Люцифер.


Люцифер.

Тревога и беспокойство удушливой волной обволакивала меня, и я не мог понять причину происходящего. Я, взрослый мужчина, сидел и трясся от страха. Дрожал от каждого шороха. Мне достаточно было выйти на улицу, но в том-то и дело, я не мог встать, пошевелиться, меня сковало так, как-будто я был деревянный.

Я любитель старины, коллекционировал разные раритеты преимущественно западного средневековья. В нашей стране мало кто этим занимается, тем интереснее было моё хобби.

В своих туристических поездках по Испании и Португалии делал вылазки на местные блошиные рынки. Испанский язык знал довольно хорошо, а португальский понимал, зная пару дюжин обиходных слов. Конечно, я не ходил в Мадридский Растро, этот рынок был ориентирован на падких туристов. И испанские умельцы могли вам всучить и древнюю рукопись из Сарагосы, и лампу Алладина произведенные тут же на задворках этого рынка.

Конечно же, я ездил и в Севилью и в Кордову, не пропускал северо-запад Галисии, где так сильна вера. Только в маленьких городках можно было наткнуться на удивительные вещи.

1

Старинные ларцы с всевозможными секретами, с двойными дном, отскакивающими панелями при нажатии определённых мест в определённой последовательности.

Я приобрёл в последней поездке целую кучу такого «хлама», как окрестили его на таможне, тем лучше для меня, никакой мороки с перевозом. Правда, наши таможенники чуть ли не вынюхивали каждую вещь, не везу ли спрятанные наркотики, или что-либо другое.

И вот сейчас, не понимая самого себя, я сидел за своим рабочим столом обтянутый, уже от времени, потертой кожей, но каждая потёртость так мне была знакома и значима, что я бы свой стол не променял бы не за какие коврижки. Мой стол, это моя история, мой архив. Да и хранит не мало тайн умело припрятанных.

Закрыл глаза сосредотачиваясь. Что же произошло, - как всегда, сидел за своим столом, включив настольную лампу, приготовил кисти, стамесочки, отвёртки, всё, как обычно, когда разбирал купленные вещи.
И всё же, в определённый момент мне стало не по себе, я даже подумал, не заболел ли. А потом по нарастающей, тревога сменилась удушливым страхом и я оцепенел. Может, что-то делал не так и моё подсознание, оберегая меня, сковало моё тело.

Внимательно рассматривал вещи лежащие на столе. Две массивные шкатулки из чёрного дерева, одна очень красивая, вся помятая бронзовая лампада, очень редкое распятие сантиметров двадцать в высоту, довольно массивное.

2

Я его увидел в лавке в Сеговии. Старая бронза, покрытая патиной времени, для своего размера и внешней массивности оказалась очень лёгкой. Я долго изучал её под лупой, но так ничего и не нашёл.
Не знаю, почему, но ночью, я вскочил, вытащил распятие из тумбочки стола. Включил настольную лампу, ещё раз внимательно рассмотрел тело распятого Спасителя и усмехнулся своей интуиции. Нет не зря, я сразу запал на это распятие.

Взяв в руку шариковую ручку, надавил на левый глаз распятого Христа, и тут же раздался щелчок, но и только. Ай, какие хитрецы, протирая маслом распятие, мне показалось, что гвоздь, вбитый в ладонь Христа, покачнулся, нажал на гвоздь правой руки, и прямо на моих глазах, почти бесшумно, крест распахнулся на две половины. Весь взмок от напряжения и осознания того, - у меня в руках редчайшая вещь.

Распятие не могло принадлежать церкви, или верующему человеку. Кто из христиан посягнул бы на святотатство, ткнуть в глаз Спасителя, чтобы потом надавить на гвоздь, вбитый в ладонь. Это вещь принадлежала тайному ордеру, и там понимали, что попади она в руки инквизиции, она осталось бы в сохранности, а значит и тайна, вложенная в неё.
Мои руки тряслись, когда пинцетом вытащил в трубочку свёрнутую, то ли из ткани, то ли из бумаги небольшой свиток. Тонкой иглой дотронулся до свитка, боясь, что он может распасться в труху от длительного времени.

3

Как же я был удивлён, когда свиток легко раскатился, и при этом края не загибались, как это должно было бы произойти, нет, прямо наоборот, этот странный свиток шириной пятнадцать и длинной почти в тридцать сантиметров лег на подложенное стекло, распластавшись без единой складки, как лист бумаги, вынутый из пачки для ксерокса.

Моему разочарованию не было предела, когда увидел абсолютно чистый лист. Но даже сам свиток был необычен, я рассматривал его под разными углами и разным освещением. Материал свитка был плотным, как бумага и в тоже время - это была ткань, я видел изредка переливающиеся радужным перламутром тончайшие нити. Поражало состояние свитка, такое ощущение, свиток положили в распятие - вчера.

