Резервная. Часть 1.



                                                                           ***

                                                                    РЕЗЕРВНАЯ
.

                                                                    Прибытие


Прошу знакомиться: – начальник заставы – старший лейтенант Александров, пришел на заставу незадолго перед нами, сменив прежнего командира – капитана Яровенко по прозвищу «Ярый», Александрову пока прозвище не придумали (забегая вперёд, скажу, Александров так и остался Александровым – никакие прозвища к нему не липли).
Зампобой заставы (заместитель начальника заставы по боевой части) – старший лейтенант Крыжановский, прозвище - «Царь», невысокий, худощавый, издали – пацан пацаном…

Замполит заставы (заместитель начальника заставы по политической части) – лейтенант Бутырский, «губа», «бутик» - в зависимости от настроения и ситуации…

Зампотех заставы (заместитель начальника заставы по технической части) – старший прапорщик Хижняк, прозвище «Рыло» - огромным мужик, пулемёт ПК в его руках выглядит детской игрушкой. В БТР (шестидесятку) он залазит через задний люк, в передний – не проходят даже плечи, не говоря о животе…
Старшина заставы – сержант Юра Лебединский – дембель…

О дембелях, их на заставе человек тридцать, т.е. примерно половина заставы. Раньше застава была намного больше – почти сто пятьдесят человек, но при вводе мангрупп – первой и второй, часть личного состава заставы вместе с БТРами перевели в мангруппы – как имеющих боевой опыт… О былом величии напоминают номера оставшихся БТРов – 110, 115, 116, 117, 119, 120 и 123й.

Но я отвлекся, продолжим о дембелях – ещё два сержанта – дембеля: Ваня Борис и Петя Кашков. Водители заставских машин – трех 131-х ЗиЛов – дембеля. Водители и наводчики БТРов – дембеля, командиры и первые номера расчетов пулеметов и гранатометов, соответственно, тоже дембеля …
Наших дедов – двое: фельдшер заставы сержант Андрей Гладышев и водитель одного из БТРов Гриша Колле.
Молодые осенники, пришедшие на заставу за пол года до нас, в основном выполняют функции «дублеров-сменщиков» – когда уйдут дембеля, они будут БТРщиками… Правда и сейчас в их «дублерские» обязанности входит весь спектр работ по ремонту и техническому обслуживанию БТРов под надзором дембелей, «передающих молодому пополнению боевой опыт»…
«Политическая» ситуация на заставе – сложная. Незадолго перед нашим приходом один из молодых осенников совершил тяжкий грех – «застучал»…

В переводе на человеческий язык – поделился трудностями прохождения службы в коллективе с «добрым дядей» из особого отдела… Причем сделал это не со зла или от чрезмерного угнетения, а по глупости – особист удачно разговорил…
Самого «говоруна» на заставе уже нет – перевели в мангруппу. Но «отблески славы» дотянулись до всего призыва… достаётся всем… Дембеля, используя весь «админресурс» – сержантский состав и старших в расчетах и экипажах – устроили молодым осенникам «жизнь по уставу»…
Но, по имеющимся у нас сведениям, к нам «санкции» применятся не будут. Конечно, при условии, что мы будем вести себя адекватно…
Мы – это Алик Алехин, Пашка Адамов (Адам, Жид), Ринат Акбашев, Леха Афанасьев (Афоня, Афганыч), Вовчик Грицай, Алик Полупан, Колька Хованов и я.

И вот мы на резервной…
Встречает нас представительная «комиссия»: старшина резервной Юра Лебединский, сержанты Ваня Борис и Петя Кашков, наш дед сержант Андрей Гладышев и ещё человека три дембелей. «Приемная комиссия» расположилась в каптерке, куда завели и нас. Пашка первым привлек внимание встречающих: невысокий, худой, казалось – плюнь – упадет. Старшина, со словами: «Посмотрим, на что вы годитесь» вытащил из под стола 24х-килограммовую гирю и вручил Адаму: «Давай!»
Жид не подвел – выжал железяку не меньше десяти раз, за что заслужил одобрительные комментарии присутствующих. Остальных гирей мучить не стали – после такого выступления! – просто провели небольшой тест на выносливость – по сотне отжиманий от пола…

                                                                 Первые сутки

Встреча закончилась. Нас быстро распределили по отделениям. Я и Вовчик Грицай оказались в одном отделении. Наш командир – сержант Борис… Иван Борис… дембель.

