Снег в Венеции. Средневековый роман. Глава четвертая.


Снег в Венеции. Средневековый роман. Глава четвертая.

…Алекс наклонялась к нему, и от нее одуряюще пахло яблоками… Терпко, горьковато свежо, лимонно. Он знал точно, ощущал, что духи эти были твердыми на вкус, на язык, на зуб… Черт возьми, где только она нашла их?! – улыбался он во весь рот в темноте зала, улыбался - довольно, наполненный свежестью аромата, который исходил от нее, Ему хотелось держать ее за руку, и он придвигался теснее к широте ее кресла, ощупывая в темноте тонкие пальцы, ощущая нить ее пульса. Тонкий, упругий, не слабый… Живучий. Живой. Она вся была живая, пряная Алекс. Удлиненная линия шеи, качающаяся капля серьги. Он не смотрел в зал, где в круге софитов резко очерчивался силуэт матери, и вспыхивали ее янтари и тянулась вверх тонкая линия кисти с унизанными перстнями пальцами...
Да, Илья не смотрел в зал. Он и так знал, что мать опять оставила этот капризный завиток за ухом, длинный, спускающийся вдоль щеки, как у взбалмошной девчонки… Эта капля инфантильности в образе категорически не нравилась Илье. Она не шла Евгении Станиславовне. В ней, капле, не было дерзости. Отчаявшись уговорить мать не портить образ нелепой спиралью завитка,
Илья насмешливо предложил выкрасить его в зеленый цвет. Мать растерянно вспыхнула, вспылила, и они, как это часто бывало, поссорились ровно за полтора часа до премьеры …

Впрочем, входя с креслом Алекс в зал и осторожно лавируя с ним по красной дорожке пандуса, и в центре, и между рядами партера, Илья уже напрочь забыл о ссоре…
Алекс, ее образ, непривычный, чуть дерзкий, с разрезом платья до левого бедра, декольте и серьгами из блестящих жемчужных бусин в резной фольге. настолько поразил и занял все его мысли, что ему некогда было больше думать о чужих причудах вкуса…

…Но и сомнений в том, представлять ли матери Александру, у Ильи тоже не было. Ни капли. Тем более, что она увидела их, когда вспыхнул свет в зале, во время антракта. Илья заметил, что кровь тотчас же прилила к ее щекам и она, истинная актриса, оборвала свой приветственный, привычный жест к публике ли, к нему ли – уронила кисть вдоль тела, ошеломленно – устало.
Но быстро овладела собою, и подошла к сыну, уже - улыбаясь и протягивая руку к сидящей в кресле Алекс. Только уголки ее губ были чуть напряжены.
- Илья, а ты все же - здесь? – Евгения Станиславовна дернула плечом. – Не ожидала. Рада, рада. И знакомь, знакомь же с прелестной спутницей скорее… - Она почти пропела последнюю фразу, своенравно зарифмовав ее. Все ее недоуменное, чуть наигранное изумление, сопротивление, неприятие отчетливо прозвучало в этом напеве. Она, щурясь, разглядывала Алекс, чуть склонившись над нею, осыпая вопросами: как добрались, не трудно ли было – по пандусу, и где заказывали такси, и не утомила ли премьера, не долго ли, и пробовали ли уже пирожные в буфете? Она тепло и осторожно – энергично пожимала руку Алекс, потом полуобернулась, согнула на локте змею шарфа, приложила пальцы к губам и кому-то послала воздушный поцелуй… Кому?
Илья позвонками спины, хребтом, почувствовал на себе пронизывающий, острый взгляд, денди в узком удлиненном пиджаке, с кожаными заплатами на локтях и дымчатыми очками на худом, стильно - скуластом лице… Мстислав Казарновский, любовник - птенец… У матери тотчас же и глаза потемнели, и зрачки расширились. Казалось, что будто кошка, она сейчас вспрыгнет высоко в воздух, поджав лапы, пружиня в восторге, экстазе, испуге? Ему не надо было и оборачиваться, чтобы угадать, кто это так взбудоражил ее нервы.
- Ты не устала, милая? – Илья, чуть морщась, наклонился к Алекс, осторожно коснулся губами ее уха, шепнул: Взгляни, там сбоку, на нас уставился, видишь? Новая пассия матери, звезда богемная, Стива Казарновский… Может, оценишь? Я пристрастен, увы! - Ревнуешь? - Алекс лукаво взглянула на него из - под ресниц и сжала его запястье, продолжив уже серьезнее:
-Брось, ты же взрослый мальчик, Илья. Дай матери свободу
Его левый глаз насмешливо блеснул, и он жарко выдохнул ей в ухо:
- С удовольствием. Если она в ответ предоставит свободу мне, то я… – Он вдруг резко выпрямился, удерживая пальцы Алекс в своей ладони. Ему все казалось, что она зябнет.
- Что же ты тогда сделаешь? – голос Алекс чуть осел, прорывалась нервная хрипота.
- Брошу ее тебе под колеса. То есть, под ноги, так более романтично звучит, да? Ты не против?
- Странные у тебя шутки, Илюша. Остынь. Здесь и правда, душно. – Внешне Алекс была спокойна, только левая бусина серьги, качаясь, цеплялась за завиток фольги и она осторожно, но напряженно, чуть отвернув голову, поправляла ее ногтем, Профиль ее был потрясающ… И от нее одуряюще пахло зеленым яблоком и каплями сандала. Или пота? - Совсем я не шучу, Саша. – Он впервые назвал ее так. - Серьезен, как никогда. Тебе лимонаду принести?
- Нет. Не надо. Нужно будет в туалет, а еще час с лишком до окончания спектакля. Куда же я денусь? – Она серьезно посмотрела на него, и повернулась в сторону бокового просцениума, с которого, не спеша, спускался Казарновский под руку с Евгенией Станиславовной. - Смотри, Илюша, они идут к нам. Что это, так хотят знакомиться? – Александра закусила губу и, уперевшись, локтями в ручки кресла, приподнялась, чуть выгнув корпус, пытаясь сесть глубже.
- Подожди, я помогу, – Илья, осторожно взяв девушку за талию, подтянул ее ближе к спинке кресла.
- Я и сама могу, не надо. – Она упрямо и резко наклонила голову вниз, щёлкнула замком крохотной сумочки, достав зеркальце, поправила что-то в прическе, ловко переколов шпильку. Минуту спустя она уже протягивала руку Казарновскому, который тотчас опустился на корточки перед креслом, вровень с лицом Алекс, пожимая ее ладонь обеими своими.