Уже сам свиток являлся сенсацией, оставалось только проверить у специалистов, из чего он сделан, но я не спешил. Я ещё не всё проверил, было несколько вещей, которые я приобрёл в той лавке в Сеговии вместе с распятием.

И вот сегодня, после работы в своём офисе, с предвкушением ждал, как буду дальше разбирать и очищать приобретённые вещи.
Я вновь задумался, что же предшествовало этому жуткому страху.
Да-да, по-моему, когда я взял в руки этот необычный компас. Очень странный компас, ещё подумал, не зря ли его приобрёл, польстившись на затейливое литьё из бронзы по всему корпусу.

4

Странен он был тем, магнитная стрелка присутствовала, но не было ни одного обозначения сторон света, ни деления на румбы. Сам корпус был массивен и странной формы, низ компаса представлял собой полусферу весь в затейливой вязи литья. Успокоился, этот липкий страх исчез, точнее, затаился, ощущая его в себе, в той осторожности, когда протянул руку к компасу.

Да, странно, почему сразу не обратил внимания на то, что распятие и компас имеют общие черты изготовления.
Бережно перевернув распятие, ошеломлённо смотрел на вязь литья, которая элементами совпадала с литьём на компасе. Но, что это значит, и что мне это даёт.

Прикрыл свиток вторым листом стекла, отодвигая на середину стола, и тут же почувствовал вновь нахлынувший на меня панический ужас. Убрал руки от свитка, стало немного легче. Итак, моё состояние каким-то образом связано с этим свитком и компасом.

Взяв лупу, перевернув компас тыльной стороной, изучал рисунок литья компаса. Что-то было не так, никак не мог понять, в чём дело. Надо отдохнуть, расслабиться. Пошёл на кухню, поставить вариться кофе, и выходя из своего кабинета, почудился шёпот, какое-то шуршание. Обернулся всё, как всегда, мда… я перетрудился.
Одну кружечку крепчайшего капучино выпил тут же на кухне, а вторую чашечку взял с собой, налив грамм пятьдесят старого армянского коньяка.

5

Уютно сев в кресло, рассматривал предметы на столе, но ничего путного в голову не приходило. Что же, надо всё отложить до завтра, просто отдохнуть, не перенапрягая себя.
-День не задался с того самого момента, когда меня остановил гаишник, козырнув, самодовольно буркнул.
-Документы.

Протянул права и документы на машину, наши пальцы соприкоснулись и тут же гаишник, мне даже показалось, подскочил, резко швырнув документы мне в раскрытое окошко. Заикаясь, пробормотал.
-Проезжайте.

В его глазах стоял невыразимый ужас. Я как-то не придал этому значения, мало ли что, и мне это просто померещилось. Но когда над моим столом наклонилась моя кокетливая секретарша Светочка, раскрывая папку с документами на подпись, её пальцы слегка коснулись моей ладони и она, вскрикнув, отскочила от меня, на её лице был такой ужас, мне самому стало страшно за неё.

-Света, что с вами?
Она, разрыдавшись, выбежала из кабинета. Ошеломлённый замер, не понимая происходящего.
Через полчаса у меня назначена встреча и честно говоря, всё бы сделал, чтобы её избежать. Мой успешно набирающий обороты бизнес оказался под угрозой. Грубо говоря, на меня наехали, требуя долю в моём бизнесе.

6

Я понимал, что согласись на это, то потеряю всё, меня просто отстранят от моего же созданного дела, нужных людей противостоящих такому рейдерству не имел, и впервые сталкиваюсь с изнанкой такого рода криминального бизнеса.

Одно радовало - ни жены, ни детей, ни родственников, так что тылы у меня крепкие, сам я не хрупкий и инфантильный мужчина. Но те, кто придут на эту встречу ломали не таких, как я.

Я предпринял некоторые шаги, вспомнив про своего одноклассника, который занимает высокую должность в ФСБ, он, как раз занимается криминальным бизнесом. Его люди установили у меня прослушивающую и видео аппаратуру. И эта встреча должна дать информацию по возбуждению уголовного дела, против моих вымогателей. Только эта предстоящая встреча отвлекла меня оттого, что произошло у меня в кабинете и встреча с сотрудником дорожной милиции.

В кабинет без стука вальяжно вошли трое. Нет, это не были отморозки, или представители криминала с фиксами и наколками на пальцах. В дорогих, прилично со вкусом одетых костюмах, они выглядели очень представительно. Но вот эти нагловатые, вседозволенные улыбки, уверенность, что они подцепили на крючок, ещё один лакомый кусочек, делало их, как им казалось таким всесильными. Не здороваясь, сели в кресла напротив меня.
-Ну, что - так подчёркнуто вежливо – Давид Сергеевич, вы подготовили документы.

