Моя мама, глухонемая!


Диля родилась в кишлаке. Ее отец работал юристом в строительной компании, а мама работала в колхозе, у нее за плечами было восемь классов средней школы. Диля была четвертым ребенком в семье, все девочки. Отец и мать были дальними родственниками, попытки родить наследника заканчивались печально. Все рожденные мальчики умирали.
Почти целый год родители Дили занимались воспитанием детей и не замечали, что с Дилей было что-то не так. Уже позже они заметили, что девочка не реагирует на звуки и ничего не говорит, она ничего не слышала…
У Дили началась незавидная жизнь. Она всем мешала, все от нее отмахивались. Девочка злилась, свое негодование выражала мимикой лица… После нее в семье родились еще две малышки, и до занятий с Дилей не было ни кому, ни какого дела.
Уже в пять лет у нее были свои обязанности по дому. Она подметала двор, выносила мусор и поливала огород. Если что-то ей было интересно, она дергала маму за подол платья, а та по-прежнему от нее отмахивалась, называя ее «гунг», что означает «глухонемая», не пытаясь понять, чего она хочет.
Черты лица у Дили были красивые. Большие карие глаза, длинные бархатные ресницы и белая кожа, в общем, восточная красавица. В ее глазах всегда просматривался вопрос - что со мной не так?
…Однажды в гости, в кишлак приехала тетя Дили. В беседе с мамой девочки она неоднократно говорила ей о том, что Дилю надо отдать в интернат для глухонемых детей.
- Зачем? Пусть по дому помогает, – ответила мама Дили.
- Ты не права. Там ее научат писать, читать.
- Все равно ее замуж никто не возьмет.
- В интернате школу закончит. Там обучают разным профессиям. Работать сможет.
- Зачем ей работать? Кушать у нас есть что и домашних дел полно, пусть помогает.
- Почему ты за нее решаешь - надо ей учиться или нет? Какую ты ей жизнь готовишь? Она и так уже обделена. Ты думаешь, ей легко среди нас?
Диля сидела и прижималась к тете Лоле, как будто понимала, что решается ее судьба и то, что она находится именно в руках тети…
После долгих уговоров Дилю определили в интернат, и у нее началась новая жизнь.
Всю рабочую неделю она жила и училась в интернате среди таких же, как и она детей. С ними занимались, организованно кормили и укладывали спать, на выходные дни дети ездили домой. И Диля приезжала домой к своим родителям и сестрам. Мало что изменилось. По-прежнему дома она была чужой, только теперь она могла написать на бумаге, что она хочет спросить или сказать. Для этого она специально завела блокнот, правда это приходилось ей делать на русском языке, потому что обучение в школе было только на русском. Диля училась средне, но зато ей нравились занятия по труду…
*
В это же время, далеко в маленьком городке в Белоруссии, жил мальчик, его звали Сергей. Он перешел в третий класс. Летом он отдыхал в деревне у бабушки. Лето было холодным, да разве мальчишки слушаются кого. Они гурьбой побежали на речку купаться. Плескались целый день, пока не посинели.
Уже к вечеру у Сережи поднялась температура. Он болел целых две недели. В результате осложнения он оглох на оба уха. Сережа почти ничего не слышал, и родители отдали его учиться в школу интернат для слабо слышащих и глухих детей.
У Сергея тоже началась новая жизнь. Учился он хорошо…
В то время, когда Сергей изучал разные мужские профессии, Диля в своем интернате училась шить и ухаживать за растениями в школьной теплице.
Шло время, Диля дома обшивала сестер. После окончания школы она пошла работать в Горзеленстрой и со временем стала лучшей в своей бригаде.
В жизни часто происходят события, которые коренным образом могут изменить всю жизнь. Так практически одновременно Диля на работе получила путевку в пансионат для глухонемых под Туапсе, и в это же время, в этот же пансионат путевку получил Сергей. Не подозревая ни о чем, они оба стали готовиться к отпуску.
В доме Дили все гудело. Мама Дили не разрешала ей ни куда уезжать.
- Я тебе сказала, что ни куда не поедешь, - при этом, пытаясь что-то изобразить руками.
Диля покачивала головой в знак протеста. Она делала угрожающее лицо и всем своим видом давала понять, что все равно поедет на море. Ей очень хотелось увидеть другие места, из уроков по географии она знала, что они есть.
Не смотря на то, что все вокруг ее не понимали, отмахивались и часто посмеивались, она не озлобилась. Диля улыбалась, и какое-то неведомое тепло от нее распространялось кругом. Ей уже было двадцать лет, она была готова к чему-то новому и ей казалось - обязательно радостному.
Мама злилась и что-то кричала. Диля ее не слышала, она аккуратно сложила вещи в сумку и была готова к путешествию. Тогда еще был Советский Союз, и ее напору было трудно противостоять. Профсоюзная организация в любое время была готова встать на защиту бедной глухонемой девушки. И вот уже через пару дней Диля с Сергеем летели на встречу друг другу…
*
Диля и ее подружка, разместились в двухместном номере. Из окна было видно море. Прямо под окнами цвели азалии. Погода была благоприятной для отдыха. Воздух был наполнен ароматом, состоящим из смеси запахов моря и цветущей природы. Девочкам казалось, что они попали в рай. Они переглянулись и решили до обеда пойти погулять и осмотреть близлежащие окрестности.
Вдоль аллей были высажены клумбы. Цветущие розы как будто соревновались в конкурсе - Красоты. Небо было не естественного голубого цвета. Девочки дышали полной грудью и радовались тому, что оказались среди этой красоты. Потом они прошли к морю и Диля, сняв босоножек, опустила ногу в воду. Блаженство пробежало по ее телу. Она сняла другой босоножек и, приподняв юбку, зашла в воду по колено. В тех местах, где она выросла, девочки в водоемах не купались. Вот и сейчас находясь у моря, купаться в нем она не собиралась.
Диля посмотрела на свою подругу – Лилю, и жестами рук сказала ей, - «как красиво!»
«Вода теплая», - Лиля тоже встала босыми ногами в воду.
«Да», - Диля улыбалась.
«Надо идти обедать».
«Пойдем, нас ждать не будут».
Они молча пошли в свой корпус…
*
Девочки вошли в большой зал, нашли свой столик и сели за него. Кроме них за столом сидела женщина и молодой парень. Сергей представился и обратился к девушкам с вопросом как их звать. Диля написала свое имя на салфетке. Так они и познакомились.
На столе стояли две небольшие кастрюли с супом. В одной был борщ, а в другой рассольник. Сергей предложил поухаживать за девушками, они не отказались…
После обеда они уже гуляли все вместе. Диля радовалась всему как маленькая. Ее интересовало все, разнообразные цветы, птички, море, отдыхающие.
Вечерами они ходили в кино, на дискотеку. Диля была высокой, стройной девушкой. Если бы не ее немота, то она могла бы принимать участие в конкурсе красоты.
Сергей влюбился в Дилю с первого взгляда. Уже к концу отдыха он ей сделал предложение выйти за него замуж. Диля стала ему объяснять, что ей не разрешат выйти замуж за мужчину другой национальности, что у нее строгие родители. Сергей настаивал и уже через несколько дней они вместе летели на родину Дили, Сергей летел просить руки Дили у ее родителей…
*
Самолет прилетел в Душанбе поздно вечером. Дилю встречала тетя, она жила в городе. Тетя Лола увидела рядом с Дилей молодого парня с растерянным лицом. Он как бы спрашивал, что будем делать? Тетя подошла к ним и обратилась к Диле.
- Письмо твое я получила. Ты что, моей смерти хочешь? Представляю лицо твоей мамы. – Диля улыбалась. Глаза ее светились каким-то особым блеском. Было понятно, что ругать ее было бесполезно.
Диля кивнула головой в сторону Сергея и показала большой палец, как бы оценивая, какой Сергей хороший.
- Вижу, только вот что, Сергей сейчас поедет к нам, а завтра уже поедет знакомиться с твоими родителями. Думаю, что там ничего хорошего его не ждет. – Диля по-прежнему улыбалась. Сергей кивнул головой.
После того, как Дилю отвезли домой, тетя вернулась к себе и у нее состоялся разговор с Сергеем. Лола спросила:
- Сергей, где ты работаешь? С кем живешь?
- Я работаю на заводе. Зарплата у меня нормальная. Сейчас живу в заводском общежитии, в Минске.
- Ты понимаешь, что если ты женишься на Диле, тебе полностью заботу о ней придется взять на себя?
- Да, я знаю. Я думаю, что мои родители нам купят квартиру, все будет хорошо.
- Как у вас все просто. Ты думаешь, что Диле разрешат уехать с тобой? Думаю, ты ошибаешься.
Сергей говорил протяжно и было видно, что он стал нервничать. Он повторял снова и снова, что любит Дилю и никуда без нее не уедет.
- Как вы будете жить, у нас здесь совсем другие обычаи, другие законы.
- Законы у нас одни. Диля совершеннолетняя девушка и сама может принимать решения. Мы все равно поженимся.
- Даже думать не хочу о том, что завтра будет. Теперь во всем обвинят меня. Ведь это я настаивала на том, чтобы Диля поехала на море. Достанется за все и за то, что тебя сюда пустила. – Они говорили долго, Сергей готовился к худшему…
*
Когда Диля появилась дома, там еще не спали. Она раздала подарки и пошла спасть, все разговоры она оставила на завтра…
Утром, когда папа ушел на работу, а девочки пили чай, Диля написала:
- Я выхожу замуж и уезжаю в Белоруссию. Буду жить в Минске, - Диля улыбалась.
Ее мама что-то спросила у старшей дочери и когда та ей объяснила, чего та хочет, она взвилась как ужаленная. Она стала кричать во весь голос, обзывая дочь всякими бранными словами.
– Опозорила на весь кишлак. Что отец скажет? - Мать кричала, а Диля пила чай и улыбалась.
Тут мать взбесилась и схватила Дилю за косы. Она таскала ее по комнате, пока Диля не вцепилась ей в волосы. Мать выпустила дочь…
Лола с Сергеем появились в самый разгар событий.
Сергей не сразу понял, в чем дело. Он обратился к маме Дили.
- Здравствуйте, – она ничего не ответила, только окинула его злым взглядом.
- Зачем ты притащила его сюда? Чего ему надо? – она обратилась к Лоле. – Я тебе говорила, что нельзя ее отпускать, теперь видишь, что получилось. Отец ее убьет.
- Подожди, выслушай его. Он самостоятельный парень, сделает твою дочь счастливой.
- Они опозорили нас. Весь кишлак теперь пальцем будет показывать.
- Если и будет, то только потому, что ты орешь как бешеная. Что ты можешь ей дать? Только смеетесь над ней и весь кишлак пальцем показывает. Пусть едет, может ей повезет, и жизнь у нее наладится.
- Замолчи Лола. Если бы ты не была женой моего покойного брата, то давно бы уже была за воротами моего дома.
- Что ты такое говоришь? Как только у тебя язык поворачивается.
Сергей ничего не понимал. Он мог только догадываться, что женщины ругаются.
- Это не твоя дочь и нечего здесь командовать, - не унималась мать Дили.
- Если не хочешь по-хорошему, то придется сделать это по-плохому. Ты, наверное, забыла или не знаешь, что твоей дочери уже двадцать лет, и она сама может отвечать за свои поступки, - тетя разозлилась.
- Да чтобы у тебя глаза по вылезали, - мать посмотрела на Сергея.
- Сережа давай решай, что будем делать? Или берем Дилю и уходим, или домой поедешь один.
- А ее отпустят? - Сергей вопросительно посмотрел на Лолу.
- Мы и спрашивать не будем. Только ты должен понимать, что теперь за все будешь нести ответственность ты. А что если и твои родители будут против?
- Я уже говорил, все будет в порядке.
- Тогда приготовься, придется воевать. - Лола что-то шепнула одной из стоящих сестер Дили.
Уже через минуту на пороге дома стояла Диля с небольшой сумкой в руках. Мать, увидев дочь, закричала и стала рвать на себе волосы.
- Зачем только я родила тебя?! Почему бог не забрал тебя?! Я проклинаю вас, - кричала она. - Позор! Да чтобы вы сдохли! Чтобы твоей ноги не было в моем доме!
- Успокойся. Ты должна радоваться, что кто-то полюбил твою дочь и хочет сделать ее счастливой. – Лола пыталась остановить сестру мужа.
- Проститутка, проститутка, - кричала мать на Дилю. – Проклинаю!
Мать Дили причитала, а сестры выстроились в ряд и с ужасом ждали, чем все закончится…
Лола закрыла за собой калитку, и они быстро пошли к машине. Сергей был напуган, он был готов к неприятностям, но такого он не ожидал. Диля держала его за руку, теперь ее жизнь зависела от него. Они обменялись жестами. Пока ехали в город никто не рискнул обсуждать произошедшее.
Сергей держал руку Дили в своей руке и чувствовал, как она у нее подергивалась. Он нежно сжал ее и придвинулся к ней ближе.
Эта поездка Сергея в Душанбе запомнится ему на всю жизнь…
*
Ребята подлетали к Минску. Они всю дорогу держались за руки. Диля пыталась разглядеть что там, за иллюминатором. Самолет пошел на посадку, когда Диля спросила:
«Нас будут встречать?» - Сергей кивнул головой.
