День отдыха


День отдыха
Маленький мальчик стоит у раскрытого окна "голубой гостиной". Вьющиеся волосы его треплет свежий, порывистый ветер, на щеках играет румянец, блестящие глаза с интересом и восторгом наблюдают за волнением, разыгравшимся на море. Высокие волны с грохотом ударяют о причал, и матросы небольшого баркаса борются с волной, пытаясь пришвартоваться.
Пожилой гувернер стоит позади мальчика, и, в который уже раз, умоляет: "Ваша светлость, Семен Михайлович, прошу Вас, давайте закроем окно. Сейчас приедет Ваш батюшка, снова будут гневаться".
У парадного подъезда останавливается четверка лошадей, запряженная в черную карету на рессорном ходу. На дверце кареты поблескивает золотом стилизованный вензель в виде заглавной буквы "В". Лакей в ливрее, с пышными бакенбардами открывает дверцу, и из кареты выходит Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор, герой войны 1812 года, Светлейший князь Михаил Семенович Воронцов. Завидев его, мальчишка бегом пересекает комнату, дробно стучит каблучками по ступенькам парадной лестницы, распахивает входную дверь и бросается в отцовские объятия.

Прошли годы, мальчишка вырос и посвятил свою жизнь воинской службе. Участвовал во многих сражениях, был неоднократно награжден за свою отвагу. Получил ранение в Крымскую кампанию. Женился в 1851 году на Марии Васильевне Столыпиной, урожденной Трубецкой - фрейлине императрицы. Роскошную свадьбу сыграли во дворце, построенном отцом. Господь не дал молодым наследника, и род Воронцовых оборвался. Однако прекрасный Воронцовский дворец стоит до сих пор. Ныне он переоборудован в музей и десятки тысяч туристов посещают его ежегодно.

Сегодня у нас день отдыха. Поехали на экскурсию. Стоим на пристани в Алупке. Позади виднеются шпили и башни того самого Воронцовского дворца, по которому бродили часа три с экскурсией. Узнали, что дворец построен в английском классическом стиле, который гармонично сочетается с неомавританским. Что дворец строился на протяжении двадцати лет.
Погуляли по Воронцовскому саду. Посидели у фонтанов, отдохнули. Сделали несколько снимков на фоне дворца и горы Ай-Петри. Теперь, вот, стоим на берегу и с интересом наблюдаем, как причаливает к пирсу наш небольшой теплоход, на котором предстоит плыть обратно. Пока гуляли, усилился ветер, и на море поднялась приличная волна. Помните маленького мальчика? У нас, думаю, примерно такое же выражение на лицах - и любопытство, и восторг, и легкое опасение. Жутко интересно, как же наш корабль причалит? Еще более жутко и более интересно - как мы поплывем? Некоторым из нашего коллектива, такая затея показалась просто жуткой, и не вызывала других эмоций. Они, посмотрели на море, и, сказав неопределенное "нафиг надо..." отправились на автостанцию. Мы же продолжали наблюдать, как наш теплоход, то зарываясь носом в воду, и обнажая бешено вращающиеся винты, то взмывая на гребень волны, причаливает к пирсу.

Вскоре подали трап, и мы гуськом, держась за все, за что только можно, поднялись на борт. Народу на нашем суденышке набралось достаточно - не мы одни ездили любоваться Алупкой. Наши ребята, и еще кто-то из их знакомых по институту, плотной группой, обняв друг друга за плечи, уселись на скамейке за рубкой капитана. Сюда не долетали соленые брызги, когда кораблик смело нырял носом в очередную волну. Все ребята были молоды - второй, третий курс. Мой институтский маршрут был пройден четыре года назад. Я был из другого студенческого поколения, с другой орбиты. Места на скамейке мне не досталось, да и та красивая девушка, которая мне нравилась, оживленно беседовала и смеялась с другими. Цепляясь за поручни, прошелся по палубе - повсюду было мокро и неуютно.

