Историческая ценность «Слова о полку Игореве….»


Историческая ценность «Слова о полку Игореве….»
Историческая ценность «Слова о полку Игореве….»

Александру Аникину

фото воронежского театра оперы и балета


«Слово о полку Игореве» произведение, проливающее нам свет на древнерусскую культуру и события древней Руси. Все началось с того, что Алексей Иванович Мусин-Пушкин (1744-1817) увлекся собиранием древностей…»
С его лёгкой руки увидела свет интереснейшая рукопись XII века «Слово о полку Игореве». Исследователь Владимиров пишет, что рукопись «Слово о полку Игореве» была приобретена Мусиным-Пушкиным из Ярославского монастыря. Обнаружив для себя этот бесценный документ, граф сразу же показал его знатокам историографии - Малиновскому, Бактыш-Каменскому и другим.
Сразу же заговорили о том, что этот уникальный документ – подделка. Одним из первых людей, понявших истинность находки графа А. И. Мусина-Пушкина, был Александр Сергеевич Пушкин. Он не побоялся заявить о том, что рукопись начала XII века невозможно…
«В 1807г. Бантыш-Каменский, друг Мусина-Пушкина, убедил его пожертвовать свое книжное и рукописное собрание Архиву Коллегии иностранных дел. Однако Алексей Иванович не успел этого сделать - вся его бесценная коллекция погибла в огне во время французского нашествия 1812 года. Так был утрачен оригинал «Слова», но, к счастью, сохранилось много копий». Алексей Иванович Мусин-Пушкин тяжело переживал гибель своего бесценного архива. Как известно, он скончался вскоре после пожара.
С тех пор как было открыто «Слово» интерес к нему не утихает. Его много раз перекладывали поэтически. Это делали Василий Андреевич Жуковский, Аполлон Николаевич Майков и Николай Алексеевич Заболоцкий. Поход князя Игоря писали многие художники, среди которых наиболее известен Виктор Михайлович Васнецов.
«Композитор Александр Порфирьевич Бородин начал работу над оперой «Князь Игорь», которую из-за кончины композитора завершили два других выдающихся русских композитора Николай Андреевич Римский-Корсаков и Александр Константинович Глазунов. Это музыкальное произведение стало образцом национального героического эпоса в оперном искусстве», - сообщает один из авторов.
Версии. Сюжеты. Размышления