Он думал о том, как теперь изменится его жизнь и что теперь он должен заботиться о Диле, и сделать все для того, чтобы ее никто не обидел…
В общежитие они ехали на такси. За окнами мелькали чисто выметенные улицы, в клумбах цвели цветы, Диля улыбалась. Она не пыталась понять, о чем Сергей говорил с мамой, она точно знала, что Сергей ее сам не обидит и другим не даст.
Родители Сергея Дилю приняли и сделали все для того, чтобы молодым выделили кооперативную квартиру. Они внесли взнос в кооператив и уже после свадьбы Диля с Сергеем въехали в двухкомнатную квартиру улучшенной планировки.
Отсутствие родственников Дили на свадьбе, Сергей объяснил тем, что Душанбе это очень далеко и добраться оттуда до Минска очень сложно…
Диля оказалась на редкость хорошей хозяйкой. У нее все блестело и всегда был готов вкусный обед. Они жили дружно, и после оформления документов Диля решила устроиться на работу. Это оказалось нелегко. Все на что она смогла рассчитывать, это на место уборщицы в магазине. Она решила, что если другой работы нет, значит, она будет мыть полы.
Диля ходила на работу рано утром, ей это было удобно, потому что Сергей уезжал на работу в пять часов утра. Она вставала вместе с ним, готовила ему завтрак и провожала на работу…
Шло время и вот наступил момент, когда Диля поняла, что она беременна. Она сказала об этом Сергею и было видно, что это событие сделало их еще счастливее. Только мама Сергея очень беспокоилась, она переживала за то, как Диля, будучи, глухонемой, сможет рожать. Эти опасения были не напрасны…
Когда начались схватки, и скорая помощь неслась в роддом, стало понятно, что рожать будет нелегко. В момент схваток Диля переставала соображать. Она не слышала рекомендаций акушерки и не знала, что ей делать. Она тужилась, когда этого не надо было делать и кричала так, что перепугала весь роддом.
Роды были трудными, не знаю, что там произошло, только Диле сказали, что детей у нее больше не будет.
В результате совместных усилий, на свет появилась девочка, весом 3100. Стоило только приложить ее к груди, как Диля поняла, что это создание стало самым главным сокровищем в ее жизни…
Первое время с ребенком помогала мама Сергея, дочь назвали Алесей. Год дался трудно. К сожалению Диля не всегда просыпалась, когда девочка плакала, она просто этого не слышала. Сергей не высыпался и его одолела хроническая усталость. Мама Сергея больше всего боялась того, что девочка не будет говорить и поэтому провела с внучкой почти два года, пытаясь с ней разговаривать. Усилия были не напрасны. Алеся начала говорить и ее отдали в садик, чтобы она имела возможность нормально развиваться.
Девочка оказалась на редкость смышленым ребенком и к первому классу она умела не только читать, но и общаться с родителями жестами, на языке глухонемых…
*
В школу за Алесей приходила мама. Алеся старалась сама запомнить, что надо сделать дома. Потому что мама ей в этом помочь не могла. Пока они обходились, но сложности появлялись каждый день. Учительница жалела Алесю, понимая, что ребенку родители не помощники.
Алеся была ласковой, настроение у нее было всегда хорошим. Диля старалась для дочери как могла. Покупала ей хорошего качества одежду, как не странно она в этом разбиралась. Она старалась готовить вкусную пищу и делала всю работу по дому сама, не прибегая к помощи дочери…
Диля занималась дочерью, а отношения с Сергеем отошли на второй план. Ему это не нравилось. Конечно, Диля по-прежнему заботилась о том, чтобы у Сергея всегда была чистая одежда, по-прежнему она вставала рано и готовила для него завтрак, вечером встречала с ужином.
Сергею казалось, что Диля балует Алесю. Он спорил с ней, но Диля как будто ничего не слышала…
Время шло, так Алеся закончила сначала первый класс, потом второй. Впереди было еще трудных десять лет.
*
Алеся перешла в третий класс, когда Майя, двоюродная сестра Дили получила телеграмму: «Встречайте завтра 8.40 утра, поезд № 052Б, вагон 3».
Майя удивилась и спросила своего мужа:
- Ты сможешь завтра встретить Дилю с дочкой?
- Хорошо, только я не понял, почему Сергей не позвонил?
- Какая разница, они телеграмму прислали.
Майя пошла в кухню посмотреть, что имеется в холодильнике. Она открыла дверцу и подумала, что не мешало бы сходить в магазин…
На дворе было лето. День был теплым. Поезд прибыл во время, Майя с интересом разглядывала пассажиров выходящих из вагона. Появилась молодая женщина с девочкой. Женщина была в обтягивающих брюках, в майке, на глазах были темные очки. Майя с трудом узнала в ней Дилю.
- Привет, тебя Диля не узнать. А это у нас кто?
- Я Алеся, ваша племянница.
- Да что ты говоришь? Не может быть!
Алеся стала что-то показывать руками маме. Диля строго посмотрела на дочь. Майя поняла, что шутка не удалась...
Диля столько лет не получала никаких известий от своих родных, единственной родственницей которую она увидела за столько лет, была Майя. Диля искренне радовалась встрече, ей хотелось многое рассказать о своей жизни и узнать, как живет сестра. Вопросов было много и Диля хотела знать все.
Когда они приехали домой Майя написала на бумаге:
«Диля, а почему Сергей не приехал?» - Диля махнула рукой и что-то на пальцах показала дочери.
- Мама говорит, что папа работает. А если честно тетя Майя они поругались.
- Алеся, а как у тебя дела? Какие у тебя успехи в школе?
- Я учусь хорошо. У меня троек нет.
- А кто тебе помогает?
- Я делаю уроки в школе. У меня все хорошо. - Алеся опять стала переговариваться с мамой.
- Что мама хочет сказать?
- Да она жалуется на папу. - Диля изменилась в лице.
Она сделала сердитое выражение лица и стала что-то показывать руками.
– Мама папе не дает, - сказала Алеся.
- Не поняла, чего не дает?
- Ну, она не спит с папой, – у тети Майи округлились глаза. – Поэтому папа заинтересовался маминой подругой. Я думаю, что он с ней спит.
- Алеся, а тебе не рано об этом говорить? Что же это мама посвящает тебя в сои проблемы?
- Я же у мамы переводчик. Она общается со своими подружками, а я перевожу.
- Ну, вы даете.
Диля спросила у дочери, о чем она говорит с тетей? Алеся ей показала, - «Она спрашивает, почему я все знаю про тебя и папу. Я ей сказала, что я перевожу то, что ты говоришь своим подругам. Майя говорит, что мне еще рано об этом знать?» - Диля понимающе кивнула головой.
- Мама говорит, что у нее нет выхода. Я и фильмы ей перевожу.
- Так ты уже готовый переводчик! Жаль только, что темы взрослые, рановато тебе. Давайте пить чай и подумаем, что будем делать?
*
Пролетела неделя. Майя старалась показать гостям самое интересное.
Они совершили несколько автобусных экскурсий по городу, побывали в Петродворце, в Пушкине. Ездили на разведение Дворцового моста, гостям все нравилось. Дома они проводили время у телевизора, Алеся по-прежнему переводила маме все телесериалы.
- Алеся, лучше бы книжку почитала.
- Мама хочет, чтобы я ей переводила, о чем там говорят.
Майя взяла листок бумаги и написала:
«Диля, так нельзя. Алеся столько времени занята переводом фильмов, которые и смотреть-то ей необязательно. Поздно ложиться. Она еще ребенок».
Диля прочла и ответила:
«Я ничего не понимаю, она помогает мне, что в этом плохого?»
«В том, что это не дело, ей только девять лет. Многое ей знать еще рано, а она участвует в обсуждении взрослых вопросов. Сейчас ты думаешь, что она просто тебе переводит, а у нее все это оседает в ее детской головке и придет время, когда появятся результаты. Лучше бы она тебе книги переводила?»
«Я сама умею читать», - возразила Диля.
«Ты сейчас не должна думать о себе, о том, как тебе удобнее. Надо заниматься ребенком и думать о том, что ей нужно».
Лицо Дили изменилось. Она гордилась тем, что у нее есть такая красивая дочь. Действительно, у Алеси было кукольное лицо, на щечках были ямочки и одета она была хорошо. Диля старалась покупать ей красивые вещи и практически девочка не знала ни в чем отказа. Вот и сейчас, за время пребывания в Петербурге, Диля дочери накупила целую кучу одежды.
Диля несколько минут не отвечала, потом взяла бумагу и написала:
«Мне трудно ее воспитывать, она девочка, скоро вырастет. Мы с Сергеем выросли в интернате, много чего сами не знаем. - Сделав паузу она добавила, - я хочу, чтобы ты помогла мне».
«Как?» - спросила Майя.
«Возьми ее на воспитание, а я буду помогать, присылать деньги на ее содержание, 200$...»
*
Вечером Майя решила обсудить с мужем ее разговор с Дилей. Она рассказала ему о цели приезда сестры.
- Ничего себе. Как она себе это представляет? Придумала тоже.
- Саша, я могу ее понять. Чему она может научить, сама мало чего знает. Не может помочь с уроками. Подсказать ничего не может.
- Так ты что, решила Алесю оставить у нас?
- Я этого не говорила. Я говорю о том, что у них есть проблемы и когда-нибудь они проявятся.
- Так чем мы можем помочь? У самих куча нерешенных проблем.
- Что я ей скажу, что у нас своих проблем полно? Потом мне кажется, что она поссорилась с Сергеем, взяла Алесю и приехала сюда. Может быть, он понятия не имеет о том, что она решила ее здесь оставить?
- Давай придумай, как деликатнее ей отказать. А то могут быть неприятности.
- Я тоже об этом думала…
Ночь Майя спала беспокойно. Она ворочалась и вздыхала. Саша несколько раз будил ее.
- Майя, что ты так дышишь? Что, тебе плохо?
- Ты знаешь, мне Алеся снится. Она плачет, прижимается и просит меня, чтобы мы ее оставили себе.
- Давай спи, утром на работу.
Утром Майя проснулась с головной болью. Она нашла таблетку спазмалгона и проглотила ее. Диля вопросительно посмотрела на сестру, ожидая, что та ответит…
*
Диля с Алесей нарядились и с хорошим настроением на метро поехали на Невский проспект. Целый день они гуляли по Невскому, зашли в кафе «Север» съесть чего-нибудь вкусненького… Пока гости гуляли по городу, Майя в кухне готовила ужин. Она решила приготовить отбивные из куриных грудок, вы тоже можете приготовить такие.
(Куриные отбивные:
Взять куриные грудки и разрезать их вдоль на кусочки. Половину грудки можно разрезать на четыре кусочка. Кусок положить в целлофановый пакетик и через целлофан отбить молоточком до желаемой толщины. Желательно сделать их тоненькими. Потом посолить, поперчить и по вкусу обсыпать сухой зеленью. Можно сразу смешать сухую размельченную зелень с солью, перцем и потом в этой смеси обвалять отбивную. Затем надо их обжарить в небольшом количестве растительного масла. После обжарки отбивные лучше выложить на бумажное полотенце, чтобы избавиться от лишнего жира.
Отбивные хороши как с отваренным рисом, так и с жареной картошечкой. Приятного аппетита.)
Когда Диля с дочерью вернулись, ужин был на столе. Майя обратила внимание на ноги Дили. Она растерла их в кровь потому что, гулять она пошла в новой обуви.
- Диля, как же так, надо было одеть свои старые босоножки. До мяса все растерла.
- Ничего, мне не больно, - перевела Алеся. Диля улыбалась.
- Давайте переодевайтесь и за стол, а то все остынет.
- Тетя Майя, а чем это так вкусно пахнет?
- Курочкой. Все уже на столе…
Алеся рассказывала, где они были и что видели. Потом, немного помолчав, она спросила:
- Тетя Майя, вы уже подумали, можно мне остаться у вас? Пожалуйста, оставьте меня у себя.
- Алеся, это так просто не решается. Надо согласие папы. Если мама решила тебя здесь оставить без его разрешения, могут быть неприятности.
- Какие?
- Ну, например он может заявить в милицию, что тебя увезли без его согласия. - Алеся перевела маме:
«Видишь, она говорит, что без папиного согласия мне остаться нельзя», - Диля пожала плечами.
- Алеся, скажи маме, что для того чтобы здесь жить и учиться, надо будет здесь получать гражданство, а для этого надо, чтобы и мама твоя его получила. В общем, целая история. Это не просто, я думаю.
Настроение у Дили испортилось. У нее не было другого выхода, как ехать обратно домой и мериться с мужем…
*
Диля с Алесей вернулись в Минск. Каникулы закончились и Алеся с новыми силами приступила к учебному процессу. Надо сказать, что чем старше становилась Алеся, тем больше проблем у нее появлялось.
Если раньше она особо не понимала или не обращала внимания на то, что ее мама глухонемая, то теперь ей об этом кричало все. Это и то, что мама не могла понять, чего от нее хочет учительница Алеси, она не могла ей помочь с уроками и что-то объяснить, и то, что на маму все обращали внимание, когда она начинала разговаривать с Алесей на улице.
В школе одноклассники стали понимать, что у Алеси мама глухонемая и стали над ней посмеиваться, кривляясь и жестикулируя руками. Алеся стала стесняться прихода мамы в школу и частенько стала поддавать одноклассникам, защищая свои позиции.
