Достопримечательности Англии. Книга очерков. Часть пятая.


«Сад Леонардсли»


Несколько раз проезжая по дороге в Брайтон, на одном из ответвлений шоссе я видел табличку «Сад Леонардсли», и вглядываясь в мелькающие просветы, видел крупные деревья на вершинах холмов и угадывал красивые лесные долины и может быть речкибегущие по ним.
Но то что я увидел превзошло все ожидания.
Это был даже не праздник одиночных чудесных пейзажей или удивительных цветов, но праздник цвета и аромата как субстанций. Вспомнились легкие, яркие цвета Клода Мане, немыслимые сочетания Матисса и даже драматизм фиолетово-сиреневого Врубеля…
Но по порядку…
Воскресный день. Тёплое сумеречное утро с каплями дождя на ветровом стекле.
Въезжаем в парк, протянув руку в окно берём билеты - семь фунтов за взрослого и три за ребёнка.
Время двенадцать часов, но машин уже много. Оставляем свою на зелёном газоне и входим в чудесный мир разноцветья и разнообразия форм.
Секвойя, камелии, рододендрон во всех мыслимых видах, тонах и полутонах. И ещё японский сад Бансай, пальмовая роща с орхидейно-лилейными цветами- паразитами, лианисто поднимающихся почти к вершинам.
И конечно животные в маленьком зоопарке: грустные сосредоточенные валлаби - есть даже два детёныша альбиноса; олени с солнечными пятнышками на боках самок и детёнышей, и большие рога, ещё по весеннему мохнатые у самцов.
И оранжерея и обязательно удивляющая всех выставка авто: год производства от 1895-ого до 1902-ого года. Немыслимая экскурсия в пионерское автовремя. Даймлер и Пежо, руль в форме тракторного рычага и первые рули-баранки, и конечно немножко смешной комфорт начала века.
И все это, сочетается в солнечный день после мрачного утра. Даже тысяча-другая посетителей не портили очарования знакомства с уголком рафинированной природы в пристоличном, прилондонском Сассексе. И все это рядом с курортным Брайтоном и прохладным дуновением бриза с Северного моря…
Однако вернёмся в сад. На дне долины головокружительно пахнущей цветочными духами от цветущих рододендронов, расположена цепочка озёр разделённых пешеходными перемычками. В озёрах плавают гуси, лебеди и утки.
Вдоль озёр тропки и тропинки по которым гуляют сосредоточенные одиночки или шумно-говорливые компании туристов. На другом берегу гуляющих поменьше и можно повалившись в тень, под старую сосну вздремнуть, изредка открывая глаза и вглядываясь из зелёного рая в небесную синеву…
Находившись по лесу посмотрели музей-диораму: жизнь сельской Англии в 19-м веке, где помещичья усадьба соседствовала с конюшнями и домами небогатых сквайров.
На стенах игрушечного сарая висела игрушечная конская сбруя, а в уличном туалете на полке даже видны старые газеты. Конечно всё это искусно сделанные муляжи, но не забыта ни одна мелочь.
Около шести часов вечера попили чаю с вкусным лимонным тортом в прохладном кафе. Перед закрытием попали в сад камней, где на настоящих скалах по замыслу художников -садоводов, цветут и благоухают неведомые тропические кустарники с крупными ароматными яркими цветами.
Даже из-за этого маленького чуда стоило ехать сюда. Но напоминаю, что сад камней был уже завершением долгого незабываемого дня.
Замечу, что таких ландшафтных садов в Англии много. И в Уэльсе, и в Шотландии, и на Юге страны. Сады с местными особенностями ландшафта и флоры, каждый по своему замечателен.
В семь часов вечера выехали из сада и словно осиротели. Мир чудесных деревьев и волшебных цветов остался позади. Началась обычная, летняя зелено-лесистая, автомобильно- дорожная жизнь…
Постскриптум. Не советую посещать сад легко возбудимым и экзальтированным особам, ибо после общения с чудом, обычная жизнь невыносима!


Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: www.Istina.russian-albion.com
Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion
http://istina.russian-albion.com/ru/chto-est-istina--51-dekabr-2017


2003 год. Лондон. Владимир Кабаков














Кембридж.


