М ГЛАВА 9


М  ГЛАВА 9
МАРОСКА Глава 9
АЛЛА
Поле битвы, на ладони - Петю тру́сит, от агоний - прилетел, гарпун вождя - вспышкой молнии дождя - вздул скуфейку на полоски - зябнет Петя, вблизь Мароски - норовит к нему под дошку - но могёт и склеить ножки - у того, как айсберг шкура - минус сто, по Реомюру - из стеклянных сделан жил! - Петя, в памперс наложил - рост овечий, телом хилый - из одёжи, ток бахилы - из мехов, клочок хвоста - воин с Пети, срамота... - И в отключке, атаман - а в извилинах, туман - вроде, видел каннибала - авангард, щелчком сшибала - взвод посадит на уколы - в драке, материна школа - руки в пол, как у Тарзана - поздно, требовать нарзана! - в печень, клацнула резцом - чё, валандаться с мальцом - и отбуцкала, ком взвода - вон, приткнулся как колода! - безкозырка, что из фетра - отлетела на три метра - пупыри, размером с флюс - побежали, вглубь рейтуз! - жаль, грабёж не проканал - Марфа хрумкает мангал - глаз блукает, где десерт - а в снегу, Емелькин фетр - потекла, слюны струя - проглотила, не жуя! - Устя, видя людоедку - как грызёт у дуба, ветку - удержала еле, крик - съехал на уши, парик! - мигом, в Ёшкиной избушке - закатала в бочку, хрюшку - а не то, ему трындец - рульки все, на холодец - кнопки с клавой, на шампу́ры - ды манто сошьют, из шкуры! - но и в бочке, свин хорош - на тушёнку прям, похож!... - Валька в мыле, вяжет пленных - на испуг взяла, военных - кулачищи ж, как киянки - хлопцы видом, китаянки - так не пухли, с голодухи! - расписала им Валюха - весь фасад, под хохлому - сила есть, гудбай уму! - обезврежены бойцы - из портков, теперь стрельцы - флаг посеяли, полка - щас им всыпет, тумака - мышцы, шишками бугрятся - впору, тех писать во Святцы - барахло, а не защита - лишь, толпиться у корыта - а не числиться в полке́ - все синюшные, в грибке - ошалели от атаки - задом пятются, как раки - а в тылу, Марфушин хруст - и в зубах, застрявший куст - ды Кащеевый шарнир - ухнул в сопло, на гарнир!... - Буцефала, валют нарты - с декабря бредёт, до марта - вместо сена, мечет хвою - уж опал боками, втрое - и помёт воняет ёлкой - но харизмой, тут не щёлкай - рядом, рыскает проглот - чуть прослабнешь - засосёт! - Настька здесь, на облучке - гвоздь из злата, в каблучке - оторочка из парчи - тожа, Марфины харчи - так и смотрит, как бы слопать - но маман ей, в дышло локоть - жри мол, катышки с мотни - а на мясо, рот заткни! - Рядом Карп, с наследством деда - никакова с палки вре́да - вдарил жезлом, по шарашке - враз, покрылись снегом ряшки - сроду, не были бойцами - обернулись леденцами - прям, фигурные ледышки - с мозжечка и до лодыжки! - ток, прокуренные зубы - вот намёк, в масштаб зарубы! - Марфа, клацнув на Емелю - откусила лапу ели - и увидела сторожку - что стоит на курьих ножках! - правда, ноги все в занозах - и распухли от мороза - дверь болталась на петле - Сосипатра, как желе - распласталась средь избы - кот царапал ей горбы! - из трубы не видно дыма - но пожрать, необходимо! - и рванула в ту избушку - уж ноздрёй почуяв хрюшку! - Устька мечется в заимке - не бывать жаркому, с свинки - дулю вам, не эскалопы - вон, из снега ешьте по́пы! - хоть ружьё есть, но без пуль - и Яга лежит, как куль - отоварил кот с рогатки - шишка в корпусе у бабки! - но не думает сдаваться - будет с Марфой, на́ смерть драться - не попасть чтоб, на язык - ствол приставила в кадык - и плюёт в её оскал! - тут Мароска прискакал - крутит руки, той обжоре - зоб клокочет, в ля мажоре - смысл жизни, в унитазе - во, эффект какой, от мази! - Та, отца за полушубок! - оголися аж, обрубок - Карп со льда, без панталон - а при дамах, моветон! - дать по почкам, нету мо́чи - хоть и монстр, а всё же дочерь! - тут Устинья, ступкой Ёги - прям, в гипофиз осминогий - приложила отпечаток - уж кадык, промеж лопаток! - видит Карп, знакомый лик! - хоть и счёт годам, велик - помнит Устьку на соломе! - это с Валькой, был он в коме - а с Устиньей, помнит ночки - хоть потом, поставил точку - не забыл он, как блудил - без трусов, за тын ходил!...
