Легенда о последнем драконе и 8ми гномах


Легенда о последнем драконе и 8ми гномах
Как-то раз, в одной из таверн прекрасного старинного города Исольдэрита, что на востоке за Рубиновыми горами, благородный сэр Персиваль Хенсальский и Кордунский, именуемый в народе Драконоборцем, имел неосторожность рассказать нам прелюбопытнейшую историю. Бард, приглашенный в тот день для развлечения публики, оказался прямо-таки бездарен, в то время как сэр Персиваль пребывал на пике своей славы и успел к тому же опустошить уже не один бочонок эля, что наглядно свидетельствовало о его душевном расположении. А, как принято говорить в тех краях: лучший рассказчик – благодушествующий рассказчик. К тому же, история оная пришла к благородному лорду от самого дракона Арракиса, долгое время обитавшего в глубине Рубиновых гор и наводившего ужас на жителей близлежащих селений, выдыхая огонь и совершая дела столь темные, что само упоминание о них является злом и пагубой. Рассказчик же наш был человеком неробкого десятка и, как подобает истинному герою, поставлял себя выше любых суеверных страхов, упоминая о своем знакомстве с бестией, как о факте само собой разумеющемся.

Сей Арракис, будучи рыж, огромен и хром, припадал на заднюю лапу, и от того складывалось впечатление, будто чудовище слегка пританцовывает во время ходьбы, что неизменно вызывало насмешки со стороны обитавших в предгорье гномов. Само же драконье прозвище – Арракис в переводе с гномьего означало «плясун», о чем, на счастье последних, дракон не догадывался, а посему и не мог иметь повода для обиды. Гномов он любил как ближайших соседей и охотно рассказывал легенды об этом маленьком трудолюбивом народце всякому, кто оказывался достаточно смел, чтобы не упасть замертво, повстречавшись с хозяином Драконьего кряжа. Впрочем, таковых практически не обреталось. За исключением разве что самого сэра Персиваля, который и передал нам одну из подобных историй.

- Известно ли вам, честнейшие граждане Исольдэрита , - вещал изрядно захмелевший драконоборец,- как загораются светила небесные и каковые души сего достославного сияния сподобляются? Мой мудрый друг и владыка Рубиновых гор Арракис говаривал, что лишь великие из великих, с душою чистой как снег и светлой как зарево, бывают достойны небесного восхождения и обретают славу звезд ночных, тьму кромешную надо всей землей разгоняющих. А поскольку слава от славы разнится, и иная душа среди праведных душ выше прочих в величии дел своих поставляется, то и звезды порой различимы одна от другой. И лишь Небу судить, кто сподобится большего дара, чье свечение ярче и краше пред ликом земли.

Есть среди многих созвездий небесных одно, наипаче других воспеваемое, что именуется в народе Большою медведицей или Ковшом. Слышал я, будто в древности посредством созвездия этого отбирались солдаты для службы в элитных войсках, ибо далеко не всякий воин мог разглядеть последнюю из восьми соседствующих звезд. А те, кому подобное удавалось, без промедления принимались в стрелковые дивизии, почитаясь самыми зоркими людьми во всем королевстве. Истинное же название сего скопления небесных светил есть «Созвездие восьми гномов», имена которых таковы: Бенетнаш – старший брат, самый мудрый и сильный средь прочих, Мегрец – проказник и балагур, Мерак - философ, Алиот – строителем нарецаемый, Фекда - мечтатель, Дубхе – тишайший миротворец, Мицар – правдолюб, и младший из всех - Алькор, что навеки изъят из сказаний о прекрасной Белоснежке и гномах Рубиновых гор, хотя и приходился тем семерым единокровным братом.

