Дорога в Алушту


Дорога в Алушту
На дворе стоял 1984 год. Вся страна героическими усилиями пыталась хотя бы поддерживать набранные темпы развития, но экономика уже отчаянно буксовала на бескрайних просторах всеобщей бесхозяйственности. Понимая, что чем-то существенным помочь в сохранении набранных темпов я лично не смогу, решил догулять, прерванный моими начальниками отпуск в спортивно-оздоровительном лагере МЭИ, что на Чёрном море. Там уже пару недель на сборах были наши ребята и несколько питерских спортсменов. Кто-то из питерцев уезжал и я мог незаметно занять его место. Затея была немного авантюрной, учитывая то, что это фактически погранзона, но возможность на халяву отдохнуть и побегать на юге перевесила резонные доводы. Был я молод тогда и верил, что все сложится удачно.

С ребятами перед их отъездом договорился, что встретят меня на автовокзале в Алуште, и в лагерь мы приедем вместе, не вызывая подозрений.
Мой первый в жизни полёт на самолёте. Конечно же, немного волновался. Двое мужчин средних лет, в летной форме по соседству в автобусе из Москвы в Домодедово обсуждают недавнее крушение самолёта под Шереметьево. Тема беседы оптимизма и уверенности не добавляет.
Летное поле. Огромная махина Ил-86 впечатляет размерами. Ручную кладь оставляем на полке внизу, и по лестнице поднимаемся в салон на второй этаж.

Рулежка, рев двигателей, разбег, и вот уже плавно удаляются наземные постройки, становится узкой полоской лента шоссе. Через пару минут, когда мы уже вошли в облака, рев двигателей вдруг сменил тональность, и такой надёжный и устойчивый пол салона стал куда-то проваливаться. Я судорожно вцепился в подлокотники кресла, а пожилая дама справа мёртвой хваткой вцепилась в мою руку. Тут-то я и подумал, что не случайно я услышал этот разговор про катастрофу в Шереметьево - это звоночек сверху. Был я молод и беспечен, страха не ощущал. Было любопытно, чем все закончится.
Самолёт уже вывалился из облаков обратно. Снова внизу зазмеилась лента шоссе и поплыли строения. Но тут двигатели натужно взревели, и падение прекратилось. Пол салона снова приобрёл надежную устойчивость. Соседка справа была серьёзно напугана и все еще сильно сжимала мою руку. Глаза ее были закрыты, лицо побледнело, и, по-моему, она что-то еле слышно говорила. Прерывать её было не удобно, но рука уже начинала побаливать. "Гражданочка, - сказал я как можно вежливее, - мы уже не падаем, и руку можно отпустить." Она с недоумением посмотрела на меня, потом вокруг, и с видимым усилием отцепилась от моей руки, на которой ещё долго оставались следы её пальцев. Дальнейший полёт ничем не запомнился. Звоночков сверху больше не было.

Посадка в Симферопольском аэропорту, автобус до Алушты...
На автобусной станции Алушты народу и автобусов было немного. Порывистый жаркий ветер гонял пыль по асфальту автостанции. Ребят не видно. Напомню: шел 1984 год, мобильные телефоны еще не вошли в обиход. Около часа я бесцельно промаялся на жаре автовокзала, но ребята так и не появились. Наверное, не смогли или забыли про наш уговор.
Ещё минут через сорок я уже трясся на заднем сидении в полупустом рейсовом автобусе, что катил в сторону Судака. У поворота к нашему лагерю я сошёл и остался один на пустынном шоссе. Сверху нещадно палило солнце. Впереди, до самого горизонта, расстилалась бескрайняя бирюзовая гладь Чёрного моря. Где-то внизу, у берега моря, раскинулся лагерь. Особый, черноморский воздух, впитавший в себя соленые брызги прибоя, запах туи и сосны, жар раскаленных камней наполнял мои лёгкие.

Я зашагал по серпантину асфальтовой дороги вниз к лагерю, прикидывая разные варианты, как бы так незаметно появиться там, и сразу найти своих ребят, чтобы не мозолить глаза лагерному начальству. Появиться не загорелым, одетым в джинсы и рубашку в лагере, где все ходили налегке, было немыслимо. Сразу видно - чужой. Созрел такой план: одеваю спортивные трусы и футболку, прячу сумку в молодом сосняке у обочины, и бегом появляюсь в лагере. Для пущей достоверности можно побегать по серпантину вверх-вниз, чтобы лицо было усталым, а футболка мокрой от пота.
Только я собираюсь сойти с дороги, как сзади раздается весёлый голос:
- В лагерь?
- В лагерь, - машинально отвечаю.
- Садись!
Обладатель голоса - молодой парень в танкистском шлеме, тельняшке без рукавов и с наколкой на плече в виде двух парашютов, широким жестом показывает мне на место в люльке своего мотоцикла. Двигатель выключен - серпантин идёт все время вниз, поэтому я и не слышал, как он подкатил. В люльке я явно не помещаюсь - вся забита бутылками с местным вином. Хочу уже поблагодарить парня, и вернуться к выполнению намеченного плана. Но боец говорит мне, мол давай, не дрейфь.
- Ноги в люльку, а сам садись на запаску.
Я недоверчиво посмотрел на запасное колесо, прикрученное к люльке лишь одним болтом, и махнул рукой - была-не была. Сумку зажал между коленей и уцепился за колесо. Весёлый парень отпустил рукоятку тормоза и груженый мотоцикл стал набирать скорость.
Виражи, как и уклон были достаточно крутыми, ветер бил в лицо, и на каждом повороте я все больше и больше жалел об этой затее. Колесо свободно вращалось на проклятом болте, и я прилагал немалые усилия, чтобы удержаться. Раза три, на виражах, я с легкостью мог вылететь из люльки, вырвав колесо вместе с болтом, но, по счастью, этого не случилось.
Миновав последний поворот, мы понеслись по прямой в лагерь, прямо на толпу отъезжающих и провожающих. Мотоцикл мчался быстро, но беззвучно. Отъезжающие - профессорско-профсоюзно-партийная элита института МЭИ, видимо гостившая здесь, в последний момент все же заметила опасность и шарахнулась в стороны. Однако парень, с нагловатой улыбкой на лице, умело и хладнокровно остановил своё трехколесное чудовище прямо перед высокими гостями. Бутылки в люльке жалобно и многоголосо звякнули, и я в четвёртый раз чуть не покинул этот агрегат, вцепившись в запасное колесо. Всеобщее внимание было нам обеспечено. На непослушных ногах, под недоуменные и пристальные взгляды окружающих, я выбрался из люльки, робко пожал парню руку и поспешил затеряться в толпе.
Мой план незаметного появления в лагере с треском провалился. Я стоял и не знал куда податься, где искать ребят?
Старался быть как можно не приметнее, но меня заметили. Заметила Ольга Маркова, и достаточно громко, как мне показалось, удивленно и радостно воскликнула: "Дядя Витя приехал!" Все вокруг посмотрели в мою сторону... "Вот и все, - подумал я, - теперь пропал".
Но тут подошёл кто-то из наших парней, хлопнул меня по плечу, и сказал просто и без всякой конспирации: "Привет! Пойдём, покажу, где будешь жить."

20.11.2016

Рисунок: http://rasfokus.ru/photos/topday/photo1676844.html





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 06.12.2017 Виктор Титов

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 2, интересно 1, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1