ЛИДИЯ
Устья всё таращит очи – вспоминает дом свой отчий, но страшка не узнаёт – времени ведёт хоть счёт, но когда грешила с льдышкой – с красным носом и одышкой, хотя гром тот разрази – где ж росли эти ферзи, а сейчас без полушубка – с оголившемся обрубком, без пальта и панталон – лишь в дурацкий пансион, но мигают его глазки – вроде требовают ласки, вспоминай, мол, те года – када ты была млада. Вот чуфырло, изыди – со льдом сзади, впереди, а ещё и дщерь проглот – как акула, кашалот, до сынка простёрла грабли – что набухли и озябли, съест сынка прямо с кадушкой – папка голосит кукушкой, как в разъезде Шапито – тут Петрушка с решетом, так зипун его отстрочен – Емельян Корытко точен, правда целился в Карпушу – но нанёс урон он плюшу, из чего и сшит армяк – а на взгляд, так он маньяк. То за спИну к Дед Морозу – если видит где угрозу, а не то за Валькин зад – и прижмётся тесно гад, кто не знает, что труслив – скажут мужичок блудлив! Подтянулась Валентина – есть избёнка, нету тына, а в избе шкворчат басы – бабки Ёжки там мысы, распластавшись как мертвец – ни колдунья, ни боец, Карп Пургеныч весь в натуре – и её щекаста дура, ещё муж в худом плиссе – молодайка вся в красе, свиноматка прямо в кадке – поместились в этой хатке, изловчился только кот – цирку объявил бойкот, целился в Петра с рогатки – куры билися в припадке, яйца выплеснув на снег – где лежал главарь-стратег. Вальку аж перекосило – а под ложечкой свербило, проследив Мароскин взгляд – щёчки дедушки горят, глазки маслицем налИлись – даже уши шевелились, сквозь матерчатый тюрбан – ну как есть со льда болван! А глядел всё на красотку – и любовная чесотка, приключилась не впопад – на него глазел отряд! Петрован в своей шубейке – а на ней ещё наклейка, с бескозырки оторвалась – а на ней made in USA, фетр был уж дюже ценный – был обобран как-то пленный, Емельян убор присвоил – но английский не освоил, бракадаброй называл – вот теперь и потерял. Так что Петя просто франт – чрез плечо и аксельбант, так вожжами укрепился – хоть он в сече и не бился, всё ж зипун то пострадал – и чуть жертвой сам не пал. Страсти в хатке накалялись – руки Вальки оголялись, поплевав на свои цыпки – угодила Карпу в пипку, сразу тот пришёл в сознанье – началось сразу дознанье, где, когда, в какое время – растрясал Карпуша семя, и не стыдно, есть же дочь – как до женского охоч! Пискнул Карп, привет Устюша – я Мароска, дорогуша, помнишь жаркий сеновал – а потом жуткий скандал, как твой тятя с хворостиной – гнал с открытою витриной, брат пускал с ружьишка соль – крупной солью, как фасоль, по селу я гарцевал – тесть покоя не давал, бил подлец всегда с оттяжкой – по спине, да и по ляжкам, что неделю в стойле спал – за тебя как пострадал. Ты чего не узнаёшь? – знать любовь не стоит грош! У Устиньи от рассказа – выпадала челюсть разом, это тот красивый Карп – от которого шёл пар, глазки тёмно голубые – как цветочки полевые, а теперь белым бело – вроде на глазах бельмо. От кудрей лишь только клок – к волоску там волосок, счётом где-то пятьдесят – щёчки как у поросят, нос картофелем сидит – и ледышками стучит, сухопар, где прежний стан – как морёный таракан. Емельян куда красивей – а Мароска мерин сивый!
