Люцифер 2


Люцифер 2

Лаборатория была оснащена так, что любой физический институт мог бы ей позавидовать. На глубине ста метров в бывшей слюдяной шахте развернулся целый научный городок, который являлся частью комплекса безопасности страны. Именно сюда были с величайшей осторожностью и секретностью привезены, так называемые артефакты Люцифера, названные первым открывателем и так страшно погибшим.

То, что произошло с обладателем и открывателем этих артефактов, было настолько непонятно и ужасно, что у меня вызывало оторопь.
Не один раз просмотрел все немногочисленные материалы по этому делу. Одно только стекло застрявшее в стеклопакете поражало, не говорю о клыке с имплантированными чипами и тончайшими проводами из редчайших сплавов.

Это дело стояло на контроле самого генерал-лейтенанта Геннадия Андреевича. Лицо, наделённое такой властью, что перед ним робели чины гораздо выше. Передавая мне это дело - напутствовал.

-Роберт Владимирович, приступите к делу с чрезвычайной осторожностью, в деле задействовать ограниченное количество людей. Перед нами артефакты уникальной ценности. Я бы сказал, пред нами вещи по-влияющие на наши мировоззренческие устои.

1

-Сдаётся мне, расшифровка этих артефактов произведёт информационный взрыв в умах всего человечества. Поэтому, не спеша, шаг за шагом - не торопите события, исследуйте всеми доступными новейшими способами. Я вас не подгоняю. Безопасность и осторожность.
За всю историю нашего сотрудничества, пожалуй, я впервые видел своего руководителя столь взволнованным.

Собрав группу из трёх человек, приступил к изучению этих артефактов. Уже первые результаты ошеломили. Мы не получили никаких результатов. Так называемый компас остался загадкой - ни просвечивание рентгеном, ни магнитно-резонансная томография, мало того, пытаясь просветить на нейтринном ускорителе, получили столь невероятный результат, который уже является сенсацией мирового уровня. Нейтринный пучок не проникал в «компас», а обогнул его. Несколько раз перепроверяли данные.

Господи, да чугунный шар с размером в одну астрономическую единицу нейтронный пучок проходит, не замечая преграды, а тут огибал. Такого не может быть, но это было. Мы не смогли взять соскоб с листа который был вложен в столь хитроумно спрятанное распятие. Ни лазер, ни какие другие физические и химические способы не привели к желаемому результату.

Все работы велись в специальном боксе, рассчитанный на все экстремальные ситуации. Из предосторожности работали манипуляторами.
Единственным, стабильным результатом было одно.

2

Как только вытаскивали лист, все мгновенно ощущали панический ужас и этот шёпот невнятных голосов.
Установили одно и бесспорно. Приборы не зафиксировали, никакого излучения, на каких либо частотах. Полная тишина.
Шёпот и панический ужас фиксировался в нашем мозгу, но, что влияло на мозг мы так и не смогли определить. Самое главное, мы так и не выяснили, как работают эти артефакты.

Немного вперёд мы продвинулись с так называемым листом. Тончайшая ткань, бумагой назвать это образование язык не поворачивался, удивляла своей тонкостью и строением.

Визуально, особенно в ультрафиолетовом излучении, была видна сложная структура этого листа. Тончайшие нити, переливаясь, образовывали невероятно переплетённую вязь и чем-то напоминали синапсы мозга человека. Но это практически все, что мы могли установить.
Ни физические, ни химические воздействия не дали желаемых результатов.

Изучая этот лист, все мы подвергались сильнейшему влиянию и давлению на нашу психику. Шёпот и ужас исходил от этого листа.
Случайно наш компьютерный гений Саша, обратил внимание на рисунок на распятии и «компасе», его удивило, что рисунок на «компасе» не совсем совпадает с основным орнаментом. На компьютере он наглядно нам показал, и сразу стала очевидна некая зона в виде правильного круга. Если сдвинуть рисунок против часовой стрелки он совпадёт с основным орнаментом.

3

Поражала точность подгонки граничащих областей, не было видно ни каких зазоров. Даже при сильном оптическом увеличении не было заметно не единого зазора.
Мой доклад о тех открытиях, которые мы сделали, впечатлил генерал-лейтенанта. Он дал добро на первое испытание, на котором хотел присутствовать лично.

В понедельник приступили к испытаниям. Манипулятор легко сдвинул предполагаемый рисунок против часовой стрелки. Яркий зелёный луч, не расширяясь, вертикально осветил потолок бокса.
Беспричинный ужас и страх заставил сжаться наши сердца. Онемевшие смотрели, как бронированный сейф затрясся, в нём находилось распятие и этот непонятный лист. Зелёный луч, закручиваясь в маленькое торнадо загудел.

