - добавил меж тем гастролёр, - не порву, и ничего тебе того, что ты не знаешь не сделаю. Расслабься…

Вот последнее напутствие было совсем лишним, ибо будучи в состоянии алкогольного, я был расслаблен всем своим юным организмом, включая собственное очко. Но когда он надавил на него своим красавцем, легкая боль всё же заставила прекратить вращаться мир вокруг меня, и я даже зафиксировал цвет машины- темно синий, чего раньше не замечал. По тому, как плавно он входил, мужик действительно не собирался рвать или мучить меня. Когда он остановился, дойдя до конца, я не удержался и выдохнул. Самое трудное позади. Гастролёр неожиданно погладил мне спину, показывая этим, что он своё обещание держит. Затем взял в клещи мои бёдра и начал не спеша двигаться, постепенно наращивая темп.
С увеличивающимся сладостным возбуждением в паху, карусель вокруг меня опять начала свой разбег и замелькавшие перед глазами огоньки стали сливаться с искорками удовольствия, которое с каждой секундой доставлял мне член гастролёра. Стоны я не сдерживал и отдавался приятным ощущениям по полной, и, будь я не так пьян и держись на ногах поуверенней, даже подначивал бы встречному движению его крепкого поршня. А так я почти не касался ступнями земли, буквально вися животом на капоте машины, что давало гастролёру возможность самому регулировать глубину проникновения, чем он весьма продумано пользовался, не вызывая во мне никакого дискомфорта. Тойота приняла на себя часть амплитуды от толчков бёдер своего хозяина и слегка покачивалась. Мой давно принявший стойку член терся головкой о гладкий метал, грозя испачкать его известной субстанцией.
- Ты как? – решил узнать моё состояние гастролёр.

- Кла-асс, - заценил я всё действо. Однако без руки – собственной или его - достичь своего праздника жизни я не мог, но и то, что было доставляло мне бесконечный кайф. Мне нравился ритм его движений, а мысль, что головка, похожая на бутон нераспустившегося тюльпана, массирует мою простату, вызывала дополнительный источник наслаждения. Такой цветок я готов по пять раз на дню принимать. Выпишите рецептик!

- Я спросил к тому, ты скоро? – прервал мои мысли гастролёр. - Потому что я… уже…

Его толчки стали рваными и дергаными, и наконец, засунув свой член как можно глубже в мою задницу, гастролёр начал кончать. Подергивание испускавшего нектар тюльпанчика, совпало с мельтешением каких-то белых мотыльков у меня перед глазами и полётом в пропасть прямо с трёхсантиметровой высоты от лица до капота. Я не кончил и в эту минуту бесконечно жалел о том, что так и не сказал своему насильнику о руке.

Гастролёр немного постоял, убеждаясь, что член перестал откачивать сперму в мой зад, после чего вынул свой прекрасный инструмент. И тут, лишившись этой определяющей мое неподвижное положение гвоздевой опоры, я стал медленно сползать вниз с капота на землю. Мой проспиртованный мозг воспринял это, как полёт, и я панически взмахнул крыльями. Заметив движение, гастролер придержал меня за попу, и я остался на месте.

- Э, куда ты…- засмеялся удовлетворенный мужчина, и заправив свой член в брюки, развернул меня к себе. Его взору предстал мой торчащий младший и всё ещё мутный от недавно столько всего выпитого взгляд.

- Здорово ж ты надрался, - констатировал он очевидное. – Просто постоять сможешь?

- Угу, - неуверенно кивнул я из-за того, что принятое положение закружило предметы вокруг меня вдвое быстрей.
Гастролёр отошел к задним дверям своей машины и распахнул их, после чего вернулся, взвалил мою руку себе на шею и потащил еле передвигающееся тело к месту назначения. Усадив, он мягко подтолкнул меня, и я упал плашмя на заднее сидение. Поджав мои ноги, гастролёр полностью разместил меня там. Джинсы он хоть и подтянул в процессе передвижения, чтоб не болтались в ногах, но застёгивать ничего не стал. Так что мой петушок продолжал бодро покачиваться из стороны в сторону, пока я, лежа на спине разглядывал очередное цветовое шоу на потолке Тойоты. Я где-то так осознавал на границе сознания, что у меня что-то не в порядке в районе паха, поэтому рука как-то непроизвольно потянулась прикрыть бесстыдно качающегося дружка.
Машина вздрогнула - это гастролёр сел на водительское. Это всё? Вот таким и повезёт? И может даже выкинет в таком виде у кафе? Большего позора я и представить себе не мог. Все сразу поймут, что меня трахнули, и, если это увидит Макс, можно сразу заказывать панихиду всем моим мечтам о том, чтобы когда-нибудь найти в себе смелость предложить отношения. Ведь блондинистого Макса я видел только в качестве пасса, и будучи представленным в таком униженным свете, можно будет забыть об этом навсегда. Актив не должен терять своей авторитет перед пассом, иначе это будет черте что, если вообще будет. С Максом точно не будет! Представив всё это в своей голове, я жалобно застонал. Господи, только не это.

