Взять на заглот


Это выражение появилось в народе, когда придумали монетные автоматы.

Сначала появились автоматы с газированной водой. Почти на каждом углу стояли.

По одному, по двое, а то и целой группой. Великое изобретение. Захотел с сиропом – опусти три копейки, нет таких денег – за копейку одной газированной водой балуйся.

Потом музыкальные аппараты появились. Эти в основном в ресторанах и чайных стояли. За пятак можно было пластинку поиграть, музыку послушать. Музыка была на любой вкус, но самое интересное было наблюдать, как механизм пластинку из кассеты вынимал, поворачивал и на вращающийся диск бережно опускал. Забавное зрелище.

Потом пошли телефонные аппараты за две копейки и автоматы по продажам различных газет. Конечно, в основном, “Правда”, “Труд” и “Известия”. Тоже, полезные устройства.

Только вот, не всегда эти автоматы срабатывали. Бывало, опустишь три копейки, чтобы жажду утолить, а в ответ непонятное бурчание. А монетки больше и нет. Копеечку опустишь, тот же эффект. А пить-то хочется. Хорошо в автоматах имелись секции для мытья стаканов. Нажмешь рукой на кольцо, струйки воды прямо в лицо. Если извернешься, то можно и попить. Какой русский человек такое потрясение вынесет? Тут уж если кулаком по автомату не треснуть – себя не уважать.

Так же и с музыкальным автоматом. Пять копеек он обязательно возьмет, а вот музыку может и не исполнить. Может, у него пружина, какая ослабла или рычаг загнуло, но вот так случилось – не получилось. Конечно, этот автомат кулаком не ударишь. Официанты за этим строго следили, могли и самого побить. Дешевле было еще пятак опустить, потом еще, а потом еще по сто грамм, для снятия обиды.

Телефонные и газетные автоматы тоже иногда жульничали. Нет, денежки они брали с радостью, а вот насчет газетки или позвонить – случались недоразумения. Но, если с газетными автоматами обращалась в основном интеллигенция, то ударов они не получали. Разве, что интеллигентный отборный мат.

А вот телефонным автоматам доставалось. Ох, доставалось, мама, не звони.

Вот и появилось в народе выражение “Взять на заглот”, то есть проглатывали монетки автоматы, даже не давились.

Сейчас такие агрегаты в прошлом. Сейчас другие понаставили. Не то, что ударить, подойти страшно. Если нет среднего образования и слегка выпивши, даже не приближайся. Не мучай технику.

Современные автоматы сейчас и зарплату выдают, и платежи разные принимают. Удобно, в принципе. Никто не знает, сколько ты заработал. А то ведь у маленького окошка кассы при маленькой зарплате можно и собрание стихийное провести. Кому это надо?

Подходи в любое время к свободному автомату и получай свои трудовые. Или не получай. Это как повезет. Автоматы поставили новые, а вот болезнь так и не вылечили. Это я про “Взять на заглот”. Бывает, всосет иной автомат твою пластиковую карточку, подмигнет тебе ехидно и на этом процесс получения денег заканчивается. Если бы у автомата были руки, он бы кукиш показывал. Но это, конечно грубо. Он вместо кукиша советует обратиться к оператору. А оператор уже не автомат, он уже человек. У оператора обед, как обычно в это время, или больничный, или “беседа” с другим автоматом.

Но такая беда поправимая. Ну, подумаешь, получишь не сегодня, а завтра. Не помрешь с голоду. За день не умирают, медициной доказано. Ситуации похуже бывают. В денежном выражении пострадать можно. Конечно уж не автомату и не тем, кто его устанавливал.

Я через такой автомат решил очередной взнос за кредит внести. Каюсь, взял грех на душу – взял кредит. Нет, чтобы деньги в банк отнести, так, я решил автомат испробовать. Думал, что я глупее других? И образование позволяет, да и не употреблял в последнее время.

