Кино в порушенном храме.


Кино в порушенном храме.
  Большинство людей старшего поколения знает, какую роль сыграло в нашей жизни кино.
  И этот свой рассказ я хотел начать так:  «На формирование моего кинематографического вкуса огромное влияние оказал фильм …»(имя рек).
  Но потом я вспомнил, как это случилось, и сказал себе: «Какой же занудой ты стал, однако, на склоне своих лет».
  А случилось это так.
  В 1945-ом году, вскоре после Дня Победы, я оказался пациентом детского костно-туберкулезного санатория в городе Нальчике.
  Закованные в тяжелые гипсовые корсеты, мы, мальчишки и девчонки в возрасте от пяти до шестнадцати лет, были вынуждены неподвижно лежать в палатах, развлекая друг друга лишь рассказами о нашей прежней счастливой жизни, чтением книг, когда это позволяло освещение, и созерцанием мух на потолке. Когда же темы разговоров были исчерпаны, все книги из скудной санаторной библиотеки прочитаны, а мухи становились назойливыми, наступали тяжелые дни уныния и ненависти к окружающему нас миру.
  И только один раз в месяц у нас был праздник: к нам привозили кино.
  Об этом нам с утра сообщали нянечки, приходившие делать уборку. Они тоже радовались вместе с нами этому празднику, хотя для них это был очень тяжелый день: им надо было перевезти почти сотню кроватей из палат на обширную веранду, где проходили киносеансы. А зимой они перетаскивали туда еще и целую гору одеял, так как это помещение не отапливалось.
  Я помню, что в тот день за окном падал тихий снег, в палате было сумрачно и холодно, когда вошла толстая нянечка - кабардинка и неторопливо принялась за уборку.
  - Сегодня сказку вам будут показывать, - сказала она, несносно стуча шваброй по ножкам кроватей. – «Золушка» называется.
  Мы переглянулись и загрустили. Нам всем больше нравились фильмы про войну. Мы уже смотрели такие картины, как «Адмирал Нахимов» , «Мы из Кронштадта», «Небесный тихоход», и все они вызывали у нас бурю восторга и гордости. Обсуждение их обычно продолжалось у нас обычно за полночь…
  А тут какая-то «Золушка»…
  Но произошло настоящее чудо. Лишь только пошли первые кадры, и на башне появился королевский герольд с длинной трубой в руке, закричавший: «Жители сказочного королевства, а, жители сказочного королевства!», как у меня возникло ощущение, что он обращается именно к нам, ставшим участниками этого волшебного действа.
  А когда фильм закончился, мне показалось, что я расстался с родными мне людьми, с которыми все эти два часа я вместе страдал, радовался и дивился волшебству, в которое стал верить.
  С этой верой я прожил много лет.
  Кино стало для меня второй жизнью, настолько близким и сокровенным искусством, что я не замечал, или не хотел замечать всех его недостатков.
  Я с одинаковым восторгом смотрел «Тарзана» и «Падение Берлина», «Ивана Грозного» и «Донецких шахтеров», «Серенаду Солнечной Долины» и «Подвиг разведчика».
Но потом произошло еще одно чудо, когда я по-настоящему полюбил настоящее кино.

