Урфин, глава 18


Прижимая к груди охапку дров, Булат перешагнул через порог. Его нога поддела и лихо захлопнула дверь. Благоухая запахами смолы бересты и плесени, полешки рассыпались возле печки.
Несколько минут укладывал поленья в топку.
Чиркнула спичка, пламя вспыхнуло, огонь лизнул сухие деревяшки, послышался треск и горьковатый дымок наполнил избу.
Булат глядел на пляшущие языки пламени, огненный хоровод вздрагивал, подмигивал, разрастался, огненная пляска рисовала фантастический мир.
Недовольно ворча, словно вредная старуха, утренняя промозглость отползала подальше. Позиции, оставляемые холодом, стремительно занимало сухое тепло.
Простая сельская жизнь с размеренным неспешным течением жизни затянула Булата, теперь лишь такое существование казалось удобным. Город кипит, бурлит, вспучивается десятками событий, суета сбивает, мешает думать. Люди мчатся по делам в безнадежной попытке – не упустить шанс. Возможности, словно миражи возникают, манят, обещают счастье, но при твоем приближении бледнеют, тускнеют, растворяются без следа. И ты вновь спешишь за новым миражом, некогда остановиться, задуматься, услышать себя…
«Эти «городские» совсем не умеют жить», - забыв, что совсем недавно сам был «городским», снисходительно размышлял Булат.
Магические занятия усложнялись, таинственный мир проступал, словно гигантский риф окутанный туманом, каждый день требовал усилий. Кто бы мог подумать, что жизнь столь разнообразна? Существование ученика достигло той, еле различимой грани, когда, кажется еще чуть-чуть и сойдешь с ума.
Лишь благодаря наставлениям учителя Булат сохранял способность различать реальность. Назар появлялся часто и как всегда внезапно, хотя для Булата «внезапно» больше не существовало, о важных событиях внутренний голос предупреждал заранее.
Закрыв топочную дверцу, Булат поднялся и вышел на крыльцо.
Сырой осенний холод дергал за пальцы, пощипывал щеки, лез под одежду, Булат плотнее завернулся в старую телогрейку, его внимательный взгляд изучал соседние участки.
Вчера вечером появилось чувство, что сегодня пожалуют незваные гости.
Булат разглядывал обнаженные клочки земли, видел осиротевшие домики, поднимавшуюся редкими островками желтую траву. Он подмечал всю ту безжизненную, одинокую местность, называемую осенним садом, и понимал что пока тихо.
«Магия!» - вспыхнула яркая мысль.
Если его теперь спросят: «Что такое магия?», он конечно ответит: «Наука жить правильно». Вот так, коротко и емко.
Раньше Булат, словно слепой котенок в надежде, что найдется материнский сосок, тыкался мордочкой куда попало.
Теперь действия обрели смысл и направление!
Как сейчас, когда он ждал неизбежного визита, о котором мог знать лишь тот, кто практикует магию.
Плечи зябко передернулись, взгляд еще раз обежал пустую округу, Булат вернулся обратно.
Тепло радостно облизало лицо, изба прогрелась, зарумянилась, похорошела, весело трещали дрова.
Повесив телогрейку, Булат крякнул от удовольствия и перед печкой присел на корточки. Скрипнула топочная дверца, словно недовольное вторжением человека, пламя угрожающе загудело, по лицу Булата заметались блики.
Он подбросил несколько полешек, закрыл дверцу, поднялся и загремел посудой, настало время готовить завтрак…
В доме, тем более садовом, всегда найдется занятие, потому незаметно летит время.
День клонился к концу, тени удлинялись, тянулись, соединялись между собой, из них, пока еще робко, выглядывала темнота, обещанное предчувствием событие не произошло. Булат начинал беспокоиться.
Но вот, тишину нарушил необычный звук, Булат прислушался, звук повторился.
Накинув телогрейку, Булат вышел на улицу.
Вынырнув из-за поворота, к нему бежал мужичок, руки болтались, подпрыгивали, делали знаки, расстегнутая куртка развевалась как знамя, взъерошенные волосы стояли дыбом. Мужичком оказался сосед, такой же садовый житель, только жил он на соседней улице, несколько раз они сталкивались и даже здоровались.
«Вот оно! Началось…» - подумал Булат.