После распределения отправляемся в спальное… занимать места… После учебного – контраст разительный… какое там «все по отделениям»… «занимайте свободные койки… где понравится»…

Беглый взгляд на помещение… посередине – проход… справа-слева, по два ряда, койки… примерно двадцать штук в ряду… хорошо что в один ярус… невооруженным взглядом видно: дальняя часть от входа занята дембелями (в основном) и, хотя там виднеется несколько пустующих кроватей, туда лучше не соваться… Успеваю занять неплохое место… слева… ряд у окна… пятое-шестое от входа… учитывая, что дембелей примерно половина заставы (35-40 чел.), и. соответственно, они занимают дальнюю половину спального, можно сказать – я неплохо устроился… примерно посредине «молодежной» половины спального… и не у прохода…

Короткая «экскурсия» по казарме… Вход в казарму – примерно посредине здания. Возле входа – помещение, которое, с некоторой натяжкой, можно назвать холлом, площадью метров 20-25. Возле входной двери – тумбочка дневального… напротив входной двери – дверь в канцелярию… помещение для офицеров… слева – вход в спальное… справа, посередине здания, на всю оставшуюся длину – коридор… справа, ближе ко входу – единственная металлическая дверь в казарме… оружейная комната. По коридору слева: сушилка... странное помещение с большими радиаторами, расположенными по всему полу помещения, сверху, на высоте полутора-двух метров, вдоль радиаторов – несколько перекладин… это место для сушки одежды и обуви осенью и зимой… после дождя или снега…

Следующее помещение – умывальная комната… умывальники… краны… зеркала… розетки… крючки для полотенец…

Дальше – бытовка… несколько столов (для глажки и т.п.)… большое зеркало… шкаф со всякой мелочевкой и утюгами…

Библиотека… она занимает два больших помещения… в первой комнате – теннисный стол!!! во второй – стеллажи с книгами… много книг…

Возвращаемся по коридору обратно… самое дальнее помещение справа – Ленинская комната… столы и табуреты для занятий… телевизор… шкафы с Уставами и прочей подобной «литературой»…

Следующая дверь – каптерка… «Святая святых»… хозяйство старшины… два больших смежных помещения… шинели… парадки… спальное бельё… мыло… сухпай… и т.д. и т.п.

Всё… Есть ещё автопарк, где стоят машины и БТРы заставы, но мы с ним знакомы и так…

Плавно перешли к следующему этапу. Выдача личного оружия… Я, неожиданно для себя, стал обладателем РПК (ручной пулемет Калашникова, калибр 5,45 мм)… «приобретение» вызвало невольную усмешку и мысли о «преемственности» поколений: из армейских воспоминаний отца я помнил – его первым оружием был РПД (ручной пулемет Дегтярева)… мне повезло… мой был значительно легче…

Знакомство с личным оружием начиналось просто – с чистки… Мне снова повезло, предыдущий хозяин явно относился к нему хорошо… пулемет был чистый и ухоженный… Почистить пулемет, перезарядить магазины… заняло около часа…

Оружие после чистки принимали командиры отделений… тщательно… внимательно… Замечаний не оказалось… ни у кого!

Время – к обеду… дембеля группками потянулись в столовую… а как нам?

- Застава! Строится! – старшина…

Мы и молодые осенники строимся перед входом. Старшина выходит на крыльцо…

- Все на месте? Пошли!

За старшиной мы идем в столовую… Строем? Скорее, толпой… не останавливаясь, старшина заходит в столовую… мы следом…

Для нашего призыва это первый обед на заставе…

Столы «Резервной»… раньше мимо них и проходить то было страшно…

Казалось бы, мелочь… Пересели из-за одного стола за другой… в той же самой столовой… но! теперь мы были не какие-нибудь «молодые» с учебного, а «молодые» с Резервной…

Правда, почему то, немного не удобно перед «своими» товарищами с учебного… ещё вчера мы были на равных, а сегодня… мы спокойно сидим за столом, не торопясь, обедаем, не обращая внимания на раздающиеся привычные выкрики: «Человек!... Рабочий!... Бегом!...» и т.д. и т.п.