У нее появились проблемы в школе, стала хуже учиться и, конечно же, поведение.
Нет, она по-прежнему старательно делала домашние уроки, но это скорее получалась неосознанно и результаты больше были удовлетворительными. Алеся переходила в следующий класс, в надежде, что ей будет легче учиться…
Для мамы Алеся по-прежнему была лучшей. Мама заботливо стирала и гладила ее одежду, готовила что-нибудь вкусненькое и Алеся понимала, что была в центре внимания. Она больше общалась с взрослыми, это были знакомые родителей или папины родственники. Лето она проводила у бабушки в деревне или в лагере, где ей нравилось больше.
Каждый учебный год начинался для Алеси с хорошего настроения, но потом все повторялось с начала.
Диля периодически звонила сестре, чтобы спросить совета, что делать и как помочь дочери. Сначала разговаривала с Майей сама Алеся, потом звонить стал Сергей, муж Дили.
Так, осенью, Алеся уже училась в седьмом классе, раздался звонок. Майя подняла телефонную трубку:
- Але. Майя, это Сергей.
- Здравствуй Сережа. Что-то случилось?
- Да, у нас опять проблемы с Алесей. Не знаем, что делать? Диля хочет, чтобы вы приехали и поговорили с учительницей в школе.
- А что произошло?
- Учится плохо. Учительница все время жалуется. Диля хочет, чтобы ты с ней поговорила. Я работаю, а Диля не знает, что говорить. Вы приедете?
- Я поговорю дома. Лететь дорого, а на поезде надо ехать почти сутки.
- Диля очень просит.
- Я поняла. Только не понимаю, чем я могу помочь?
- Надо с Алесей поговорить, а то она нас не слушает.
- Хорошо, как куплю билеты, сразу вам позвоню.
- Я вас встречу. До свидания.
- До свидания…
*
Майя с братом сидели в купе, и пили чай. Колеса поезда ритмично постукивали по рельсам и казалось, что звучала песня. За окнами мелькали деревья, листья уже облетели и лес казался черным.
- Майя, кажется, дождь собирается.
- Слушай, Рустам. Надо подумать, что делать будем?
Я поговорю с Алесей, а тебе придется поговорить с Сергеем. Пусть специальную литературу почитают.
- Что я могу посоветовать. У них своя жизнь.
- Уже едем. Потом не забывай, у Дили больше никого здесь нет. К кому ей еще обратиться? Посмотрим, как они живут, в чем проблема. Конечно, материальной помощи не окажешь. Сейчас всем трудно.
- Да. Узнаем, что они от нас ждут? Что можно решить за три дня?
- Давай, допивай, я еще принесу.
- Я больше не хочу. Журнал почитаю, а ты, если хочешь, сходи…
Майя лежала и смотрела в потолок. На сердце было не спокойно. Она боялась, что разочарует Дилю тем, что ничего не сможет сделать? Влиять на воспитание ребенка из-за границы, просто невозможно.
Майя думала о том, что как все же трудно быть не такой как все. Нелегко живется глухонемым. Сейчас полноценные люди никому не нужны, а инвалиды и подавно. За что такое наказание? Почему так случилось? Казалось бы, бог послал им ребенка, а что делать с ним они не знают. Что я могу?
Колеса стучали, и эти звуки эхом отдавались в ушах. Под этот ритм Майя тихонечко стала засыпать, уже через десять минут она глубоко спала и не слышала ни стука колес и не того, о чем ее спрашивал брат…

*
Поезд в Минск прибыл рано утром.
- Ну, что? Приехали. Рустам возьми сумку, а я еще раз все проверю.
- Кажется, все собрали. Журнал можно оставить.
- Диля встречает.
- Вижу. Ну, с богом…
Решили поехать на троллейбусе. Из окна были видны дома, чистые улицы, прохожих было мало, город еще не проснулся.
Дом, в котором жила Диля с Сергеем, был нарядным. Выкрашен он был в бело-розовый цвет, окна дома блестели. Казалось, что он светится от счастья.
Квартира хоть и двухкомнатная была просторной. Диля гордилась уютом, который сама создала и с радостью демонстрировала Майе свою квартиру.
В ней не было ничего лишнего, в углу гостиной был создан уголок для Алеси, чтобы она могла там заниматься и делать уроки.
- У вас хорошо.
- Мама говорит, что мы все будем спать в спальне. А мужчины здесь, на диване.
- Хорошо. Алеся, а как у тебя дела в школе? Как успехи?
- Ничего. Только по математике у меня не все хорошо.
Я ни все понимаю.
- Значит, дядя Рустам с тобой позанимается, посмотрит, что тебе не понятно. Сейчас давай завтракай и заниматься.
- Давайте я вам покажу, где можно руки помыть.
- Спасибо, я уже знаю.
Через десять минут все сидели за столом в кухне. Кухня была просторной. Они сидели за большим столом. Все что стояло на столе, мало походило на завтрак.
На тарелке был нарезанный сыр и местная колбаска, салат из овощей, пирог с мясом и рыба под майонезом.
Майя выпила чашку кофе и съела бутерброд с сыром.
Диля хотела положить ей кусок рыбы, Майя отказалась.
- Я больше ничего не буду, а рыбу можно я в обед съем? - Диля кивнула головой и улыбнулась.
После завтрака Диля стала собирать со стола.
- Алеся, а почему ты маме не помогаешь?
- А она сама все любит делать.
- Что значит любит? Ты должна учиться всему. Вырастешь, у тебя своя семья будет, а ты ничего не умеешь. Ты уже большая. Можешь вымыть посуду, постирать свои вещи, трусики, носочки.
- Когда я вырасту, у меня будет домработница.
- Это же надо. Где же ты ее возьмешь?
- Я выйду замуж, у меня муж будет богатый.
- Дай-то бог, чтобы так и было. Да только где для всех желающих взять богатых женихов? Поэтому тебе мой совет, давай-ка сама начинай за собой потихонечку все убирать и маме надо помогать. Ты что же думаешь, что ей отдохнуть не хочется?
- Она и так отдыхает.
В разговор вмешалась Диля.
- Алеся, что мама говорит?
- Она говорит, что пусть я лучше занимаюсь и делаю уроки, чтобы ее в школу не вызывали.
- А ты что, уроки не делаешь?
- Делаю. Только по математике я ничего не понимаю.
- Какие у тебя оценки?
- Пятерки в основном.
- Ничего не понимаю. В чем тогда проблема?
- Тетя Майя, у нас самый высокий балл десять.
- Вот что? Значит у тебя еле-еле троечка. Да?
- По другим предметам у меня восемь, по истории и культуре Белоруссии у меня десять. Я статьи в школьную газету пишу.
- Так ты у нас еще и писательница! Хорошо, отдохнула? Теперь заниматься. Пусть дядя Рустам посмотрит, что за проблемы у тебя с математикой…
*
Рустам задавал вопросы Алесе, а она искренне старалась на них ответить. Он объяснял ей правила, начиная с начала учебника. Они повторили пройденный материал и так за занятиями провели целых три часа.
- Ну, что, не так все плохо. Сейчас передохни, потом продолжим.
- Можно мне часик погулять на улице?
- Это ты спроси у мамы, - уже через секунду она прыгала с подружками во дворе.
Майя с братом и с Дилей пили чай с тортом. Майя спросила у Рустама:
- Как дела? Как у Алеси с математикой?
- Не все так плохо. Есть пробелы. В целом видно, что она соображает. Просто с ней надо заниматься.
- Видимо самостоятельно не может, а объяснить некому. Может дополнительно надо заниматься? – спросила Майя.
- Репетитор денег стоит, у них их нет. Да и мы сейчас помочь не можем, так что такие советы лучше не давать. Сегодня и завтра я с ней пройдусь по пройденному материалу, потом ей будет легче.
- Хорошо, что ты математик, а что делать, если родители ничего в этом не понимают? Я с ней потом поговорю, завтра. Надо будет ей объяснить, что многое зависит только от нее самой, так что надо будет постараться.
- Она еще ребенок. Седьмой класс, себя вспомни.
- Не надо, я в ее возрасте уже готовила на семью, убирала квартиру. Она же вообще ничего по дому не помогает. Диля ее балует.
- Вот и напиши ей о том, что ты про все это думаешь.
- Напишу. – Майя показала Диле, чтобы та принесла бумагу и карандаш…

*
Настроение у Алеси было хорошее. Дядя ее хвалил, говорил, что у нее светлая голова. Днем в воскресенье все поехали на экскурсию по городу. День был солнечный и казалось, что жизнь налаживается.
- Тетя Майя, вам Минск нравится?
- Да, город очень красивый. Мы с дядей Рустамом в Минске первый раз. Дома красивые, на улицах так чисто и совсем нет пьяных.
- Вы к нам еще приедете?
- Когда-нибудь конечно приедем. Ты давай подтягивай учебу и на каникулы приезжай к нам.
- Я летом к бабушке в деревню поеду.
- Тебе там нравится?
- Там хорошо. Фруктов много. Там не скучно.
- Это хорошо и бабушке веселее.
- Только мама со мной туда не ездит, она с папой остается.
- Ты уже большая. Можно и без мамы.
Настроение у Алеси было приподнятое, она много говорила и задавала разные вопросы. Казалось, что она радовалась тому, что ей есть с кем поговорить. Майя сначала не понимала и решила, что Алеся просто болтушка, но потом сообразила, что с мамой она общается только на языке жестов.
День пролетел быстро. Рустам еще раз прошелся по учебнику, выясняя, что Алесе не понятно из пройденного материала. В целом результатом занятий он был удовлетворен.
- Видишь Алеся, позанималась, и все стало получаться.
- Конечно, вы все понятно объяснили, кажется, что примеры не трудные.
- Просто надо на уроках не отвлекаться, а внимательно слушать учителя. Если что-то не понятно, сразу надо спрашивать. Для этого и ходят в школу. Потом пришла из школы, сразу сделай уроки, а не оставляй на потом. Пока помнишь, как на уроке объяснили, и пока не забыла, надо все сделать. Понятное дело, что мама тебе помочь не может, так что все зависит только от тебя самой.
- Я не хочу быть математиком.
- А и не надо, но изучать ее надо. Это развивает логическое мышление. Короче, если хочешь быть умной, надо изучать все предметы школьной программы, а вот когда подрастешь, выберешь, чем будешь заниматься в жизни. Кем ты хочешь стать?
- Я еще не думала. Мне нравится журналистика.
- Вот видишь, у тебя должен быть расширенный кругозор. Ты должна будешь много знать и во многом разбираться. Так что надо стараться, Алеся.
Алеся кивнула головой и улыбнулась. На обеих ее щеках появились ямочки. Глаза были полны надежды, что все у нее будет хорошо…
*
В школу Майя пошла вместе с Дилей. Когда появилась классная руководитель Алеси, Диля оживилась и дернула сестру за рукав.
Они вместе подошли к ней и Майя представилась:
- Здравствуйте, я тетя Алеси, приехала из Петербурга.
- Здравствуйте, Елена Сергеевна, классный руководитель Алеси.
- Очень приятно. Мы хотели бы узнать, как обстоят у нее дела в школе.
- Я вызывала маму в школу. У Алеси плохое поведение, дерется как мальчишка. Я уже не раз делала ей замечания, она их не слышит. Я сама преподаю в классе математику, у нее успехи не очень. В пятницу вызывала к доске, примеры решать не может.
- Елена Сергеевна, вы же видите, девочка старается. Может, получается не очень, потому что самостоятельно разобраться в задании не может и помочь некому. Видимо что-то упустила, а теперь ей сложно, может, есть какие-то дополнительные занятия. Помочь некому, ни родных, ни близких в Минске у них нет. Нам пришлось приехать из Петербурга, чтобы поговорить с вами, чтобы как-то помочь девочке.
- Я, конечно, понимаю, что глухонемая мама ей не помощник, но надо стараться. А эти ее драки, родители учеников жалуются.
- А вы узнали причину такого поведения? Я думаю, что тем родителям, которые жалуются, должно быть стыдно за то, что плохо воспитали своих детей.
Разве можно смеяться над тем, что у Алеси мама глухонемая? Потом мне кажется, что если возникла такая проблема, может, надо объяснить детям, что в жизни так бывает. Что в нашем обществе есть и глухонемые, и слепые, и хромые. И что над этим не надо смеяться, кто гарантирует, что у них в семьях такое не может случиться. - Елена Сергеевна изменилась в лице. – Да, именно это надо им объяснить.
- При мне они ничего такого не говорили.
- А Алеся говорит, что дерется именно по причине того, что они ее дразнят, кривляются. Я не знаю как в Белоруссии, а у нас в седьмом классе дети уже курят и пьют разные сомнительные напитки. Я вижу, что Алеся старательная, аккуратная девочка. Подскажите родителям, как они могут ей помочь?
- Мама приходит в школу и как с ней общаться? Мы общаемся с помощью Алеси, она переводит. А что она переводит, никто не знает. Мамочка покивает головой и уйдет, а проблемы остаются.
- Может лучше записать ей на бумаге?
- У меня нет времени заниматься перепиской. Знаете сколько у меня учеников?
- Учеников много, а родители такие только у Алеси. Подскажите, какой выход из создавшегося положения?
- Надо объяснить ей, что драться нельзя.
