Как я познакомился с творчеством Куинджи А.И


В 2008 году я поступил в юридический институт МВД России. Мне это необходимо было по службе, да и дополнительный отпуск в сорок-пятьдесят дней не помешает никогда. Одно плохо – мало. Поступал-то на базе первого высшего, посему учиться предстояло всего три с половиной года, а это всего 4 сессии вместе со сдачей государственных экзаменов. Вот честно, я бы еще где-нибудь поучился, в медицинском институте на психолога, например, а что техническое образование есть, гуманитарное есть, можно и медицинское получить, только вот медицинское образование заочным не бывает.
На следующую сессию мы изучали гражданское и гражданско-процессуальное право. Сами понимаете, что за две-три лекции и пару практических занятий донести какие-либо знания преподаватели до нас не могли, поэтому они это делать и не старались. Если лекции нам еще как-то читали, то на практических занятиях мы обычно обсуждали животрепещущие темы, которые никакого отношения к темам занятий не имели. Преподаватель гражданско-процессуального права у нас была женщина, как зовут не вспомню, да и не суть, пусть будет Вера Васильевна, коротко стриженая блондинка, 40-45 лет, высокая, около 170 см, худощавого телосложения, однако не без приятности для глаз, потому как фигура у нее была очень даже, многие девицы в нашей группе ей завидовали (подслушал случайно краем уха), между прочим, целый подполковник милиции. Однако, она никогда не улыбалась и в глазах ее, как мне казалось, стояла какая-то тоска, вроде не злая на весь свет, но знаете, как будто человека сломали обстоятельства жизни, и он теперь ко всему так и относится, с легким недоверием, и что ничего хорошего дальше в жизни не будет, такое ощущение что человек вкус к жизни потерял что ли. По крайней мере, мне так казалось, когда я смотрел на эту женщину – подполковника милиции.
На первом же практическом занятии Вера Васильевна поразила нас вопросом: «А вы знаете кто такой Куинджи?». Одногруппники думали, что я ходячая энциклопедия, и знаю все, но, к своему стыду, я тогда не знал кто такой А.И. Куинджи, поэтому сделал предположение: «Судя по фамилии, это какой-то итальянский художник». «Стыдно, – сказала мне Вера Васильевна – стыдно не знать культурное наследие своей страны. Куинджи – это великий русский художник. Мне очень нравятся его такие картины, как «Лунная ночь на Днепре», «Дарьяльское ущелье. Лунная ночь». Они отлично соответствуют моему жизненному состоянию. Я бы Вам посоветовала обязательно посмотреть картины Куинджи». Я, конечно, пообещал, что к следующему занятию обязательно посмотрю в интернете картины Куинджи.
В принципе, Архип Иванович Куинджи был неплохой пейзажист, и некоторые его пейзажи были очень даже ничего, но некоторые картины произвели на меня жуткое впечатление. Сначала я даже не мог подобрать слова, в чем же жуть от этих картин, я смотрел их еще и еще раз, чтобы понять, что же я ощущаю. При этом ощущение жути и безысходности никогда не отпускало меня, как будто я смотрю картинки, вырванные из фильма ужасов. Сформулировать свои ощущения я смог, только к следующему занятию по гражданско-процессуальному праву.
- Кто посмотрел картины Куинджи? – спросила Вера Васильевна на следующем занятии. Я поднял руку
- Ну, что Вам понравились картины Куинджи? – спросила меня Вера Васильевна.
- Да, некоторые его пейзажи, наполненные солнечным светом, очень даже ничего. Но такие картины как «Лунная ночь на Днепре», «Дарьяльское ущелье. Лунная ночь», «Христос в Гефсиманском саду», «Ночное», «После дождя» вызвали у меня ощущение, что они писались в жуткой депрессии, причем депрессии на грани суицида, такое ощущение, что человек потерял веру в свою жизнь и видит только один выход – в то светлое пятно на картинах, предстающих в виде луны или Христа. Жуткая безысходность толкает его к суициду, но он не хочет убивать себя и просто доживает свою жизнь, лишь чуть-чуть надеясь попасть туда вверх – в светлое пятно. А картина «Пятна лунного света в лесу» вызвала у меня стойкое ощущение, что она писалась под действием абсента, настолько это похоже на галлюцинацию. Нет, мне больше нравится Сальвадор Дали, с его сочными красками, с его стремлением и желанием жить, и наполнять жизнь смыслом, красками, действием, а не ждать, когда же наконец придет смерть, и возможно, ты попадешь в то светлое пятно. Пусть я не попаду в рай, но унывать я не хочу, потому что уныние – это смертный грех, и тогда точно попадешь в ад.
- «Постоянство памяти», или как говорят в обиходе «Висячие часы», Сальвадора Дали, между прочим, символизируют половую распущенность.
- Существуют разные теории, что означают часы на картине Сальвадора Дали, хотя я думаю, что сами часы и являются символом женского полового органа, но никоим образом не говорит о половой распущенности автора и тех, кому эта картина нравиться, а свидетельствует о том, что автор и данные люди, всего лишь, нормальных сексуальных наклонностей. А Сальвадор Дали в «Постоянстве памяти» лишь показал теорию Зигмунда Фрейда «О сексизме», но это мое мнение. А вот, тем, кому нравятся картины «ночного цикла» Куинджи, по моему мнению, реально надо обратиться к психологу, депрессию лечить.
Глаза преподавателя изменились, если раньше в них плескалась просто тоска, то теперь появилась тоска загнанного в угол человека, у которого не осталось выхода, кроме суицида. Мне стало не по себе от того, что вместо комплиментов красивой женщине, я говорю правду-матку. Но две небольшие слезинки, как бы, смыли из глаз Веры Васильевны эту запредельную тоску и безысходность. В глазах Веры Васильевны стала блестеть злость, прежде всего на себя, за то, что раскрыла слабость неизвестным людям, а потом уже на меня, за то, что я смог эту слабость показать, прежде всего, ей самой, облек в понятные слова и смысловые ассоциации.
С занятий меня Вера Васильевна выгнала, но, если честно, меня это обрадовало, когда человек вместо тоски и безысходности начинает испытывать злость, то это уже хорошо, хоть злость и отрицательное чувство, но оно другое, и заставляет человека совершать хоть какие-то действия, а не доживать свой век постоянно жалея себя.
«Ночной цикл» Архипа Ивановича Куинджи я до сих пор не люблю, как увижу где его картины из «ночного цикла», всегда вспоминаю выражение глаз Веры Васильевны, сразу после нашей дискуссии, и мне становится страшно от близкого присутствия смерти.
Да, я жесткий человек, да, я совершал плохие поступки, с точки зрения сиюминутной морали и этики. Можно жалеть человека, и тем самым загонять его все больше в сожаление от несчастной жизни, но не лучше ли, жесткими словами, хлесткими и обидными, как пощечина, заставить человека жить дальше, и жить другой жизнью, полной и яркой, оставив за бортом то, что уже прожито и пережито, а не всю оставшуюся жизнь жалеть себя любимого. Заставить человека выйти из депрессивного состояния, заставить его оглянуться и понять, что жить стоит не только потому, что надо жить.

А. Скворцов © 2017г





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 05.12.2017 Алексей Скворцов

Рубрика произведения: Проза -> Психология
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1