Казалось бы, на заставу пришли молодые, можно погнать на окно раздачи кого то из них, то есть из нас… но… забегая вперед, скажу: за все время, пока застава находилась на территории учебного центра, никто из дембелей ни разу не воспользовался такой возможностью… мы – «свои»… а своих не обижают… Вечером послать на кухню за картошкой… чтобы мы же её и пожарили (в том числе и для себя)… это всегда пожалуйста… но, в столовой, во время еды… погнать куда то своего… это не по «правилам»… как то так…

Согласно этим же правилам, все «разборки» между старослужащими заставы и молодыми проходили «кулуарно»… среди своих… и речь идет не только о офицерах… даже старослужащие из других подразделений – нежелательные свидетели и, тем более, не советчики… но, я отвлекся…

Обед заканчивается… молодые осенники, после еды, не торопясь бредут к выходу со столовой и небольшими группками идут к казарме… А как быть нам… Несколько часов на заставе уже показали: к нам присматриваются… все наши действия оцениваются… и отношение к нам, а, соответственно, и наше житие-бытие на заставе во многом будет зависеть от того впечатления, которое мы произведем в первые дни или даже часы пребывания на заставе…

Поэтому, закончив есть, мы ещё пару минут сидим за столом, лениво переговариваясь… потом, кто то из нас, обернувшись, вопросительно смотрит на старшину, сидящего через один стол и явно никуда не торопящегося…

- «Поели? Идите в казарму… все вместе… строем!»

… Сидим в курилке, возле казармы… пока мы одни, делимся первыми впечатлениями… действительность оказалась намного лучше самых радужных ожиданий… с другой стороны, все мы понимаем, что расслабляться нельзя… делимся наблюдениями… обсуждаем возможные проблемы…
Одна проблема уже «нарисовалась»: взаимоотношения с «молодыми» осенниками… их призыв находится «в опале», поэтому никаких послаблений, в связи с нашим приходом, для них не произошло… С одной стороны, их понять можно – они уже больше полугода на заставе, а их гоняют, как нас, только пришедших после учебки… С другой стороны… мы то здесь при чем…

Но, как бы там не было, проблема есть… осенники не просто игнорируют наше присутствие (это в лучшем случае), а ещё и пытаются ввести нас в заблуждение или просто подставить…
Дембеля не вмешиваются, похоже, им самим интересно происходящее… Их понять тоже можно… развлечений на заставе не так уж много…

Так что, решать проблему нам самим… посовещавшись, приходим к выводу: для начала надо попробовать договориться, благо, «посредник» для переговоров имеется… Я забыл упомянуть, вместе с нами на заставу пришел один из наших сержантов, Васька Трихлеб, осенник, оказывается он уже давно был определен на Резервную… но «задержался» на учебном…

И ещё… главное… мы договорились… «один за всех, все за одного»… т.е. взаимопомощь… взаимодействие… поддержка… если ты свободен – помоги тому, кого загрузили какой-либо работой… особенно, если ты можешь сделать это быстрее и лучше… или просто можно вместе сделать быстрее… опять таки, забегая вперед, скажу: наш договор действовал до конца службы (небольшое преувеличение: фактически действие договора закончилось с приходом молодых… но… многие принципы остались неизменны до конца…)

После обеда часа три «убили» на общение с замполитом заставы, старшим лейтенантом Бутырским. Опрос, личные данные, увлечения (что может пригодиться заставе)…

Странное ощущение (после учебного) – ты никому не нужен… Не надо никуда бежать… срочно строиться по какому-нибудь поводу и т.п… Застава – как отлаженный механизм… все знают что и когда делать… мы пока только формально часть этого механизма… такая группа наблюдателей возле сложного устройства, ищущая возможность занять свободное место в работающем механизме, и, при этом, не нарушить работу механизма и не попасть между работающих «деталей»…

Отбой... Ничего ужасного не происходит… Ложимся спать…

… «Подъем!» - громкий голос старшины прогоняет сновидения. Открываю глаза… за окном светло… уже утро…

Старшина быстро распределяет: - Четыре человека (два осенника и двое наших) на уборку спального… Остальные – на спортплощадку… на зарядку… Все…

После зарядки возвращаемся в казарму… Умылись, побрились… сидим в Ленинской комнате… делать нечего… дембеля ещё спят…

- Выходи строиться на завтрак! – старшина…

После завтрака Бутырский загоняет народ на политзанятия… У дембелей – куча работы в парке… что то срочно посчитать в каптерке… и тому подобное… в общем, на занятиях мы и осенники… Через пару часов Бутырский выдохся…

- Идите на спортплощадку…

Похоже, спортплощадка – местное универсальное средство от ничегонеделания…


Первый наряд

Лафа закончилась. Перед обедом старшина тормознул меня:

- Вечером заступаешь в наряд. После обеда – подготовка к наряду.