7

Я спокойно на них посмотрел, и иронично улыбаясь, ответил.
-А не пойти ли вам к чёрту - господа.
Лица перекосило мгновенно, куда делась респектабельность. Старший из этой тройки, самый нагловатый. Чуть ли не взлетел в воздух. Так стремительно вскочил с кресла, ринувшись ко мне, хватая за галстук. Его пальцы коснулись моей шеи, и тут же он отскочил от меня. Его всего перекосило, в глазах был дикий ужас. Двое других ещё ничего, не понимая, подскочили ко мне с двух сторон, выворачивая мои руки за спину.

Боже мой, как они выли, у меня мурашки по телу до сих пор, сам ничего не понимая, обалдевший смотрел на них, и когда под одним из них растеклась лужа мочи, по настоящему струхнул не на шутку. Я не знал, что творится, но понимал, каким-то образом при физическом контакте со мной им передаётся тот мой страх и ужас который я испытывал у себя дома, в кабинете. Тоже самое произошло с моей секретаршей.

И это связано с распятием, точнее со свитком и компасом. На мне была печать проклятия, или чего-то там еще, которая делала меня самого - монстром.
Я встал из-за стола, направляясь к этим, троим, которые забились в угол.
-Пошли вон отсюда - мерзавцы.
Я никогда не видел столь овеществлённого ужаса, как на их лицах. Они, пятясь, выскочили за дверь.

8

И как тогда, в своём кабинете, мне послышался шёпот больше похожий на шорох.
Потрясённый всей свалившейся информацией так задумался, что не заметил, как в кабинет вошёл мой одноклассник из ФСБ. Плюхнулся в кресло напротив меня.
-Давид, что тут произошло, после твоего звонка, я наблюдал за всем происходящим.
Он даже не поздоровался.

-Господи, никогда не видел такого ужаса на человеческих лицах. Я несколько раз проматывал запись и ни черта не могу понять. Ты можешь мне объяснить, что произошло.
Что я ему мог рассказать, выложить своё увлечение историей средних веков и приобретением странных предметов. Чтобы он подумал, что я чокнутый, или не дай бог, принял бы мой рассказ всерьёз, и я лишился бы столь странных артефактов.

-Не знаю Стёпа, сам в прострации и ничего понять не могу.
-Слушай Давид, не темни, на твоём лице не было ни растерянности, ни особого удивления.
-Стёпа, о чём ты, всё произошло так стремительно, и потом у меня была уверенность, я под твоей защитой. Уже только после того, как они убрались, и я увидел эту лужу мочи, потрясённый не мене тебя, ничего не могу понять.
-Ладно, я оставлю наблюдение за твоим кабинетом. Мне сейчас им даже предъявить нечего. Если они объявятся, звони, - с сомнением посмотрел на меня.
9

-Будь здоров - повернулся и вышел.
Вызвал секретаршу, чтобы она приготовила кофе, но её на рабочем месте не оказалось. Кто-то из сотрудников сказал, что видел её выбегающей на улицу в слезах. Я отдал указания и поехал домой, работа не заладилась, да и был в нетерпении приступить к изучению моих артефактов.
Подъезжая к дому, почувствовал сильное волнение, усмехнулся, такие чувства испытываешь, когда идешь на свидание, понимая, что одними поцелуями оно не закончится.

Торопливо переодеваясь, включил свою кофеварку, приготовил пару бутербродов и плеснул своего любимого коньяка. На передвижном столике вкатил приготовленное. Сел в свое кресло поудобнее, выпил первую чашечку кофе, вытянув ноги откинувшись на спинку своего кресла, съел бутерброды.
Ну что же, можно приступить к делу. От нетерпения мои руки дрожали, аккуратно на стол положил свиток лежащий между двумя листами стекла - я не решился вновь свернуть свиток.

Лёгким дуновением по кабинету пронёсся шёпот и вновь удушливой волной наползал страх, граничащий с ужасом, но я уже был подготовлен к этому.
Вытащил распятие и компас перевернул их тыльной стороной и сразу же понял, что в прошлый раз меня смутило в литье компаса. Несколько примыкающих друг к другу виньеток литья были перепутаны местами. Взял лупу, рассматривал, внимательно изучая.

10

Щели между выпуклыми виньетками были забиты вековой пылью, аккуратно очищая, добрался до основания компаса. Литьё было идеальным, никаких трещин, сколов, или зазоров. Приложив кальку, тщательно перенёс рисунок литья. Вырезал те элементы, которые не совпадали с основным рисунком, и переставил их так, как мне казалось, они должны были быть. Да я был прав, именно так все совпало с идеальной точностью.
Задумался, и что это значит.