  В деревню на родину деда меня провожали всей семьей.
  Мама аккуратно уложила в старенький чемодан мои вещи и подарки для родни, бабушка напекла пирожков, а дед торжественно вручил мне огромный список своих родственников с напутствием обойти их всех и обязательно сфотографировать.
  Мне было всего семнадцать лет, я впервые отправлялся в такое длинное путешествие, и дед долго и подробно вразумлял меня о маршруте моего путешествия и пересадках с одного вида транспорта на другой.
  - Запомни, - говорил он мне в сотый раз, - поездом тебе ехать до Воробьёвки . Но станция там называется                 «Лещаная».
  Он почему-то думал, что я обязательно проеду ее, ожидая, что проводник объявит Воробьёвку.
  Но я благополучно добрался до места назначения моего поезда, пересел там на замызганный автобус, который за пятнадцать минут доставил меня в Березовку, где первый же прохожий сопроводил меня к дому Катерины Гусаковой, приходившейся деду внучатой племянницей.
  Первые дни в деревни были для меня настоящим откровением. Мне нравилось ходить вдоль пшеничных полей и по тенистым берегам речушки Толучиевки, знакомиться с «панской» усадьбой генерала Ширинкина и разговаривать о прошлом Березовки с простыми и радушными людьми.
  Но потом, облазив все село и его окрестности, я стал скучать. Читать было нечего, так как сельская библиотека оказалась почему-то на замке, друзей я завести не успел в связи с тем, что вся молодежь моего возраста работала на уборочной. Я уже подумывал о досрочном возвращении домой, когда однажды вечером Катя сказала мне:
  - Завтра в клуб кино привезут. Сходи обязательно, а то, я вижу, ты у нас совсем захандрил.
  Оказывается, в Березовке был клуб, размещавшийся в бывшем храме, о чем я вообще и не подозревал. Иногда я заходил в церковь, но там было идеально пусто и пыльно, а по моему представлению в клубе должны быть обязательно стулья и сцена.
  Сельчане рассказывали, как после революции этот храм пытались разрушить, но это сделать не удалось, так как он был построен старыми мастерами по их особым секретам. Удалось взорвать лишь часть колокольни с куполом, и теперь, зайдя в здание и подняв голову, можно было видеть кусочек неба.
  На следующий день Катя погладила мне белую рубашку и брюки, критически оглядела меня в зеркале и, когда я удивился этому, сказала:
  - В клуб у нас в чем попадя не ходят. Потом разговоров не оберешься, что мы в нищете живем.
  Но еще больше я был удивлен, когда она предложила мне взять с собой табуретку.
  - В клубе стульев совсем немного. Их только для стариков ставят. А все остальные несут свои или стоят весь сеанс.
  Первый раз в жизни я шел в кино, неся с собой предмет мебели, предназначенный для сиденья.
  Хотя клуб был недалеко от дома, мне было неловко тащить этот табурет, но вскоре я увидел, что почти все люди, шедшие смотреть кино, делают то же самое, и успокоился.
  Места в бывшей церкви было предостаточно, и каждый ставил стул там, где ему больше нравилось. Только пространство под разрушенной колокольней оставалось свободным. Как я понял позже, люди не занимали его на случай возможного дождя.
  Я долго искал в этом клубе экран, но его там не было вообще. И лишь внимательно осмотрев все четыре стены, заметил, что одна из них побелена более тщательно, чем другие. На этих трех стенах еще были заметны лики святых, в которых я тогда совсем не разбирался.
  Так как я страдал близорукостью, а очков не носил из-за по-юношески предвзятого отношения к ним, я поставил свою табуретку вблизи этого импровизированного экрана и приготовился смотреть фильм, названия которого я так и не удосужился узнать.
  Но, когда за спиной зрителей заурчала передвижная киноустановка, и на экране пошли титры, я понял, что мне очень повезло.
  Фильм назывался «Солдаты» и был снят по роману Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда», который я недавно прочел.
  Я думаю, нынешнее поколение зрителей не знает этой кинокартины, а потому напомню, что в ней снимались такие замечательные актеры, как Всеволод Сафонов, Леонид Кмит, актриса Тамара Логинова. Здесь сыграл свою первую роль в кино мой любимый артист Иннокентий Смоктуновский.
  Этот фильм поразил меня, прежде всего, тем, что он был совсем непохож на все фильмы о войне, которые я видел до этого. В нем не было явных героев, поднимающихся в яростные атаки и бьющих ненавистных фрицев прикладами автоматов и могучими кулаками. Нет, это были просто солдаты, которые спасали свою Родину от самой страшной чумы на планете Земля, от фашизма. А персонаж Смоктуновского, новоиспеченный лейтенант с еврейской фамилией Фарбер, вообще не был похож на военного человека. Он кротко смотрит на все окружающее его пекло сквозь разбитые очки, и на вопрос командира: «Вы и в атаку в этой шинели пойдете?», отвечает: «Пожалуйста». Мол, могу и снять ее.
  И вот в один из самых драматичных эпизодов этого фильма и произошло чудо, которое я не забуду до конца своей жизни.
  Под дождем, в грязном окопе, на руках комбата Керженцева умирает его раненный друг. И в это время я увидел, как на экране появилось лицо Иисуса. Оно было скорбным, но светлым, и глаза Его смотрели на умирающего с поддержкой и надеждой, что тот не умрет и будет жить даже в этой жизни.
  То, что Сын Божий не был персонажем фильма меня убеждал один лишь факт: фильм был черно-белым, а лик Христа – цветным. Да и мои атеистические убеждения не позволяли мне допустить, что наши советские кинематографисты могли снять такое в фильме о войне.
  Я сразу же понял, что на том месте, где был экран, прежде находилась фреска с изображением Иисуса, и в какой-то момент она проступила на стене под воздействием света.
  Вот и все… Все очень просто.
  Но в моей душе что-то произошло.
  Случилось нечто большое и непреходящее.