- Тебе плохо? – отозвался на мой стон гастролёр. – Не тошнит?

- Не… Домой отвези… Не бросай… - попросил я.

- Да куда тебе домой, у тебе ещё дружок твой не опал, - весело сказал мужчина, даже не сделавший попытки завести машину.

– И знаешь, что… Нравишься ты мне… - повторил гастролёр недавно сказанную фразу, и пока я думал, чем мне в этот раз грозит его «нравишься», он добавил:

- Погоди, малый, ща сигаретку выкурю.

Он вылез из машины и стало тихо. Каким-то неясным эхом донеслись до меня щелчки добычи огня из зажигалки и снова наступила тишина. От нечего делать я принялся снова рассматривать потолок и попытался подружиться со всеми огнями, по-прежнему кружившими вокруг меня. Честно говоря, стало немного клонить в сон. Прошло какое-то время, как вдруг сиденье подо мной скрипнуло, и я увидел лицо гастролёра перед собой.

- Красивый ты, - сказало лицо и, приподняв мои ноги, одним рывком лишило их джинсов вместе с кроссовками. Прежде, чем осознать, как снова круто изменилась линия мой судьбы в эту ночь, я почувствовал горячие губы гастролёра на своем даже не думавшим упасть младшем.

- Ах, - шумно выдохнул я, старясь расположиться поудобней. Одну ногу закинул на сиденье, другую отвел в сторону и принялся наслаждаться делавшимся мне гастролёром минетом.

Неожиданно, прям скажем. Только теперь, будучи членом в его сосущем рту, я постиг недавно произнесённые слова «нравишься ты мне». Интересно, он всем напоследок так делает? Или я всё же как-то смог угодить насильнику? Но такие мысли вскорости покинули мой мозг: праздник внутри меня оживал, кружил и подбрасывал, как в самых лучших аттракционах мира. Какая разница кто он, когда у него самый красивый член на земле и сосёт он, как получивший гран–при по вафлёрству? Юрке до него три года раком. А!

- Ты же не против? – раздалось сверху и, не дожидаясь моего одобрительно-отрицательного «нет», подтянул к краю сиденья. Знакомый треск упаковки и сгибание меня пополам разом снесли мне все мысли в голове кроме одной: «Трахни, меня скорей!». Но гастролёр и не думал медлить. Зная прекрасно, что я уже растянут предыдущим контактом, вошел резко и сразу на всю длину. Я аж выгнулся от острого удовольствия и не удержал в себе возгласа:

- Да!

Придавив меня свои телом, гастролер начал двигать бёдрами, сразу взяв быстрый темп. Его сиплое дыхание раздавалось рядом с моим ухом, и я отвечал ему тем же. Я не знал, что значит для него второй раз, но ожидал, что он будет дольше первого, хотя и тот был не кроличьим спринтом.
В этом положении я не был так ограничен в движении и расположениях своих конечностей, как это было на капоте, поэтому распорядился ими так как мне хотелось в данную секунду. Ногами обхватил его раскачивающийся торс, а руками, верней, пальцами впился в спину.
Пару минут он долбился основательно, а потом вдруг сменил ритм на более спокойный и, найдя опору для одной руки в сиденье кресла, другой (о, аллилуйя!) взял мой член. Мой благодарный стон не заставил себя ждать. В этот раз я не останусь без сладкого! И смысл слов «ты мне нравишься» стал более доступнее для понимания: у него даже взгляд стал не таким беспощадно-потребительским, как до этого. Создалось впечатление, что ему нравилось видеть, как я кайфую от движений его члена и руки, и что раньше ему не приходилось наблюдать ничего подобного, слишком уж внимательно-изучающими были глаза мужчины. Впрочем, мне было наплевать, что он там во мне увидел, я достиг своеобразного максимума по шкале «кайф от жизни» от принятой на грудь порции алкоголя и от всё сильней возбуждающих толчков в мою простату. Всё это смешалось в какой-то коктейль, дополняло и тащило к феерическому финалу. Гастролёра я почти любил в эти мгновения, и простил его за моё внезапное похищение и принуждение к сексу. Только бы он продолжал ласкать мой член, и работать своим волшебным хозяйством в моей по девственному тесной заднице. Я определено был в другом измерении, где краски ярки, а кайф бесконечен. И только без устали работающая рука, и сильные толчки неистово гнали меня к реальному финалу. Всё быстрей и неудержимей! В паху в какой-то момент всё замерло, переливаясь всеми радужными красками будущего экстаза, а затем взорвалось, сводя сладострастной судорогой все чресла.