Под фуфайкой рука машинально поправила нож.
- Т…т… там… - запыхавшись, мужичок не мог говорить, его указательный палец показывал в сторону соседней улицы, - б… бан… там, бандиты, - отдышавшись, вместо приветствия выговорил он.
Булат удивленно поднял брови.
- С чего ты взял?!!
- Да сразу видно… как божий день, - не задумываясь, выпалил мужик.
Раньше Булат никогда не думал, как его воспринимают окружающие, а оказывается видно «как божий день». Ему почему-то стало стыдно, взгляд потупился, плечи осунулись, руки нырнули в карманы.
- Что делать?.. Делать то что?? – непонятно кого спрашивал сосед.
Светлые волосы мужика смешно топорщились, зрачки беспокойно метались, он постоянно оглядывался и не мог стоять спокойно.
- Сколько их? – спросил Булат.
- Много… не знаю… человек десять.
«Если все так, как говорит этот «черт» и приехавшие действительно чьи-то бойцы, то они приехали не медь тырить, значит, у них серьезная цель. Либо они приехали за тобой и тогда бесполезно прятаться – найдут. Либо они приехали не за тобой. В любом случае надо перетереть…» - быстро размышлял Булат.
- Может полицию вызвать? – робко спросил сосед.
Улыбка скользнула по губам Булата, интересно и что сказать: «Здесь не хорошие дяди арестуйте их, они мне не нравятся?». Да и не поедут сюда полицаи, если только к утру, проще в охрану позвонить, те за пять минут примчатся, но против своих не помогут.
«И что он так перепугался, уж не за ним ли?», - Булат испытующе взглянул на соседа. – «Обычный «работяга» хотя… может прикидывается?».
- Давай так, - предложил Булат, - дуй к себе и сиди тихо, а я схожу, узнаю.
Сосед посмотрел, как на умалишенного, оторопел и приоткрыл рот.
- Дак… как же… может… все-таки вызвать? – растерянно прошептал он.
- Не надо никого вызывать… просто сиди тихо, они же не за тобой пришли? – испытующе посмотрел Булат.
- Неее, - затряслась лохматая голова.
- Ну, тогда дуй… быстро! - скорее, чем прибежал, мужик сиганул обратно.
Булат размял шею, пальцы сцепились в замок и хрустнули, долго идти не пришлось.
Не успел он подойти к концу улицы, как навстречу вырулила знакомая троица: Кол, Чек и Молодой. Наткнувшись на Булата, парни остановились и переглянулись.
Боковым зрением Булат заметил, что с другой стороны подходят еще трое, один из них определенно Щепа, двое других вероятно Михей и Белый.
«Обложили! Значит за мной! Предчувствие не обмануло…» - с удалым весельем человека накрывающего грудью пулемет подумал Булат.
- Какие люди, в наших краях?!! – нарочно весело воскликнул он.
- Мы с Белым, - опасливо предупредил Кол.
Троица подошла сзади.
- Здорово Булат! - голос босса звучал угрожающе весело.
- Здоровей видали, - зло огрызнулся Булат.
Он вдруг нахмурился, помрачнел, сделал шаг назад, куст малины уперся в спину.
С левой стороны Кол, Чек и Молодой, будто верные овчарки, ждут сигнала хозяина. Каждый по отдельности не рискнет бросить ему вызов, но вместе… таков закон стаи, а Булат теперь для стаи чужой.
Справа Щепа, Михей и Белый, они гораздо опасней, таких противников победить трудно. Щепа опытный боец, убийца, выросший в трущобах, привык драться за место под солнцем. Михей, тоже опытный, его учили органы и оперативная работа, ему не надо драться за место под солнцем, но своего, а доведется так и чужого он не упустит. Белый не полезет драться, скорее всего у него есть козырь, например огнестрельное оружие, на случай, если шестерки не справятся, опытный лидер все предвидит.
Вихрем пронеслись соображения, ситуация не радовала.
- Что же ты, - вкрадчиво заговорил Белый, - исчез, ни слуху, ни духу? Ребята говорят, пропал Булат, попал в секту, а я не верю, думаю не такой это человек!
Голос босса звучал иронично, но лицо выражало лютую свирепость, брови грозно сдвинулись, лоб вздыбился морщинами, рот скривился.