АЛЛА
Да, Мароска не в фаворе - чубчик жиденький в проборе - ледяной, перёд и зад - эт, не двадцать лет назад - шпарил, ночи напролёт! - щас, куда ни сунься - лёд! - а тогда, хоть псов спускали - фонари, как две медали - освещали сена стог - и гормонов бил, поток! - булки с соли, как дуршлаг - но не падал Карпов флаг - в поте, сеял и пахал - был красавец и нахал - девки бегали, гуртом - вкруг нево, с открытым ртом! - всех окучил, без стыда - а теперь вот, глыба льда! - раньше, пули не считал - ток, соломою шуршал - на интим, богат как Крёз - распинал, меж двух берёз - приводя, в такой экстаз! - тока был он, муж на час... - лишь по Усте, пол июня - пузыри пускал и слюни - и в молочной железе - до утра взбивал безе! - А вот, с Ёжкиных желёз - Карп поплыл, уже всерьёз - в гульфик влезла, как заноза! - не случись, тово курьёза - уж ходил б, на поводке - и ширинка на замке́! - Тока Валька - пролетарий! - думы нижних полушарий - не прибавили морщин - как свести с ума мущщин! - лишь оттачивала жало - мышцы в тонусе держала - защищая декольте - шлифовала каратэ!... - Карпа двинув между ног - чтоб пахать уже не мог - приступила к спец допросу - сколь ещё приплодов с носу? - А Устинья, как в гипнозе - не почила было к, в бозе - глядя в айсберг в полушубке! - где малиновые губки? - где каштановые кудри? - снеговик, можь мо́зги пудрит? - тожа хочется мясца - вот, корячит тут отца! - и своим широким тыном - прикрывала кадку с сыном! - но у Марфы нюх звериный - жрёт пластмассу и резину - стринги стрельнули с под юбки - и в извилинах зарубки - что свинятина, изыск - и на ужин, самый писк! - руки тянет в чешуе! - свин шевелится в бадье - пятачок затёк, Ваняткин - наигрался с мамкой в прятки - шептунов устал пускать - уж пора ево искать! - а Устинья с дефиле - топнув в Марфино филе - прихватила кочерёжку - растолкать пыталась Ёжку - мол очнись, дружбан в беде - и не хрюкнет, быть еде! - это мигом, у Марфуши - щас из Устьки, будут суши - тут, метнулась Валька к дочке - раздробила камни в почке - не сожрала, чтоб братишку - кинув свинку, за манишку! - та взревела, аки лев - прищемив седальный нерв! - куры, пукнув по яичку - понабились, Настьке в бричку - чтоб не слопал троглодит - тока, посоха и бздит! - Петя, с этой суматохи - подпустил в кальсоны, трохи - измотала, та война - уж лишила зипуна! - нанизал он, клочья шерсти - чтоб прикрыть намёк на перси - стыд укутал, в шарф с мохера - что Емелька спёр у сэра - и евойной бабы, клатч! - хоть Емелька, не толмач - по губам сумел прочесть - интурист почёл за честь! - Петьке выдал тот трофей - англо-русский корифей - и будёновку с велюра - чтоб не стыла шевелюра! - А в хлеву идут разборки - Марфа клацает в ведёрко - Валька лупит по рукам - бельма пу́ча, в Карпов срам! - уж припёрт Пургеныч к стенке - что снимал, когда-то пенки - и готов признать сынка - что свалился с потолка! - всё тки, сын! Не дочь - утроба! - приключись, кака хвороба - поднесёт воды глоток! - Устьку взяв, под локоток - глянул взглядом, с полокой - где ж, сыночек синеоокий? - к золотым кудрям, прильнёт! - Щас, поест он и попьёт! - Свин сломал у бочки днище - потекла оттель, вонища - Валька ткнула Марфу в бок - брат мол, ро́дный - стисни рот! - про свежатину, забудь! - приодеть бы, приобуть... - Вышел хряк на середину - прям, отцова пуповина - пятачком хотел, в засос! - Карп, на месте и прирос... - Вот экстаз, тех дней забытых - сын, который при копытах - дочка с диким аппетитом - тож туда, где конь с копытом... - Дунул папа, от Ванятки - ток мелькнули, с хлева пятки - но у Вальки ж, тренировка - уж в ширинке, ствол винтовки - "Признавай свинью за сына - расколю нето, витрину - отстрелю сосулькин блуд - за ночной ударный труд!"....