Рейтинг работы: 36
Количество рецензий: 6
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 137
© 17.12.2017 Борис Аксюзов
Свидетельство о публикации: izba-2017-2140825

Рубрика произведения: Проза -> Быль


Валентина Столярова 2       19.03.2018   10:12:42
Отзыв:   положительный
Но в моей душе что-то произошло.
Случилось нечто большое и непреходящее. (С)

Вот и хорошо. Ничего случайного не бывает.
Большое спасибо, Борис, за рассказ!
Как хорошо, что я зашла на Ваш страницу.
Забираю Вас в избранные.

Если у Вас будет желание, посмотрите у меня: https://www.chitalnya.ru/work/2225427/
История настоящая, да я и не умею фантазировать.
С уважением,
Лев Фадеев       20.12.2017   11:08:22
Отзыв:   положительный
Хороший рассказ. Замечательно написано.
Сколько пришлось на ваш век. Как долго наши храмы стояли и к сожалению стоят разрушенными -немой укор нашей собственной войны и величайшей глупости.
На моей странице, я на фоне нашего храма в с. Жёрновка. Храм Преображения Господни -27Олет. Из них 50 лет стоял разрушенным. Говорят, что рядом стоял памятник Александру второму, работы Опекушина. Была часовня, где покоился прах последнего владельца Жёрновки Мосолова -знаменитый художник гравюр. Чьи работы отданы им в дар музею. Сейчас они в музеи им. Пушкина. Четыре года назад в музеи им Пушкина, куда меня пригласили, была выставка из коллекции Мосолова. Я не представлял, что работ будет так много.Целые залы!
А в благодарность место захоронения превратили в свалку. Вот двадцать пять лет с тех пор, как мы построили дачу в этих знаменитых местах, храм потихонечку восстанавливается. Сейчас там идут службы. Спасибо за ваш труд. Л.Ф
Виталий Подлевских       17.12.2017   18:16:51
Отзыв:   положительный
Спасибо за очередной жизненный рассказ, Борис!
С теплом, Виталий!
Елена Леонова       17.12.2017   13:56:15
Отзыв:   положительный
Потрясающий рассказ!!!
Спасибо Вам, Борис!
Такая же участь постигла и наш храм Михаила Архангела...
Не смогли взорвать полностью, только купол снесли. Уцелел, выстоял!!!
Вначале крутили кинофильмы. Мама вспоминает, как её, маленькую ставили на подоконник. Помнит и название фильма"Абрек Заур!
Затем в здании храма ремонтировали машины, тракторы. Сейчас восстановили небольшой предел, где проходит служба, а Храм стоит без купола, открытый всем ветрам... Очень грустно...
Мой рассказ об истории нашего Храма:
https://www.chitalnya.ru/work/1634603/

С Уважением, Елена


Рудольф Сергеев       17.12.2017   13:44:54
Отзыв:   положительный
Отличный очерк!
Рэчел-Галатея       17.12.2017   13:16:57
Отзыв:   положительный
Очень понравилось. Спасибо Вам!









1