Откинулся на спинку кресла, отхлебнул коньяка. И тут увидел, что все элементы передвинул по кругу, против часовой стрелки. Взяв в руки компас. Двумя пальцами попробовал сдвинуть центр этих виньеток против часовой стрелки. Ничего не получилось.

Из левого ящика достал маленькую маслёнку и прокапал все пазы там, где не совпадали рисунки литья. Я не спешил, любуясь орнаментом, смаковал коньяк. Отставив пустой бокал, откатив от себя столик, вновь попробовал сдвинуть виньетки, и получилось, легко, бесшумно они сдвинулись, встав на свои места.
И….

Ничего не произошло, смущённый я ничего не понимал, перевернул компас и ахнул. Прямо вверх, устремился ярко зелёный луч света, он был настолько ярок, что слепило глаза, стрелка неожиданно очень медленно начала вращаться, ускоряя темп, и луч света закручивался вместе с крутящейся стрелкой.
11

В кабинете медленно нарастал тонкий, свистящий звук, ошеломлённый смотрел с изумлением на происходящее.
Луч света диаметром с компас был настолько интенсивен и густ, казалось это не свет, а некая субстанция, подобия воды. Странный луч бешено закручивался спиралью, издавая тонкий свистящий звук, который ввинчивался в моё сознание, не давая мне сосредоточится. С волнением смотрел на происходящее, как неожиданно, стекло, которое прижимало свиток, приподнялось и с бешеной скоростью горизонтально, свистя, как нож в масло, врезалось в окно, пробив его, застряло в двух стёклах стеклопакета.

Ни оконные стекла, ни само стекло влетевшее в стеклопакет, не разбились, не пошли трещинами и это пугало. Такого не может быть, но это было.
Гул голосов, угрожающих голосов, заполнил мой кабинет, давя на меня так, что я покрылся липким потом. Резко, хлопком, свиток взлетел в воздух, качаясь из стороны в сторону, он напоминал живое существо, которое раздумывает, и не успел я моргнуть, как эта тонкая ткань влетела в крутящийся луч, закручиваясь вместе с ним.

Луч света проходил через этот невиданный материал, и там где этот зелёный свет соприкасался с тканью, это место пульсировало багровым тревожным светом. Медленно, пульсирующее багровое пятно разрасталось, и сама ткань начала увеличиваться в размерах, по её поверхности прошла рябь.
Оглушённый происходящим смотрел, как ткань начала подниматься вверх, от неё пошли отростки, которые, извиваясь, опускались вниз.

12

Вращение замедлилось. Багровая ткань начала набухать, приобретая форму, форму необычной медузы. В отличие от медузы тело зависшее передо мной, не было прозрачным, приобретая багровую, такую жутко тревожную окраску, оно резко остановилось.

Восемь глаз на длинных стебельках, как у крабов, вперились в меня, и это было так ужасно, они шевелились, рассматривая меня со всех сторон, длинные извивающиеся щупальца, на концах с кривыми, как когти у тигра грязно-желтоватыми клыками сжимались и разжимались, как у кошки притаившейся в засаде лапки.

Неожиданно наступила такая удушливая, как могильная плита, придавливающая тишина. Меня вновь сковало, было трудно дышать, я сипел, и с ужасом смотрел в эти немигающие и совершенно разные глаза. Немигающие пять, или шесть глаз все время смотрели на меня, неотрывно следили за мной, тогда, как остальные, вращаясь на своих стебельках, рассматривали кабинет.

Один глаз начал приближаться на вытягивающемся стебельке к бокалу из-под коньяка. Нагнувшись над ним, что-то там высматривал.
Я подскочил от страха, плюхаясь обратно в кресло, когда этот глаз стремительно выскочил из бокала, в который он влез и остановился перед моим лицом в сантиметрах тридцати.

13

Сказать, что мне было страшно, это ничего не сказать, это существо внушало такой животный ужас, ещё немного, и я бы сделал то, что сделал один из троих пришедших ко мне в офис.
Извиваясь, одно из щупальцев потянулось к книжной полке, вытащив одну из первых попавшихся книг, швырнув на стол, стремительно раскрыло книгу, один из восьми глазов вытянувшись на своём стебельке, нагнулся над раскрытой книгой.

Неожиданно раздался отчётливый шёпот, который звучал со всех сторон.
-Ты говоришь на русском языке - божья тварь.
И то, как он произнёс это последнее - божья тварь мне стало так плохо, что я начал икать. Резко, стремительно, одно из щупалец обвило мою шею, сдавливая.