ЛИДИЯ
Тут тряпьё зашевелилось – Ёжке в страшном сне не снилось, что Пургеныч был ходок – вдоль, и в ширь, и поперёк, что прижил детей до сроку – сам не знает, числом скока, сама каялась в грехах – а тут дети в всех углах, а её свинья-питомец – прижит Карпом на соломе, а каков был монолог – ща пропишет некролог, вот тебе и однолюб – а любовниц целый клуб. Зашуршала помелом – во ни духом и не сном, а гарем в избе собрался – Ванька сыном оказался, подложил подлец свинью – ботом двинула бадью, оказалась в центре сходки – Карпа ёкнула серёдка, вот ещё одна зазноба – ледяная хоть утроба, но мурашками пошла – бородой Яга трясла, от обиды и позора – двинув Карпа вдоль пробора, кочережкой от печИ – Мендельсона марш звучит, голова то ледяная – и на пол уже съезжая, свиноматку увидал – тот объятий папки ждал, хрюкал, пятачком водил – мамку за руку тащил, мол, смотри папан нашёлся – вот семьёй и обзавёлся, мама, папа, да Иван – папка вылитый Султан! Зря радел Ванёк за клан – в голове уже туман, Валька ткнула перстом в рыло – вся избушка враз поплыла, и Мароска на полу – Сопипатрия в пылу, у Устюшке всё столбняк – «вдОвой» всё тки не понять, где уста, под цвет малины – шея Карпа лебедина, стан могучий, очи сини – что осталось от мущщины, дребедень и ту отбили – нАчисто красы лишили. Тут и Марфа завелась – ведь пожрать не дали всласть, и свинью братом назвали – и еды её лишали, ну так дело не пойдёт – чем заткнёт сеструха рот? От дочуркиного крика – Карп оглядывался дико, может сон, может мираж – иль нашла на Карпа блажь, обступили, всё родня – двое от его корнЯ, три возлюбленных бабёнок – сын свинья, а дочь бочонок, бражку вроде бы не пил – только Настька Деду тыл, где найдётся пятый угол – и мущщинский вид порУган, Валька уж открыла пасть – в лес удрать никак не даст, не его, не Карпа день – вон Яга, трухлявый пень, подбирается с ухмылкой – кочережкой по затылку, продолжая бой с Карпушей – тащит вверх его за уши, что б напомнить ему дни – как касатились они. Сосипатру то узнал – и от страха застонал, а как в жёны припекут – было худо, стал капут. А о детях нету речи – только в Церкви ставить свечи, шелудивый ведь приплод – обмельчал Кирдыка род, добрели уже до свинства – но тут как уж не щетинься, дочь, конечно, изувер – но на ягодицах герб, у сынка глаза папани – пусть соски как на баяне, голос прадеда Кирдыка – хоть свиного парень лика, сходство есть, то клан Мароски – лихой жизни отголоски. Треплют бабы женишка – а Петро исподтишка, маслицем плеснёт в огонь – мол, права то узаконь, Валька мне далась по праву – хоть и зверского та нраву, но законная жена – пусть пустил ты семена, дочь бери, а мать оставь – вон на Ёжке упор ставь! Гля, главарь бежит в опорках – не зачах ведь на задворках, отстоять Устюшку хочет – головУ что б не морочил, посинелый Донжуан – ну а сын его, кабан, пусть с папаней уметнёт – бабку Ёжку заберёт, Валька с Петькой, он с Устюхой – и совой сейчас не ухай, расчехлил када портки – всей морали вопреки!!!
