Книга 2. Глава 35. Бес- совесть и Сталин.


Книга 2. Глава 35. Бес- совесть и Сталин.
Роман. Добровольные страсти. Глава 35.
,,,,Тревожные военные времена закончились, но Иосиф по-прежнему
засиживался до полуночи, он оставался в кабинете один, никто не
отвлекал его по ночам, можно сосредоточиться и обдумать без суеты
текущие дела.

Думать было над чем, хвалебные оды в честь генералиссимуса, во славу
Великого полководца заполнили полосы газет.

Мысленно ставил Иосиф Джугашвили себя на одну планку с Александром
Македонским, а иногда и с воителем Тамерланом, одним из самых злых
тиранов человечества. Гениальный полководец оставил горы трупов везде,
где проходили войска Воина Смерти.

В прессе все чаще цифры и факты говорили о многочисленных жертвах.
Слишком, дорогой ценой далась эта победа!

И можно ли назвать это победой с таким количеством жертв?

Сталин с наслаждением думал о своем величии, и о своей мудрости. Но
почему-то во сне и в полудрёме всё чаще его навещали, воспоминая о
предвоенном времени, когда он ничего не хотел слышать о стоящих на
границе полчищах и такках Германии, и о дате переходе границы немецкими войсками.

Иосиф вспоминал, как он тупо твердил: «Всё это провокация. Враги
Советов хотят поссорить меня с Гитлером. У нас договор».

Он теперь успокаивал себя: «Мы победили фашизм! Я проявил мудрость! Я
вселил в народ страны этот гордый дух Великих воинов».

А когда опять наплывали сомнения, ему хотелось уничтожить, изжить их.
И ещё более ему хотелось искоренить эти сомнения в тех, кто окружал
его, и даже в людях, которые выстрадали, выплакали свои сомнения,
которые с трудом выжили в «аду» войны.

А ещё появились сомнения у тех, кто вернулся с фронта, и успел
мимоходом между боями сравнить жизнь заграничного крестьянства с
жизнью наших нищих и убогих крестьян, всегда живущих впроголодь,
особенно в послевоенной разрухе.
Вот такие мысли и уловил бес Бенедикт, наблюдавший уже несколько ночей
за Иосифом Джугашвили по кличке Сталин.
Бес обдумывал, как подступиться к правителю-тирану.
И тут его Беса осенило:
«Только такая незаурядная личность как Иосиф, замаравший себя в крови
по локоть, мог противостоять и одолеть одержимого душегуба Адольфа. Мы
делали ставку на злой гений Гитлера, а служители царства Света
противопоставили нам Сталина!»- Как я раньше не мог этого понять?