-Как имя твоё - божья тварь.
Хрипя, сквозь удушающую боль - вымолвил.
-Давид.
-Давид, - повторило оно за мной.
-Где та жидкость, которая была налита в этот бокал.
Заикаясь - там на кухне.
-Принеси и налей. На не слушающихся ногах принёс бутылку коньяка, плеснув в бокал.
-Налей полный бокал.
Змиеподобное щупальце протянулось, обвивая бокал, и потянуло к себе.

14

Я, споткнувшись, сделав это намерено, упал на стол, рукой схватив компас, стремительно повернул по часовой стрелке виньетки, которые являлись механизмом выпустившую эту тварь. Раздался жуткий визг, существо пыталось протянуть ко мне щупальца, но на моих глазах зеленый луч, вспыхнув, закрутился с бешеной скоростью, всасывая в себя, эту жуть и та визжала, наполняя меня ужасом.
-Ты пожалеешь божья тварь, по имени Давид.

Раздался хлопок, и всё исчезло, только эхом по кабинету шелестел неразборчивый шёпот. Упавший разбившийся бокал с коньяком растёкся тёмным пятном по коже столешницы, и изысканный аромат двадцатилетнего коньяка заблагоухал в кабинете. Я обессиленный полулежал в кресле.
Чёрт, чёрт, что это было, Господи, как оно ужасно, эти жуткие восемь глаз на мерзких тонких стебельках.

Оглушённый произошедшим. Я не мог себе представить, что в моих руках окажутся столь ужасные и необычные вещи, создавшие эту жуткую реальность.
Что это такое - компас, который не компас и эта странная ткань. Если бы не одно обстоятельство, я принял бы это за неземной разум, который посетил Землю в те средние века, хотя это могло произойти и ранее. Но это но, перечёркивала одна фраза.

-Божья тварь.

15

Сколько ненависти и презрения было в этой коротенькой фразе. И то, что эта жуть была спрятана в столь в необычных взаимосвязанных предметах, говорит не в пользу инопланетного, пусть и чуждого Земле разума. Использование креста говорило об оккультизме, поклонению чему-то тёмному.
Порождение ада?!

Я не был верующим человеком, не был и агностиком, всегда верил в исключительность разума. Но, подумав, что эта тварь порождение ада, тем самым волей не волей признаю главного оппонента потусторонних сил, а именно - Бога.
Потрясённый замер, размышляя над кардинальным пересмотром моего мировоззрения.

«Божья тварь - по имени Давид».
Какое усилие он сделал на слове «имени», что он имел в виду, делая акцент на этом слове. Ему так важно знать имя. Я слаб в теологии и во всём том, что связано с религиями.
Спрятал в стол эти артефакты, уже не боясь, ткань закрутил в свиток и вложил в распятие, захлопнув обе половины.

Надо изучить этот вопрос, понять, почему никогда, по крайне мере мне, не попадалась информация о нечистой силе принявшей столь странный вид. Почему всегда Сатана и все его проявления имеют вид козла с рогами, или, как это сейчас модно в кинофильмах этакого монстра с крыльями, но с непременными рогами.
Утро началось опять не самым лучшим образом, всё валилось из рук, да вдобавок при бритье порезался.

16

Моей секретарши на месте не было, и на мои звонки на её мобильный телефон слышал одно и тоже.
«Абонент не в зоне связи».
Работа не шла, вызывая раздражение, всё время думал над тем, что я приобрёл, и каким угрожающим событием оно стало, приняв вид этой чудовищной медузы. Домой не поехал, заглянул в книжный магазин, накупил огромное количество книг по религии, оккультизму и истории религий.
Домой приехал поздно, по дороге заехал в церковь у Кузнечного рынка. Спросил у батюшки, почему Сатана всегда изображён в виде козла. Он так на меня взъярился, прошипев.

-Потому что такие козлы, как вы, задают такие вопросы в храме Божьем.
Так и не понял, чего он так разозлился.
Сидел за столом, вытащив распятие и компас, так, по привычке про себя, называл этот непонятный предмет. Рассматривал ткань и поражался её текстуре, при всей своей плотности , она не походила на ткань, или полимерную плёнку, была чуть шершава, как бумага.

При этом, её можно было сжать в кулак, но положенная на стол она расправлялась не оставляя ни одного излома. Изучение компаса мне ничего не дало. Как оно работает, как вообще сделано. Оно было одним целым. Как вставлено стекло, я так и не понял. И ещё, оно было в основании сферично и при этом когда его клал вершиной сферы на стол, оно всегда вставало вертикально своей оси. Это было удивительно - как детская игрушка ванька-встанька.