«Слово о полку Игореве» - небольшая историческая поэма, записанная или составленная в самом конце XII в. (ок. 1188 г.), по живым следам событий. Долгое время считалось, что автор «Слова…» неизвестен», - пишет один из литературных сайтов.
О «Слове о полку Игореве» спорили и спорят до сих пор.
Владимиров, к примеру, считает, что «Слово о полку Игореве» происходит из южно-русских земель, возможно, из Киева. Про автора «Слова…» он пишет следующее: «Однако личность автора С. о Полку Игореве нелегко очертить более или менее определенно. Едва ли мы можем признать в нем духовное лицо, еще менее — монаха. Можно предполагать, что этот поэт-историк жил при княжеском дворе в Киеве, бывал и у других князей. Это был, вероятно, один из тех княжеских дьяков, которые вносили в летописи живые сведения о походах, знали и красивые выражения, умели к месту употребить народную или книжную пословицу».
Любопытна версия А.Л.Никитина о том, что «Слово» «содержит отрывки из поэм древнего болгарского поэта Бояна».
Л.Н.Гумилёв считает, что «Слово о полку Игореве» было написано в эпоху монгольского завоевания и является памфлетом.
Интересна версия Евгения Белякова о том, что «Слово о полку Игореве» есть не что иное, как «свадебная песнь» и восхваление молодых – Кончаковны и Владимира. Автор проводит литературные параллели с обрядовыми (свадебными) русскими песнями, и делает вывод о том, что в «Слове…» автор прославил свадьбу сына князя Игоря Владимира и дочери хана Свободы Кончаковны. Евгений Беляков утверждает, что «всё «Слово…» пронизано подобными параллелями. Вот, что пишет автор: «Трагичная метафора кровавой свадьбы Руси и Поля. Но помимо метафоры речь шла и о реальной свадьбе: Владимира Игоревича и Свободы Кончаковны. Трактовка, что Кончак "принудил" Владимира к свадьбе? - отпадает. Свадьба была оговорена задолго до "полка": во время плена Игорь УЖЕ НАЗВАН СВАТОМ. "Кончак поручился за СВАТА Игоря, зане бяшеть ранен".
Что лично мне не нравится у автора слишком грубоватое отношение к князю Игорю, можно даже сказать и оскорбительное: «Для автора "Слова" поведение Игоря - не есть подвиг. Не мириться, не родниться нужно с половцами, а драться. Сплотиться ради отпора общему врагу. "Самый страшный враг - отсутствие врага", - учил Лойола. Этот-то "имперский" мотив и понравился, видать, в свое время советской коммунистической элите. Автор велик, говорилось тогда, а сам Игорь - просто мелкий удельный князек-сепаратист».
Хотя… хочется спросить автора: причём тут «Слово…» и Игнатий Лойола?!
Занимаясь историей «Слова…» достаю старый учебник по русской литературе С.М. Флоренского. Вот, что автор пишет о князе Игоре: «В 1183 году киевский князь Святослав Всеволодович, став во главе нескольких русских князей, провёл удачный поход против половцев и даже взял в плен хана Кобяка. Для закрепления этого успеха Святослав повторил поход в следующем году. Готовясь в поход, он призывал князей стать под его знамёна, чтобы выступить объединёнными силами.
Одним из князей, обещавших помощь Святославу, был Игорь, князь Новгород-Северский. Этот князь был известен своей храбростью и успешной борьбой с половцами. Но он не смог принять участия в походе. Весной 1185 года Игорь неожиданно для Святослава вместе со своими родственниками-друзьями выступил против половцев. Однако он был жестоко разбит, и вместе со всеми князьями, участвовавшими в походе, попал в плен. Воодушевлённые победой над Игорем, Гза и Кончак вторглись в пределы русской земли и повергли её большому опустошению. Таким образом, неудача похода Игоря была вдвойне тяжела для Руси, во-первых, потому, что войско самого Игоря было совершенно разгромлено, во-вторых, потому, что победа над русскими воодушевила половцев, притихших было после похода Святослава. Неудачный поход Игоря привлёк к себе внимание писателей того времени и послужил основой для трёх произведений, двух повестей, помещённых в летописях, и «Слово о полку Игореве».
Это высказывание Флоринского навело меня на мысль: вполне вероятно, что у всех трёх произведений – один автор.
Любопытна версия О.В.Вовка, автора книги «Сто великих рыцарей», который считает князя Игоря «русским антигероем», основываясь на том, что в 1181 году Игорь Новгород-Северский и Кончак «поклялись в вечной дружбе». Автор считает князя Игоря предателем по отношению к своему сюзерену Кончаку. Правда, О.В. Вовк упоминает и тот факт, что сам Кончак ходил в Русь дважды – в 1184 году и в феврале 1185 года. Об этом походе автор пишет так: «Летом 1184 года объединённая рать южнорусских князей во главе с самим Святославом Всеволодовичем выступила в поход, и 30 июля в битве на реке Орели разгромила авангардные отряды половцев, которые вёл хан Кобяк... Гибель авангарда не остановила Кончака. В феврале 1185 года он двинул на Русь главные силы. По свидетельству русского летописца, половцы везли с собой на Русь изрядное количество катапульт, пороков, а также «луки, которые могли натянуть лишь 50 человек».
Князь Святослав Всеволодович был вовремя осведомлён, считает автор. «Но северский князь, не участвуя в первом походе против половцев, проигнорировал и второй. Половцы не угрожали его княжеству, так зачем портить отношения со своим другом Кончаком? И тогда Игорь Святославич сочиняет сказку, чтобы оправдаться перед великим князем. В поход-то он, дескать, выступил, так вот незадача: на реке Суле его дружина попала в густой туман и сбилась с пути. Короче говоря, запутались в трёх соснах».
Далее автор строит свою концепцию на том, что Игорю пришлось-таки выступить в поход против Кончака, но он выступил в поход с малым отрядом и половцы были предупреждены о его выступлении. О.В. Вовк основывает свои подозрения на том, что Игорь был сыном половчанки, имя которой не сохранили летописи.