Вот так вот… С корабля на бал… Второй день на заставе… Ещё толком не разобрались в здешних правилах и порядках… Наряд…

Кроме меня в наряд заступает Ваня Борис, сержант, дембель, командир моего отделения, - дежурным по заставе, и двое молодых осенников (на полгода старше нас) – как и я, дневальными. Готовиться к наряду мне особо нечего: одежда чистая, сам побрит… Разве что поспать?! На учебном – это норма… А как будет здесь? Если я лягу, а тот же Ваня нет? И вообще: как они здесь готовятся к наряду? Почему я не обратил на это внимание ещё вчера? Ведь, рано или поздно, заступать в наряд все равно пришлось бы…

Спросил своих… все знают столько же, сколько и я… получил «обнадеживающий» совет: - «делай, как остальные»… при этом, каждый постарался напомнить: - «пшенарям» ни в чем не уступай!... этот наряд – первая проверка!... не только тебя, а всего призыва!»… спасибо за поддержку…

После обеда заглядываю в спальное… сомнения – прочь! Все уже спят…

В спальном – полумрак (окна затянуты темной пленкой), работают кондиционеры – прохладно… После полуденной жары засыпаю мгновенно…
Шесть часов вечера… заступаем в наряд… Я – собран и готов к любой конфронтации…

Не понадобилось… пока… Ваня Борис быстро распределил обязанности и очередность… С этим проблем нет… Проблема в другом: наглеть сразу или постепенно?

Поясню: дневальный на «тумбочке»… согласно Устава, должен приветствовать («отдавать честь») любого представителя командирского состава, в т.ч и младший комсостав – сержантов… На учебном за этим следили строго… Здесь же я ни разу не видел чтобы дневальный приветствовал кого-нибудь из сержантов… даже дембелей…
Дилемма… вести себя «как все»? или все-таки делать «как положено»? Немного подумав, выбираю второй вариант…

Решение правильное! Проходящий мимо старшина, махнув в ответ рукой на мое приветствие, бурчит: «Брось! Не на учебном»…

Вот теперь – можно делать «как все»…

Ощущение – за мной наблюдают… и оценивают… как правильно заметил кто то из наших пацанов – не только меня… весь призыв… и зачем мне такое «счастье»?

Время до отбоя проходит незаметно… В полночь ложусь спать…

Начало пятого… Подъем… Просыпаюсь… Одеваюсь… Выхожу из спального… На «тумбочку»… Сижу…

Без десяти шесть… Из каптерки выходит дремавший там Ваня: - В шесть часов поднимай заставу…
… и уходит обратно…
Ох…ть! «Поднимай заставу»… и как он себе это представляет? Я зайду в спальное, заору во все горло «Подъем!», все повскакивают?… дембеля надают тумаков, за то, что разбудил? Как назло, в предыдущий день заставу поднимал старшина… и то, я слышал, как кто то проорал в ответ: «За…л! Не ори!»…
Стрелки часов неумолимо приближаются к шести… вот он… момент истины…
Собравшись с духом, я открываю дверь спального и громко и твердо кричу: «Застава! Подъем!»… и быстро закрываю дверь…
Слушаю… Шевеление… Кто то встает…
Голос кого то из дембелей… испуганный и дрожащий: «Застава?! Подъем?»… и дружный громкий смех…
Суки!

Мое утреннее «выступление» имело успех… Похоже, я обеспечил дембелей хорошим настроением минимум на пол дня… После этого уже ничего не страшно… Я довольно легко отбил атаки дневальных пшенарей, пытавшихся занять место на «тумбочке» вместо мытья полов… без проблем проорал «Дежурный! На выход!» при приближении начальника заставы…

В общем, день удался…






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 23
© 05.12.2017 Ясон

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1