Моя дочь недавно закончила кембриджский университет, лингвистический факультет по специализации французский и немецкий языки и получила степень бакалавра искусств. Странно, но в Англии так называют бакалавров, закончивших языковый факультет.
И вот мы едем туда из Лондона, на церемонию получения диплома…
Хочу сразу оговориться, что писать по-русски об английских университетах очень сложно, потому, что во-первых, я привык понимать и слушать специальные термины по-английски, а во вторых, потому, что именно здесь видна разница, отличие между русским и английским языками, между системами высшего образования в Англии и России.
Известно, что русская система образования копировала немецкую и потому, английская в России была малознакома и мало отражена в нашем развивающемся языке.
Тем почётнее будет для меня, если я выпутаюсь из затруднений без больших потерь…
Итак, мы едем в Кембридж!
Дорога нам хорошо знакома, ведь дочь прожила в студенческом кампусе, три года. Ещё год учёбы она провела во Франции, на стажировке, обучаясь в одном из Парижских университетов, кажется в университете №7…
Это был прошлый год. Ну а сейчас она проводит в Альма Матер последние деньки…
В Кембридж приехали поздно вечером за полтора часа.
Машин на хайвэе было немного, пробок к счастью не было и мы «долетели вмиг».
Ночевали в доме родственника жены, Питера, который ещё в первый год Аниной учёбы дал нам ключи от дома, чтобы мы могли в любое время у него останавливаться, естественно предварительно созвонившись и согласовав дату визитов…
Утром я проснулся от воркования голубей на дереве под окном, поворочался, поворчал про себя о непривычной тишине за окном, на фоне которой даже птичьи песни звучали как будильник.
Тем не менее в восемь часов мы уже были на ногах и спустились завтракать в маленькую столовую рядом с кухней.
Стол был накрыт и хозяин поздоровавшись с нами пригласил к столу.
Обычный английский завтрак для вегетарианцев: мюзли или кукурузные хлопья с молоком, сок перед и чай или кофе после, с хлебом- маслом и фруктовыми джемами.
За столом говорили о поездке Питера в Монголию в прошлом году, о его сыновьях, которые с ним уже не живут, но которые изредка приглашают его на обед, где-нибудь в Лондоне, в ресторане.
Поговорили о изучении иностранных языков нашими детьми.
У Питера, так же как у нас, семья интернациональная. Он был женат на персиянке - так кажется по-русски это звучит.
Моя жена англичанка и поэтому - что у Питера, что у меня, дети вынуждены как минимум, понимать два языка, а ещё лучше, и говорить на них.
С последним проблема, что у них, что у меня, хотя дети и стараются. Ведь, уж очень далеко от Англии и Россия и Иран…
Вскоре разговор плавно перешел на мою работу, на русском радио в России и в Англии.
Я рассказал о замечательном человеке, дикторе Русского радио в Лондоне, Севе Новгородцеве.
Работая вместе, мы как то за говорили об НЛО и оказалось, что это хобби для Севы уже много лет.
Я со своей стороны вспомнил рассказ моего знакомого по лесным походам, о том, как он в Саянах, видел космический корабль пришельцев.
Мы сидели у ночного костра, в глухой тайге. И знакомый, блестя глазами, рассказал историю, как на сейсмостанцию в далеких Саянских хребтах прилетел громадный сферический по форме космолёт.
В одиноком домике среди скалистых гор, спали жена и младенец и потому он сильно испугался опасаясь за их жизнь. Но корабль пришельцев повисел какое –то время над домом и медленно, неслышно улетел за горы!
Питер выслушал мой, на плохом английском рассказ и в ответ, рассказал, что брат, умершего года три назад крестного, получил послание с того света, от неживого брата, который интересовался в том числе и жизнью своего крестника, то есть Питера.
- Брат крестного – знаменитый английский учёный, и потому не верить ему, как-то затруднительно - подчеркнул Питер.
Я согласился с ним и объяснил, что верю в чудеса, потому, что сама по себе жизнь каждого человека – удивительная тайна…
На этой красноречивой ноте мы закончили завтрак и стали собираться на церемонию, а Питер вскоре уехал по делам…
Ежегодная церемония награждения выпускников проходит в конце июня и длится несколько дней с утра до вечера.
Каждый день получают «благословение» выпускники нескольких колледжей.
Всего в Кембридже более тридцати колледжей, каждый из которых имеет своё название, свои здания, свой участок земли. Например Королевский, Иисусов, Христов, Святой Троицы и так далее.
Церемония проходит в доме Сената и начинаясь утром заканчивается вечером…
У нас были билеты на церемонию и по ним мы прошли в садик при Сенатском доме и стали в очередь, для того чтобы занять получше места в зале, на трибунах или на галерее.
Вокруг нас толпились и весело разговаривали сотни три родителей и близких родственников выпускников.
Многие из них сами заканчивали этот привилегированный университет и были в шляпах или шарфах определённого фасона и расцветки…
Вдруг двери дома отворились и оттуда медленно вышли люди в чёрных мантиях в «фесках» с плоской квадратной крышкой сверху и ещё с кисточкой с одного краю.
Двое из этих людей идущих цепочкой, несли серебряные толстые палки с серебряными же, цилиндрическими набалдашниками.
Возглавлял процессию человек в красном. Как позже выяснилось, это был Мастер, то есть глава очередного колледжа…
Светило солнце, счастливые и не очень, студенты фотографировались вокруг нас, с родителями и без, на зелёном газоне гудела разговорами толпа…