АЛЛА
Хрячий отпрыск, тож с гербом - в карбонате, под ребром - в межсосковом частоколе - рдел, помётом в чистом поле - бублик деда КирдыкА - на свинячьем ДНК! - не отвертится Мароска - стал, как статуя из воска - захирел Пургена род - наплодился всякий сброд - но баранкою, печатка - хоть наследник, свиноматка - хоть артель, Напрасный труд - гены деда, так и прут! - пересохло Карпа в глотке - пар вали́т, из-под пилотки - уж ружьишко без патрон - тольк тесьма, от панталон! - посох держит, то б свалился... - лихо семянем делился - так и шарил, под подолом - а теперь, как айсберг голым - изваянием точал - за разврат не отвечал! - Сосипатра, прям взбесилась - от измен, перекосилась - меж детей и баб, скача - шаря в печке, первача! - ей сичас, не до Манеф - от любви, остался блеф - хрюшку нежила, как мама - с октября, во рту ни грамма - от заботы, пуп порвала - даже варежки связала - и на хрюкальник, пинетку! - то совала, как в розетку - утюги, ему в урыльник - щас, в чехле сопит рубильник! - кочергой огрев Мороза - закатила глаз тверёзый - свинку двинула в пятак - был любимым, как никак! - космы бряцают об бошку - не унять от гнева, Ёжку - щас, с гарема снимет стружку - что ложились под Карпушку! - а подсвинок льнёт к отцу - хоть зачатый без венцу - глазки маслит в снеговик - вспухшим рылом, норовит - присосаться, иудей - и вдудолить желудей! - А Петян, с под безкозырки - в стороне, на шоу зыркал - вроде, Валька и жена - но ведь, чисто сатана? - тока, бороду крутила - скалкой драла и матила! - вякнул, чисто для проформу - у кормы представив форму! - уж согласен на развод - не прокормит Марфин рот - пусть работает Мароска - фуражом, для недоска! - открестился от Валюхи! - хвост обмякнул, от непрухи - вяло стукал об лосины - отголосок предков псины... - А Емелька, за Устинью - что вбивал всю осень, клинья - в рукопашную пошёл - умыкнула Устька, ствол - нету пуль и нет пыжа - тока, ручка от ножа - но бежал Мароску рвать - флюсом будет воевать - во, проснулся в нём самец - уж согласен, под венец! - тока, Марфу сторонился - фетр проглоченный, блазнился - подпускал в портки, шрапнели - не сожрала б, и Емелю! - Но хужее всех, Марфутке - два часа сидит на утке - мать прибила в пол ботинки - чтоб не съела брата свинку! - руки, за спину скрутила - Марфа челюстью водила - даже, Ёжку напугала - но приклеена в бунгало! - обезвредили утробу - вездесуща, как микроба - тока, слышались глотки́ - щас-то, зубы коротки́! - Карп с Емелькой встряли в драку - отдавили рульку хряку - Ёжка била, под шумок - у свиньи ж, две пары ног - кочергой, удар на брата - то Карпа́, то свиномата - чтоба знали, в другорядь - как любимым изменять! - уж на Карпа, сел Емеля - в ледяной стрючок, метеля - что две де́вицы, брюхаты! - оба, кубарем из хаты! - Петя вжался в баобаб - чтобы драться, из-за баб? - снег примял кривой метёлкой - и сомлел, в сугробе с ёлкой... - кле́шней, шаря безкозырку - в галифе нашёл пробирку - что в горбуньиной погребке - спёр, почёсывая в репке! - Тут и хрюн слинял от Ёги - похромав, на обе но́ги - распластался у саней - самый свинский, из свиней - расчехлил свои буркалы - под хвостом у Буцефала - и лишился дара хрюка - от Гаврильева, от трюка! - перед ним сидела Настя!!! - карбонат заныл от счастья! - и забыв, что он свинья - крикнул "Здравствуй, это я!"...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 26
© 06.12.2017 Алла Соколова

Рубрика произведения: Поэзия -> Юмористические стихи
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1