Учебная застава. часть 3



                                                                     Переезд


Учебная застава незаметно «тает»…

После «физкультурников» к нам наведывались ещё многие… Человек десять отправились осваивать ремесло связистов… примерно столько же – становиться саперами… ещё несколько человек отправились изучать РЛС (радио-локационные станции)… незаменимый атрибут в системе охраны границы…

Сегодня – очередная крупная «потеря»…

Набирают водителей… Об обязательном наличии у претендентов прав я даже не упоминаю… подготовка будет проходить здесь же, на учебном…

Желающие находятся быстро… Собрав свои личные вещи, а также матрасы с одеялами и подушками, они перебираются в парк… автопарк… где, как я упоминал вначале, стоят 131е ЗиЛы и 66е ГАЗоны… на которых и предстоит обучаться водителям…

Там же, в парке, расположена и казарма, в которой и будут теперь обитать будущие водители…
Там же, в парке, стоят и БТРы Резервной заставы… а это означает постоянный «контакт»… от которого все мы, благодаря отдаленности нашего расположения, были «застрахованы»… Теперь у будущих водителей такой страховки не будет…
Оставшаяся группа – человек шестьдесят… Нас снова перераспределяют по отделениям… И! новость!
Мы – переезжаем!!! В смысле переходим… на новое место жительства… В казарму…

Наша новая казарма стоит напротив столовой… она – четвертая в квадрате из казарм… три занимают учебные заставы школы сержантского состава… площадка между казармами – асфальтированный плац, где нам, как я подозреваю, придется провести немало времени…

Казарма выгодно отличается от нашего, ставшего уже привычным, «собачника»…
Во-первых, у неё есть крыша… настоящая… которая сдерживает большую часть тепла… в ней не так жарко и душно по вечерам… есть бытовка… есть отдельное помещение для занятий… возможно нам не придется больше сидеть в прокаленных солнцем «классах» возле стрельбища… есть деревянные полы и! как это ни удивительно… практически нет пыли…
Правда, есть одно неудобство… достаточно существенное… дорога к столовой теперь лежит мимо казармы Резервной заставы… она – у нас за углом…


                                                                      Нечет-чипок
                                                                    (проснись и пой)


Погранвойска - щит Родины, Советская армия – шурупы, крепящие его…
Пограничники – первыми встречают врага на границе…

Задача – остановить врага… даже ценой своей жизни…
«встретить врага»… «остановить»… «даже ценой своей жизни»…
Сначала это «даже» слегка напрягало… смертники… все без исключения… при массированном нападении шансов уцелеть практически нет…

Примерно через месяц что-то стало доходить… судя по интенсивности подготовки нас явно готовят не «на убой»… с небольшой натяжкой можно сказать – из нас готовят профессионалов…
Огневая, физическая, тактическая подготовка… все для нашего выживания…

У нас – СТПВ… «Служба и тактика Пограничных войск»… теоретический курс… правила и инструкции… правила несения пограничной службы… что можно и что нельзя… и инструкции… как вести себя в той или иной ситуации…

Как и все теоретические дисциплины, СТПВ нам читают в самое подходящее время… перед, или сразу после обеда… в самую жару, когда ничем «практическим» заниматься невозможно…

Лейтенант, а чаще кто-то из сержантов, монотонно зачитывает параграфы служебных инструкций, изредка прерываясь на комментарии или разъяснения… мы – тщательно конспектируем…

Несмотря на отсутствие стекол, в классе душно и жарко, воздух неподвижен и раскален… монотонный голос читающего медленно, но верно, погружает присутствующих в сон… пишешь… пишешь… потом, очнувшись, недоуменно смотришь на уползшую куда то строчку… трясешь головой, пытаясь прогнать дремоту и пишешь дальше… приходится очень сильно напрягаться, чтобы не уснуть… Потому как сон во время занятий – это ЧП, за которое обязательно последует наказание… наряд на кухню вне очереди… или пробежка по солнцепеку… что хуже, сложно сказать…

Сержанты развлекаются… Не меняя тональности и не прерывая речь, после какого–нибудь очередного абзаца – «Внимание! Всем, кто спит! (или, как вариант – «кто хочет пробежаться»)» - и, во весь голос, - «Встать! Смирно!»… Несколько жертв, находящихся в полудремотном состоянии и пропустившие «вводные» слова, обязательно вскакивают… после чего, обычно отправляются на пробежку… прибежавший последним, или несколько последних, по ситуации, бегут снова… Для остальных это лишний повод взбодриться…

Бывают и другие ситуации, когда сон «валит с ног» в буквальном смысле… Человек «отключается» полностью… с посапыванием и похрапыванием… спасти может только своевременный толчок локтем в бок… но! толчок обязательно должен быть незаметным, в противном случае, он трактуется сержантами как покрывательство «нарушителя»…

Вот и в этот раз… Неожиданно вырубился Нечет… голова прямо… ручка в руке… и громкий храп… От неожиданности замолчал даже старшина, читающий конспект… Несколько человек, находившихся в полудреме, в наступившей тишине сразу очнулись… Спал только Нечет… Сидящий рядом Лютый толчками локтем в бок и ногой по ноге попытался его разбудить… но тщетно… Хуже того…попытка Лютого была замечена старшиной… Показав угрожающий знак Лютому, старшина медленно подошел к столу Нечета… Нечет спал… наступившая тишина его не тревожила…

- Все, кто спит… Встать! Смирно!