-М-м… - застонал я, заливая себе спермой живот.

Где-то на границе сознания отметил, что гастролёр тоже завершает свой раунд и его даже слегка подбрасывает от оргазма.
Когда он слез с меня я и не заметил. Просто в какой-то момент, открыв глаза, обнаружил, что его на мне уже нет, как нет и следов спермы на животе. Тогда я вспомнил, что сразу же после оргазма меня вырубило, и сколько прошло времени с тех пор я и не знаю. Приподнявшись на локте, попытался сесть и оглядеться. На переднем сидении заметил свои джинсы и, протянув между кресел руку, перетащил одежду к себе. Кое-как, изгибаясь как уж на сковородке из-за тесноты салона, натянул штаны на бёдра. Справившись с непростой задачей, осторожно выглянул из машины. Судя по темному небу и россыпи ярких звезд на нём до рассвета было ещё далеко. Прям у выхода лежали мои кроссовки. Я обулся и вылез из автомобиля. Гастролёр стоял, опершись о передний бампер Тойоты и курил.
Не знаю сколько я спал, но чувствовал себя после всего вполне сносно. В голове ещё штормило, но самый пик опьянения уже прошёл, я даже сумел подойти к нему почти не качаясь, и встать рядом.

- Хочешь? - протянул мне пачку сигарет гастролёр.

- Давай, - взял я сигаретку и прикурил от его тлеющего огонька. Мы молча стали курить. Не знаю, о чём думал этот мужчина, я же безумно хотел домой.

После того как страсти улеглись, моя краткосрочная любовь, вызванная больше наличием его члена в моей заднице, чем невесть откуда взявшимся чувствам к насильнику, испарилась, как и не было. Осталось ощущение грязи и того, что меня использовали для своих похотливых нужд. Ненависти не было, как и желания находиться с ним рядом ещё хоть какое-то время. Домой. Я просто хочу домой. Отмыться, отоспаться и до конца протрезветь.

- Долго я спал? – спросил я, чтобы нарушить тишину.

- Не очень, - ответил гастролёр, кидая потухшую сигарету на землю. - С полчаса наверно.

Интересно, он всё это время так и стоял, и курил? А чего не растолкал? Меня это начинало потихоньку раздражать.

- Отвези меня домой, - угрюмо попросил я. – Ты уже всё сделал.

- А может не всё, - усмехнулся гастролёр. - Я же сказал, ты мне нравишься.

- А ты мне нет! – закипел я и тоже бросил сигарету на землю. Неужели он меня по третьему разу собрался отыметь? подумал я с отвращением, чувствуя, как с уменьшением степени опьянения, мне уже на это не так наплевать, как часом ранее.

– Хватит с тебя! Отвези меня домой!

- Тогда сам дойдёшь, - хмыкнул гастролёр.

- Сука! - выскочило из меня, и я тут же пожалел об этом. Аж пот прошиб. Во я идиот! Ведь нарываюсь же! Получить настоящий износ, а не пьяное соглашение.

Но гастролёр даже не думал обижаться. Рассмеявшись, он хлопнул меня по плечу.

- Вижу, ты достаточно протрезвел, чтобы начать защищаться, - с нотками удивленного одобрения сказал он.

Я мысленно выдохнул: пронесло, гастролёр не ответил на мою агрессию.