Но есть и другое мнение. Константин Рыжков в своей книге «Все монархи мира» утверждает, что Игорь Святославич был сыном Святослава Ольговича и дочери новгородского посадника Марии Петриловны. Конечно, настоящую мать князя Игоря трудно установить, но можно сказать и то, что Игорь родился в семье родовитой, известной и пострадавшей от междоусобных войн.
Думается, что О.В. Вовк сам «запутался в трёх соснах». Дело в том, что он до конца не проработал вопрос: о каком предательстве идёт речь? О предательстве Кончака или о предательстве Руси? Первое предположение смешно, поскольку ни Игорь, ни Кончак не были ни в чём друг другу обязаны. Второе предположение страшно, но не оправдано. Игорь не мог предать Русь, поскольку результат сделки с Кончаком (бракосочетание Кончаковны и Владимира) дало свои результаты: Кончак не тревожил Игоря и его союзников набегами, а это уже много. Возможно, именно Игорь и был удобной фигурой для Святослава Всеволодовича, решившего отправить кого-нибудь в степь. На разведку? Возможно. Игорь, как сын половчанки, мог хорошо знать нравы и обычаи половцев, кроме того и у Игоря и у Кончака были дети, готовые к браку. Принёс ли таким образом Игорь жертву в пользу Руси? Вполне вероятно, что принёс. Заключив династический брак, Игорь обеспечил защиту своих земель и земель своих союзников от набегов половцев. Повторюсь, что для Руси того времени это уже много. Отсюда, кстати и вывод Евгения Лебедева о том, что «Слово о полку Игореве» - это «Слово о свадьбе». Что ж, вполне возможно это и оправдано. Могу добавить от себя, что это «Слово о жертве». Слово о подвиге во имя Руси.
Потом Вовк в своем исследований биографии князя Игоря допускает много тавтологий, вроде одной фразы, которая обошла фактически все статьи, посвящённые «Слову»:
«- Если теперь мы, не бившись, вернёмся, то стыд нам будет хуже смерти. Поедем на милость Божию».
А исследователь русских монархов К.Рыжков вообще считает, что в поход князь Игорь пошёл ради того, чтобы получить славу. Может, Рыжков и стоит ближе к истине, чем Вовк, версия которого кажется слишком надуманной и сложной по структуре. Вывод О.В. Вовка состоит лишь в том, что «дружба русского князя с половецким ханом не выдержала испытания на прочность». Думается, в трактовке Вовка, главное слово здесь ДРУЖБА. И почему в расторжении «дружеских уз» виноват Игорь, когда даже по тексту автора Кончак сам несколько раз ходил на Русь?!
О месте пленения Игоря известно немного. Есть версия корреспондента газеты «Комсомольская правда», что это место было в сохранившейся донской станице Аксай. Впрочем, там же, по мнению автора, находится также сокровища другого русского героя (антигероя?) Степана Тимофеевича Разина.
Об авторе «Слова…» кто только не писал! Здесь много разных предположений, которые, порой, просто противоположны друг другу! Здесь могут быть разные версии от бояр, до простого сотника. Лично мне всегда казалось, что автором мог быть только участник похода – настолько все живо обрисовано в этом произведении.
Наиболее интересной является версия Владимира Чивилихина о том, что автором «Слова о полку Игореве» был… сам князь Игорь.
Послушаем автора:
«Пришла пора добавить нам к подробной характеристике автора «Слова» существенное дополнение - он прекрасно знал не только основные события похода, битвы, пленения и бегства Игоря, но и мельчайшие детали этих событий. Откуда? «Только ли на основании «молвы» и «славы» были известны автору «Слова» обстоятельства похода Игоря Святославича? Исследователи неоднократно отмечали близкое знакомство автора «Слова» с походом Игоря и обстоятельствами его бегства. Автор «Слова» как бы видит и слышит события, его зарисовки удивительно конкретны... С уверенностью ответить на вопрос о причинах точной осведомленности автора об обстоятельствах и деталях похода Игоря вряд ли удастся» (Д. С. Лихачев. «Слово о полку Игореве» и культура его времени. Л., 1978. С. 122).
Чивилихин указывает одно замечание генерала Фёдорова, которое нельзя не отметить: «Генерал В. Г. Федоров, будучи военным человеком, усматривавшим в изложении подробностей битвы несомненное авторское присутствие, обращал также внимание на картины бегства: «...автор указывает на такие детали, которые могли быть отмечены только человеком, претерпевшим все трудности побега. Только человек, бывший вместе с беглецами, мог отметить такую подробность, как обильная роса на степной траве» (В. Г. Федоров. Кто был автором «Слова о полку Игореве» и где расположена река Каяла. М., 1956. С. 135).
«Вместе с беглецами» - значит, тоже беглец. Основной предварительный вывод: автором поэмы был чернигово-северский князь, участник описанного в ней похода, битвы и бегства из плена. То есть... Кто?».
С позиции современности трудно сказать, кто был автором знаменитого повествования. Интересны все возможные версии и варианты. Хотя есть искушение согласиться с выводами Вл. Чивилихина о том, что сам князь Игорь был творчески одаренным человеком. А вдруг он взял и написал «Слово…»? Но это, уже предвзятое мнение, созданное на основе положительного отношения к князю, должно быть опровергнуто и подтверждено историками. Хотя выводы Вл. Чивилихина, безусловно, небезосновательны.
Список литературы:
1. Чивилихин В.А. Князь Игорь – автор «Слова о полку Игореве» // Интернет-издание.
2. Вовк О.В. Русский антигерой. Игорь Святославич. // О.В. Вовк Сто великих рыцарей. – М: Вече. – 2005. – С. 274-280
3. Рыжков К. Игорь Новгород-Северский (кол.9) // Все монархи мира. Россия
4. Материалы из свободной Энциклопедии «Википедия».
5. Н.М. Карамзин. История государства российского.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 26
© 04.12.2017 Ольга Сысуева

Рубрика произведения: Проза -> Статья
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1