- Хорошо, я сегодня с ней поговорю. Но мне кажется, что так она защищается. Дядя с ней в эти выходные дни занимался математикой. Говорит, что она сообразительная, просто ей надо больше уделять внимания. Вы уж присмотритесь к ней. Жалко будет, если такая хорошая девочка озлобится и будет всех ненавидеть. Поговорите с ребятами.
- Я ее завтра спрошу по математике. Посмотрим, что она там знает? Вот и сейчас на каникулы класс собирается в Польшу. Алеся говорит, что у них нет денег.
- Это и понятно, работает только папа. Маме на работу не устроиться, сейчас многим тяжело, это тоже не повод для насмешек. Я поговорю, посмотрим, что можно сделать. Елена Сергеевна, я вас очень прошу, помогите. Ведь им даже советом некому помочь. Чуть что звонят мне. А чем я могу помочь, из-за тридевять земель. Вот и раздаю советы бесплатные, самой даже от этого неудобно становится.
- Все равно, как бы то ни было, вы со своей стороны объясните Алесе, что драться не хорошо и уроки делать надо.
- Спасибо вам Елена Сергеевна, за то, что уделили нам время. Мы обязательно поговорим с Алесей…
Путь домой, был в полном молчании, только Диля периодически поглядывала вопросительно на сестру, как бы спрашивая, удалось договориться с учительницей?
Майя своим взглядом дала ей понять, что все разговоры будут дома и что ей есть о чем поговорить. Этот разговор Майя решила отложить на день отъезда…
*
Поезд в Петербург был вечером. Майя собрала вещи и положила в сумку большой пакет с конфетами, которые купила Диля. Диля не стала дожидаться, когда сестра захочет с ней поговорить, принесла блокнот и ручку, и протянула их Майе.
Майя написала: «Диля, учительница сказала, что твои хождения в школу бесполезны. Переводит ваш разговор Алеся, многое она не может сказать в ее присутствии, да она и сомневается, что она все правильно тебе передает.
- А что делать?
- Не знаю. Сегодня я поговорю с Алесей, если она сама не будет стараться, положение почти безвыходное. Ты ее балуешь? Покупаешь дорогие вещи. Что будешь делать потом, когда она вырастет? Где деньги брать будете?
- Я экономлю.
- Нельзя так. Ты не приучаешь ее к домашним делам. Она ничего не умеет.
- Пусть лучше занимается.
- Я это уже слышала. Если ты не будешь нагружать ее домашними делами, она привыкнет к тому, что за нее все уберут и все сделают. Она уже относится к тебе как к прислуге. Почему ты ее кормишь отдельно, бегаешь вокруг нее. Потом будешь плакать. - Диля вздохнула. - Ты знаешь, что она тебя уже стесняется, того, что ты глухонемая?
- Когда она вырастет, я уеду в Душанбе. Я ей мешать не буду.
- Еще лучше. Ты еще ей об этом расскажи.
- Она знает, я ей говорила.
- Ты вообще соображаешь, что делаешь? Зачем ты взрослые вопросы обсуждаешь с ней. Она твой ребенок.
- Я хочу, чтобы она была счастливой.
- А какая мать не хочет, чтобы ее дети были счастливыми? Так нельзя. Купи литературу, почитай про детскую психологию. Надо учиться быть родителями. Еще пару лет и начнутся проблемы серьезнее. Появятся мальчики. Сейчас молодежь курит, пьет, занимается проституцией. Алеся ведет себя так, как будто она главная в семье. - Диля понимающе покачала головой.
- Особенно мне не нравится, что она знает все ваши с Сергеем проблемы. Может, ты у нее спрашиваешь совета? В общем, как не приятно мне об этом говорить, я вижу, что она хитрит и вертит вами как хочет. Не знаю, на что ты рассчитывала, но я тебе мало, чем могу помочь. На ее поездку в Польшу я тебе денег дам, но других возможностей у меня нет. Ты сама знаешь, сейчас всем тяжело.
- Нам трудно, я ей ничего объяснить не могу. Сергей работает. - Диля пыталась говорить.
- Вам придется справляться самим. Если захотите, можете приехать летом. А с Алесей я поговорю после школы.
- Хорошо…
*
Алеся из школы пришла в хорошем настроении. Как оказалось, ее вызывали на уроке математики. Алеся отвечала у доски, ее спрашивали по всему пройденному материалу. В результате она получила восемь баллов, чем была довольна.
Диля улыбалась.
- И что тебя спрашивали? – спросил Рустам.
- Примеры решала, правила. Я только две ошибки сделала.
- Теперь надо не пропускать занятия и регулярно выполнять домашнее задание. Ты, поняла?
- Приятно хорошие отметки получать. Елена Сергеевна удивилась.
- Теперь если на уроке будет что-то не понятно, спрашивай сразу, не откладывай на потом. Я не смогу приезжать сюда, чтобы объяснять тебе, как решать задачи и примеры. Мы выясняли, что если ты захочешь, то все сможешь.
- Я постараюсь, дядя Рустам.
- Постарайся.
- Алеся, давай кушать и мне тоже надо поговорить с тобой.
- Мама, положи мне, я поем и пойду делать уроки.
- Алеся, а почему ты вместе со всеми не ешь?
- Я всегда ем одна.
- Я уже заметила. Что мама бегает вокруг тебя, подает и убирает. Почему родители едят отдельно?
- С ними за одним столом есть невозможно. Вы что, не слышите, как они стучат ложками по тарелкам. Это слушать невозможно.
- Да что ты говоришь? Что тогда ждать от других, если ты сама себя ведешь так некрасиво.
- А что я такого сказала, они действительно стучат. Они же сами не слышат.
- Раз уж у нас пошел такой разговор, давай выйдем в комнату. – Алеся послушно пошла за тетей.
- Тетя Майя, что вам не нравится?
- А что мне может нравиться? Посмотри, как мама тебя любит, старается для тебя, а тебе с ними за одним столом кушать не хочется? Видите ли, они стучат по тарелкам. А то, что она тебе стирает, убирает за тобой, готовит, это тебе нравится? - Майя заметила, что глаза Алеси стали злыми и колючими. «Да, это девочка не так проста, как кажется», - подумала она.
- Пусть ничего не делает, ее никто не просит.
- Алеся, тебе тринадцать лет. Неужели ты не понимаешь, что твоим родителям не просто?
- Их никто не просил меня рожать.
- Вижу, тебя понесло. Неужели ты не понимаешь, что твои родители выросли в интернате. Они практически не знают, как расти в семье, где их любили бы и заботились о них. Они же стараются, как могут, заботятся о тебе.
- У них никогда нет денег.
- Ты что - голодная, раздетая? Работает только папа, у мамы пенсия, конечно денег не хватает. Вот учись, старайся. Потом пойдешь работать, может, поймешь, откуда берутся деньги. Ты не смотри на то, у кого, что есть и кому сколько дают. Ты должна понимать, что у вас вот так и что кроме тебя еще есть папа и мама. Им, наверное, тоже надо покупать что-то? Что ты молчишь?
- А что мне говорить. Что у меня хорошего, у меня мама глухонемая, отстаньте от меня. – Алеся почти кричала.
- Для начала успокойся, я тебя хорошо слышу. Только еще раз хочу тебе напомнить - если ты сама не изменишься, и не будешь стараться, тебе помочь никто не сможет. Учиться не будешь, пойдешь работать. Измени свое отношение к родителям. Я вижу, что ты стесняешься мамы, но у тебя нет другой, ты подумай над этим. Мы сегодня уедем. Я не знаю, когда мы теперь увидимся, но если ты не изменишься, то тебя ничего хорошего не ждет. Мой совет, береги своих родителей, других у тебя не будет.
Я купила тебе книжку, девочки подростки должны кое-что знать. Почитай, мама, наверное, это тебе рассказать не может. Пора взрослеть. Я надеюсь, что больше не будет повода за тебя волноваться и не надо на меня так смотреть. Ты думаешь, мне приятно тебе об этом говорить? Но все это я должна была тебе сказать. Думаю, что это будет тебе на пользу.
- Я хочу есть.
- Пойдем, потом мы поедем на вокзал, а тебе делать уроки…
*
Поезд поехал, Диля стояла на перроне и улыбалась. Она махала рукой и показывала, что позвонит.
Майя смотрела в окно. Рустам посмотрел на сестру и спросил:
- Ну, что? Едешь с чувством выполненного долга?
- Нет, с тревогой в душе. Я думаю, что Алеся им еще покажет, где раки зимуют. Ты знаешь, мне кажется, со временем она будет не только стесняться своих родителей, она будет их ненавидеть. Диля не научила ее быть благодарной. Она считает, что ей все должны.
- Да ладно, она еще маленькая. Она по-своему любит своих родителей.
- Как это по-своему? Я заметила, что если ей что-то надо она прямо как лиса, но если что-нибудь не так, то она показывает свои зубки.
- Мне показалась она милой. Улыбается, такие хорошие ямочки на щечках.
- Дай-то бог. Представляешь, подрастет, влюбится в кого-нибудь. Как только узнают родители, что у нее мама глухонемая, сразу перепугаются. Что тогда будет? Даже подумать страшно. Ты знаешь, наверное, надо было ее тогда оставить у себя.
- Это ничего бы не изменило.
- Почему?
- Она уже тогда была избалована. Потом, Диля ее одну бы не оставила, жила бы у тебя, переругались бы.
- Не знаю.
- Будем надеяться, что все утрясется. Должен сказать, что в следующий раз я не поеду.
- А ты думаешь, будет следующий раз? Алеся обещала, что будет заниматься. И с учителями будет вежливой. Постарается не драться. Надо будет ей джинсы и кроссовки купить.
- Что изменится после нашего приезда? Помогать делать уроки, никого нет. Так что, через полгода жди…

*
Рустам ошибся. Алеся закончила седьмой класс и перешла в восьмой. С горем пополам она закончила и восьмой класс.
Тревожный звонок прозвенел тога, когда Алеся училась уже в девятом классе. Когда зазвонил телефон, Майя как будто почувствовала, что этот звонок из Минска.
- Алло.
- Майя, это Сергей.
- Привет. Что у вас нового?
- Опять проблемы с Алесей. Она ругает Дилю.
- Что значит ругает?
- Она обозвала ее дурой. Диля заболела. Алеся хочет ходить на дискотеку, деньги требует.
- Мало ли чего она хочет. Деньги нужны, пусть идет, поработает, телеграммы разносит. Я предупреждала, только две недели назад говорила с ней, она сказала, что у вас все хорошо, живете дружно.
- Какой там дружно. Она все время денег просит. Где взять их, зарплата сейчас маленькая.
- Вот и объясните ей.
- Мы ей говорим. Она ничего не слушает, только деньги хочет.
- Не давайте.
- Майя, может, приедешь?
- Сергей, что я могу? Почему ты решил, что она меня будет слушать? Для нее авторитетов не существует.
- Майя, приезжай. Они убьют друг друга. Алеся дерется, я уже хотел милицию вызывать.
- Надо было вызвать. Может, тогда присмирела бы.
- Диля не разрешает, говорит, что в школу сообщат. Майя, Диля просит приехать. Приезжай, поговори с ней.
- Хорошо, возьму билет на субботу, а в воскресенье обратно.
- Я встречу…
*
Майя ехала в Минск одна, Рустам отказался участвовать в очередных семейных разборках, Майя была вынуждена отдуваться одна.
Она ехала к сестре понимая, что повлиять на поведение племянницы она не может. Майя думала о том, что она может сказать Алесе и чем может помочь сестре…
Алеся встретила тетю, как ни в чем не бывало. Она улыбалась ей и расспрашивала как у нее дела. После светской беседы Майя все же спросила у племянницы:
- Это все хорошо. Теперь расскажи, что у вас опять стряслось?
- У нас все в порядке.
- А почему папа говорит, что ты обзываешь маму, что ты с ней дерешься. Что это еще за новость?
- Он все выдумывает.
В разговор вмешался Сергей.
- Чего я выдумываю? Ты ее называла дурой и сказала, чтобы она катилась к себе в Таджикистан.
- Алеся, это правда!?
- Больше их слушайте.
- Майя, ее хотят выгнать из школы. Расскажи, чего молчишь?
- Не ваше дело, - Алеся почти визжала.
- Ты что себе позволяешь. Учись отвечать за свои поступки. Почему у тебя опять в школе проблемы.
- Потому что правду никто не любит.
- А ты у нас правдолюб?
- Да, я всегда говорю правду. Только это никому не нравится.
- Майя, она приводит своих подружек домой. Они слушают музыку, болтают по телефону. Пользуются тем, что Диля ничего не слышит. Она порой даже не знает, что они у нас дома. Она в кухне готовит кушать, а они в это время развлекаются. Диля их выгнала. Алеся стала ее называть дурой и материться. Теперь если мама начинает ей что-то говорить, то она ее не слушает, отвернется и не слушает, такая нахальная стала.
- Сам нахальный.
- Подождите, так нельзя.
- Что тетя Майя? Вы думаете, они прямо такие хорошие? Это они при вас такие хорошие.
- Успокойся. Чего ты так громко кричишь?
- Чего? Только вчера они таскали меня за волосы по комнате. Что-то они про это не говорят?
- Алеся, если ты такая честная, может, скажешь, что это за разговоры, чтобы мама ехала в Таджикистан.
- Вот пусть туда и едет.
- Это ее дом, почему она должна куда-то ехать?