- Не переживай, малец, отвезу куда скажешь, - продолжил он. - И не потому что сейчас ты готов сопротивляться, поверь я бы легко с тобой справился, а потому что, если я трахну тебя еще раз, то захочу приехать в этот городок снова. А мне с моим хобби этого делать нельзя. Понятно?

- А ты бы сменил хобби, - нагло посоветовал я. - Может кто добровольно с тобой поедет.

- Ты бы поехал? – тут же подловил меня гастролёр.

- Нет, - честно сказал я. - Ты не мужчина моей мечты.

- Вот ты и ответил, - усмехнулась «не моя мечта». – А я красивых мальчиков люблю.

Ответить мне на это было нечего и стало как-то тоскливо.

- А кто твоя мечта, я уже понял, - закивал гастролёр. - Тот блондинистый парень в кафе. У тебя хороший вкус, скажу я тебе, он просто душка. Я бы его тоже помял, если бы не женская свита вокруг него.

- Ты ж сказал, что не трахаешь натуралов? - вспомнил я.

- А с чего ты решил, что он махровый натурал? Поверь моему богатому опыту, наличие рядом бабы даже нескольких ни о чем не говорит. Я вот дважды женат, а тянет на таких как ты так, что свет не мил. Съезжу, проветрюсь и опять примерный семьянин. Так и живу.

Его слова заставили меня задуматься и зародили огонёк надежды. А что если правда? Что если Макс из сомневающихся? Что если всё-таки попробовать подойти к нему со своим предложением? А вдруг он просто не думал об этом? Не думал, потому что никто из парней никогда не высказывал ему своей симпатии. Но пока я был в статусе «школяра», сделать подобный шаг на встречу своей мечте было слишком для меня смело и рискованно.
Нужно хотя бы закончить школу!

- Садись в машину, - прервал мои размышления гастролёр. - И скажи свой адрес более внятно, я в первый раз ничего не понял.

Все пять минут, что ехали к моему дому, мы не сказали друг другу ни слова. Я был в некотором роде опустошен и даже подавлен. Снова безумно захотелось спать. Да и о чём мне было болтать с гастролёром? Спросить про здоровье его жены? Обсудить новинки автопрома?

Фары осветили родимый всеми кустиками подъезд.

- Вылезай, ты дома, - сказал гастролёр.

Я по привычке полез за деньгами, но не успел коснуться пальцами кармана, как услышал слева от себя смешок:

- Ты уже за всё заплатил, малец.

Тяжело вздохнув тому, что алкоголь в крови ещё мешал мне быстро соображать, стал вылезать из машины.

- Прощай,- услышал я хриплый голос из недр салона, когда обеими ногами встал на асфальт.

- Непростая у тебя будет жизнь, - неожиданно спророчествовал гастролёр и я захлопнул дверцу.

«Почему он так сказал?» - подумал я, глядя на отъезжающую машину. Медленно поплелся в сторону своего подъезда, замечая, как со скамейки возле него кто-то вскакивает и бежит ко мне. Так это же… Юрка?!

- Ты чего тут делаешь? – изумился я, когда он приблизился ко мне вплотную.

- Серёг, прости меня, - неожиданно заныл Юрик, заглядывая мне в лицо с каким-то неподдельным ужасом в глазах.

- Ты ах*ел?! Я тебя ещё в кафе простил, я точно помню.

- Не за это… Серёг, я у тебя деньги украл, - признался вдруг Юрик и зашмыгал носом. – Отомстить думал… за сортир… за то, что там было… Хотел, чтоб тебя таксист… Ну… Чтоб ты перед ним извинялся… или ещё что…Не знаю… А ты в совсем в незнакомую машину сел… И уехал... Неизвестно куда… И пропал… Я чуть не умер от страха… за тебя…

- Что ты сделал?! – пока мало вникая в этот лепет, спросил я и хлопнул себя по карману. А ведь точно – нет денег! Вот сука!

- Прости, Серёг… Я не зна-ал… - выл вафлёр. - Что он с тобой сделал? Изнасиловал?

Юрик реально ревел передо мной и пускал сопли. Мститель, бл*.

- С чего ты взял, что изнасиловал?!

- Я ж тебя тут больше часа дожидаюсь, – продолжая шмыгать носом, пояснил Юрик. - Я как увидел, что ты не в наше такси сел, побежал к твоему дому, думал, если тебя водила там чморит, я сразу отдам ему деньги… А тебя там… Вообще… Серёга-а, прости меня-а…

- Ну ты и сучёнок, - сказал я и устало опустился на скамейку.