- Никуда я не исчез, просто… решил завязать, - Булата царапнул, острый взгляд пахана.
- Может и покаялся уже? – резко спросил Белый, его губы сжались и побелели, глаза бешено сверкнули.
«Вот оно что… опасаются, не побежал ли я очищать совесть в полицейском участке», - сообразил Булат.
- Это уж мое дело, - спокойно чеканя каждое слово, ответил Булат.
- Да валить его надо, - вскипел Щепа, - всех сдаст, святой угодник.
Булат спокойно глянул на Щепу.
- Ты что ли меня валить собрался?!!
Щепа оглянулся, его взгляд задержался на боссе, ободренный поддержкой, уголовник упер руки в бока и гордо приподнял голову.
- Да хоть я, у меня тоже кое-что есть против твоих армейских штучек.
Булат сделал шаг, Щепа, выпятив грудь, дернулся навстречу, их кулаки сжались.
- Тихо, тихо, - готовую завязаться свару остановил Белый. - Никого валить не будем… пока. Но Щепа прав, ты пришел в коллектив, ребята тебя приняли, а ты всех подвел, - он развел руками. - Коллектив хочет знать стоит ли беспокоиться?
- Если тебя волнует, - Булат поглядел с вызовом, - побегу ли доносить, то нет, не побегу.
- Даже если этого потребует новая вера? – на слове «вера» Белый презрительно усмехнулся.
- Моя вера такого не требует, - отчеканил Булат, его плечи расправились.
Взгляды бывшего бойца и пахана толкались, бились, сверлили друг друга, пытаясь добраться до глубины сознания.
- Рад это слышать, - обмяк взгляд Белого. - Ты ведь понимаешь, если что… могут пострадать люди… близкие тебе люди.
Булат вспыхнул, его ноздри раздулись, руки вскинулись, словно он хотел броситься и, как Дездемону, задушить Белого.
- Только попробуй ее тронуть! – яростно прорычал Булат.
- Все от тебя зависит, но мы будем приглядывать, на всякий случай, если вдруг что… - довольный произведенным эффектом, спокойно говорил Белый.
Бешенство охватило Булата, ярость выстрелила, гнев зацвел гигантским цветком салюта, яркие цветные вспышки ослепили.
Зрение вернулось, но вместо воздуха вокруг висел густой желтоватый туман, люди сделались прозрачными, внутренние органы проступили наружу, казалось можно легко коснуться живого сердца. Словно в замедленной съемке, малейшее движение передавалось вибрацией через густой воздух, вдох, выдох, стук сердец, хлопанье век…
Булат медленно, будто на большой глубине, повел рукой, противники пошатнулись, Кол и Чек с ужасом переглянулись, Белый схватился за грудь.
- И без фокусов, - как во сне, донесся голос Белого.
Туман дрогнул, прощально моргнул, видение исчезло, воздух вновь стал прозрачным, Булат огляделся.
Белый следил настороженно, Щепа из-под сдвинутых бровей зло сверкал глазами, Михей как всегда иронично-непроницаем, остальные развернулись в пол оборота, словно готовясь бежать эстафету. Лицо Молодого особенно выделялось неприкрытым страхом, глаза распахнулись будто озера, челюсть отвисла, кожа побелела.
- Я слышал от ребят, что ты изучил какие-то новые приемы, так вот… - Белый приблизился к Булату вплотную. - Не советую, пробовать … последствия тебе не понравятся, - не моргая, он смотрел на Булата.
Бесконечное мгновение они сверлили друг друга взглядами, потом Белый молча развернулся и пошел прочь. Отойдя метров на десять, босс властно махнул рукой, бандиты сорвались и бросились догонять.
Взбешенный Булат быстро дышал, злость клокотала, ярость билась внутри головы, требовала действий. Бешенство ослепляло, путались мысли.
Темнота наползала из кустов, оврагов, брошенных домов, ветка малины настойчиво царапала шею, заморосил дождик.
Образ мамы со всей отчетливостью вырос перед глазами: ладошка подпирает узенький подбородок, мама улыбается и глядит мечтательно…
Мысль о потере обожгла, угрозы Белого, как раскаленные иглы, с шипением, вонзились в душу, поднялся на дыбы и заслонил мир страх за мать. Может быть прямо сейчас, бандиты уходят к ней?!
Перед глазами потемнело, Булат качнулся.