- Почему я не могу привести своих подружек? Ей все не нравятся.
- Значит, не нравятся. Вырастешь, выйдешь замуж. У тебя будет свой дом, тогда и будешь приглашать кого захочешь.
Диля стояла в дверях и жестикулировала руками. Алеся ей отвечала. Было видно, что разговор был нелицеприятным.
- Что там? - спросила Майя.
- Диля говорит, что она с подружками пила шампанское.
- Да, пила. И что?
- Алеся, ты что, хочешь, чтобы тебя исключили из школы? Ты этого добиваешься?
- Никто меня не исключит?
- Учительница сказала, что тебя хотят выгнать из школы.
- Алеся, это права?
- Никто меня не выгонит. Если надо будет, я буду учителям зад лизать, чтобы они мне оценки поставили.
- Ты меня удивляешь. Неужели это говоришь ты?
- Да, я это сделаю. Может, вы такая хорошая? - Алесю было не остановить. - Вы-то чего приехали? Что, может, вас интересует моя судьба? Вы завтра уедите, и на этом весь ваш интерес закончится. Так что не лезьте со своими советами.
- Ладно, раз уж у нас разговор пошел в такой плоскости, я тоже позволю себе не сюсюкать, а сказать, что я обо всем этом думаю.
Значит, ты не хочешь нормально закончить школу. Тебе видимо образование не к чему. Что тебя ждет? Нравится гулять, выпивать. Учиться не хочешь, работать не хочешь, у тебя прямая дорога в проститутки. Как ты еще собираешься себя обеспечить? Ты этого хочешь?
- Почему сразу в проститутки?
- А чем ты собираешься зарабатывать себе на хорошую одежду, на кафе, дискотеки.
- Я не собираюсь уходить из школы.
- Ты-то не собираешься, да только в школе никто не собирается тебя оставлять.
- Куда они денутся?
- Видишь, ты не думаешь о том, что надо заниматься, ты думаешь, что они тебя просто не выгонят. А что если все же выгонят?
- Я буду заканчивать школу.
- Не уверенна, что это получится. Все-таки это еще четыре года. Потом, почему ты все время требуешь деньги, то тебе на дискотеку, то на кино. Это можно себе позволить, если на это есть деньги.
- Да, что мне теперь никуда не ходить?
- Ходи, пожалуйста. Только сначала пойди и заработай. Иди, мой полы, разноси почту или устройся курьером. Тебе почти шестнадцать лет. Ты уже немаленькая. Хочешь тратить деньги, научись их зарабатывать.
- Правильно, я хотела, чтобы мне купили две хорошие майки, а не четыре, барахло какое-то.
- Ты Алеся только дорогое все выбираешь, на дорогие вещи у нас нет денег. Маме надо купить пальто. – вмешался Сергей.
- Зачем ей новое пальто? Она все равно дома сидит.
- Все, все, заканчивайте. Я это слушать больше не хочу. Я, Сергей, Дилю предупреждала. Теперь получите результат. Так Алеся, выйди, пожалуйста, я поговорю с мамой. Тебя все равно мое мнение не интересует.
- Пожалуйста, я уйду.
Алеся вышла из комнаты, жестикулируя руками.
*
Майя предложила сестре сесть. У Дили был испуганный вид. Хоть она и обратилась за помощью к Майе, ей вовсе не нравилось, что она ругает Алесю, обвиняя ее во всех грехах.
Майя чувствовала, что разговор будет непростым. Она обратилась к сестре, Сергей переводил.
- Диля, я увидела Алесю и удивилась, она совсем взрослая. Она уже взрослая девушка, у нее грудь третьего размера. Кровь в ней просто кипит. Не забывайте, она восточная девочка. У нее сейчас происходит половое созревание. У нее есть месячные? - Диля кивнула головой.
Ее уже наверняка интересуют мальчики, ей хочется общаться с ними, ходить танцевать. Хочется, чтобы на нее обращали внимание, чтобы она была хорошо одета. Очевидно, у нее уже есть сексуальное влечение, надо за этим присмотреть.
- Да, у них в классе уже есть девочки, которые спят с мальчиками.
- Вот видишь. А Алеся?
- Не-е-ет. - Диля отрицательно покачала головой. Майя в ответ пожала плечами.
- Что касается денег, не давайте. Купите проездной билет, кушает пусть дом. Конечно, проблемы есть, но вы радуйтесь, что она наркотиками не балуется. Вот где настоящий ужас, – Диля хлопала глазами, - все может быть и за этим надо строго следить.
Я обратила внимание на то, что если она чего-то хочет, то находит ваши слабые струны. Если хотите добиться результатов, в некоторых вопросах надо быть жесткими.
- Она только денег хочет, - вставил Сергей.
- Не давайте.
- Она сама может взять, без разрешения.
- Значит надо их убирать, а еще лучше положить на карточку.
- Да, надо так сделать. Диля потом сама ей все равно дает.
- Сергей, значит и Диле давать их не надо, когда пойдет за продуктами, тогда и давай. Другого выхода я не вижу.
- Да у нее такая компания еще. Вместе с уроков уходят. Только дискотека интересует.
- Мое мнение, что тебе Сергей надо пойти к директору школы и просить его, чтобы Алесе дали закончить девятый класс. Скажите, что вы ее потом заберете.
- Она хочет в школе учиться.
- Мало ли чего она хочет. Я сейчас о чем вам говорю? Вы заберете ее из школы, и спрашивать ее не надо. Ее обещания, что она исправится, ничего не дают. Ей верить нельзя, а это еще девятый, десятый, одиннадцатый и двенадцатый класс, она сведет вас с ума.
Скажите, что вы приняли решение, если в школе учиться нормально не может, значит, после девятого класса вы документы ее заберете. Если хочет дальше учиться, пусть идет в техникум. Профессию получит. Если нет, то работать. Надо настаивать на своем решении. От компании оторвете, в техникуме появятся новые ребята, может она изменится? Самое главное сейчас не идти у нее на поводу.
- Да, так надо сделать. Уже на голову села, - Сергей посмотрел на жену.
- Сергей, такие решения принимать трудно, но это надо сделать. Надо узнать, какие у вас есть учебные заведения, на базе девяти классов. Выбрать и пусть летом поступает. Если не захочет, то пусть идет работать. Я думаю, что у нее хватит ума, принять ваше решение. Больше я ничем помочь не могу. Она меня ни во что не ставит, мне тоже не очень хочется выслушивать от нее всякие упреки в свой адрес. Мне это надо? Потом, пока ее сверстники окончат школу, она уже получит профессию. Если будет стараться и хорошо учиться, тогда может быть пойдет учиться дальше. Согласны?
Диля кивнула головой. Теперь мне надо собираться.
- Я тебя провожу, - написала Диля…
Поезд тронулся, Майя смотрела на пробегающих мимо окон провожающих и думала, - «когда же это закончится?»
*
Майю встречал муж. Было прохладно, и небо и город казались серыми.
- Привет. Как доехала?
- Нормально, проспала всю дорогу. На сердце как-то тяжело. Надоело третейский суд изображать.
- Что, так все плохо?
- Алеся выросла, почти шестнадцать. Сейчас уже дома не удержать. Подружек тащит домой, Дилю это раздражает, ругаются.
- Что же теперь с друзьями не общаться?
- Сергей говорит, что домой заходят тихо, порой Диля даже не знает, что она дома не одна. Она считает, что это они над ней издеваются.
- А на самом деле?
- Наверное, так и есть. По правилам надо поздороваться, прежде чем закрыться в комнате. А если Диля у себя в комнате делами занимается, могут слопать все, что найдут в холодильнике. Кому это понравится?
- Алеся еще подросток.
- Я бы не сказала, она выглядит на все18-19 лет. Она уже физически сформировалась. Ей хочется мужского внимания, отсюда бары и дискотеки, на все это нужны деньги.
- Не рано ли?
- Я попыталась предупредить ее о разных опасностях, на что она мне ответила, что она не дура, только и остается на это надеяться.
В общем, я им сказала, чтобы сделали все, чтобы дать ей закончить девятый класс, и забирали документы из школы. В противном случае вышибут из школы и дадут волчий билет.
- Ты прямо ужасы какие-то рассказываешь.
- Да нет никаких ужасов. Просто никто не хочет ни разбираться в причинах такого поведения, ни помочь ей. Если бы у Дили была возможность давать Алесе достаточно денег, чтобы ходить в кафе и на дискотеки, то и скандалов никаких бы и не было. Все подружки ходят, и ей надо. Вот она и обвиняет родителей в том, что они мало зарабатывают.
- Попробовала бы сама.
- Я ей это предложила. Диля на нее жалуется, а самой ей ее жалко. Деньги втихаря от Сергея дает.
- Ладно, разберутся…
*
Шло время, периодически звонила Алеся, чтобы поздравить с каким-нибудь праздником и казалось, что все беды уже позади.
Сергей сдержал свое слово, после экзаменов забрал документы Алеси из школы.
Перед поступлением в колледж, Алеся с мамой приехала отдыхать в Петербург.
Они целыми днями болтались по городу, заходили в кафе, магазины. Накупили разной одежды, настроение было хорошим, пока не закончились деньги…
- Так, куда сегодня идете? – спросила Майя за завтраком.
- Сегодня будем дома, телевизор посмотрим, - ответила Алеся.
Майя ушла по делам, а когда вернулась, обнаружила дома гостей.
В кухне Алеся с двумя девушками пили кофе.
- Здравствуйте.
- Здрасти.
- Алеся, представь мне своих гостей.
- Это моя тетя Майя, а это мои подружки Лена и Оксана.
- Очень приятно. Не знала, что у тебя здесь друзья есть.
- Мы сегодня познакомились, когда я в «Хлебный дом» ходила. Мы решили попить чаю. - Майя ничего не ответила.
Когда гости ушли, она спросила у Алеси:
- Алеся, разве можно незнакомых людей тащить домой?
- Почему незнакомых, мы же познакомились.
- Сейчас столько разных аферистов, как ты не боишься? Ты и дома так делаешь?
- Чего такого, нормальные девчонки.
- Вместо того чтобы сделать выводы ты продолжаешь спорить.
- А что?
- А то, что мне не хотелось бы, еще раз кого-нибудь здесь увидеть. Если тебе все же захочется общаться с кем-то с улицы, то ты это делай, пожалуйста, на улице.
- Что же, никого и в дом позвать нельзя?
- Можно, если ты этих людей знаешь, и можешь быть уверенна, что ничего плохого не случиться.
- Что может случиться?
- Могут по голове дать, украсть деньги, в конце концов, похитить.
- Кому я нужна? Да и денег у нас больше нет.
- Все, закрыли эту тему. С тобой говорить бесполезно. У тебя на все готов ответ.
- Закрыли, так закрыли.
Диля спросила у дочери, о чем они с тетей говорили. Алеся долго обменивалась с ней жестами.
Потом они пошли в комнату и не выходили оттуда до самого ужина.
*
Вечером все собрались за ужином. За окном было светло – белые ночи. Гости молчали, а Майя решила не приставать к ним с вопросами, чувствуя, что у них нет настроения. О чем уж они там наедине беседовали, никто не знал. Разбавить молчание решил Саша.
- Так, что случилось? Почему такая тишина? Где сегодня были?
- Мы дома сидели.
- Решили отдохнуть?
- Нет, просто без денег в городе делать нечего.
- Так что, вам денег дать? Куда собираетесь, в музей, в театр.
- Да нет, просто по городу погулять.
- Хорошо, две тысячи хватит? - Алеся промолчала. Диля стала у нее что-то спрашивать.
- Алеся, что мама говорит?
- Она говорит, что мы, наверное, домой поедем, надо билеты поменять.
- А что случилось?
- Ничего. Просто надо к экзаменам готовиться.
- Да, это сейчас самое главное. Тогда надо поехать на вокзал.
- Мы завтра утром поедем.
- Хорошо, сами смотрите. Если надо, значит надо ехать…
*
- Майя, что это твои родственники так резко засобирались? Что-то случилось?
- Обиделись на тебя, мало внимания им уделяешь.
- Перестань, я-то тут причем?
- Ладно, не переживай. Я пошутила. Думаю, что деньги все потратили, уже звонили Сергею, чтобы он прислал. Видел, сколько вещей накупили? А может, быть они на меня обиделись?
- За что?
- Алеся с улицы двух девиц притащила, у магазина с ними познакомилась. Я, конечно, сделала замечание. Наверное, не понравилось.
- Ты сама виновата. Надо было сразу объяснить, что этого делать нельзя, что это небезопасно.
- Я даже подумать не могла, что об этом надо предупреждать. Меня больше удивило то, что Диля вместо того чтобы поддержать меня, заняла позицию Алеси. Обиделись, это их дело. Если бы они пригласили в гости своих знакомых или друзей, это одно, а тащить первого попавшегося с улицы, это совсем другое.
- Не грузи себя. В конце концов, немаленькие, разберутся.
- Просто у Дили у самой характер крутой, представляю какие советы, она дает Алесе. Потом жалуется, что она не слушает ее. Дай-то бог, чтобы она поступила в колледж и чему-нибудь научилась. Как я поняла, на работу она не собирается. С виду такая милая и веселая. Как вспомню, какой она может быть, мурашки по коже. Хоть бы у нее все получилось и в личной жизни, и в карьере. Хочет учиться на юриста. Кто это придумал, какой из нее юрист. Сама нарушает все нормы поведения.