- Что он с тобой сделал, Серёг? Тебя не было… Так долго… - плакал Юрик. - А машина та же... Я её узнал… Он тебя изнасиловал? Да?

- Стихи читал! Что ты заладил: изнасиловал – не изнасиловал! - я обхватил голову руками и взъерошил волосы.

Юрка не слыл пи*дуном, но поделиться нечаянно с кем-нибудь тем, что он сейчас подумал вполне мог. Просто так, мимоходом. Мол, прикинь, Серёгу левак изнасиловал из-за того, что у него денег не было. А с чего ты решил? спросит кто-то. Так это я у него деньги украл, а потом испугался и решил вернуть, пошёл к его дому и прождал больше часа, прежде чем его тот левак вернул. Так где ж он его так долго возил без денег –то? Тут ехать от силы минуты три. Ясень-пень увез куда-то за город и изнасиловал. Жопа, как плата за проезд. Представь, какой ужас! Хорошо, не убил!
Поползут слухи по городу, логически рассуждал я дальше. Обязательно дойдёт эта история и до тусующегося везде Макса. Изложат её, как в испорченном телефоне, в весьма искажённом виде. И тогда в его памяти я отмечусь не только пачкой «Парламента», а еще тем пацаном, которого кто-то изнасиловал то ли в кафе, то ли после кафе, то ли в задницу, то ли в рот, то ли за дело, то ли так вышло. На мне навсегда останется клеймо чуть ли не опущенного! Тут было с чего прийти в отчаянье, а ведь после слов гастролёра о липовых натуралах, я стал питать некие надежды, что когда-нибудь … А теперь что? Что делать? Вот принесла Юрика нелёгкая! Сидел бы в кафе-клубе, сосал бы кому-нибудь, а теперь у меня свидетель того, что я где-то целый час пьяным и без денег мотался с незнакомым мужиком. И ведь не придумать ничего правдоподобного! Заблудиться мы в нашем маленьком городке никак не могли.

- Серёг, всё так плохо? Да? – видя мой удрученный вид, заныл Юрик. - Тебе было больно?

- Очень, - кивнул я, и для наглядности горя, прикрыл лицо руками и стал раскачиваться.

- Прости… Я не думал… Не хотел….

Я скорбно молчал, думая о том, как бы не свалиться со скамейки и не уснуть прям на асфальте. Что делать я так и не придумал. Вариант устранить свидетеля и на этом трупе построить своё личное счастье, не приходил мне в голову.

- А сколько раз он тебя? – поинтересовался Юрик и пояснил. - Вас долго не было. Я боялся, вдруг он маньяк какой… Изнасилует, а потом убьёт.

- Два раза. А чтоб не убил, второй раз я не сопротивлялся, - добавил я трагизму, держась изо всех сил, чтобы не заснуть от его нытья.

- Серёга-а, мне так жа-аль. Это всё из-за меня-я… А ты в полицию заяву писать будешь? – вдруг спросил он.

Я аж проснулся.

- Ты что, совсем а*уел? Какая нах*й полиция? Ты хочешь, чтобы весь город знал, что меня какой-то водила трахнул? Юрка, неси сразу яд, чтоб я не мучился! Лучше уж сдохнуть!

- Значит не будешь? - уточнил всё же Юрик и заметно так выдохнул.

- Не буду! Достаточно того, что ты разнесешь эту новость по всему городу, и мне житья совсем не станет от сочувственного презрения.

- Я никому ничего не скажу! - тут же горячо сказал Юрик и для пущей убедительности стукнул себя кулаком в грудь. – Никогда! Правда! Никто не узнает об этом! Я - могила!

- Да так я тебе и поверил! Рот же ты открываешь не только для того, чтобы взять. Болтанёшь где-нибудь по пьяни или просто так пи*данёшь, по типу, «ой, чё ща расскажу!»

- Не расскажу! Никому и никогда! - он в горячке аж грудью вперёд поддался, демонстрируя этим свою преданность и не пи*дливость.

- Только…- он замялся.

- Что только? – скосил я на него взгляд. Как же мне заставить его замолчать? Сунуть и не вынимать?

- Я хочу, чтоб ты был моим парнем…- тихо произнёс Юрик.