Был Алькор близнецом молодого Мицара и любимцем как средь братьев своих, так и среди прочих живущих в предгорье существ, ибо никто в тех краях не сумел превзойти его в искусстве сочинительства и исполнения баллад, а красотою и голосом походил он на ангела. Работать Алькор не любил, да и не умел вовсе, но покуда братья его прилежно трудились в рудниках, песнопевец тот развлекал всю артель героическими балладами и сказаниями прежних лет, исполняемыми под аккомпанемент златострунной арфы. Ходили слухи, что в местах, где звучал чарующий голос Алькора, и струилась музыка позолоченных струн, работа спорилась быстрее, а драгоценные камни вырастали подобно грибам, достигая размеров столь внушительных, что и с места в одиночку не сдвинуть. Казалось, сами небеса улыбались молодому менестрелю, когда брал он в руки свой инструмент и выходил из дома навстречу новому дню; ручейки же и реки вторили ему веселым журчанием. И были посреди восьми гномов мир да согласие, подкрепляемые братской взаимовыручкой, покуда, в один прекрасный момент, не повстречали они в лесу Белоснежку и не приняли ее в своем маленьком, но гостеприимном доме…

Ни для кого не секрет, что все семеро братьев Алькора возлюбили юную принцессу как родную сестру и всячески заботились о ней, оберегая от мачехи-ведьмы и ее безжалостных слуг при помощи известных одним гномам Спутывающих заклинаний. И как ни старалась злая колдунья отыскать сбежавшую падчерицу, сколь ни ворожила пред магическим зеркалом, лесные тропки все так же неизбежно ускользали от нее, не давая найти прохода к убежищу Белоснежки и восьми неразлучных гномов. Сама же беглянка в благодарность за помощь и покровительство помогала своим спасителям по хозяйству: пекла пироги, прибирала комнаты, плела корзины и собирала в полях цветы, стараясь порадовать возвратившихся с работы братьев теплом и уютом, привносимыми в жизнь лишь руками трудолюбивых женщин.

Долгими зимними вечерами, греясь с друзьями у горящего очага, пересказывала сладкоголосая Белоснежка удивительные легенды, слышанные в раннем детстве от старушки кормилицы. Чем приводила старших братьев в восторг, а ревнивца Алькора в негодование, ибо не мог он смириться с тем, что хоть кто-то подобен ему в искусстве рассказа и героической песни. И не было младшему гному ни сна, ни покоя с тех самых пор, когда братья впервые услышали волшебные истории юной девы и похвалили ее так, как прежде хвалили лишь одного Алькора. Обуреваемый завистью и ревнуя братьев своих к столь ненавидимой им принцессе, пришел он в королевский замок и возвестил злой колдунье, что живет Белоснежка в предгорье у семи рудниковых гномов и, что он – Алькор знает тропинку, ведущую в эти края. Обрадовалась колдунья удаче своей, стала песни петь, да приплясывать, а менестреля гномьего флейтой позолоченной одарила, дабы играл он ей на пиру торжественном; после чего отпустила с миром. Конец же предания о Белоснежке и семи старших гномах известен всякому, начиная от Тюленьего моря и заканчивая Сапфировыми башнями Царства эльфов – вкусив зачарованного яблочка, принцесса уснула сном смертельным и беспробудным, ибо принесшая его нищенка оказалась самой королевой-мачехой, пришедшей в предгорье с целью навсегда погубить ее.

Возвратившись домой, увидел Алькор дело рук своих, ибо в тот самый час выносили семь гномов хрустальный гроб Белоснежки для всенародного целования, плача и воздыхая тяжко. И осознал он всю глубину падения гордых, сколь сильно затуманен был разум его злою ревностью да обидой горькой, и какова цена предательства пред лицом небес. Ибо ведал песнопевец, как чисты и непорочны души братьев семи, и что сам он, будучи гордецом и злодеем истинным, отлучится от них по смерти, не найдя прибежища среди прочих звезд небосклона. Тогда, окончательно возненавидев поступок свой и преломив о колено дареную ведьмой флейту – символ зла и предательства жалкую цену, отказался Алькор от прекрасного своего голоса и от сочинительства баллад навеки. Притворившись немым и убогим, он отправился в далекое северное королевство, где по слухам жила капризнейшая из всех земных королев, а о гномах не слыхали вовсе, и нанялся придворным шутом, дабы постараться искупить содеянное постоянным несением скорбей и издевательств королевской челяди. Там в нищете и безвестности сей страдалец и окончил свой жизненный путь, никогда более не встречаясь с родными, и не возвращаясь в края, где безмолвные горы все еще хранят воспоминания о юном менестреле и звуках его златострунной арфы.