- Ты не права. Как раз, изучая законы она узнает, как надо себя вести в обществе. Может, изменится к лучшему.
- Может, ты прав. Будем надеяться на лучшее…

*
Алеся поступила в колледж на платное отделение и стала обучаться на юриста. В сентябре Сергей купил ей компьютер и она с желанием приступила к занятиям.
Казалось бы, вот оно случилось, теперь у нее появилась возможность изменить свою жизнь. Но нет, Алеся не лезла из кожи, чтобы хорошо учиться. Она нашла новое занятие и теперь часами сидела в Инете.
Майя периодически заходила к ней на страничку, чтобы посмотреть, чем она дышит.
Сергей с Дилей Майю не беспокоили. Казалось, что у них все наладилось.
В сообщениях Алеся писала, что у нее все в порядке, она ходит на занятия и ей все нравится. Майя родственников не видела два года. Сергей изредка звонил, как правило, это случалось, когда у них возникали очередные финансовые проблемы с Алесей.
Ближе к каникулам Алеся позвонила сама.
- Тетя Майя, здравствуйте, это Алеся.
- Здравствуй. Что у вас нового?
- Да у нас все нормально.
- А как учеба?
- Тоже нормально. Сейчас экзамены сдаю.
- Смотри, чтобы хвостов не было. Потом надо уже сейчас подумать, куда пойдешь на практику. Если постараешься, может, потом на работу пригласят.
- Да, я знаю. Тетя Майя, я хотела спросить вас про Душанбе.
- А что тебя интересует?
- Звонил дядя Миша из Германии. Он предлагает нам с мамой поехать с ним на машине, вот я и хотела вас спросить. Мама хочет сама поехать, она столько лет не видела родственников и хочет, чтобы я с ней поехала.
- Если конечно тебя интересует мое мнение, то я считаю, что тебе там делать нечего.
- Почему, мама хочет меня познакомить с бабушкой и с тетями. Туда нас дядя Миша отвезет, а обратно на самолете.
- Алеся, я согласна, мама может навестить свою маму и своих сестер. Только что тебе там делать?
- Как что? Посмотрю город.
- Вы жить будите за городом, в кишлаке (в деревне). Кругом будут окружать люди, которые плохо говорят на русском языке или вообще не говорят. Тебе будет скучно, начнешь проситься домой. Потом обратно лететь придется на самолете, билеты дорогие. Вам с мамой надо будет потратить 800-1000 долларов. Лучше на эти деньги купить какие-то вещи. Мне кажется, тебе там делать нечего.
- Ну, ладно. Хорошо. Вам от мамы привет.
- И ты передавай привет. Пусть подумает, что надо взять в дорогу. Наверное, дня четыре придется ехать?
- Дядя Миша говорит, что они еще к кому-то в Казахстане заедут…
*
Следующий звонок из Минска был перед новым годом. Телефон звенел как-то тревожно.
Майя подняла трубку, и она уже знала, что этот звонок из Минска.
- Майя, это Сергей из Минска.
- Здравствуй Сережа.- Майя сделала паузу. Она ждала, что сейчас сообщит Сергей, - как у вас дела?
- У нас все плохо, Алеся опять хочет денег. Она с подружками хочет встречать новый год. Говорит, что ей нужны деньги.
- Сергей, - говорить Майя совсем не хотела, - ее можно понять, ей со сверстниками интереснее.
- Не знаю, слушать ничего не хочет…
Майя боялась звонков из Минска. Она не могла помочь сестре, советовать что-либо по телефону было бесполезно. Алеся общаться не хотела, ее стали раздражать родственники.
О том, что происходило в Минске, Майя узнавала по телефону и информация эта чаще носила отрицательный заряд.
Один раз в Интернете Майя увидела рисунки Алеси, которые кричали о том, что Алесе плохо. Некоторые из них имели комментарии. Это был крик души: « Мне одиноко или мне почему-то кажется, что я умру в тридцать три года», – по коже побежали мурашки. Алеси не было еще восемнадцати лет.
*
Отмечать Новый год Алеся все же пошла. Она была или старалась быть веселой. На дискотеке гремела музыка. Молодежь плясала, как в последний раз.
- Алеся, пойдем еще по коктейлю выпьем.
Алеся улыбнулась молодому человеку и у нее на щеках появились ямочки. Они пошли к барной стойке и взяли по коктейлю. Алеся была возбуждена. Мальчик ей нравился, и она старалась быть привлекательной и веселой.
«Хорошенький, глазки голубые», - подумала она.
- Ты, где учишься? – спросил Леша.
- Юридический колледж в этом году заканчиваю.
- Что потом собираешься делать?
- Поеду учиться в Питер, у меня там тетя живет.
- Это хорошо. Ученье – свет. – Леша улыбнулся.
- А ты чем занимаешься?
- В этом году заканчиваю университет. Хочу в Америку уехать.
- Что там делать? Тебе что, свободы не хватает? – Алеся улыбнулась.
- Причем здесь это, ты еще маленькая, не поймешь.
- Да будет тебе известно, мне весной будет восемнадцать.
- Значит, тебе хватит, - он отодвинул от Алеси фужер с недопитым коктейлем.
Алеся перестала улыбаться. Глаза потухли. От ее мыслей ее отвлекла подружка. Она взяла Алесю за руку и потянула к себе.
- Пойдем танцевать?
Алеся ей ничего не ответила.
- Леша, чего это с ней. Вы что, поссорились?
- Да нет.
- Ты чего? Пойдем танцевать. Новый год, а ты без настроения.
Алеся по-прежнему молчала. Говорить ей совсем не хотелось.
- Алеся, пошли. Чего ты молчишь, как глухонемая? – Леша дернул Алесю за рукав.
- Нет, Леша, она у нас не глухонемая. Это мама у нее глухонемая, - сказала Саша.
- Заткнись, - почти прокричала Алеся. - Заткнись. Я тебе сказала.
Ее глаза горели как два уголька. Злой пугающий взгляд был адресован Саше.
- Ой, испугала. Сама заткнись.
- Девочки, вы чего? Еще этого не хватало.
Сашу было уже не остановить. Ей очень не понравилось, как Алеся с ней разговаривает в присутствии симпатичного молодого человека.
- Да ничего. Просто у нее мать глухонемая, вот она и бесится.
- Заткнись, я тебе сказала!
- А чего здесь такого? Она же у тебя глухонемая?
- Да, мая мама глухонемая! Я тебя предупреждала, – и со всего маха ударила Сашу в лицо…
*
На следующий день родители Саши пришли к Алесе домой. Дверь им открыл Сергей.
- Здравствуйте. Вы, папа Алеси?
- Здравствуйте. В чем дело?
- Может, все же вы нас пустите в дом или будем разговаривать на лестничной клетке?
- Проходите.
Все прошли в комнату. Сергей предложил им сесть на диван. Диля стояла в дверном проеме и испуганно смотрела на мужа.
Разговор начала мама Саши.
- Вы, знаете, что Алеся Саше выбила два зуба? Они вчера подрались. Она вам рассказывала?
- Нет, она нам ничего не говорила. А что произошло?
- Надо заниматься воспитанием дочери. Это что такое, чуть, что сразу драться? Мы пришли сказать, что написали заявление в милицию.
- Алеси сейчас нет. Она нам ничего не рассказывала. А Саша вам рассказала, почему они подрались?
- Какое это имеет значение. Зубы не вернешь!
- Мы вам все компенсируем. Если Саше поставить металлокерамику будет совсем незаметно.
Диля жестикулировала руками, а Сергей махнул на нее рукой.
- Чего она хочет? – Вмешался отец Саши.
- Она говорит, что мы можем дать вам тысячу долларов. Этого должно хватить. – Диля протянула конверт…
Диля не могла дождаться, когда придет дочь. Алеся пришла поздно. Дома сразу все зашумело. Первым начал Сергей.
- Алеся, где ты все болтаешься? Сегодня приходили родители твоей подруги.
- Какой? – невозмутимо спросила Алеся.
- Той, которой ты выбила зубы. Сколько это может продолжаться? Чтобы все уладить нам с мамой пришлось отдать им тысячу долларов, чтобы Саша поставила себе зубы.
- Чего так много? Ей на целую челюсть хватит.
- Перестань. Учится, не хочешь, нас с мамой не слушаешь. Я даже не знаю, что тебе и сказать?
- Ничего не говори. Зубы уже выбиты, а если она не прекратит доставать меня, я в следующий раз откушу ей нос.
- Ты что, в тюрьму хочешь? Допрыгаешься.
- Все, закончили, я хочу спать.
- Подожди, ты не хочешь извиниться?
- Перед кем?
- Перед Сашей и ее родителями, - Было видно, что Сергей уже был готов ударить дочь.
Алеся чувствовала, что пора заканчивать дебаты и ушла в свою комнату.
Сергей еще долго что-то объяснял жене. Этой ночью им заснуть было нелегко….
*
Уже утром Сергей звонил в Петербург, как будто это могло что-то изменить.
Сначала он рассказывал Майе, что у них произошло. Потом трубку взяла Алеся.
- Здравствуйте тетя Майя. Что у вас нового?
- Что у нас может быть нового. Это у вас новости. Неужели тебе еще не надоело. Расскажи, как такое могло случиться?
- Что?
- Не прикидывайся. Ты прекрасно знаешь, о чем я тебе говорю. Как это можно выбить зубы. Где только столько силы берется? Или злости?
- А, это? Это вышло случайно. Мы уже с ней померились.
- Я тебе удивляюсь. Как все просто. Ты учишься на юриста, а сама руки распускаешь. Как это?
- Я же сказала, что это вышло случайно, инцидент исчерпан. Скоро поставит себе новые зубы, они у нее будут лучше, чем свои, так что пусть радуется.
- Может, я чего-то не знаю, и эти деньги ты сама заработала? Наверное, родители копили на что-то?
- Как говорил мой дедушка «Деньги как голуби, улетят, потом опять прилетят.
- Я тебе поражаюсь. Ты не прошибаема. Позови мне папу.
Сергей взял трубку и почти прокричал в нее:
- Алеся никого не слушает, что хочет, то и делает. У Дили сердце болит.
- Сергей, вам надо набраться терпения. Сейчас закончит учиться, пойдет работать. Надеюсь, что поумнеет.
- Никого не жалеет.
- Сами виноваты – избаловали. Теперь надо ждать, когда перебесится.
- Мы стараемся, а ей хоть бы что.
- Ладно, Сергей, этот разговор может продолжаться бесконечно. Ты лучше успокой Дилю. Надо переждать и молить бога, чтобы она ничего хуже не выкинула. Сейчас ее не трогайте, потом с ней поговорите.
- Что с ней говорить? Это бесполезно.
- Значит, не поговорите. Меня беспокоит, что она пропустит занятия.
- Занятий еще нет – праздники.
- Я очень надеюсь, что все утрясется…
Майя еще долго сидела в кресле и думала о том, что можно сделать. Она мысленно перебирала разные варианты, но не один не подходил.
В комнату вошел муж и спросил у Майи:
- Что? Новый год начался?
- С ума сойти. Не знаю чем и помочь. Конечно, Алесе надо уехать из Минска. Может, тогда удастся устроить личную жизнь, и она перестанет чудить.
- Только не надо ее звать сюда. Иначе мы все из-за нее переругаемся.
- Надо написать в Германию. Может они ее к себе пригласят. Познакомится там с каким-нибудь русским немцем.
- Мне его уже жалко.
- Перестань. Я думаю, что у нее все будет хорошо.
- Твои слова да богу в уши. Характер уже не исправить.
- Причем здесь характер? Если не будет раздражителей, то и вести себя так она не будет.
- Это кто раздражители – родители?
- Они тоже. Как говориться конфликт отцов и детей.
- Придумала тоже. Надо было в свое время наказывать. Она, наверное, и не знает что такое ремешком по заднице?
- Зато ты у нас все знаешь. Если не хочешь помогать, так хоть не мешай…
*
За зимой пришла весна, а за весной долгожданное лето. Хотя солнечные дни сменялись дождливыми, настроение было хорошим. Все вокруг было зеленым и всюду цвели цветы.
Алеся сдала выпускные экзамены и была готова к новому этапу в жизни.
Утром позвонила тетя Майя.
- Привет. Тебя можно поздравить?
- Да, слава богу, все закончилось.
- Не закончилось, а только начинается. Тебе когда на работу?
- Дайте хоть немного отдохнуть.
- Я хотела тебе предложить поехать со мной в Германию. Надо получить визу и через пару недель в путь.
- Кто, я и вы?
- Да, а что тебя так удивляет. Поедем, познакомишься с родственниками.
- Меня, наверное, не пустят?
- Я договорюсь.
- Мама, наверное, тоже захочет.
- Нет, мы поедем вдвоем. Правда, при условии, что ты будешь меня слушаться. Чтобы там не было никаких неожиданностей. Давай ты подумай и если согласна, то будем собираться.
- Конечно, я хочу поехать…
Вечером Майя позвонила в Германию жене двоюродного брата. Она уточнила маршрут, по которому удобнее всего добираться до небольшого города в Германии Haselünne.
Лиля сказала Майе:
- Я конечно с трудом представляю, что это будет. Если у Алеси такой характер, то помочь ей будет трудно.