«Встать! Смирно!»… Эти слова дошли до сознания Нечета… абсолютно автоматически его тело подобралось… вскочило… вытянулось в струнку… только после этого организм дал команду на открытие глаз… Нечет открыл глаза… Перед ним маячило расплывчатое пятно, в считанные доли секунды превратившееся в лицо старшины…

- Спишь? – ласково спросил старшина…

- Никак нет!

- А чего вскочил? – мягко допытывался старшина…

- Так команда была…

- А для остальных её что, не было?

Нечет наконец то заметил… стоит он один…

- Спишь?

- Никак нет! – судя по всему, спросонок Нечет решил не сдаваться до конца… все оживились…

- Ну нет, так нет… - покладисто согласился старшина… - Лютенко! – обратился он к Лютому – возьми табурет и выходи к доске… А ты – стой – это снова Нечету…

- Что то, Лютенко, у тебя плохо получается… сейчас тренироваться будешь… - недоумевающий Лютый смотрит на старшину… - садись на табурет… лицом к стене… бей рукой по стене… и громко кричи… «Проснись и пой!»…

Лютый, выполняя команду, начинает шлепать рукой по стене и кричать…
Старшина наблюдает…

- Слабо бьешь… так ты никого не разбудишь… давай сильнее… и кричи погромче…

Все уже всё поняли… только до Нечета не доходит…

Лютый лупит по стене, и ревет, что тот медведь…

Бум, бум, бум… «Проснись и пой!»… Бум, бум, бум… «Проснись и пой!»… Бум, бум, бум… «Проснись и пой!… Нечет! Сука! Проснись и пой!»… Бум, бум, бум…

Наконец, доходит и до Нечета… он начинает что то петь…

Лютый облегченно замолкает…

Но это ещё не конец…

- Лютенко! К вышке и назад! Бегом! Марш!

Лютый срывается с места…

- Нечет! К вышке и назад… Два раза! Бегом! Марш!

Нечет несется следом за Лютым…

… Лютый возвращается… вбегает в класс…

- Товарищ старшина! Рядовой Лютенко! Ваше приказание выполнено!

- Садись на место…

- Есть! – Лютый, отдуваясь, садится…

Ждем… В класс вбегает запыхавшийся Нечет… молча останавливается перед старшиной…

- Прибежал? – спокойно интересуется старшина…

- Да! – с трудом переводя дыхание, отвечает Нечет…

- Давай ты ещё разок пробежишься – дружески предлагает старшина… - Время пошло!...

Нечет бегает ещё три раза… до него никак не доходит, что он должен сделать…


                                                                     Присяга

Сегодня у нас торжественный день…

Мы будем принимать присягу…

По этому поводу… ещё с вечера… мы постирались… помылись… сапоги и бляхи на ремнях начищены до зеркального блеска… автоматы вычищены… панамы тоже постираны и, с тщательно выровненными полями, сохнут на бетонной площадке…

Занятия отменены…
После завтрака – построение… на плацу…

Мероприятие, судя по всему, будет «камерным»… все свои… да ещё пару офицеров из отряда… из политотдела… и три самоотверженных мамаши, примчавшихся за пять тысяч километров поприсутствовать на присяге любимого чада… («любимые чада», после завершения «мероприятия» получили суточное увольнение в город… как награду мамашам)…

Стол, накрытый красной скатертью… часовой с автоматом у знамени… красная папка… с текстом присяги… и, обязательное проявление «канцелярского стиля» - журнал… или книга… с прошитыми и пронумерованными страницами… фамилия, имя, отчество… дата принятия присяги… личная подпись…

Все наполнено торжеством и каким то, пока непонятным мне, глубинным смыслом…

Строй…

Старшина вызывает по списку…

Каждый, стоя перед строем, читает слова присяги…

…Я, ……., гражданин Союза Советских Социалистических Республик… …клянусь быть… … строго хранить… … выполнять… изучать… … быть преданным… не щадя своей… жизни… постигнет кара…

Строй внимает… хриплым, сбивчивым в начале… и звенящим в конце голосам…

До меня постепенно начинает доходить весь смысл происходящего…

Мы приносим свою присягу не какому то абстрактному «народу»… этот самый «народ» стоит в строю… рядом… мы клянемся своим товарищам… это им я приношу свою присягу… это от них я принимаю их торжественную клятву…

Новое понимание простой фразы «принятие присяги» наполняет меня…

Моя очередь… выхожу из строя… беру в руки папку с текстом… буквы дрожат и расплываются перед глазами… титаническим усилием беру себя «в руки»… начинаю читать:

Я, Сикаленко Олег Николаевич, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооруженных Сил СССР, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным воином, строго хранить военную и государственную тайну, соблюдать Конституцию СССР и советские законы, беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров и начальников.

Я клянусь добросовестно изучать военное дело, всемерно беречь военное и народное имущество и до последнего дыхания быть преданным своему народу, своей Советской Родине и Советскому правительству.

Я всегда готов по приказу Советского правительства выступить на защиту моей Родины – Союза Советских Социалистических Республик и, как воин Вооруженных Сил СССР, я клянусь защищать её мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами.

Если же я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение советского народа»…


…теперь можно перевести дыхание и посмотреть на строй…

Строй внимает… моя присяга – принята!... все в порядке… ах да! нужно ещё расписаться… хотя, по-моему, после всего произошедшего… это – пустая формальность…

Действо заканчивается торжественным прохождением строя мимо знамени части…

Мы – в казарме…

Все – странно притихшие… и задумчивые…

Похоже, происходящее «зацепило» всех…

Для подтверждения значимости произошедшего – праздничный обед… для нас… и! свободное время!!! – до отбоя!!!







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 05.12.2017 Ясон

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1