Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Битва иллюзий


(отрывок из романа "Грэй")

Когда Жанна ушла, Варвара Дмитриевна принялась за работу. Сначала она разложила перед собой разнообразные предметы: голову змеи, чашечку с песком, потом отрубленную медвежью лапу и волчий хвост. Последним предметом был самый обыкновенный кактус с длинными иголками, сиротливо стоявший в стороне в керамическом горшочке. Затем она достала из шкафчика склянку с «лунным отваром», открыла её и пару раз дернулась от резкого и ядреного запаха. Довольно фыркнула, и все, кроме медвежий лапы отложила в сторону, а лапу стала терпеливо намазывать, этой чрезвычайно пахучей мазью, напевая при этом мелодию из Клавдии Шульженко, похожую на «Мой малыш, мой малыш, ты опять шалишь…». Потом эта мелодия ей надоела и, перейдя уже к хвосту волка, старая ведьма начала мурлыкать под нос уже что-то из репертуара Любови Орловой. Так, намазывая предмет за предметом, напевая под нос старые советские шлягеры, Варвара Дмитриевна трудилась почти час. Закончила она кактусом, который обработала под песню Майи Кристалинской «Ландыши». Тут, видимо устав, она слила остатки зелья в песочек и прилегла чуток подремать. Рядом положила куклу из синей ткани с волосами Ани. Сегодня ее ожидала битва с самым страшным врагом в жизни.