Так окончилась история восьмого гнома – Алькора, совершившего предательство в дни беспечной молодости своей, но покаянием и многотрудной жизнью преклонившего к милосердию неподкупные небеса. И отныне мы можем видеть его звезду среди прочих звезд Созвездия Восьми Гномов, в кругу любящих братьев - там, где ей и положено быть от сотворения. Конечно, звезда Алькора гораздо меньше и неприметней, чем остальные семь, но имеет ли это значение для души, на протяжении всей своей жизни стремившейся к воссоединению с семьей и почитавшей себя недостойной подобной милости? Довольно того, что звезда Алькора обрела свое место на небосклоне праведных и почивает в покое подле близнеца и брата своего Мицара, как о том мне поведал дракон Арракис, владыка Рубиновых гор…

Когда благородный сэр Персиваль закончил свое повествование и опрокинул в себя еще пару кружек исольдэритского эля, любопытная публика начала донимать драконоборца расспросами о самом Арракисе, ибо не было в народе темы более востребованной, чем тема уничтожения крылатых монстров. Рыцарь же наш оказался довольно-таки захмелевшим, и потому не стал прикрываться героическими легендами, но ответил на вопрос об убийстве бестии предельно честно и прямо, чем вызвал явное недовольство окружающих.

- Да не убивал я никаких драконов вовсе! – признался он, раздраженно махнув рукой, облаченной в железную рукавицу. - Арракис же был моим другом, и за всю свою многолетнюю жизнь не причинил ни кому и малой толики зла. С чего бы мне тыкать в него копьем да мечом размахивать? Тем более был он последним в своем роду и мяса не ел, как велит всем драконам их кодекс.

«Лишь глупые фермеры думают, будто драконы пожрут их стада и прихватят с собою детей. Драконы ж летают питаться в сады Геспериды, где яблоки Жизни, на древних деревьях растут. Те яблоки им долголетье и силы приносят…» - процитировал благородный лорд слова древнего «Бестиария», - «Но трусость сжигает сердца паче огненных струй…».
И рассказал нам сэр Персиваль, как все обстояло на самом деле. А было это так…

Узнав из ученых книг и преданий местных друидов, что не так страшны драконы, как их люди малюют, и что каждый год, летают они за яблоками молодильными в золотые сады Геспериды, вознамерился хитрый рыцарь заключить с Арракисом сделку, благо и у того для подобной аферы интерес имелся. А как выяснилось, что остальные сородичи дракона повымирали давно и остался он на земле последний, дело и вовсе управилось на отлично. Скучал ведь крылатый змей в одиночестве, отчего и тянуло его - бедолагу к спиртному. Но человеческий облик драконы способны принимать лишь на территории подвластных им гор, где ни торговцев, ни виноделен днем с огнем не сыщешь. Вот и пообещал сэр Персиваль обеспечить Арракиса выпивкой и компанией дружеской, коль тот ему пару чешуек своих пожертвует да по дороге за яблоками крестьян припугнет слегка. Огнем, там, попыхает, за девками погоняется... Когда же перепуганный донельзя люд, собрав последнее золотишко, приходил о заступничестве молить, наш лорд избавитель чешуйку драконью показывал да заявлял, что, де, прямо на днях сразился со змеем и в битве его - негодника одолел. И так год за годом с наградой и славой об руку…

- Но вот уже месяц, - печально вздохнул «драконоборец», - как помер Арракис, мой верный соратник и гномьих преданий певец. Как видно, тоска по сородичам все-таки верх взяла, да нашего дракона раньше времени уморила. Теперь же он с теми, о ком столько лет непрерывно скорбел душой, а звезда его смотрит на нас драгоценным камнем в диадеме «Созвездия Дракона». Она столь же мала и неприметна, как и звезда песнопевца Алькора, ибо Арракис, будучи любителем крепких напитков, запятнал свою чистую душу пороком пьянства; но, каждый раз, поднимая голову к небу и видя своего товарища среди прочих драконьих звезд, я искренне радуюсь за него…

С этими словами лорд Персиваль поднялся из-за стола и, слегка покачиваясь при ходьбе, удалился прочь, чтобы после на долгие годы кануть в забвение. Хотя, через какое-то время о человеке этом заговорили снова, не оттого, правда, что он наконец-то совершил что-нибудь стоящее, а потому лишь, что женой его стала самая обворожительная леди всех десяти королевств.
Как, вы еще не слышали?





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 03.12.2017 Сайен Последняя

Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1