Колымские истории 1. Коттеджи Сеймчана





Прошло сорок семь лет, а я всё помню, как будто это было только вчера.

Заведующая библиотекой Хабаровского строительного техникума Нина Петровна, прочитала мои стихи, указала на излишне поставленные знаки препинания и спросила:
- Вы билеты на самолёт уже купили? Я получила письмо от Ниночки, она вас встретить в аэропорту Сеймчана не сможет, будет в командировке в Буюнде, но в строительном управлении вас с Михаилом будут ждать.

На преддипломную практику мы собрались ехать с Мишей, с ним вместе поступали в техникум, вместе решили поехать «за туманом и за запахом тайги».
Мы уже знали о том, что посёлок Сеймчан, был основан в тысяча шестьсот девяностом году, является административным центром Среднекамского района Магаданской области.

Нина, выпускница нашего техникума, работала там уже три года, писала, что посёлок большой, почти семь тысяч человек, расположен на берегу одноимённой реки недалеко от места её впадения в реку Колыму.
Зима у них крайне суровая, лето короткое и очень жаркое. Река полноводная, по ней справляют много леса.
В посёлке есть аэропорт, речной порт, строятся многоэтажные дома, в качестве общежитий используются дома небольшие, типа коттеджей.

До Магадана мы долетели без особых приключений. Я и Михаил впервые летели на самолёте, да ещё самостоятельно. Были мы достаточно взрослыми, восемнадцать лет исполнилось.

В аэропорту Магадана пересели на АН-2, «Аннушку» как её все называли, и через полтора часа наш самолёт пошёл на посадку.

Я выглянул в круглое окошко – иллюминатор, увидел бесконечно извивающееся русло реки Колымы, потом извилины реки Сеймчан. а потом, словно краюшки хлеба, крыши домов.
Невольно обратил внимание на два больших квадратных участка земли, обособленных от остальных строений какими-то полосами по краям.
- Колонии это, - разъяснил мне сидящий рядом мужчина лет пятидесяти. - И зачем вас сюда занесло? А вы знаете, что в посёлке до сих пор проживают бывшие полицаи и предатели Родины?

Он посмотрел на наши побелевшие от укачивания лица, подумал, что мы сильно испугались.

- Я вот двадцать лет здесь работаю, а ночами на улицу один не выхожу! - Он говорил так серьезно, что мы почти поверили.

Мужчина вдруг улыбнулся, стал застёгивать свою меховую куртку и широко, по-дружески улыбнулся:
- А вы молодцы! Себя нужно проверить, на что ты способен. В жизни это пригодится. Только вы в карты здесь ни с кем не играйте, да не пейте спиртного с незнакомцами.
Кстати, вы знаете, что сюда завозят только спирт? Вы его когда-нибудь пили?

Мы с Мишей отрицательно покачали головой.

- Вы всегда держите себя уверенно, - продолжил наш попутчик, - но не лезьте на рожон, не ячтесь, не показывайте, что много знаете. А главное, не показывайте, что боитесь кого-либо. Отдельные особи двуногие это чувствуют.

Вот наша «Аннушка» побежала по полосе, вырулила к зданию и остановилась.
Спустившись на землю по короткому металлическому трапу, я сразу обратил внимание на двухэтажное бревенчатое здание с надстроенным над крышей диспетчерским пунктом. Брёвна были чёрными от воздействия снега и дождя.

Попутчик шёл рядом с нами и, не глядя в сторону встречающих, сказал нам:
- Этот аэропорт построили в тысяча девятьсот сорок втором году. С сорок третьего года, по сорок пятый, он стал промежуточным пунктом трассы Алсиб, по перегону военных самолётов из Америки по Ленд-лизу.
Я хорошо помню, как летом сорок второго, мы строили и оснастили три аэродрома в Оймяконе, здесь в Сеймчане и в Уэлькале на Чукотке. Главное, вы больше слушайте мудрых людей, но не выполняёте поручения всяких…
К нашему попутчику подбежал маленький, на две головы ниже его, круглый как пузырь человечек:
- Михал Михалыч! Машина ждёт! - Увидев, что рядом идём мы с Мишей, человечек не удивился и спросил, - Они с вами?
- Подвезём их к строительному управлению. – Не поворачивая головы к собеседнику, сказал Михайлыч, - Пузырёв, ты потом их отвези к общежитию.
Вокруг здания, стояли вековые высоченные деревья, ветки которых были у самой земли.
Только подойдя ближе, я обратил внимание, что большое количество снега было сдвинуто маленьким бульдозером, трактором ДТ-75, который, натужно рыча, чистил площадь перед зданием аэропорта и отталкивал сугробы к деревьям.
У входа в здание стоял покрытый тентом четырёх дверной Газ- 69.
Мы с Мишей усевшись на заднее сиденье, пытались хоть что-нибудь увидеть из замерзших окон. Но то ли сугробы вдоль дороги были слишком высоки, или печка автомашины быстро прогрела салон, окна запотели, так мы ничего и не увидели.
Через полчаса Михаил Михайлович вышел из машины. В полуоткрытую дверь я заметил одноэтажный дом, построенный из брёвен, огороженный штакетиной. Во дворе дома стояла одинокая ель.
Михаил Михайлович подошёл к дереву поклонился и громко сказал:
- Здравствуй, Любушка, здравствуйте дети, я вернулся!

- Вот так каждый день, - тихо констатировал Пузырёв, - он ведь в тысяча девятьсот сороковом году убил троих гадов. - Пузырёв грязно выругался. - Они изнасиловали его беременную жену.
Отсидел здесь в колонии двадцать лет, а теперь он большой начальник. После освобождения построил себе дом, посадил эту ель и разговаривает с ней, будто со своей потерянной женой и детками.

После оформления нас с Михаилом на работу в строительном управлении, Пузырёв подвёз к маленькому, три на четыре метра домику из бруса. Деревянный туалет был завален снегом по крышу.
Дверь в дом открывалась внутрь, к входу в дом была прокопана узкая траншея. Увидев наш немой вопрос, Пузырёв сказал:
- Малую нужду справите в ведро, большую на чердаке. Потеплеет, уберёте там. Лопаты держите в помещении, придётся не раз откапываться.
Михаила направили дублёром мастера в Омолон. Увиделись с ним мы через пол года в Хабаровске.

Недавно я прочитал в газете: «Колымская судоходная компания» 2 июня отправила из речного порта Сеймчан Магаданской области пять палубно-наливных судов с полутора тысячами тонн дизельного топлива для самого труднодоступного села Чукотки - Омолона. Таким образом, вместе с уже имеющимся запасом в тысячу тонн, потребности села будут обеспечены в полном объеме вплоть до следующей зимы.
Судам предстоит преодолеть путь по двум северным рекам: тысяча двести километров по Колыме и пятьсот семьдесят километров по Омолону.
На территории Среднеканского района находится Сеймчанский район Магаданского заповедника. Здесь в резко-континентальных климатических условиях произрастает множество реликтовых растений, которые типичны для океанических побережий. Также в Среднеканском районе интересен памятник природы "Остров на реке Колыме", откуда в 1936 году отправилась первая Омолонская экспедиция.

Из газеты я узнал, что население поселка Сеймчан сократилось до двух тысяч четырёхсот человек.
В связи с тем, что аэропорт не работает, в Магадан на заседание учёного совета директор заповедника добирался восемь часов на автомашине.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 07.12.2017 Владимир Винников

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1