Было уже шесть часов утра, но старой ведьме не спалось. Внезапно она услышала звонок в дверь. Встала с кровати, подошла к двери и услышала, как Дориан заскулил, жалобно и отчаянно грустно.
– Сейчас, Анечка, сейчас. Сейчас, я тебе открою. Ты одна пришла?
Она приоткрыла дверь на цепочку и посмотрела в проем, держа в руках синюю куклу...
– Sentire dolorem! – Услышала она за спиной и дернулась, как от удара током.
– Вижу, что ты не одна... – Удовлетворенно хмыкнула хозяйка особняка, резко обернувшись назад. – Но можешь не стараться. На мне белый цветок полыни, он защитит меня от твоей глупой магии.
Анна, которая неведомым образом оказалась внутри дома и за спиной у Варвары Дмитриевны, внимательно смотрела на хозяйку особняка, а затем отступила чуть назад, и сбросила с плеч кожаную курточку. Теперь на ней были только спортивная рубашка–трико на голое тело и тонкие облегающие брюки.
– Вы так думаете, Варвара Дмитриевна? Кукла вам тоже не поможет.
– Не поможет, это точно. Ты знаешь мое имя?
– Я и адрес ваш нашла не по интернету. И Жанна мне ничего не сказала.
– Я знаю, кто тебе рассказал... Садись! Присядь! Девочка моя. В ногах правды нет.
Анна задумалась, но не стала садиться, а осторожно отступила с Грэем в руке в сторону гостиной, ни на секунду не отрывая взгляда от своего врага.
– Спасибо, Варвара Дмитриевна, мы… лучше постоим. Сегодня полнолунье, время ведьм. Но у нас есть преимущество. Нас больше.
Грэй уставился на старую ведьму своими пустыми глазницами, словно спросил: «дрожишь ли ты плутовка Леонарда?». Аня, задумчиво погладила своего учителя по темени. Варвара Дмитриевна то же задумалась, потом ответила:
– У тебя в руках значит все-таки Донат Ротузов? Я знаю его, точнее знала.
– И он тоже знает тебя…
– И это правильно! Анечка, мышка моя лукавая, луковка моя ненаглядная. Как же вы подходите друг к другу… Просто как дочь и отец!
Анна чуть вздрогнула, а старая ведьма, увидев это улыбаясь, продолжила:
– Как говорят мудрецы, мы получаем знания, когда общаемся со старшими, а Бога познаем, когда играем с детьми…
Ведьма застыла, разглядывая гостью. Анна в ответ тихо поцеловала Грея и сосредоточилась.
– Мудрость Бога в плаче ребенка… – тихо произнесла Варвара Дмитриевна, а затем изменившимся и совершенно глухим голосом, грубым и рваным, – а ты нарушаешь волю творца, общаясь с Люцифером, держа руках демона тьмы. Выродок мерзкий, отродье крысы и желтой саламандры…
Тело Варвары Дмитриевны внезапно словно выросло в размерах.
– Твоя сила – блеф–ф… – и рука ведьмы растянулась, а из нее вылезли когти.
Анна не испугалась, а сцепилась со своим врагом. Варвара Дмитриевна ударила ее когтями, но когти с хрустом отлетели от лица девушки, как от брони:
– Харон, Аарон! – Прорычала, превратившаяся в медведицу, ведьма.
– Deditionem! Взлететь! – воскликнула Анна и оторвалась от пола.
Варвара Дмитриевна промахнулась своими лапами и зарычала на Анну, которая уже сидела на люстре.
Началась «битва иллюзий»!
Ведьма снова махнула лапой и задела ногу Анны, на которой тут же образовались красные тонкие полосы, Анна, превратившись в змею, упала на плечи медведицы, что тут же превратилась в волка и попыталась сорвать пастью с плеча змею.
Змея взлетела, словно на крыльях и стала орлом. Волк ударил воздух лапой, а щелкнул пастью. Присел и прыгнул на Орла. Орел вцепился в глаза и морду волка, начав царапать своими когтями. Волк обратился назад в медведя, который начал мотать башкой, но не мог сбросить с головы птицу. Махнул лапой, чуть задев крыло врага, но орел удержался, выпустив когти прямо в глаза зверю. Тогда медведь заревел от боли и упал на пол песком, а орел взлетел и сел обратно на люстру.
Песок собрался в Варвару Дмитриевну в ее обычный облик, но уже изменившийся. Из глаза по щеке капала кровь. Бровь также была разорвана.
– Что же ты делаешь, девочка моя? Зачем ты убила мою собаку?
– Чтобы ты поняла, что не стоит со мной связываться, – Ответила Анна, потирая раненную руку.
– У Сильвии был такой чуткий характер, а какие добрые глаза…
– Мои соболезнования – И Анна, превратившись в удавку, упала на шею Варваре Дмитриевне. Она мгновенно оплелась вокруг нее и начала сдавливать. Ведьма зарычала, стаскивая удавку с шеи, а потом упала на пол в виде змеи, выскользнула из удавки, всколыхнулась и вернулась в облик медведицы. Анна в ответ стала львом. Через несколько секунд медведица и лев сокрушили половину обстановки в комнате: опрокинули стол, разбили обе вазы, уронили торшер и разломали и опрокинули на пол один из шкафов, и даже снесли стеклянную дверь в соседнюю комнату. Лев бросал на медведицу разные вещи, та отбивала их лапами пытаясь подобраться к врагу поближе. Наконец, уклоняясь от удара медведицы, лев прыгнул на диван, мгновенно вспоров его своими когтями, так что выпрыгнули пружины, на секунду увяз в этом месиве и медведица, воспользовавшись этим, сильно удалила льва в корпус своими когтями. Анна отлетела к стене и застонала, вернувшись в свой обычный облик. Она приподнялась и сплюнула кровь. Потом посмотрела на свою грудь. Тренировочная рубашка была вспорота и висела порванными лоскутами, а на коже девушки четко обозначились четыре огромных царапины – от шеи к груди. Анна машинально скинула рубашку, обнажившись по пояс, а потом ещё раз сплюнула кровью на пол и вытерла губы.
– Девочка моя, зайка прыгучая, ты совсем не умеешь контролировать свои иллюзии. Похоже, что Ротузову не на что надеяться.
– Заметила Варвара Дмитриевна в своем естественном облике.
Анна, ответ, поднялась, пошевелила головой, потом сжала кулаки и сказала сухо:
– Продолжаем!
– Анечка, твои фантазии это фантазии ребенка. А мне столько лет… Как ты рассчитывала справиться со мной?
– Я справлюсь!
– Скоро, милочка, я раздену тебя догола. Сниму с тебя всю кожу, – ласково ответила старая ведьма, затем упала обратно в медведицу и пошла на девушку. Пол начал прогибаться под ее шагами, а оконное стекло задрожало. Анна не стала трансформироваться, а просто поджидала врага. Медведица, рыча, подошла к ней всей своей горой, а потом рубанула когтями. Анна обхватила ее лапу и сжала со всей силой, а потом произнесла:
– Sentire dolorem! «Огонь»!
Лапа медведицы вспыхнула огнем, и та в отчаянье пыталась сбросить с себя пламя. В этот момент Анна, снова превратившись в змею, обвилась вокруг шеи медведицы и произнесла.
– Somnus! «Земля».
Туша медведицы повалилась на пол, а удавка продолжала сжимать ее и сжимать.
– Somnus! Somnus! Somnus! – повторяла Анна, уже в своем естественном облике, причем уже ее руки, извиваясь, переплелись, вокруг шеи ведьмы, как две железных кобры.
Наконец, медведица не выдержала и заревела каким-то хриплым голосом.
– Теперь ты не выпрыгнешь. – Прошептала Анна. – Станешь змеей, я отрежу тебе голову. Грэй сказал мне, что ты не знаешь ни элементов, ни заклятий. Вся твоя сила это женское колдовство. Зачем ты вообще вызвалась драться с тем, против кого не имеешь силы?
Внезапно медведица зашевелилась и превратилась в кактус, вонзив в девушку длинные, как у дикобраза, иглы.
Анна вскрикнула и отлетела в сторону. Она упала и из десятка мелких ран потекла кровь.
Кактус снова вернулся в медведицу и та страшными тяжелыми шагами, от которых изгибался пол и дрожали шкафы, подошла к Анне. Медведица ударила девушку лапой, потом ещё раз, подбросила вверх, потом ещё раз и ещё раз, пока не изрубила буквально в кровавую кашу. Анна только дрожала и чуть всхлипывала, скулила, словно плакала. Медведица, торжествуя, встала над поверженным врагом и, вернувшись в прежний облик Варвары Дмитриевны, пошевелив шеей, на которой отобразился широченный красный шрам от удавки, произнесла:
– Девочка, ты многого не знаешь. Моя школа намного древнее твоей, а ты даже не владеешь сама магией, лишь пользуешься даром Тьмы.
На что Анна только застонала, буквально как заплакала, истекая кровью.
– Да, стони, стони девочка моя, да. Скоро ты умрешь…
В ответ Анна снова жалобно заскулила, а потом отчаянно задрыгала руками и ногами… всеми четырьмя одновременно! Глаза у ведьмы округлились от изумления и ужаса.
– Варвара Дмитриевна… вы… только что убили свою вторую собаку! – услышала она за своей спиной.
И не успела ведьма обернуться, как Анна схватила ее за шею и произнесла:
– Sentire dolorem! «Огонь»!
Кожа старой ведьмы под ее рукой мгновенно покрылась огромными волдырями, и старая ведьма застонав, буквально зарычав от боли, начала медленно оседать на пол...