Погрузка наконец закончилась, экипаж занял свои места, дизель заработал на всю катушку, и кораблик плавно стал отходить от пирса, увешанного потрепанными автомобильными покрышками. Постояв еще немного, я спустился в салон. Ветра и брызг там не было, но, Бог ты мой, там и дышать было нечем. Кому-то было очень плохо. Человека понять можно - морская качка не всем по нутру. Мне тоже было не очень комфортно, но терпимо Теплоход медленно кренился, взбираясь на волну, но вниз не скользил, а проваливался. Палуба просто уходит из под ног, и на долю секунды - ты в невесомости. Затем, глухой удар днища о воду, нос корабля зарывается в высокую волну, и палуба снова неумолимо поднимает тебя вверх, чтобы процесс падения повторялся вновь и вновь. Хорошая тренировка вестибулярного аппарата. Наибольший эффект на носу и корме. Более спокойно - за капитанской рубкой наверху или около лестницы внизу. Я проверил. Но лучшие места были уже заняты. Внизу у лестницы как раз сидел тренер со Светланой. На мое подобие улыбки и приветливый взмах руки, они лишь отрешенно кивнули головой. Мол, отстань, и так тошно.

Я прошел вперед по салону и решительно сдвинул шторку пластикового окна. Свежий морской воздух ворвался в легкие и в салон. Наконец-то можно было вдохнуть полной грудью. Однако через секунду я понял, что погорячился и окно раскрыл слишком широко. Теплоход очередной раз нырнул, и вода, до этого разбивавшаяся о лобовое стекло, радостно хлынула в салон. Я это вовремя успел заметить и отпрянул в сторону, замочив лишь левое плечо рубашки. Но оказалось, что прямо за мной стоит какой-то паренек, незаметно подошедший сзади подышать свежим воздухом. Не то чтобы паренька смыло волной, но по его абсолютно мокрой и крайне удивленной физиономии с раскрытым ртом можно было понять, что он никак не ожидал такого поворота событий, и соленой морской воды хлебнул достаточно. Посмотрев на его крайне нелепый, насквозь промокший вид, еле сдерживаясь от смеха, я почему-то сказал: "Excuse me", - наполовину задвинул шторку стекла и поднялся наверх. Там было весело. Дружный молодой коллектив, радостно улыбаясь, во все горло, перекрикивая шум ветра и грохот волн, пел песни. Сейчас звучала как раз самая подходящая:
"Врагу не сдается наш гордый "Варяг",
Пощады никто не желает..."
Короче, все у ребят было отлично, несмотря капризы природы.

Остаток пути промаялся на верхней палубе, как-то уже почти не ощущая дискомфорта от этого морского путешествия. Причалили у пирса соседнего с нами лагеря. Вероятно, здесь было глубже и не так штормило. Певческий коллектив дружно и весело сошел на берег. Для них обратная поездка прошла прекрасно. Остальным было явно не до веселья. Они, конечно, тоже, с облегчением и радостью ступили на твердую землю, но их даже на земле покачивало, и эти радостные эмоции были где-то глубоко внутри.
Ребята, что поехали из Алупки на автобусе, прибыли в лагерь чуть позже. То ли в Ялте, то ли в Алуште, Олег Алексеев и Саня Пехотинский случайно зашли в дегустационный винный зал и теперь пребывали в философском настроении. На мое предложение пойти побегать, Олег, положив мне руку на плечо, сказал, что тренировать следует дух, а нудный бег по шоссе тренирует только лишь бренное тело. Я ответил, что согласен с ним, но здоровый дух неразлучен со здоровым телом, поэтому тренировки тела необходимы.
Было уже не так жарко. Я пробежался до Солнечногорского и обратно в одиночестве и получил огромное удовольствие. Вышло где-то двадцать км с небольшим. День отдыха прошел удачно.

Февраль - март 2017





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 07.12.2017 Виктор Титов

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1