А вот и плата за молчание.

На некоторое время я даже онемел. Я не ослышался? Может, уже сплю?

- Твоим парнем?! Я?! Ты не долбанулся тут часом? Как ты себе это представляешь? Ходить вместе в кино? В Кафе? Держаться за руки? Будешь делать минет только мне? Дашь себя трахнуть? Что значит быть твоим парнем, Юрка? - наконец, прорвало меня.

- Ну… Я тебя хочу, - опустив глаза сказал он. Я почти залюбовался: смущенный вафлёр - та ещё картина маслом.

- Я ведь тебе тогда наврал… У меня ещё никого не было… Ну, знаешь, так… По –взрослому…

Несколько секунд я переваривал информацию. По-взрослому?

- Ты хочешь, чтоб я был первым? – дошло до меня. - Не будет кафе и щенячьего визга на весь свет, что я твой парень?

- Нет, - покачал он головой. - Только это… Хочу первый раз того, кого я люблю…

- А я был уверен, что тебя твоя крыша трахает, - не обращая внимания на последние слова Юрика, сказал я.

- Нет, он только минет просит… Иногда. А так по девкам шляется. И те двое тоже,- предвидя мой следующий вопрос, сказал Юрка.

По всему выходило я его последняя надежда. Зная, как я к нему отношусь, он не мог просто подойти и сказать мне о своём заветном желании. Я совершено точно послал бы его на хутор гербарий собирать. Вафлёр Юрик никогда не стоял в списке моих возможных побед. И даже не потому, что его рот не закрывался от чужих х*ёв, а потому, что Юрик реально был довольно средней ничем непримечательной внешности, его никак нельзя было назвать смазливым или дать потешную кличку какой-нибудь милой черте лица. Выпуклые на выкат глаза, густые почти сросшиеся между собой брови, смуглая кожа не украшала, притворяясь загаром, а наоборот придавала ощущение немытости, губы слишком пухлые, нос слишком широкий. Наверно, его предки из южан, причем, не из тех статных чернобровых красавцев, которые живут в горах, а тех, кто живет ближе к экватору. Кривоватые ноги тоже не добавляли шарму образу школьного вафлёра, но сам по себе он был ни толстым, ни худым. И лицо было чистое, без привычных для подросткового возраста прыщей. Однако, его это не спасало.

Думаю, Юрик реально прекрасно всё понимал про себя и свои шансы, но всё равно хотел большего. Мы все хотим большего. Я вот натурала Макса хочу.

Однако, чем больше я обдумал, как получилось, что меня поставили перед таким выбором, в голову стали лезть смутные подозрения, что вся эта ситуация с таксистом, вполне могла быть и подстроена Юриком. А почему бы и нет? Времени до окончания школы, когда мы разлетимся кто куда, оставалось всё меньше и некрасивый мальчик для достижения своей цели вполне мог решиться пойти на легкий шантаж. Кто там мне в клубе на столике коктейль с ромом оставил ещё вопрос, но свою роль этот бокальчик в потери пространственной ориентации и реальности сыграл. Оставалось дело за малым, подготовить такси и уговорить человека в нём. Конечно, местный водила вряд ли стал бы меня трахать, даже пьяного, а вот повозить по договорённости по городу больше чем нужно для подвозу мог, а потом у подъезда, невесть откуда взявшийся Юрик разыграл бы душераздирающую сцену: «Вас так долго не было! А ты без денег! Он тебя изнасиловал! Кошмар! Ужас!» И я бы ничего не доказал. Но всё пошло не по плану, меня увезла машина гастролёра, и Юрка действительно за меня испугался. Ведь я был без денег. И слёзы, что я наблюдал, текли вполне искренне.
Однако получалось, что я опять попал в ловушку принуждения к сексу. И удовольствия это сулило мне гораздо меньше, чем с опытным гастролёром. С ним я почти не проявлял инициативы, а тут придётся самому всё делать: целовать, брать его писун в рот.

Бл*! Я почувствовал легкий приступ тошноты. Впрочем, чего это я запаниковал - Юрик никогда не умел отстаивать свои интересы и был весьма уступчив. Это надо срочно использовать.

- Если я соглашусь, ты никому не будешь пи*деть об этом, - начал я выдвигать условия.

- Никому, - кивнул Юрик, и глаза его радостно вспыхнули.