Наконец стали запускать и наш колледж: дочь окончила колледж Иисуса…
Внутри, Сенатский дом оказался просторным высоким залом с скамейками по бокам, с подобием низкой сцены, на котором стояли несколько стульев и бархатное кресло с золотыми львами на подлокотниках.
Нам достались удобные места почти напротив кресла, хотя сидеть на скамьях было тесно и потому неловко. Мои колени почти упирались в спину впереди сидящей дамы и я напрягся.
Наконец, в зал вошла торжественная процессия: «начальство» - люди в «фесках», Мастер в красной мантии в средневековой шляпе блином, какую я видел на портретах голландских живописцев.
Мастер сел в кресло и церемония началась…
Студенты-выпускники в мантиях, уже стояли рядами в дальней части зала, метрах в пятнадцати от кресла в котором сидел Мастер.
Наконец, женщина в мантии и «феске» вышла на середину зала, стала напротив Мастераи на латыни, представила первую «четвёрку» выпускников, при этом все четверо держали её за пальцы правой руки.
Названный по списку студент оставлял в покое палец «презенторши», делал несколько шагов к креслу и становился на колени, на бархатную, алую подставку.
Мастер вытягивал руки, зажимал своими ладонями ладони студента или студентки и произносил, тоже на латыни, традиционное напутствие.
Поднявшись с колен, студент отступал на шаг, кланялся и уходил вправо и вперёд, через другой выход.
Перед уходом из зала ему вручали диплом…
Церемония для выпускников Иисусова колледжа продолжалась около часа.
Наконец последний студент ушёл благословлённый Мастером во взрослую жизнь и сам Мастер пройдя, перед вставшими в знак уважения зрителями, во главе торжественной процессии, покинул зал…
Ушли и мы.
В садике перед Сенатом, мы сфотографировались на память и пошли в Иисусов колледж. Там, на лужайке были столики с шампанским и я с удовольствием выпил бокал, вспоминая, как четыре года назад наша дочь, здесь же знакомилась с будущими сокурсниками и преподавателями.
Тогда мы все были моложе и этот факт, напомнил мне о драматизме неостановимой жизни - одни взрослеют, а другие стареют.
Увы!..
Тогда же дочь познакомилась со студенческими «мамой» и «папой», из старшекурсников, которые взялись опекать новичков. Есть в Кембридже и такой обычай!..
Теперь наша дочь уже БИ-ЭЙ, то есть сама имеет степень.
Следующая степень –это магистр, но странно - я узнал, что в Кембридже и Оксфорде можно стать магистром заплатив определённую сумму. Не учась дополнительно и не сдавая экзаменов. Просто за деньги!..
И так только в Оксбридже. Так называют два этих университета вместе…
Поговорив о нашей дочери с тютором, то есть с её наставником и научным руководителем, мы пошли на большую лужайку, уже на общий для колледжа торжественный обед…
В большой палатке были выставлены длинные столы с закусками и едой: осетриной, лососиной, салатами, мясом разных видов и сортов.
На улице стояли столы с вином белым и красным, с соками и лимонадом.
Набрав полные тарелки еды, сели за столы на воздухе, стали есть, пить и разговаривать.
Я познакомился с отцом Аниной соседки по студенческому общежитию - Фионой. Он преподавал физиологию в университете, в Глазго.
А я, в России, был какое-то время директором подросткового клуба и тренером по атлетизму. Я вспомнил свою программу оздоровления подростков в Питере, встречи с председателем комиссии Законодательного собрания по здравоохранению.
Тогда, я убеждал его в возможности даже изменить генотип человека, если подходить к этому вопросу системно и последовательно.
Конечно к изменению генотипа, я сам отношусь осторожно и это была шутка, но и к моим предложениям, результатам моей десятилетней работы, члены комиссии остались равнодушны…
Им было не до оптимистических проектов – председателя комиссии, недавно избили до полусмерти, по заказу какого-то бандита – «бизнесмена».
…А в этом разговоре, мой опыт заинтересовал собеседника, и он задавал мне много вопросов, стараясь говорить медленно - мой английский нехорош…
На десерт была традиционная английская клубника со сливками, чему я после двух выпитых бокалов белого вина откровенно обрадовался…
Но, когда-нибудь и самый вкусный обед заканчивается…
Мы распрощались со всеми новыми и старыми знакомыми, сфотографировали виды колледжа и пошли в общежитие, где те, кто оставались ещё учиться дальше жарили во дворе, на лужайке, барбекю. Жизнь продолжалась!..
Оставив Аню паковать вещи, мы с женой и сыном пошли гулять по старинному, уютному Кембриджу.
В одном из кафе сели посмотрели Уимблдон - теннис и попивая чёрное, витаминизированное пиво «Гиннесс», я порадовался успеху соотечественницы, выигрывающей важный матч.
Отдохнув и утолив жажду взобрались на самый высокий холм в окрестностях и полюбовались открывающимися видами.
Здесь, на мемориальной доске, прочитал, что уже более двух тысячелетий назад на этом месте была крепость.
Но что самое замечательно и символично! Когда начали строить колледжи, то камни для их стен стали брать, разбирая стены крепости.
«Вот бы так всегда и везде – радуясь думал я. - Вместо военных баз и атомных бомб, много-много университетов и школ!!!»
На этом я заканчиваю рассказ о церемонии окончания университета в Кембридже - знаменитом на весь мир старинном университете.
Остаётся добавить, что я пишу сейчас книгу «Первый большевик» о Кромвеле, трагическом лидере революции в Англии, который был избран в Парламент от Кембриджа, и кажется, был какое-то время его ректором…


Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: www.Istina.russian-albion.com
Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion
http://istina.russian-albion.com/ru/chto-est-istina--51-dekabr-2017/



27. 06. 04.Лондон.















Баттерси парк.


Первый раз я побывал в парке Баттерси, несколько лет назад. Тогда здесь ещё жили олени в маленьком домике, на верху холма. Сегодня домик есть, но оленей после ремонта куда –то увезли и остались только павлины, которые по осени, так пронзительно и печально кричат, видимо скучая по оленям…
Но сегодня весна, идёт мелкий прохладный дождик и весь парк просматривается из одного конца в другой.
А павлины молчат и непонятными, невообразимо причудливыми разноцветно-волшебными «сооружениями», тихо сидят на ветках упавших деревьев, рядом с избушкой. Выяснилось, что они неплохо умеют летать и потому, взлетают на нижние ветки деревьев и даже перелетев через высокую ограду, гуляют вблизи от привычных мест.
Свои роскошные хвосты, они поменяли за зиму на новые, невообразимо красивые и величественные. И выглядят сейчас, как заколдованные злым волшебником сказочные принцы и принцессы …
На парковом озере менее шумно, чем в солнечный день. Из дальнего угла пруда доносятся трубные сердито обиженные клики гуся, за которым гоняется сердитый лебедь.
Гусь не может уплыть от взъерошенного и похожего на белоснежную сердитую подушку, быстрого лебедя и подлётывает на несколько метров каждый раз, как хулиган лебедь подплывает опасно близко…
Лебеди-самые сильные на пруду птицы и потому иногда треплют ни в чём неповинных гусей, только заподозрив их в намерении обидеть их лебёдушку.
На самом деле, очень трудно разобраться напрасны ли лебединые агрессивные действия – может быть гуси-то в этом парковом сообществе не всегда невинны…
Во всяком случае вид, особенно у серых гусей, достаточно подозрительный.
Они часто шипят даже на прохожих, а в сторону канадских гусей, иногда проделывают совсем недружелюбные жесты…
Посередине паркового пруда, в отдалённости и недоступности, расположены острова, на которых сегодня чисто и ухоженно. Сухие ветки и упавшие деревья распилены на короткие чурочки и сложены в поленницы. Листья собраны в аккуратные кучки и отсутствие листвы на деревьях, делает острова прозрачно чистыми и успокоенными.
Длинноногие, нескладные как молодые балерины, цапли делают гнёзда в вершинах крепких деревьев, на краю большого острова.
Плавно маша крыльями, муж цапли неслышно и неспешно пролетает надо мной, неся в длинном клюве веточку, делает изящный полу разворот и плавно садиться на край большого тёмного гнезда из которого, вдруг «вырастает» голова «жены-цапли», на длинной шее.
Она берёт ветку и видимо говорит мужу: «Может ты отдохнёшь дорогой?».
«Муж-цапля», в ответ глядит на неё ласково снисходительно, тут же вспархивает и летит за следующей веточкой…
В соседнем цаплином гнезде, та же картина. Но там, «муж» с достоинством, довольно долго сидит на краю гнезда и видимо советует жене, как ей лучше пристроить в сооружение, принесённую ветку.
Только увидев, что сосед улетел за новой порцией стройматериалов, второй «муж» нехотя покидает «супругу» и улетает вдаль…
Уже на «материке», с толстого лондонского платана, шурша по коре коготками спускается на землю белочка. Она, подскакивает к большому сухому листу на земле, ловко помогая себе лапами складывает его в рот и легко взбирается назад, на дерево.