- Я очень рад, что Вы на премьере. Для Жени это важно. Большая программа, стихи трудные, Бродский. Илья, черт, а твоя спутница прелестна. Везет тебе! Если ты не против, я ее начну лепить, мне хочется и. нравится. Анфас, профиль, как Нефертити, да? Вы должны согласиться, у Вас профиль очень тонкий, для резца, и легко ляжет в барельеф..
- Ну, о барельефе я думаю еще рано говорить, Стива, что это ты? – обронила Евгения Станиславовна, улыбаясь. – Вот статуэтку, другое дело.
- Давайте решим все это чуть позже, а?. – Илья подмигнул Алекс и засмеялся. - Антракт заканчивается. Мать, ты - супер! Правда. Я рад. – Илья сделал полупоклон в сторону Казарновского, и поднял вверх большой палец.
Евгения Станиславовна заалела щеками и шеей, кивнула головой и резко повернувшись и подхватив амаранта под руку, горячо зашептала ему в плечо:
- Илья же стал непредсказуем совсем… Все время наперекор мне, насмешничает, хочет быть в бренде, тренде, как это? – Она щелкнула в воздухе пальцами, скользя по ступеням просцениума и увлекая Казарновского за кулисы.
-Женька, о чем ты? Не догоняю, поясни? - насмешливо прикрыв веки, цедил тот сквозь зубы, морщась от внезапной темноты закулисья и фыркая от тошнотворного запаха пудры, лака и сухого грима.
- Ну, ну как же! Девушка эта, в кресле, Алекс. Сейчас это модно… Неограниченные чувства с ограниченными возможностями …
- Жень, ну ты - полная балда. Почему именно - модно? Он в нее влюблен, не допускаешь? Ты видела, как он смотрит на нее? – Вмиг посерьезнел стиляга – скульптор.
- Как? – Евгения Станиславовна замерла ошеломленно, широко раскрыв глаза.. И тотчас замахала руками: - Нет, нет, что ты… Он просто, из любопытства, наперекор мне, я все время его пассий критикую нещадно. Наука мне будет впредь… Нет, Стива, ты что же говоришь, это несерьезно все! Кстати, ты узнавал про тур в Венецию? Так хочется отдохнуть от всего. Давай уедем, ты и я, только мы вдвоем?! Я так хочу быть с тобой. - Она мечтательно и гибко потянулась, внезапно, естественно, посреди коридора артистической, и захлопнув дверь, стала целовать подбородок, скулы, нос Стивы – страстно, жадно, не оглядываясь, не прислушиваясь, втягивая в себя ноздрями его запах, всего его, под оглушительный сигнал первого звонка, доносящийся откуда то из глубин храма Мельпомены.





Рейтинг работы: 23
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 170
© 15.12.2017 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2017-2139049

Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман


Инна Филиппова       17.12.2017   12:02:53
Отзыв:   положительный
Замечательно пишешь...
Наслаждение - тебя читать...

Спасибо, что ты есть.


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       17.12.2017   12:04:36

Какая тут сидит прелесть!:))))))))))))))))))))))))))))))))))))))) Спасибо за отзыв...
Ди.Вано       16.12.2017   08:36:47
Отзыв:   положительный
Поймала себя на мысли , как точно:
.. Неограниченные чувства
с ограниченными возможностями …
Только оттенки у Ильи и Евгении Станиславовны ...разные.
К роману хочется вернуться.. перечитать.
Это настоящая проза, с богатством ракурсов и
характеров богемы .......
Признательна.
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       16.12.2017   09:40:38

Благодарю очень... Тронута.
Лера Мелихова       15.12.2017   15:58:57
Отзыв:   положительный
Очень понравилось,очень!Благодарю!!

Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       15.12.2017   16:15:37

Спасибо огромное и сердечное...









1