Прочитал инструкцию, денежки приготовил (поцеловал, прощаясь - свои же отдавал и навсегда) и поднес к щели. Даже и не понял ничего. Моргнуть не успел, а денег в руке уже не оказалось. Только легкий дымок от трения купюр о кожу вверх устремился. Даже пальцы защипало. Вот, техника. Если бы сильнее держал, думаю, и меня бы в автомат засосало.

Ладно, пальцы послюнявил, чтобы боль унять, стою, жду квитанции об оплате. А автомат ко мне уже всякий интерес потерял, исходную позицию занял

Как же так, - думаю, - без квитанции деньги принимать можно. Если купюры не понравились, верни, не греши. Но и денег автомат не думал возвращать. Хотел я старым дедовским методом с ним поговорить, да не решился. Какой-то он был на вид хрупкий, мог и не выдержать мужского разговора. Плати потом за него всю оставшуюся жизнь. А самое главное, что спросить не у кого, что дальше делать. Автомат-то в магазине стоял.

"Вот, влип, - размышляю. – Я же деньги даже без свидетелей автомату отдавал, как теперь доказать?"

Прибежал домой, звоню в банк. А банк, между прочим, в самой Москве. Но я упорный, дозвонился. Деньги-то мои, пречестные, не общественные.

Дозвонился, объясняю ситуацию, что деньги отдал, а квитанции нет и сегодня последний день платежа

Из Москвы посоветовали обратиться в их представительство в нашем городе, они разберутся, но сурово напомнили, что платить нужно сегодня, иначе пойдут штрафные санкции, и у меня могут быть большие проблемы.

А куда еще больше, когда мои трудовые исчезли в неизвестном кармане.

Побежал в представительство. Там успокоили: Деньги ваши не пропадут, вернем через месяц, но заплатить нужно сегодня. Такая система. Такой порядок.

Конечно, я заплатил. Выкрутился как-то. Но правила игры мне не понравились. И что это за система, и что это за порядок, когда страдать приходиться не виновному? Зачем не доработанные механизмы понаставили? Если у вас сбои бывают, так ты приди ко мне с цельным гусем, да извинись по-человечески. Или не умеем? Или до сих пор считаете, что в лаптях ходим?

Да, раньше автоматы просто брали “На заглот”, теперь современные, берут просто “За глотку”.
Другие времена. Другие выражения.

Но это, как бы сказать, длинное предисловие к нижеследующему.

Порфирий Поликарпович Такипрожил стоял напротив банкомата и пытался вникнуть в суть происходящего. В руках он теребил пластиковую карту.
Эту карту он получил недавно. Цеховая кассирша Неклюдовна, когда он пришёл к заветному окошечку в назначенный срок, обрадовала:

- А деньги теперь через банк получать будем. Иди в бухгалтерию, там объяснят.

И от чего-то погрустнела.

Порфирий, тогда тяжело вздохнул. Он не верил современной технике. Не верил, не любил, да, и не умел пользоваться.

Год назад дети подарили ему сотовый телефон. Ну, понятно дело, купили себе новый, более современный, а старый куда? Не выкидывать же. Отдали отцу.

- На кой? – только и спросил Порфирий своих детей.

- Ну, как же, нам позвонить или с друзьями пообщаться.

- А вы чаще приходите, а туда уже не дозвониться, - ответил Порфирий.

Несколько раз он пробовал набрать номер, но шершавые загрубевшие пальцы никак не могли нажать нужную цифру. Плюнул тогда Такипрожил на это баловство. Натурально плюнул. На пол. А телефон завернул в газету и в ящик положил.

Карточка легко проскакивала сквозь узкую щель банкомата, но долгожданная наличность не спешила обрадовать своим появлением.
Порфирий Поликарпович тщетно нажимал на кнопки, вытирал пот, читал инструкцию на экране и тихонько матерился.