- Я никогда не возьму твой огрызок в рот, - добавил я и глаза Юрика сразу потухли.

- Чё сразу огрызок? Нормальный он у меня,- проворчал он, но немного помявшись согласился:

- Ладно. Пусть так.

- И не буду тебя целовать, - высказал я последнее условие. – Ты же не прекратишь всем сосать?

- Мне крыша не позволит, - хмуро ответил он, прикидывая, что после вычитания вышеперечисленного ему остаётся отдать ровно одно место для «его парня».

Судя потому, как засопел Юрик, видимо он представлял свой коварный план как-то по-другому, более обширно что ли. Но раздумывать долго и спорить не стал, в конце концов, он заполучил меня хоть и в таком усеченном варианте.

- Я на всё согласен, Серёг, - твёрдо сказал он. – На все твои условия. Пусть так, зато ты будешь первым. И я буду помнить об этом всю жизнь.

- Не боишься, что порву? - решил я его напугать. Вдруг откажется?

- Не, не порвешь, - растянул свои пухлые губы Юрик. - Я давно огурцом себя…

- Не продолжай, я понял, - вздохнул я тому, что мой финт с разорванной х*ём задницей не удался. Придётся всё-таки сделать то, что он хочет. М-да…Но уж лучше вафлёрская задница Юрика, чем пущенный обо мне слух об изнасиловании. Надеюсь он не обманет, когда всё свершиться. А то ж пи*дец, как смешно получиться: изнасилованный заезжим маньяком Серёга трахает всем известного в школе вафлёра. О, это наверняка психологическая травма! Что ему ещё остается? Кто ему ещё даст? Да Макс меня после таких сплетен за версту обходить будет или, что даже хуже, делать вид, что ни разу не знакомы. Тогда всем моим мечтам о нём наступит пушной зверёк. И КамАЗ с «Парламентом» не спасёт.

Я неодобрительно смерил Юрика взглядом: вот, только попробуй ещё раз меня обмануть! У того в ответ чуть глаза из орбит не вылезли: «Да никогда!»

О боже... Хорошо глаз на жопе нет. А то б я младшего не настроил на битву с вафлёрской девственностью. И надо будет сделать так, чтоб больше не просил, зло подумал я. Может, одним разом и обойдусь.

- Чуть не забыл… Возьми, - протянул мне деньги Юрик. – И ты так и не сказал… Ты простил меня?

- За два раза износа неизвестным мудаком? О, конечно, простил! – съязвил я.

- Я, правда, не думал, что так получиться, - снова приуныл Юрик, и меня опять неудержимо стало клонить ко сну.

- Ладно, не ной, – зевнул я.- Главное, жив остался. Всё на сегодня - я спать!

Я встал со скамейки и пошёл к дверям подъезда. Перед тем как зайти в дом, оглянулся на грустно стоящего Юрика и, как можно веселее, крикнул:

- Прощу, когда трахну!

И успел увидеть его тошнотворную улыбку, прежде чем исчезнуть за дверями родного подъезда.

Уже дома, принимая душ, думал я, как ни странно, ни о Юрике и его мечтаниях с помощью меня лишиться своей девственности, а о гастролёре с его похожим на нераскрывшийся тюльпан головкой, венчавшей его мужское достоинство. Я задвигал губами, вспоминая размеры и вкус этого чуда природы, и подумал, что не прочь был бы проделать это ещё раз… Да только вряд ли, гастролёр четко дал понять, что обратно не возвращается. Наверно, это правильно с его стороны. Насилие плюс осторожность, и ты всегда трахаешь кого хочешь, без всяких для себя последствий.
Засыпая, в голове, ещё не совсем расставшейся с воздействием на неё алкоголя, возник совершено четкий для таких условий план моей пацанской жизнедеятельности в будущем.

Первым пунктом шло: сдать экзамены и поступить в институт.

Вторым - трахнуть в жопу Юрика и забыть об этом.

И наконец, самый трудный для осуществления пункт третий: соблазнить и влюбить в себя Макса.

А гастролёр прав - непростая у меня будет жизнь…



15 декабря 2017






Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 482
© 27.12.2017 Дитрих Грей
Свидетельство о публикации: izba-2017-2150774

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Человек Дождя       12.01.2018   00:29:48
Отзыв:   положительный
Чёрные сны остаются памятью на размытом стекле...

















1