17

Но в игрушке центр тяжести был внизу основания игрушки, а в компасе наоборот. Даже если я клал набок, оно тут же выпрямлялось и это поражало.
Раздался звонок в дверь. Ну и кого это принесло на ночь. В столь позднее время ко мне никто не приходит.
-Кто там, - в селекторе раздался взволнованный голос моей секретарши Светочки.

-Давид Сергеевич, можно к вам.
Странно, что такое могло произойти, что она пришла в столь позднее время. Открыл дверь, и тут же был отброшен , падая, сильно ударился головой об косяк моего кабинета. В комнату ворвались четверо, вталкивая, мою зарёванную секретаршу. Среди четверых был тот старший, из рейдерской группы. Ухмыляясь, злобно процедил.
-Что тварь, думал нас запугаешь.

Трое огромных качков с лицами дебил равнодушно смотрели на меня. Для них я был материал, который они должны обработать, чтобы он стал сговорчивее. Поднимая меня за шкирку, один из амбалов это сделал так демонстративно легко, чуть приподнимая меня в воздух, даже затрещала ткань ворота рубашки, расползаясь под моим весом. Втолкали меня в мой кабинет, ткнув в моё кресло. Эта мерзкая, вальяжная тварь, садясь на край стола гнусаво произнесла.
-Подпишешь документы на пятьдесят один процент своих акций, или останешься здесь трупом со своей секретаршей. Её муж вас застукал и пристрелил, а потом покончил с собой у себя в квартире.

18

-Ты понял меня недоумок.
Дело приобретало нешуточные последствия, их намерениям не сомневаясь, поверил. Чёрная гематома под глазом моей секретарши, красноречиво говорила сама за себя. Решение принял стремительно, мне терять было нечего. Здраво принимая это решение, по одному соображению: они касались моего тела, но эффекта ужаса не было.

Взяв в руки компас, неся какую-то чушь, что подумаю, незаметно крутанул виньетки, против часовой стрелки кладя компас опять на стол рядом со свитком.
-Ты что идиот, держишь меня за дурака.
За его спиной раздался неожиданный вопль.
-Оба на, чё это такое?

Столб зелёного света, закручиваясь, устремился вверх, тонкий нарастающий визг буравил сознание. Свиток поднялся в воздух, устремившись в световой поток. Багровая пульсация осветила их лица, по комнате прошелестел шёпот. И ужас, звериный ужас смёл всю эту группу в одно целое, оцепенев, они замерли, смотря, как на их глазах рождается эта тварь потустороннего мира. Я прошептал.
-Света, иди ко мне.

Она была в невменяемом состоянии, встал, сгрёб её к себе.
Восемь глаз налились таким бешенством.
-Божья тварь - по имени Давид, пришёл твой час.
Сквозь ужас проблеял:

19

-Прими мой дар, этих четверых.
-Ты приносишь мне подношения - божья тварь?
-Да, мой повелитель.
Стремительно вытянувшиеся щупальца воткнулись в груди этих четверых, и я потрясённо смотрел, как они, уменьшаясь в размерах, засасывались во внутрь щупальцев, как-будто их проглатывала змея.
Света, теряя сознание, рухнула на пол, я в ужасе смотрел на происходящее. Все восемь глаз вперились в меня. Сквозь икоту, пробравшую меня, пробормотал.

-Как имя твоё - повелитель.
-Я производная матрица того, кого вы называете Сатаной. Имя моё Люцифер.
Я держал руки под столом, и в моих ладонях был компас, пальцами нащупал механизм, провернув его по часовой стрелке, и тут же положил компас на стол подальше от себя. С диким визгом Люцифер пытался протянуть щупальца ко мне.

-Божья тварь, я уничтожу тебя в следующий раз.
Стремительно закручиваясь, поток света, всосал его в себя. Взмокший, моё тело тряслось от ужаса перед этой жуткой силой. И чувство вины за эти загубленные человеческие души легло на меня, не проходящей тяжестью.
Света застонала на полу, и пришла в себя. Сразу же понимая, никчемность моих объяснений перед своей секретаршей. Убрав распятие и компас со стола, нагнулся над Светой.
-Давид Сергеевич, что это было?

20

В её глазах было безумие. Поднимая её, усаживая в кресло.
-О чём ты - Света.
-Ну, эта жуткая летающая тварь, всосавшая в себя этих упырей.
-Света, да ты о чём, какие кошмары тебе привиделись. Ты неожиданно упала в обморок, наверное, от страха перед этими мерзавцами.
-А где же эти четверо?
-Они ушли.

-Как вот так, взяли и ушли.
-Я привёл им сильный аргумент, и они признали его.
Вытащил из верхнего ящика стола зажигалку в виде гранаты.
-Вот мой аргумент, сказал, если они сейчас же не уйдут, я подорву нас всех.
Света растерянная недоверчиво смотрела на меня.