Бес размышлял: «А в каком обличии я должен предстать перед божьем
рабом Иосифом?»
В этот момент Сталин внимательно читал газетную статью, воскликнул:
- Совсем совесть потеряли эти врачи. Ха! Им не нравится приговор суда!
В голове у Бенедикта засело слово «совесть».
- Да, да! Действительно, совесть. И только Совесть! - Обрадовался бес находке.
Дух Бенедикта подсел к Иосифу поближе к уху и почти шепотом спросил:
- Иосиф, как тебе живётся без меня, твоей Совести? Давай, наконец
поговорим с тобой.
Иосиф встрепенулся, испуганно взглянул на что-то непонятное рядом,
выронив трубку из рук, уставился на это полупрозрачное нечто.
Затем уже вполголоса Бенедикт продолжил:
- Не удивляйся, я твоя Совесть! Видишь, я рядом с тобой, а в тебе
самом мне нет места. Ты давно вытеснил меня из себя.
Наконец Иосиф преодолел страх и дрожащим голосом спросил.
– А, что я сделал такого, что ты моя Совесть от меня сбежала?
- Э-э-э, - протянул Бенедикт, - память короткая стала у тебя! Ты
помнишь только то, что для тебя сладостное, тешишь себя мыслью о своем
величии? Гордыня затмила твой разум! А правда ли это? Иосиф, ты посчитай жертвы войны и невинно убиенных за годы твоего правления.
Иосиф насупился: - Без жертв нет победы!
Бенедикт возразил: - А победы-то и не было! Ты же проиграл эту войну.
Иосиф вышел из себя и стукнул кулаком по столу:
- Я эту войну выиграл!
- Нет, - твёрдо продолжал Бенедикт, - ты проиграл войну! Это - великая
трагедия всех советских людей. Это народ выиграл войну! Это - его
победа, а твой проигрыш! - наступила не значительная пауза.- Ты проворонил начало войны, даже пальцем не пошевелил для укрепления приграничных районов. Воинов, безоружных солдат и офицеров , за отступление ты расстреливал как паникеров. Это по
твоей вине они отступали и гибли. Главное, ты же не вёл солдат к победе.
Ты даже пороха не нюхал, просидел в своем кабинете четыре года. Кровь
лилась рекой по твоей вине.
Сталин возразил, приводя аргументы, но бес привел ему контраргументы.
- Это ты породил монстра войны Гитлера, с твоей помощью Адольф
готовился к войне. Ты поставлял металл, из которого он делал пушки,
танки, ты обучил германских лётчиков для убийства твоего же народа. На
четыреста сорок тысяч марок поставил золотых слитков, а цветных
металлов на 937 миллионов марок, отправил Германии зерно, лес, нефть.
Ты слепо и недальновидно выполнил все обязательства договора «О дружбе
и границе между СССР и Германией?» Ты знал о готовившемся наступлении.
Ты худший враг страны Советов!
- Моей вины нет, это вина Гитлера! Он нарушил мирный договор! -
защищался Сталин.
- Но Гитлер знал, что ты чванлив и недальновиден. - Уточнил Бенедикт,
- И что ты мне на это можешь возразить? Зная даже дату начала войны,
ты гнал суда и эшелоны на запад с сырьем, товарами. А людей обрёк на
погибель, так как они не смогли вернуться на Родину, стали военными
заложниками, попали в концлагеря...
- Неправда! - гневно закричал Иосиф, - Я оттягивал время, у меня не
было сил для войны, в войсках и армии шли крупные преобразования!
Бенедикт с недоброй усмешкой подтвердил:
- Да, в этом я с тобой согласен, преобразования прошли. После
раскрытия мнимого заговора в Красной Армии и кровавой чистки командных
кадров в тридцать седьмом году, действительно некому было воевать.
Зная о предстоящей войне, ты всё равно затеял чистку, боясь, что скоро
командиры поймут, что ты правитель-тиран, и сместят тебя! Ты этого боялся.
- Да, я не был уверен в этих людях!- Раздражённо произнёс Иосиф.
- Поэтому ты и отдал их в жертву собственной безопасности, расстреляв
более сорока тысяч военнослужащих, из них сто восемь членов высшего
военного руководства. – Бенедикт продолжал, по фактам доказывать.- К началу войны у тебя осталось с десяток недальновидных, бездарных военачальников, которые при виде
гитлеровских войск драпали, до Москвы без оглядки.
Лицо Иосифа побагровело, он пришел в ярость. Бенедикт понял, что еще
немного и Иосиф может умереть сам от кровоизлияния, это не входило в
его планы, дух демона исчез.
Бес не рискнул ещё раз появиться на следующую ночь, дал Иосифу время
задуматься над происшедшей встречей с собственной Совестью,
Когда Иосиф увидел его снова, то сидя потерял сознание, голова упала
на стол. Когда очнулся, подумал, что это кошмарный сон и не более.
Сталин всю неделю ходил угрюмый и подавленный, вот тут он и понял, что
совсем одинок. Всех запугал, разогнал и отдалил даже тех, кто мог бы
его любить. За неделю он изменился до неузнаваемости.
Эту перемену сразу заметил Бенедикт. Уже не было у Иосифа надменной
гордости, величественного самодовольства, присущей горцам Кавказа, в
глазах поселились тоска и страх .
Увидеть ещё раз кошмарный сон с собственной Совестью, испытание не для
слабонервных людей.
Только через неделю Бенедикт рискнул появиться вновь. Иосиф сидел на
диване безучастный и безразличный и не сразу заметил присутствие
демона, который долго сидел перед ним и смотрел на него молча.
Тиран пошевелился, как бы проверяя, не спит ли он? Не выдержав молчания,
заговорил первым:
- Что молчишь, моя Совесть? Сказать нечего? Нет больше цифр и
аргументов? Ты знай, моя Совесть! Победителей не судят!
Бенедикт задумчиво протянул фразу:
- Ну, это смотря где...
- Нет такого суда, чтобы осудить меня! - гордо произнёс Сталин.
- На земле нет, но там…, - и Демон показал пальцев вверх, - там
наверху, на Высшем страстном Суде, считать умеют. У каждого смертного
есть книга Жизни, - напомнил ему Бес.
- Что могут мне предъявят Архангелы? – возразил Иосиф.
- Многое. Допустим, как демонтировал перед войной укреп заграждение на западной границе.
Они могли бы сдержать фашистов, советские войска отступали к бывшей границе, в надежде, что там дадут достойный отпор врагу, а давать было нечем.
Как не обеспечили подвоз горючего на аэродромы. Летчики люфтваффе за день уничтожили тысячи самолетов, которые не могли взлететь.
Это не моя вина, а вина врагов народа, засевших в войсках. Значит плохо я зачистило командный состав.
Бес лукаво усмехнулся, стойко держит оборону, продолжил .
-Ну, допустим, Как держал оборону под Москвой, как ставил заслон
гитлеровским войскам на Волге из человеческих тел. Как заставил солдат
воевать голыми руками.
Это было единственное, чем мог ты сдержать наступление тобою же
вооружённого до зубов противника. Ты ничего не сделал, чтобы снизить
чудовищные потери.
Иосиф возразил: - Это война, потери обязательно должны быть, без них нельзя воевать.
Бенедикт продолжил гнуть свою линию, наступая на Иосифа:

- Но не в таком же количестве! Двадцать семь миллионов жизней, из них
одиннадцать миллионов воинов - это истинная цена твоего тщеславия.
Иосиф молча опустил голову, потом неожиданно поднял гордо:
- Я поднял страну из руин после Гражданской войны!
Бенедикт подтвердил:
- Да, ты поднял страну с колен и положил на брюхо ничком, чтобы долго
не могла подняться. Хочешь цифры?
- А кто считал? - Злобно спросил Иосиф.
- Есть, кому посчитать. - Возразил бес строптивому тирану.
- Ну и сколько же насчитали? - потребовал фактов правитель-тиран.

- Тысяча семьсот городов и поселков, более сотни тысяч деревень
разрушено. Вся западная часть страны лежит в руинах.
Иосиф нервно сжал руки в кулак, губы дрожали, он побагровел.
Демон рассмеялся:
- Ну, что? Тебе хочется расстрелять собственную Совесть?
И тут Бенедикт понял, что самоедством Сталина не одолеть. Чувство вины
бес в Иосифе не смог пробудить и поэтому на всякий случай приготовил
пистолет.
При виде оружия Иосиф сделался совсем красным, кровь резко прилила к лицу.
Бес посоветовал:
- Возьми пистолет, загладь свою вину! Ну! Что медлишь? Ты виноват, и
никто тебе об этом не скажет, кроме твоей Совести!
Бенедикт смотрел на умирающего Иосифа и всё же надеялся, что Высший
суд Архангелов посчитает все цифры и факты, и не избежит душа Иосифа
Чистилища! Будет тянуть раб Иосиф полный срок, не как грехопадший
смертный, а как бесовский слуга.
Но тут сам Демон возразил себе.
- У раба Иосифа на Страшном Суде найдутся плюсы. В последнее время он
открыл церкви и разрешил службу, могут расценить, как покаяние. После
войны отменил смертную казнь. Не поддался искушению и не применил
ядерное оружие против американцев. Это весомый аргумент на прощение. А
главное, силы Добра зачтут ему, что только такой человек, твёрдый как
кремень, мог противостоять неврастенику-кровопийце Гитлеру.
« И всё-таки негласный контракт существовал по степени грехопадения.»
- надеялся демон всё же встретить душу раба божьего Иосифа в Чистилище.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 06.12.2017 Татьяна Петровна Лозицкая

Рубрика произведения: Проза -> Исторический роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1