- Попытаться надо. Может, она изменится? Просто говорить, что родители у нее инвалиды сразу не надо. Если она понравится или даже молодые полюбят друг друга, тогда и признается. В Минске у нее перспектив личной жизни нет. Как только кавалеры узнают, что мать глухонемая от рождения, сразу исчезают из поля зрения.
- Самое главное, чтобы она здесь ничего такого не выкинула.
- А что она может выкинуть? Мы едем в гости и ей не надо говорить о наших далеко идущих планах.
- Все равно с ней надо провести беседу как себя надо здесь вести. Сказать, что за любые нарушения могут выдворить из страны и там еще что-нибудь придумать.
- Хорошо, это я сделаю. Лиля, что вам привезти?
- Ничего не надо. У нас здесь есть русский магазин.
- Тогда все. Передавай всем привет. Как только куплю билеты сразу позвоню…
*
Майю на вокзале встречала Диля. она поцеловала сестру и, показав большой палец уточнила все ли у нее хорошо. В ответ Майя кивнула головой. Домой они ехали молча. Все дорогу Диля смотрела сестре в глаза в надежде услышать, что ее дочь ждет что-то хорошее, но Майя молчала. Она не хотела давать пустых обещаний.
Когда сестры приехали домой они начали переписку:
Диля - «Майя, у вас все хорошо? Как дети?».
Майя – «У нас все в порядке. Диля, ты не обижайся, но ты не можешь с нами ехать. Алеся должна иметь возможность с кем-нибудь познакомиться. Чтобы отношения как-то развивались совсем не надо сразу сообщать, что … - Майя замялась.
Диля понимающе посмотрела на сестру, потом написала: «Я хочу, чтобы у Алеси все было хорошо. Я ей мешаю?»
Майя пожала плечами. «К сожалению, у нас еще боятся всяких отклонений. Мы с тобой уже об этом не раз говорили. Ты должна дать возможность попробовать Алесе хоть что-то изменить. Если повезет и Алеся устроит свою личную жизнь, у вас все наладится. Надо подождать».
Диля – «Хорошо».
В дверь позвонили. Майя пошла открывать дверь.
- С приездом. Как, вы готовы к путешествию?
- А ты? Вещички собрала?
- У меня уже все готово.
- Алеся, ты не забыла, что обещала вести себя в рамках приличия. Надеюсь, ты не будешь размахивать там кулаками.
- Я постараюсь.
- Уж постарайся…
*
Когда самолет приземлился, Алеся оживилась. День был теплым. После того как Майя с Алесей прошли паспортный контроль, они увидели встречающих. Миша с Лилей приехали на машине.
До Haselünne дорога заняла почти два часа. Городок оказался небольшим. Дом, в котором жили, Миша с Лилей был двухэтажный, они жили на первом этаже. Квартира была трехкомнатной, одну комнату предоставили гостям.
Алеся вела себя непринужденно. Так как будто своих родственников она знала вечность.
Лиля спросила:
- Как долетели? Алеся, тебя можно поздравить?
- Да, спасибо. Слава богу, закончила.
- Так что, теперь пойдешь на работу. Уже нашла куда?
- Нет. Я отдохну пару недель и хочу попробовать поступить в институт.
- Да?
- Я хочу подать документы на журналистику. Буду поступать в Питере.
У Майи расширились глаза от удивления. Она об этом слышала первый раз.
- Алеся, для меня это твое решение как-то неожиданно. Почему на журналиста и почему в Питере? Как ты собираешься сдавать русский язык? Что не день, то новости для меня.
- Что вам больше не нравится: то, что я хочу стать журналистом или то, что я хочу учиться в Питере?
- Если честно, и то, и другое. Зачем надо было учиться в юридическом колледже? Надо было идти в педагогический и заниматься русским языком.
- Вы же знаете, что в колледж я пошла только чтобы получить среднее образование.
В разговор вмешалась тетя Лиля. Она постаралась перевести разговор в более мягкое русло.
- Алеся, а как же твоя профессия. Если ты не пойдешь работать, то твой диплом потеряет силу.
- Я не хочу работать по специальности, скукотища. Потом, я еще не решила, может, буду учиться заочно.
- Наверное, надо будет платить за учебу?
- Алеся, с иностранцев берут за обучение больше. Опять будут дома проблемы.
- Не беспокойтесь тетя Майя я с папой уже договорилась, он не против.
«Что на это сказать? – подумала Майя. – Родители такие же. Говори не говори, делают то, что дочери в голову придет. Ни кто не спрашивает, нравится мне такое решение или нет. Что делать? Ладно все это потом, сейчас надо бога молить, чтобы здесь ничего такого не выкинула»…
*
Дни были теплыми. Дома были все выкрашены, под красной черепицей и выглядели очень нарядно. Стриженый газон ковром лежал у каждого дома. Цвели цветы и на душе было спокойно.
Так как Haselünne город небольшой, то гостям хватило двух дней, чтобы ознакомиться со всеми его достопримечательностями.
…………







*
Алеся была или старалась быть приветливой и внимательной. Она с интересом слушала, что говорила тетя Лиля и старалась поддерживать разговор.
«Чего родители хотят от этой девочки? Нормальный ребенок. Такая вежливая», - подумала Майя.
- Слушай Алеся, а давай я тебя познакомлю с каким-нибудь хорошим парнем. Понравится, замуж выйдешь. – Лиля посмотрела на Майю.
- Зачем мне замуж? Я еще молодая, мне только восемнадцать лет. Я только свободно вздохнула и опять в кабалу?
- Алеся, ты неправа. – Вмешалась Майя. – Если хочешь иметь свою семью, то об этом надо думать сейчас. Время пролетит быстро, не успеешь заметить. Если не успеешь выйти замуж лет до двадцати трех, можешь остаться без пары.
- Что вы говорите?! А как же карьера? Сколько молодых девушек сначала делают карьеру, а потом выходят замуж.
- Это удается немногим. Только тем, кто действительно достигает больших высот, а значит и большого заработка. Когда у женщины есть квартира, машина и постоянный неплохой доход, тогда конечно желающие найдутся составить пару.
- А почему у меня не может быть всего этого?
- Я только за! Только бы так и было. Но должна отметить, что если бы этот путь был твоим, то уже в колледже ты лезла бы из кожи вон, чтобы хорошо учиться и отличиться своими успехами. Потому что учеба это и есть начало карьеры. Профессией за один день не овладеешь. Здесь надо потрудиться. А как училась ты?
- Нормально училась, - уже не так дружелюбно ответила Алеся.
- Ты считаешь? Давай закроем эту тему, здесь не место. Если женихи тебя не интересуют, видно статус мелковат для тебя, тогда отдыхай, у нас есть еще неделя и домой…
*
Это был последний день, перед отъездом. Миша решил приготовить плов, в большом казане на улице. Он развел огонь в мангале и поставил казан на огонь. Казан был больших размеров, в диаметре не меньше пятидесяти сантиметров.
- Дядя Миша, вы что, плов будете готовить?
- Да, а ты учись. Моя племянница должна уметь все. Я покажу тебе, как это делается.
Сначала в казан нальем растительное масло, конечно лучше хлопковое, но его здесь нет, поэтому нальем, какое есть. Когда оно нагреется, положим, в него луковицу репчатого лука, для очистки и появления специфического запаха.
Мясо надо нарезать на небольшие кусочки, у меня они грамм по сто и посолить крупной солью. Мясо обязательно надо предварительно посолить, чтобы вышла лишняя влага из него, тогда при обжарке оно сразу покроется румяной корочкой и внутри останется сочным.
Пока масло нагревается, нарежем репчатый лук и морковь (если казан на пять литров, то достаточно одной большой луковицы или две средних. Моркови кладем по вкусу, я кладу где-то килограмм моркови).
Достанем положенную луковицу – масло готово. Теперь кладем мясо. Очень осторожно, чтобы не брызнуло кипящим маслом.
Дядя Миша положил мясо в казан. Оно сразу зашипело в раскаленном масле и стало покрываться золотистой корочкой. Этот процесс завораживал. Масло булькало. Делая свое дело.
- Теперь можно положить нарезанный лук и перемешать все. Надо следить, чтобы у нас ничего не подгорело. Видишь, он сразу стал золотистым, а как пахнет!
Сейчас положим морковь и займемся рисом.
Он несколько раз перемешал все в казане и залил его содержимое горячей водой.
- Вот это называется «зирбак», это должно повариться минут тридцать. В него можно положить, то, что ты любишь. Можно нут, это горох, только его надо предварительно замочить. Или айву, чеснок, кто-то любит с изюмом. Мы будем готовить с чесноком.
Пока зирбак готовится, мы замочим рис горячей водой и посолим.
- А это обязательно?
- Наверное, нет. Но меня в свое время так учили. Раньше рис перебирали, чтобы потом кому-нибудь на зубы камень не попал, теперь этого делать не надо. Здесь рис чистый.
Теперь кладем зеру, немного перца, соли и пробуем бульон на вкус. Он должен быть пересолен, эту соль потом возьмет в себя рис. Теперь кладем сверху три головки чеснока. Сейчас промоем рис и уложим его сверху на зирбак. Разровняем его и добавим горячей воды на размер фаланги пальца и будем ждать. Когда жидкость выкипит…
Осталось самое основное. Проверим состояние риса, для этого надо похлопать по нему шумовкой (кавгиром) и послушать звук. Если звук глухой значит можно собрать рис горкой, сделать несколько отверстий и закрыть плов.
Дядя Миша собрал рис горкой, примял его шумовкой, сделал несколько отверстий и закрыл плов сначала большой тарелкой, потом крышкой.
- Огонь сделаем меньше и через полчаса можно за стол.
Лиля, надо сделать салат из репчатого лука с лимоном и кинзой, а так же нарежь помидоры с огурцами. Я схожу, приглашу соседей на плов…
*
Удивительное дело, Майя чувствовала себя, как дома. Плов получился вкусным и все нахваливали повара. И немцы были какие-то ненастоящие. Их не смущало, что они сидели в кругу шумной компании на улице и ели плов.
Среди приглашенных соседей был молодой человек, приятной наружности. Он сидел и разглядывал молча присутствующих.
- Алеся, смотри какой симпатичный молодой человек. Познакомься поближе, обменяйтесь адресами.
- Зачем?
- Ты, так здесь ни с кем не познакомилась. Надо о будущем думать.
- В этой деревне я жить не собираюсь. Скукотища. Я только вырвалась на свободу и что, опять в клетку.
Майя молчала. Говорить ей не хотелось. Она смотрела на племянницу и думала о том, что помочь ей изменить жизнь трудно, почти невозможно.
«Какая она настырная, на все есть ответ, сама все знает. Может, хватит уже вмешиваться. Уже большая, пусть сама принимает решение. Все равно она ничего не слушает и поступает, как хочет. Принца ей подавай! Пусть поищет. Вот найдет ли? Больше вмешиваться не буду.
Миша молодец постарался. Показал все, что смог. Подарков разных накупил. Когда теперь увидимся?»
Майя и не заметила, как мысленно оказалась в родном городе и воспоминания нахлынули и поглотили ее всю. Она вспомнила детство, о том, как ее учили, что такое хорошо, и что такое плохо. И вот теперь она пытается научить Алесю. Как ей жить. «Может, все старания напрасны? Конечно, напрасны! Наверное, она точно знает, чего хочет. Только не говорит. Тогда зачем тратить свои силы и здоровье. Все больше не могу. Хорошей и полезной всем быть трудно. В конце концов, я не всесильна, в этом надо признаться, - думала Майя. – Слава богу, завтра домой, все закончится…»
*
Прошло дней десять, после поездки в Германию. Майя уже успела подзабыть про нее. Она занималась обычными домашними делами, варила вишневое варенье. Аромат распространился по всей квартире. Майя снимала пенку, когда раздался телефонный звонок.
- Майя, здравствуй. Это Сергей. «Что еще случилось», - подумала Майя.
- Здравствуй, Сергей.
- Алеся хочет ехать в Петербург, поступать в институт.
После непродолжительной паузы Майя выдавила из себя:
- Сергей, мы же это уже обсуждали. Пусть сначала поработает, узнает, что такое зарплата и на что ее хватает, а потом идет учиться, если захочет. Вы опять идете у нее на поводу.
Сергей как будто не слышал Майю. Казалось, что он говорит сам с собой.
- Она хочет учиться на журналистике. – Продолжал он, - она уже все посмотрела, какие надо документы, только сдаст экзамены и вернется. Она будет учиться на заочном.
Майя постаралась привести аргументы против этой затеи.
- Сергей, для иностранцев обучение стоит дорого.
- Я буду платить.
- Вы меня убиваете! Вы что, решили от нее избавиться? Она дома никого не случает, делает, что хочет. Кто за ней здесь будет смотреть?
- В Питере люди хорошие?
- Что значит хорошие? Как и везде разные. Здесь полно наркоманов, проституток.
- Она уже исправилась.
- Когда только успела!
Майю распирала злость. Она злилась на Алесю, которая как всегда успешно продвигала свои планы, на Сергея, который в очередной раз поддался уговорам дочери и на себя, за то, что прямо не могла сказать, что ей лично это не надо, и она не хочет брать на себя ответственность за племянницу.
- Сергей, за ней здесь смотреть некому. Как вы не боитесь отправлять ее в Питер.
- Она сдаст экзамены и приедет в Минск.