-Вы хотите сказать, что мне эта говорящая тварь привиделась.
-Света, да ты сама подумай, о чём ты говоришь. Что за летающая тварь, да ещё говорящая.
-Но, я видела.
-Ну и где же она.
-Господи, я, что - схожу с ума, но это было так реально, вы даже общались с ней. Он вас назвал так презрительно - божья тварь.

21

-Светочка тебе надо домой.
Она встрепенулась.
-Ой, Господи, дома же связанный Толенька – мой муж. Вы подвезёте меня. Всё же, как реально это было, хотя вы правы, это просто моё безумие от пережитого страха.

Я подвёз её до дома, уже открыв дверцу.
-И, всё же Давид Сергеевич, что-то не так. Всё началось в вашем кабинете, когда я нечаянно дотронулась до вашей ладони. На меня напал такой ужас, от вас, что-то такое исходило, я от страха чуть не умерла.

-Брось Света, ты, наверное, перетрудилась, или у тебя чересчур, развитая фантазия. Я протянул руку, дотрагиваясь до неё. Ну, вот видишь, ничего ведь не произошло.
Она всё же с сомнением посмотрела на меня.
-Спасибо вам Давид Сергеевич за всё и за то, что я осталась живой, только вы меня извините, но я с завтрашнего дня увольняюсь. Ещё одного такого наезда я не выдержу.

-Я понимаю тебя, что же компенсацию за сегодняшний вечер ты получишь.
Отъезжая от её дома подумал, это и к лучшему. Мне ни к чему слухи. Но, как мне решить проблему с рейдерами. Четыре человека пропали, и их будут искать, наверняка этим заинтересуется и мой друг из ФСБ. И что мне говорить. Хотя в принципе, что мне могут предъявить. Не знаю, не видел, были у меня, и ушли не солоно хлебавши. Ах, зря я со Светой, так бы вообще открестился от рейдеров и все концы в воду.

22

Через два дня ко мне заявился мой друг из ФСБ, припирая меня к стенке.
-Слушай Давид, мне всё не даёт покоя то, что произошло у тебя в кабинете, а теперь выясняется, они пропали. Точнее пропал старший из той тройки, но в месте с ним трое его лбов выбивателей. Их вчетвером видели несколько свидетелей.

Я не стал отнекиваться и рассказал всё, как было, упуская только про Люцифера, и добавил эпизод с гранатой.
С интересом, рассматривая мой кабинет, когда он настоял на этой поездке.
-Ну и где граната?

Вытащил из ящика стола.
-Ты что одурел, дома хранить гранаты.
-Да это даже не муляж, а сувенир, мне ребята подарили зажигалку в виде гранаты. Вот я их и взял на понт.
-Слушай Давид, ты, что увлёкся религией, смотрю на твою внушительную стопку, все книги на тему религии.
-Нет, просто изучаю, мне это интересно.
На этом мы и расстались.

Месяц я не подходил к столу, но внутри свербило, так хотелось вновь увидеть Люцифера, а точнее переговорить с ним. Мне всё не верилось, что это, как он сказал, одна из матриц Сатаны. И сам свиток не давал мне покоя, это больше похоже на нанотехнологию сегодняшнего дня.

**********

23

Впервые задумался о Боге. Неужели Бог так бессилен, что не мог справиться с Сатаной, если это падший ангел, то тем более с ним не составляло труда справиться. Но нет, оставил, зачем, - как рычаг давления на человека. И почему совершенство оказывается не совершенным. Чем плохо было служение Богу, и, как Бог не смог такое предвидеть. Или Сатана был изначален, как и Бог, значит они ровня, если убрать мораль. Почему Бог так благообразен, а Сатана этакий мутант, монстр. Как бы люди не отличались по мировоззрению, морали - разве они не похоже друг на друга. А Бог сотворил нас по своему подобию. Значит и Сатана внешне подобен Богу.

В средние века за подобную ересь меня сожгли бы. А теперь передо мной возникло это жуткое существо, заявляя, что оно является матрицей Сатаны, что и Сатана так выглядит. Я не выдержал, понимая, что творю несусветную глупость. О, если бы это была бы только глупость. Я рисковал жизнью и как бы я не ерепенился, встреча с этим монстром напомнила мне о моей бренной душе.

Вечер был пасмурный, холодный, какой бывает при оттепелях в конце октября. Я разложил распятие и компас, и рядом по правую руку, большой кухонный тесак для рубки мяса. Хоть какая-то защита. Всё, я готов. Поворот против часовой стрелки, кабинет наполнился шелестом шепота, и я отчётливо услышал впервые.
-Ты наш, ты наш - божья тварь.
По телу пробежали мурашки.