Сейф, вырываясь из крепежа, подпрыгнул, его бронированная дверца под страшными ударами изогнулась наружу. Я, очнувшись, бросился к перегородке, отстраняя физика Бориса Вениаминовича, так, что тот отлетел в другой угол лаборатории. Дверца сейфа отлетела, круша приборы и оборудование, на своём пути и из неё вылетел лист.

Жуткий многоголосый визг, торжество и панический страх навалился на нас. Ухватившись за рычаги манипуляторов, вернул рисунок «компаса» на исходное место. Луч света оборвался, точнее, втянулся в «компас». И лист, пролетев, пробивая бронированное стекло бокса, выдерживающее прямое попадание гранатомёта упал, не долетев до «компаса».

4

Геннадий Андреевич стоял побелевший с бисеринками пота на лбу. Все остальные были не в лучшем состоянии. Наконец генерал-лейтенант обратился ко мне.
-Роберт Владимирович, подведём итоги произошедшего.
-Геннадий Андреевич, думаю, надо прекратить дальнейшее исследование, пока не будут соблюдены чрезвычайные меры безопасности. Мы только что видели, на что способны эти артефакты - это первое.

-Второе – так называемый «компас» имеет прямую связь с другим артефактом - листом. И это связь очевидна.
-Третье – предположение, ранее выдвинутое, что лист является мощнейшим компьютером, имеет под собой основание.
-Четвёртое, – но это не просто компьютер, мне кажется это некий живой объект, но это моё чисто интуитивное объяснение.

-Пятое - «компас» нечто иное, это подпитывающий энергетический источник и думаю запускающий механизм преобразования листа.
-Лист - это некая матрица создающая неизвестный нам объект.
-Геннадий Андреевич, я не знаю, что это такое, но к техническому прогрессу это не имеет никакого отношения. Этот ужас, который просто парализует, не имеет отношения к излучениям применяемые для воздействия на человеческую психику.
-Посмотрите, ни один из приборов ничего не зафиксировал. Будто ничего не произошло.
5

Извините меня, но тут, что-то потустороннее, не подающееся человеческому рациональному. Боюсь, как бы ни выпустили джина из бутылки. Именно поэтому предлагаю перенести опыты в лабораторию под кодовым названием - Земфира.
Генерал ошеломлённо посмотрел на меня.
-Вы считаете, что степень опасности такова, что необходима эта лаборатория.

-Да, Геннадии Андреевич, рисковать, мы не имеем права. Жизнь нескольких сотрудников ничто, по сравнению с той опасностью, которая грозит, я думаю всему человечеству.
Генерал задумался, уйдя в себя, я смотрел на своих напуганных сотрудников, честно говоря, я до сих пор ощущаю в ногах слабость.
-Роберт Владимирович, я согласен с вашими выводами. Переезжайте в лабораторию – Земфира.

Лаборатория - Земфира была настолько засекречена, что о ней знали единицы. На глубине трех километров, абсолютно автономная от внешнего мира, имела ряд систем защит от проникновения, как снаружи, а самое главное, изнутри этой лаборатории наружу. И это себя уже несколько раз оправдывало при работе с отравляющими веществами, бактериологическим оружием и с мутирующими организмами. Главное отличие этой лаборатории было наличие тридцати килотонного атомного заряда для уничтожения лаборатории в случае выхода ситуации из под контроля.
Переезд в лабораторию был до удивления будничный.

6

Вертолёт сел на площадку, которая тут же ушла под землю вместе с вертолетом, а её место занял щит с лесным массивом. Глухая тайга, да и только. К нашему приезду подготовили специальный бокс в виде батискафа, металл толщиной в метр, залитый армированным бетоном. С десяток видеокамер, единственный вход, люк диаметром в метр, являлся и окном.

Толщина специального стекла чуть больше метра выдерживало попадание авиабомбы. Все работы с манипуляторами велись дистанционно. Весь лишний персонал удалили с территории лаборатории Земфира. За ходом наших работ Геннадий Андреевич следил по мониторам, находясь от лаборатории на удалении четырёх километров.

-Роберт Владимирович, мы тут в боксе все в волнении, приступайте к заключительной фазе.
Вместе со мной была прошлая команда, которая, не смотря на опасность, согласилась участвовать в этом эксперименте. Всё фиксировалось на различные видеокамеры и «чёрный ящик».
Осторожно вытащили лист из специального бронированного ящика и тут же шёпот и страх. Но я уже был готов к этому.
-Геннадий Андреевич, я приступаю.
-Добро.