- Я вижу с тобой разговаривать бесполезно. Ты видимо ничего не соображаешь? Позови Алесю к телефону.
У Майи был растерянный вид. Ей эта затея совсем не нравилась. В квартире намечалась замена окон на стеклопакеты и косметический ремонт в кабинете.
Майя услышала на том конце провода знакомый голос. Он звучал утвердительно и возражения не принимались.
- Здравствуйте, тетя Майя. Как ваши дела? Какая погода в Питере.
- Алеся, что ты опять придумала?
- Ничего, я просто хочу поступать в институт. Я уже все узнала. У меня подружка там учится, она дала мне брошюру.
- Алеся, у нас надо сдавать ЕГЭ по русскому языку. Ты что, думаешь это легко?
- А что, у вас другой русский, - с ехидством ответила Алеся.
Майя практически подпрыгнула на кресле. Ее стала выводить из себя наглость племянницы. Она пыталась быть спокойной.
- Алеся, русский язык один, только я сомневаюсь, что тебе это под силу.
- Почему, у нас русский язык преподавали. Думаю, особых проблем не будет.
- У тебя на все есть готовый ответ!
- Я не пойму. Вы что, расстраиваетесь, что я остановлюсь у вас? Я могу жить у подружки, она в Питере комнату снимает. – Невозмутимо ответила Алеся.
«Да, здесь уже все решено», - подумала Майя.
- Я не знаю, что ты там планируешь, только у нас сейчас ремонт, меняют окна. Потом, я 24 уезжаю на дачу, у меня там полно неотложных дел.
- Разберемся. Мне надо быть где-то десятого июля.
- Неужели в Минске учиться нельзя?
- У нас сейчас начался кризис. Вообще жить стало невозможно. Надо что-то менять в жизни. – Алеся прочла целую политинформацию о тяготах политической и экономической ситуации в Белоруссии. Майя молча слушала и решив, что уже ничего не изменить, сдалась.
- Ладно, потом сообщишь, что вы там решили. До десятого еще много времени, может, еще передумаешь.
- Я уже все решила. – Алеся еще что-то говорила, Майя этого уже не слышала…
*
Настроение было испорчено. Александр смотрел новости по телевизору, когда Майя тихонечко присела рядом.
- Слушай, Саша. Алеся едет учиться в Питер.
- Надеюсь не к нам?
- Сергей говорит, что она приедет только на зачисление. Что она в Минске будет сдавать какие-то тесты.
- Ты веришь? В конце концов, пусть живет в общежитии. Наверное, иногородним дают? Ты сказала, что у нас ремонт.
- Если честно, мне самой уже все это надоело. Она видимо из тех, кого выпроваживают в дверь, а она лезет в окно.
- Мне кажется, тебе надо было прямо сказать, что мы против. Почему именно сюда?
- Говорит, что всю жизнь мечтала жить в Питере. Видимо планирует переехать сюда жить насовсем.
- Только мы здесь причем. Родители видимо решили таким образом от нее избавиться.
- Я даже про это думать не хочу. Я Сергею говорю, что здесь всякое может случиться, а он мне – « надеюсь в Питере люди хорошие».
- Он что, дурак?
- Я уже ничего не понимаю. Ладно, может, до десятого еще передумают. Если нет, пусть приедет, сдаст документы, а потом домой.
- Не думаю, что так легко будет от нее отделаться. Не дай бог, что случиться, потом будем виноваты.
- Я Сергею сказала, что смотреть за ней некому. Он уверяет, что она изменилась и теперь хорошая.
- У него, по-моему, с головой не в порядке?
- Я даже думать об этом больше не хочу, пусть сами думают, что делают. Надо будет Рустаму позвонить…
*
Прошло три дня. Майя готовилась к отъезду, ее ждала дача. Дел накопилось много. Раздался телефонный звонок.
- Здравствуйте, тетя Майя. Папа купил мне билет на 27.
- Как на 27? Ты же говорила, что приедешь числа десятого?
- Оказывается, придется сдавать ЕГЭ.
- Я же тебе говорила. Потом ты знала, что мне уезжать на дачу, тянуть больше некуда.
- Так получилось. Вы, меня встретите?
- Алеся, так нельзя. У нас сейчас идет ремонт. В квартире черте что.
- Что сейчас об этом говорить. Приеду и мы, что-нибудь решим. Я вам на почту сброшу номер поезда и время прибытия…
Майя положила трубку. Поступок родственников в очередной раз привел ее в недоумение. Как так можно, идти на пролом, не учитывая желания и возможности других.
«Посади на шею, на голову сами заберутся, - подумала Майя. - Теперь поездку надо отложить, ну и нахалка».
Майя набрала номер брата. Она услышала голос Рустама.
- Привет. Майя, что-то случилось?
- Я в шоке. Алеся приезжает 28.
- А ты как хотела? Я тебе говорил, чтобы ты не втягивалась. Она делает как ей нужно и ей плевать на планы других. Потом я думаю, что она едет прогуляться. Какая там учеба!
- Сначала она говорила, что ЕГЭ ей сдавать не надо, а теперь надо. Я ей говорила, - «Как ты собираешься сдавать русский язык?» Знаешь, что она мне ответила?
- Что?
- А что, у вас другой русский язык?
Рустам взорвался хохотом. Успокоившись, он продолжил:
- Да, такая не пропадет. Конечно, ни какой экзамен она не сдаст, прогуляется и поедет домой.
- Это будет потом, а пока она мне нарушила все мои планы. Теперь я должна буду с ней сидеть и решать ее вопросы.
- Придется потерпеть. Только где вы все поместитесь?
- Ее это не волнует. «Разберемся»,- сказала она.
- Ты с ней не сюсюкай. Узнай чего хочет. Если не будет слушаться, сразу отправляй домой.
- А Сергей, каков? Надеется, что у нас люди хорошие. Не думает, что всякое может случиться, учитывая характер Алеси. По-моему они решили от нее избавиться. Иначе я ничего не понимаю.
- Просто она ими манипулирует. Наплела наверное, что будет стараться, мало ли чего.
- Не знаю, своим поступком она меня только разозлила.
- Успокойся. Если что, без лишних разговоров отправляй ее домой. Давай, звони…
*
Поезд из Минска в Петербург прибыл утром. Майя на перроне вокзала стояла одна, желающих встречать Алесю не нашлось.
Показался поезд. Майя двинулась к вагону, в котором ехала Алеся. Из вагона вышел молодой человек с огромной сумкой, которая весила не меньше двадцати килограмм. За ним показалась Алеся. Она поблагодарила молодого человека за помощь и стала взглядом искать тетю Майю. Майя подошла к ней и спросила:
- Ты что такую большую сумку привезла. Надо было разложить вещи равномерно в две поменьше, нести было бы удобнее?
- Мне эта нравится, она удобная, – огрызнулась Алеся.
- С меня помощник плохой, тяжести носить нельзя, так что прости.
- Ничего, она на колесиках.
- Тогда поехали…
Майя не хотела спрашивать Алесю о ее планах. Приезд племянницы ее скорее раздражал. Она молча пошла вперед, а Алеся молча поплелась за ней, везя за собой огромную сумку.
Она отставала и Майе, периодически, приходилось останавливаться, чтобы ее подождать. Майя спокойно стояла и смотрела, как та тащит за собой свою поклажу.
«Хочешь быть самостоятельной, сама решать проблемы – решай, я мешать не буду», - думала Майя, глядя на племянницу.
Уже в метро у сумки одно колесико, от непомерной нагрузки отвалилось. Алеся была невозмутима. Она глядела по сторонам, в надежде, что кто-нибудь поможет.
- Ну, что будем делать? Алеся, твоя сумка неподъемная я такую тяжесть поднимать не могу. Если хочешь, завали умку на одно колесо, ты ее повезешь, а я буду поддерживать, чтобы она не упала.
- Хорошо…
*
Домой добрались более-менее благополучно. Алеся устала, но старалась не подавать вида. Первое что она спросила, это где ей выделили место.
- Ты сама видишь, я тебя предупреждала, что у нас идет ремонт. Тебя сейчас никто не ждал, так что придется спасть в проходной комнате и твои вещи тоже будут здесь. Можешь повесить свои вещи в шкаф для верхней одежды, другого места пока нет.
- А вы не дадите мне свободные вешалки?
- Сейчас принесу…
Алеся быстро адаптировалась и уже через несколько минут сидела в Инете за тетеным компьютером. За этим делом она провела часа два.
Майя терпеливо ждала, чем все это закончится. Потом не выдержала и спросила:
- А тебе не надо заниматься?
- Успею.
- Что значит успею? Какие предметы тебе надо сдавать – ты уточнила?
- Да, русский и историю.
- Как ты это собираешься делать? Ты историю России изучала?
- Что я учебник не прочту?
- Так вот и начала бы читать. Я удивляюсь твоей беспечности.
- Не переживайте так, все будет хорошо.
«Нет, это же надо, в глаза учебник истории не видела, а спокойная, как танк. Да, видимо у меня появилась возможность проверить свои нервишки, – подумала Майя.
- Так какие у тебя планы?
- Завтра отнесу документы, запишусь на ЕГЭ.
- На базе среднего специального образования есть обучение по сокращенной программе.
- Я знаю. Завтра все узнаю точно. Я уверенна, что все будет хорошо.
- Мне бы твою уверенность. Давай-ка закрывай Интернет и займись подготовкой к экзаменам…
Алеся глубоко вздохнула…
*
Прошло два дня. Майя пила чай в кухне, когда туда заглянула Алеся.
Настроение у нее было хорошее, она только что приняла душ, волосы локонами спадали на плечи.
- Доброе утро.
- Доброе. Ты куда-то идешь?
- На работу.
- Куда?
- Я устроилась на работу в Литературное кафе. Зарплата четырнадцать тысяч и чаевые.
- Ты что, уже в институт не поступаешь?
- Почему, одно другому не мешает.
Майя не скрывала своего удивления. Глаза ее расширились, и она выдавила из себя.
- Ты у меня удивляешь.
- Что? Вам не нравится мое решение? Лишни деньги не помешают.
- А я здесь причем? Ты видишь, что у нас ремонт. Ходим, спотыкаемся, спим черти как, а тебе все нипочем. И долго ты собираешься работать?
- Пока месяц.
- А как же подготовка к экзаменам?
- Все будет нормально, - успокоила Алеся.
- К тому, что ты будешь работать, я не готова. Твой папа сказал, что ты сдашь документы и уедешь обратно.
- Вас что, волнует, что я у вас живу? Я могу уйти на квартиру.
- Да, пожалуй, это будет лучше. Я согласилась на твой приезд, в надежде, что за две недели ты управишься, но месяц! Я здесь живу не одна и не могу всем создавать дискомфорт. Потом, я помню, как твой папа говорил, что ты нас всех ненавидишь, - Майя сделала паузу, – после этого ты приезжаешь и думаешь что тебе здесь все рады?
- Это вопрос? – Ехидно произнесла Алеся.
- Нет не вопрос, потому что я знаю ответ. Но должна сказать, что у тебя в общей сложности есть две недели. Чтобы решить все твои проблемы. Как только станут, известны результаты экзаменов у тебя два выхода: либо остаться работать и искать себе квартиру, либо я тебя отвезу на вокзал и посажу в поезд.
- Хорошо, я найду себе квартиру…
*
На следующий день Алеся пришла в двенадцать часов ночи. Дверь ей открыла Майя.
- Скажи, это мне надо? Почему я должна нервничать. Все уже спят, завтра на работу.
- Спите, меня ждать не надо.
- Спасибо разрешила. Только твои родители уже оборвали телефон. Они понятия не имеют, что ты собираешься здесь работать.
- Чего вам не нравится? – почти прокричала Алеся.
- А что здесь может нравиться? И почему это ты со мной разговариваешь таким тоном. Я тебе не мама. Если она тебе позволяет, то мне это не нравится, и я не собираюсь терпеть твои выходки.
- Как могу, так и разговариваю.
- Да что ты говоришь. Знаешь, я не буду ждать до вторника, ты сейчас возьмешь свои вещи и пойдешь за дверь.
- Да, я что, на улице ночевать буду?
- Это уже не мое дело. Ты такая умная, найдешь выход из любого положения.
Алеся решила не продолжать разговор с тетей, пошла в ванную комнату и закрыла за собой дверь. Майя чтобы не продолжать этот неприятный разговор, пошла спать.
*
Майя с большим трудом дождалась вторника. Алеся сообщила, что внутренние экзамены она сдала, осталось заключить договор и заплатить за учебу.
- Так в чем дело, надо подписывать договор.
- Я хочу еще попробовать в какой-нибудь институт.
- Это твое дело, что ты там решила. Прошло две недели и свои дела я больше откладывать не могу. Мне надо уезжать, а дядя Саша сказал, что пока ты не съедешь от нас, я никуда поехать не могу. Так что, как мы и договаривались, завтра последний день. В среду я уезжаю. Если ты не нашла куда тебе переезжать, значит завтра я куплю тебе билет и отправлю тебя домой.
- Я завтра перееду.
- Вот и хорошо. Знаешь Алеся, есть люди глухонемые от рождения, а ты родилась с глухонемой душой. И исправить мне что-либо не под силу…

Продолжение следует







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 34
© 04.12.2017 Майрам Гулова

Метки: женские истории,
Рубрика произведения: Проза -> Повесть
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1