Смерть Ивана Кузьмича



Найди себе оправдание
И хоть коврик из мечети воруй.
Восточная пословица.

Умирал Иван Кузьмич легко.
Он всегда верил, что заслужил у Бога лёгкой смерти.

И на душе у него было спокойно и светло.

Смерти Иван Кузьмич не боялся никогда, и теперь, когда все главные дела на этом свете он совершил, ему не страшно было предстать перед Создателем, потому что прожил он свою жизнь честно и открыто.

За свои 78 лет он никому не сказал худого слова, никогда не зарился на чужое и помогал, чем мог, любому, кто нуждался в его помощи, если была к тому хоть малейшая возможность.

И хотя жизнь не баловала его ситуациями, когда легко было делать добро, он всегда старался, хотя бы, не делать зла там, где обстоятельства и приказы начальства этого не требовали.

Выходец из трудовой семьи, он и сам всю жизнь трудился, не покладая рук, куда бы ни направляла его работать страна, которая сама корчилась в тяжёлых потугах, рождая новую жизнь.
А потому и своих граждан лёгкой жизнью тоже не баловала.

Свою первую жену Иван Кузьмич нашёл, когда спас её от высылки в сибирскую глухомань из деревни, где он с другими комсомольцами проводил коллективизацию.

Все родители Ольги на севере вскоре погибли, а она прожила с Иваном Кузьмичём много лет, ни разу не поссорившись.

Очень горевал Иван Кузьмич, когда жена его в сорок втором тяжело заболела и умерла.
Добрая была женщина.

Война многих осиротила и его тоже не пожалела.

И вторую свою жену Иван Кузьмич вытащил буквально из лап смерти, когда
их подразделение проводило сортировку спец.контингента, который немцы отправили в своё время на работу в Германию.

Был приказ из Москвы, чтобы всех беременных и венерических больных в СССР не отправлять, а разобраться с ними на месте, чтобы вся эта немецкая зараза не попала в нашу страну.

У Клавдии уже была заметна беременность, и ждала её неминуемая гибель, если бы не Иван Кузьмич, который командовал отрядом исполнителей.

Он спас Клавдию, сам немало рискуя, и ничего взамен от неё не требовал, как это делали многие наглецы и похабники.

Это она сама прилепилась к нему, умоляя не оставлять её без защиты.

Так и прожили вместе до самой старости.

И никогда не упрекнул жену Иван Кузьмич за прошлое.
А сына Клавдии Николая вырастил, как родного, потому что война сотворила немало бед с людьми, и добавлять к этому ещё своей человеческой злости Иван Кузьмич не собирался.

Хорошая у них семья получилась.
Уже и внуки любимые подросли.

И всем Иван Кузьмич прививал с детства любовь к труду и родине.
А главное, честности и незлобивости

Конечно, всем подряд помогать в жизни не получалось.
Время - то было какое.

Как сам он уцелел на таких должностях одному Богу известно.

А должности эти были, мягко говоря, не сахарные.

…После успешного проведённого раскулачивания вызвали Ивана Кузьмича в горком комсомола и направили на работу в органы, где его сразу определили в группу исполнителей смертных приговоров.

Это сейчас все умные да смелые.
А тогда и в голову не могло прийти, что делают в органах что-то плохое.

А о том, что придётся расстреливать невинных, Иван Кузьмич не мог бы подумать и в страшном сне.

Он всегда верил своему государству и правительству.
А как же иначе?

Если все начнут сомневаться, да делать что захочется, то, что же тогда с таким государством станет.

Поэтому и служил почти всю свою жизнь «исполнителем» Иван Кузьмич честно и без всяких сомнений.

Никого и никогда не обидел он по своей душевной злобе или потребности.

Наоборот, в каждом из многих тысяч, прошедших через его руки смертников, он видел человека (пусть и врага), а потому не позволял себе, как многие другие, оскорбить или, не дай Бог, ударить человека.

Это была работа не лучше и не хуже многих других работ в те годы.
И была она необходима нашей стране так же, как и любой другой стране во все времена.

А потому Иван Кузьмич не чувствовал никогда угрызения совести, и не спивался, как некоторые из его сослуживцев.

А уж застрелиться, как его товарищ Паша Белов, ему и в голову никогда не могло взбрести.
Потому что в голове у него всегда была ясность и порядок.

А Паша, хоть и написал записку, что совесть замучила, но Иван Кузьмич–то знал, что совести у Паши всегда было маловато.
И жене изменял, и подворовывал на службе, и пил в каждую смену.

А может застрелился Паша потому, что начиналась очередная чистка органов.
Многих тогда пустили в расход.
И за воровство и за насилие над осуждёнными без нужды.

Но Ивана Кузьмича даже не вызывали, потому что все знали о его безупречной репутации.

За всю свою жизнь Иван Кузьмич на службе никому дурного слова не сказал и никогда не взял где чего плохо лежало.

А уж прогулять смену, или отказаться подменить товарища, он и в мыслях своих не допускал.
Своё дело каждый должен делать честно.

Тогда и в стране будет порядок.

И начальство очень ценило его неброское трудолюбие, а потому и отмечало его часто премиями и наградами.

И даже не отпустило его на фронт, когда он написал заявления в самые первые дни войны, объяснив ему, что солдаты хорошие у страны найдутся, а работу Ивана Кузьмича осилит далеко не каждый.

И доверить такое важное дело можно не каждому.

Пришлось смириться, хотя всю войну Иван Кузьмич чувствовал беспокойство и неловкость оттого, что другие воюют, а он нет.

Но начальству виднее, а спорить с начальством он не привык, потому что простой человек должен меньше думать, а больше делать.

В том числе и добрых дел, если выпадает для этого хоть малейшая возможность.

И следовал такому принципу Иван Кузьмич всю свою долгую жизнь.

На пенсии он тоже не сидел, сложа руки.
Ходил по школам, передавая свой жизненный опыт молодым.

Помогал бедствующим ветеранам, хлопоча по их делам и впервые вступая в конфликты с бездушными чиновниками и равнодушными докторами.

И во дворе своем следил за порядком, не чураясь ни лопаты, ни метлы.

А потому и уважали его все окружающие.
И верили в его помощь и справедливость больше, чем в помощь участкового.

Сколько ни искал в своей жизни Иван Кузьмич тёмных пятен, а найти не мог, а потому и было ему на смертном одре легко и спокойно.

И уверен он был, что вспоминать его будут все только добрым словом.
И цветы на могилу будут носить от души, а не по обязанности.

Вот, вроде бы, и сделаны все дела на этой грешной земле.
Пора, как говорится, и честь знать.

Иван Кузьмич из последних сил попытался сжать жене ладонь, как бы, прощаясь.

У жены по щекам текли слёзы.

А Иван Кузьмич, уже теряя нить своих размышлений, ещё успел подумать о той удаче, которая выпала на его долю.

Не каждому удаётся прожить такую светлую и достойную жизнь.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 06.12.2017 Яков Капустин

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1