Если бы у банкомата ему разрешили открыть заднюю стенку, то Такипрожил вмиг бы разобрался с системой. С механизмами он был на "ты". Всю жизнь в ремонтном цехе. Все марки станков, которые были на заводе, как свои девять пальцев знал. Один потерял по самоуверенности. Подумал тогда, что уже всё знает и умеет. Вот и поплатился. А за производственный травматизм тогда карали строго. Все, от мастера до начальника отдела охраны труда полгода отписывались. Но Порфирий попросил у доктора спирту, ну и хлебнул, не раздумывая. А это уже другой расклад. Пьянство на производстве. Тут, брат, сам виноват. Премий его тогда лишили, больничный не оплатили, но на заводе оставили. Так он всю жизнь на заводе и проработал.

За сорок два года заработал почёт и уважение и вот такое коварство под старость лет. Когда ему в бухгалтерии объяснили, как получать зарплату, Порфирий только выдавил: "Могли бы ветеранам и кассу оставить. Нам в кассе получать сподручнее. Да и хоть видеться будем".
На что тут же был ознакомлен с приказом по заводу.

Первый раз деньги ему помогла снять молоденькая сотрудница банка. Выдав ему карточку, она подвела его к банкомату. Для начала показала, как правильно ввести карту в банкомат. На карточке был изображён гимнаст, поэтому Порфирий Поликарпович запомнил “Ногами вперёд”. “Это легко, это я запомню”, - тогда подумал он.

А вот дальше дело не пошло. Он не успевал за быстрыми манипуляциями, но послушно кивал головой.

- Вот ваша карта и ваши деньги, - сказала девчушка. – Всё понятно?

- Всё понятно, - соврал Такипрожил. Потом разберусь, - решил он. - Деньги, главное, получил.

В другой раз на помощь пришёл молодой парень. Жалея дедушку и своё время, он помог выудить деньги из автомата. Порфирий хотел ещё раз запомнить все манипуляции и опять мимо.

- Хоть бы курсы, какие организовали перед зарплатой, - тогда подумал он. – И опять вспомнил про кассу. - И кому помешала?

Сегодня рядом никого не было, а у касс стояла очередь, и просить помощи он не решался. Ему казалось, что все будут над ним смеяться и показывать пальцем.

Подошла старушка с такими же проблемами.

- Чего уставилась, как в зоопарке? – грубо спросил Такипрожил.

- Денежку бы получить, - ответила та, доставая карточку.

Слово “денежка” смягчило Порфирия.

- Ага, у них получишь. Я уже полчаса потею.

- Не дают, что ли?

- А ты умеешь?

- Нет. Да и не вижу я ничего на экране. Хотела о помощи попросить.

- Сходи, мать, попроси. Тебе не откажут. А то, простоим тут. И так жить немного осталось, не хотелось бы ещё и на это время тратить.

Старушка ушла к кассе и через минуту вернулась с охранником.

- Давай, дед карту. Пин-код помнишь?

- А как же. Тысяча девятьсот пятьдесят три.

- Надо же какая память, - удивился охранник, нажимая кнопки.

- Чего там запоминать. Год смерти Сталина.

- Сколько снимать, - спросил охранник.

- А все и снимай. Что я каждый раз за ста рублями ходить буду?
Охранник передал деньги и карточку Порфирию.

- Пересчитайте.

- А все снял?

- Нет. Сорок девять рублей осталось.

- Я же просил снять все.

- Так уж банкомат устроен, что меньше пятидесяти рублей не выдаёт.

- Вот те, на, - подумал Такипрожил. - Да попробовали бы мне в кассе сорок девять рублей не додать. Сорок девять рублей это же целая чекушка. И с ужасом осознал: Сколько же в этом банкомате чекушек? А сколько во всём банке? Да, ловко придумано, ловко. Теперь понятно, почему кассы прикрыли.
Положив деньги и карточку в карман, Порфирий Поликарпович, вышел на улицу.

– Стар я для всего этого, – решил он. - Не для меня. Отдам карточку детям. Пусть за меня получают. На шиш.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 05.12.2017 Алексей Голдобин

Рубрика произведения: Проза -> Фельетон
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1