На середине стола, в боксе, установили «компас» повернув нижнюю часть против часовой стрелки. Яркий зеленый луч упёрся в потолок бокса. Рука манипулятора держала основание «компаса» в любой момент готовая выключить этот артефакт.

7

Луч стал мощнее, закручиваясь по спирали, он был настолько плотен, что мне показалось это не свет, а какая-то более плотная субстанция. Лист, лежащий на столе, затрепетал, и ужас навалился удушливой волной. Лист взлетел сантиметров на семьдесят, несколько раз качнувшись, влетел в луч.

Луч, проникая сквозь ткань листа, закручивался всё быстрее и быстрее. Лист замерцал багровым светом, стал вытягиваться. Луч света резко прекратил вращение. Лист стал набухать, пульсируя тревожным багровым светом, и на наших глазах стал приобретать форму фантастической медузы. Восемь человеческих глаз, на тонких длинных стебельках качаясь, развернулись, смотря с такой угрозой на нас, что мы даже отшатнулись.

Клубок длинных щупальцев, извиваясь, стучал длинными когтями-клыками, ощупывая стены бокса, приборы. Несколько глаз вытягиваясь, осматривали помещение бокса. Остальные, не мигая, следили за каждым из нас. Заикаясь, генерал сказал по селектору.
-Боже мой, кто это, Роберт Владимирович?
Не успел я ответить, как все мы услышали жуткий голос этого существа.

-Божьи твари, вы спрятались от меня за эфемерной защитой.
-Кто вы, вы умеете говорить?
Я обратился к этому жуткому существу по микрофону.
-Я производная матрица Люцифера, на колени передо мной божьи твари.

8

Его ответ ошеломил и бросил меня в дрожь. Услышал команду генерала.
-Прервать эксперимент.
Только я протянул руки к клавиатуре отдать команду на прерывание, как всё пространство заполнил нестерпимый скрежет и визг. У меня из носа потекла кровь, оглушённый смотрел, как в мгновение ока рука манипулятора отвалилась, разваливаясь на сотни кусков. Прочнейший титан оказался тоньше папиросной бумаги для этого чудовища. Ситуация выходила из под контроля.

Нажал на впуск нервнопаралитического газа, нулевой результат.
-Божьи твари - пришёл ваш конец. Это Я, производная матрица Люцифера пришла в ваш Мир, и никакая сила больше меня теперь не остановит.
Система вакуумного подрыва не произвела никакого результата на это чудовище. Неожиданно через метровую толщину металла и такой же толщины бетона выступил кончик одного из щупальцев с этим жутким клыком.
Потрясённые в оцепенении мы не успели сдвинуться с места. Щупальце вытянулось и стремительно бросилось на нашего талантливого физика Бориса Вениаминовича. Миг и физик, уменьшаясь, у нас на глазах всасывался, в раскрывшийся раструб щупальца, по окружности сверкали тысячи клыков, которые вращались с бешеной скоростью, перемалывали Бориса Вениаминовича. От ужаса мы не могли пошевелиться.

9

Вслед за щупальцем из непробиваемого бокса появилось это чудовище из преисподней. Восемь ненормальных глаз немигающие, уставились на нас.
-Наконец-то свершилось то, что должно было свершиться. Жалкие божьи твари, вы решили поэкспериментировать на мне. Вы все падёте передо мной, всё человечество станет моим жнивьём.

-Геннадий Николаевич, код ИКС-3 - крикнул я в микрофон, получая подтверждение на подрыв лаборатории. Щупальце стремительно обвило мою шею, приподнимая.
-Ты жалкий червяк - смотри.

И тут же мы увидели, как генерал-лейтенант Геннадий Андреевич и группа из шести военных и гражданских лиц, начала корчиться от боли. Уменьшаясь в размерах, они неожиданно оказались перед нами, всасываясь этими щупальцами.
Господи, остаётся последний вариант, он был предусмотрен. Специальный пьезокристалл имплантированный мне в зуб подал сигнал, когда я надавил на него два раза подряд. Последнее, что я увидел, разъяренные глаза монстра, но его, как и наши секунды жизни были сочтены.

******

Мировое СМИ пестрело заголовками о ядерном подземном взрыве на глубине трёх километров под тайгой в районе Тунгуски. Вновь запестрели всевозможные вымыслы, которые связывали этот взрыв с взрывом кометы век тому назад.
10

И никто не знал, какой жуткой участи они избежали благодаря невероятному мужеству засекреченного учёного-исследователя - Роберта Владимировича Стуруа.

6 августа 2010 





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 03.12.2017 Сергей Одзелашвили

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1