Спустя час Анна вышла из особняка, который немедленно вспыхнул, а спустя минуту пламя перекинулось на второй этаж.
Анна остановилась и покачнулась. Помимо страшной, буквально нечеловеческой усталости, она была ранена несколько раз. Кровь капала и с ноги и с шеи, а на щеке была серьезная ссадина, буквально от глаза до подбородка. Она постояла несколько секунд, потом погладила в сумке Грэя и тихо сказала:
– Спасибо!
Огонь охватил уже и нижний этаж, а потом со звоном упало стекло.
«Я оставлю тебе жизнь, но заберу всю твою силу. Мне поможет это сделать Грэй. Всю силу. Без остатка» – вспомнила Анна свои последние слова, что сказала поверженной ведьме.
Анна улыбнулась, разглядывая пылающий дом, а потом, чуть покачиваясь, будучи ещё слабой, взяла телефон и позвонила.
– Оленька, прости… со мной снова случился припадок… Можно у тебя снова переночевать на пару дней? Спасибо…
Анна задумалась и снова подняла трубку.
– Кроме того, на меня напала бродячая собака. Да, когда я была в припадке. Она чуть поцарапала меня. Я с трудом отбилась.
Анна прекратила разговор и закашляла.

– Одиннадцать швов, юная леди! – Произнес Черный Лекарь, работая нитками. – Только не рассказывайте мне про эпилепсию. Я как раз все про это знаю. С кем вы подрались, с демоном или с первосвященником?
– С медведем, медведицей. – Ответила Анна и потеряла сознание.
– Что ты думаешь, Николай? – Спросил, стоявший рядом Азазель.
– У нее сильное и гибкое тело. Выживет. Не такая красивая, как раньше, но выживет.
– Что это было, по–твоему, кто на нее мог напасть?
– Судя по тому, что она осталась живой, тому, кто напал, досталось намного больше.
Азазель кивнул, а потом посмотрел на девушку, которая уже спала под наркозом.

В этот раз Анна не появлялась дома почти неделю. Алина Станиславовна, однажды прибираясь, нашла у нее коробочку со странными предметами: орлиным пером, кисточкой от хвоста льва, шкурой какой-то змеи, кольчужным поясом и кожаной удавкой. Недолго думая, она отнесла весь этот «ужас» на помойку, оставила только перо, которое ей очень понравилось.





Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 101
© 11.12.2017 Лев Вишня
Свидетельство о публикации: izba-2017-2135246

Метки: ведьмы, череп, трансформации, ужас.,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Наталья Кугаевская       26.02.2018   05:20:13
Отзыв:   положительный
Благодарю, ЛЕВ! Весёлое сказание...

Лев Вишня       26.02.2018   22:26:44

Спасибо!

Фрагмент из романа:-)
















1