Его взгляд коснулся следа от ботинка, который выделялся четким контуром, недавно, оставивший его был здесь, смеялся, угрожал…
Снова собираясь желтоватым туманом, воздух шевельнулся.
Ветка малины который раз царапнула шею, будто кто-то настойчиво требовал внимания, Булат обернулся и сразу увидел его.
Из грязной трухлявой доски ржавой расплющенной шляпкой торчал гвоздь.
Сильная рука Булата выдернула железку, он вновь поглядел на след врага. Злобное желание подталкивало к простому действию. Хотелось освободиться, злоба металась, скребла когтями, искала выхода.
Булат больше не мог сопротивляться, колени рухнули во влажную землю, из горла вырвался дикий крик, ржавый гвоздь с размаху пробил след башмака. Как желтый студень, вздрогнул, заколебался туман.
Странное безумие длилось мгновение, злоба черным потоком уходила в землю, Булату становилось легче, словно сбрасывался лишний груз, мысли прояснялись, чувства успокаивались.
Грудь часто вздымалась, пальцы судорожно сжимали погнувшийся гвоздь, глаза ничего не видели, кроме изуродованного отпечатка.
Булат не видел и не знал, как Белый сидя в машине, схватился за сердце, лицо босса побелело, а губы посинели.
Михей пытается помочь, Кол бессмысленно кричит: «Что делать?», Молодой испуганно молчит, а Щепа отчаянно гонит к больнице.
Раскидывая грязь, мчится во всю мощь движка черный длинный джип. Рискуя столкнуться, проскакивает красные светофоры, машины резко визжат тормозами, вот подрезает другой джип и тот, солидным басом, недовольно сигналит.
Машина, как взмыленный мустанг, ворвалась в больничный городок, качнулась и резко остановилась, но слишком поздно, босс «Белой бригады» - умер.
Ничего не видел Булат, так же, как не замечал, что, позади него, Назар печально качал головой. Ученик мага лишь чувствовал, как нечто липкое и скользкое облепило душу.
Ему хотелось избавиться от чувства нечистоты и отвращения, смыть грязь…
***
Следующим утром, пропустив тренировку и завтрак, встревоженный Булат отправился домой.
Обсуждая с матерью вопрос отдыха, они решили, что сначала Ольга Александровна отдохнет в санатории, а затем погостит у сестры.
«Конечно, от Белого ее не спрятать, но зато будет не одна, если что…» - рассуждал Булат.
Эти «если что» ему не нравились и лучше бы до них не доводить, но как говорится: «Надейся на лучшее, а готовься к худшему».
- И что ты тратишься? – поджимая губы и укладывая вещи, сокрушалась Ольга Александровна. – Ехала бы сразу к Аньке, давно зовет.
- Ой, ма! Ну, поедешь ты к ней, отдохнешь и поедешь, тем более путевка куплена, так что отдыхай, - настаивал сын.
При желании путевку можно было вернуть, да, и оплачена она еще не полностью, но Булат не хотел, чтобы мать сразу ехала к сестре, в санатории надежнее. Здесь, бывшие приятели не посмеют действовать, слишком много свидетелей, да и охрана есть. Так спокойнее.
- Хоть какая она? – материнское лицо посветлело, левый глаз подмигнул сыну. - Черненькая али беленькая?
- Перестань, не начинай, - уши загорелись, стыдливый пожар перекинулся на щеки, Булат потупился.
Обманывать родную мать нехорошо, но так будет лучше.
«Пусть думает, что у меня невеста, а там… может и появится, значит не совсем ложь…» - успокаивал себя Булат.
Пансионат, так же как сад, располагался на краю города, только по другую сторону.
На въезде пропускной пункт со шлагбаумом и каменной будкой, кругом камеры, охрана проверила документы, серьезное отношение внушало доверие.
Булат проводил маму до палаты, уложил дорожные сумки в видавший виды шкаф и торопливо попрощался.
- Не забывайте цветы поливать, - вдогонку уходящему сыну крикнула Ольга Александровна.
К машине Булат возвращался с легким сердцем, как минимум три недели можно не волноваться. Достаточно времени, чтобы разобраться, только вот как? Дело сложное, требовался совет учителя.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 06.12.2017 Владимир Машошин

Метки: порча, стычка,
Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1