24

Этот пронзительный визг вбуравываясь выбил меня из колеи. В этот раз метаморфоз Люцифера прошёл более стремительно. И не успел я ойкнуть, как два щупальца обвили мои руки.
-Ты, как все людишки глуп, - божья тварь.
Все восемь глаз вперились в меня и только сейчас понял что, слыша голос Люцифера, не видел ни рта, или подобие чего-то, что могло издавать эти звуки.

-Каждая твоя мысль звучит во мне, тебе захотелось со мной пообщаться. Ничтожество, ты можешь что-то желать в моём присутствии. Не такие, как ты содрогались только при виде меня. А ты червь, мнишь себя мне равным, что я снизойду до твоей прихоти ублажать твои тупые вопросы.
-Где та жидкость, которую ты пил, принеси мне её божья тварь.
Трясясь от ужаса, от беспричинного ужаса, я пожалел, проклиная себя за то, что выпустил Люцифера на волю. Мне в спину насмешливо бросил этот монстр.

-Проклинай, не проклинай, а я на свободе.
Принёс бутылку коньяка, с бокалом, стараясь не о чём не думать. Пододвинул бокал поближе к компасу, наливая до краёв тёмно-золотистый коньяк. Одно из щупальцев потянулось к бокалу. Я стремительно перевернул компас и запустил механизм компаса.
Сотни клыков впились в мое тело, раздирая меня в клочья. Люцифер визжал, кромсая меня своими щупальцами.

25

Последнее, что я увидел, как закручиваясь, Люцифер втягивался в луч света. Дикая страшная боль пронзила меня и….

**************************

Я вызвал криминалистов, с ужасом смотря на то, что ещё недавно было Давидом. Боже мой, кто же мог такое сотворить. По всему кабинету были разбросаны куски мяса, его тело с оторванными конечностями и головой валялись разбросанные в припадке чьей-то бешеной ярости. Даже приехавшие криминалисты содрогнулись от ужаса, такого кошмара даже они не видели.
Приехало моё руководство. Потрясённые они рассматривали то, что осталось от тела Давида. Дело поставили на особый контроль.

Они уехали, а я смотрел на его стол, забрызганный его кровью и мелкими кусками его тела. И среди всего этого, большое распятие, распахнутое на две половины, какой-то необычный массивный компас без обозначений сторон света и странный лист бумаги. Поражало то, что на них не было ни пятнышка крови, или кусочка тела. Как такое могло быть, они лежали на столе во время убийства Давида, потому, что под ними не было ни капли крови и, тем не менее, они были чисты. А рядом лежащий кухонный тесак весь в крови и ошмётках мяса. Какая-то мистика.
26

Криминалист приподнял этот лист бумаги, который тут же повис тряпкой, и в тот же миг кабинет наполнился тихим шелестом тревожного шёпота. Стало так жутко. Побелевший криминалист, судорожно раскрывая рот, посмотрел на меня.

-Вы тоже это почувствовали, как вы побледнели товарищ подполковник.
Продолжили осмотр помещения, всех поразило стекло застрявшее в стеклопакете. Это какой-то фокус, как он это сделал.
-Товарищ подполковник - обратился ко мне криминалист, держа в пакете четырёх сантиметровый изогнутый, как ятаган клык.
-Это что - клык?

-Похоже, но он совершенно необыкновенный, посмотрите внимательно.
Он перевернул его другой стороной, и я был так потрясен, что разом взмок. Со стороны корня в клык были имплантированы три перламутровых тончайших проводка.
-Это невозможно, такое не бывает.
-Как видите, бывает.

Через месяц у меня отобрали дело, в комитет понаехали из Москвы важные чины.
Все вещь-доки были изъяты. С огромными предосторожностями на спецтранспорте они были вывезены.
В моей практике такого ещё не было. Под большим секретом узнал от криминалиста, что клык, оказался невероятным открытием.

27

То, что в нём внутри просветили микроскопическую плату, которая оказалась сложным электронным устройством, было не самое главное. Главное, что выделенное ДНК полностью отличалось от земного ДНК. Вместо двух нуклеиновых спиралей было четыре. И это было сенсационным открытием века.

Лист бумаги оказался сложнейшим компьютерным электронным устройством в десятки тысяч раз, превосходящий по мощности современный компьютер. Но и тут было чрезвычайное открытие, оно было живым, и то, что нас тогда повергло в такой ужас, исходило от этого листа.
Так вот, что повергло в ужас ту тройку.

В моей практике это было чрезвычайно запутанное, так и не разрешённое, мистическое дело.
О дальнейшей судьбе этого дела я не знаю. Но после этого дела сам, не понимая себя, я покрестился и еженедельно стал посещать церковь на Пестеля.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 03.12.2017 Сергей Одзелашвили

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1