Белки тоже строят гнездо для потомства...
На холме, две вороны согласно делят хлебную корку и сытые, прячут кусочки хлеба в землю: чуть раскапывают мягкую почву и суют в образовавшуюся ямку хлеб, а потом клювом же, заравнивают почву сверху.
Одна из ворон увидев рядом старый лист, хватает его клювом и кладёт сверху на тайник. «Для маскировки!» - с удивлением догадываюсь я…
Мелкий дождик продолжается и я останавливаюсь, чтобы достать из сумки зонтик. Неподалёку за металлической оградой, вдруг замечаю движение и вглядевшись вижу, что это большая серая крыса с длинным хвостом.
Немножко брезгливо, слежу за тем как крыса, словно наощупь, не торопясь, зигзагами бежит по земле, волоча длинный хвост по сухим листьям. Затем, словно в поисках грибов, начинает закапываться в листву и движет перед собой, а точнее над собой, горку листьев. На какое-то время она замирает там, под слоем осенних листьев, потом снова начинает двигаться, не показываясь на поверхность.
Через несколько секунд, на какое-то время замерев, вновь появляется на виду.
Я догадываюсь, что она видимо ест каких-то жучков – паучков, которые прячутся под листьями. Может быть поэтому, крыса на какое -то время делается кротом.
Через время, я сдвинулся с места раскрывая зонтик, чтобы защититься от дождя, а крыса замечает движение и шмыгает в какую-то щель в корнях. Наверное это её нора…
Не спеша иду дальше, любуясь тонким рисунком древесных веток, опутавших небо графической паутиной.
Трава вокруг по весеннему зелена, но из-за недостатка света под дождливым небом, эта весенняя зелень не бросается в глаза.
То тут -то там на зелёном газоне, уже видны стрелки дафоделс с неяркими жёлтыми цветочками, растущие дружными цветочными стайками на склонах зелёных полян.
Кое-где, на деревцах уже появились белые и розовые цветочки дикой вишни.
Но это пока первые беленькие многоточия, а не густые бело-розовые облачка, в которые они превратятся через месяц.
Весна, словно наощупь пробует пройти по парку и кое-где, ей этого ещё не удаётся…
Дождь продолжается и я, ещё медленнее иду вдоль пруда, вглядываясь в причудливые изгибы стволов, веток и мурависто зелено-глянцевую листву вечнозелёных кустарников, по-русски называемых падубом…
Парк, шершаво тих…
Низкое небо, однотонно серого цвета…
Ярко праздничная в солнечный день, золочёная, неподвижно-спокойная скульптура Будды на подиуме азиатской пагоды – ступы, грустно сосредоточена…
А кругом продолжает шуршать по траве и деревьям, кажущийся таким английским, чахлый весенний дождик…
Кажется, что он никогда не кончится и поэтому на душе тоже грустно и тоскливо…
Я шагаю все медленнее и смотрю уже только себе под ноги…



Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: www.Istina.russian-albion.com
Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion
http://istina.russian-albion.com/ru/chto-est-istina--51-dekabr-2017/




2005-02-19. Лондон.









Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 111
© 15.12.2017 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2017-2139023

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня


Елена Радкевич       15.12.2017   20:50:05
Отзыв:   положительный
Спасибо, Владимир! Интересно было вместе с вами путешествовать но незнакомой Англии!!! Успехов вашей дочери в карьерном росте!









1