Подари мне свет. Часть 3. Глава 4. 5


Сквозь звуковой заслон пробивался какой-то шум. Кто-то скандалил. Мужские голоса. Говорят на английском языке. Один из мужчин Колин. Юля прислушалась. Он говорит с отцом по громкой связи. Просит вытащить его из передряги, но отец отказывает. Судя по разговору, сына он недолюбливает.
Юля почувствовала боль в груди, будто на ней всю ночь отплясывала дюжина танцоров. Она открыла глаза и осмотрела комнату. Голова все еще была неподвижна, но вот глаза, похоже, пришли в норму. А еще она теперь могла глотать.
Видимо ее переносили. Это спальня, а отключилась она в гостиной. Комната небольшая, кровать, тумбочка, комод. Все новое, дорогое и модное. Кто-то сидит в кресле, но лица не видно. Фигура хрупкая. Женщина?
Снова крик. Колин о чем-то просит и снова отказ. Колин чертыхается, что-то швыряет об стену. Металлический звон. Затем заглядывает в комнату.
– Она очнулась?
Юля тут же закрыла глаза.
– Нет, – послышался женский голос. – Но скоро очнется. Так что будь рядом. Если расчеты правильные, то меньше чем через час наступит ослабление действия препарата, она уже сможет двигаться и говорить.
– Вколи еще.
– Нельзя, у нее может остановиться сердце. Я и так уже дважды ее откачивала.
Юлю осенило. Так вот почему у нее болит грудь, ей делали искусственное дыхание! Кто это женщина? По-русски она говорит почти без акцента.
– Мне нужно время!
– У тебя были две недели! – взорвалась женщина и вскочила на ноги. – Я просила тебя помочь с акциями, ты согласился! Остальное меня не волнует! Под это я не подписывалась!
– Я все улажу!
– Нет, Коля! Хватит! Остановись! Это уже на грани мании. Оставь ее в покое и живи дальше.
– Нет, я не могу, – голос Колина дрогнул. – Не могу уехать без нее. Я так близко, остался последний шаг и я у цели.
– Ты сам сказал, что с ее счета ушел миллион на выкуп информации о тебе, а раз так, то доказательства уже в руках полиции. За тобой будут охотиться.
– У меня еще есть шанс уехать. Есть. С минуты на минуту я жду звонка.
– Да пойми ты, она любит своего брата. Отступи, насильно мил не будешь.
Колин сел на кровать и нежно провел по щеке Юли. Она поблагодарила бога за то, что тело сейчас ее не слушалось, иначе бы двинула ему так, что с кровати слетел... и не узнала бы, что ему от нее нужно. А так хоть есть шанс.
– Оставь нас.
Женщина вылетела из комнаты и захлопнула дверь.
Колин лег рядом с Юлей и сплел их пальцы. Повернул к себе ее голову и поцеловал в губы. Юлю обдало холодом. Что он задумал?
– Я знаю, ты меня слышишь, твои веки дрожат. Открой глаза, Тигрица.
Говорил он тихо, без раздражения и Юля решила ему подыграть. Она распахнула глаза и увидела его измученное лицо. Между бровями залегла глубокая складка. Подбородок дрожал. Это был совсем другой Колин. Таким она его еще никогда не видела. Он тяжело вздохнул и провел пальцем по ее губам.
– Возможно, у нас не будет больше шанса поговорить. Так что слушай меня внимательно. Здесь моя сестра. Она следит за твоим состоянием, но она, так же как и ты – пленница. Так что когда оклемаешься, не бросайся на нее с кулаками. Хорошо? Моргни, если поняла.
Юля моргнула.
– Умница, – он снова ее поцеловал. Рука нежно погладила ее бедро. – Как бы я хотел, чтобы ты ответила на поцелуй. Но, видимо, этому никогда не бывать, – добавил он с горечью.
Он взял ее руку, положил себе на грудь и начал поглаживать.
– Тебе, наверное, уже сказали, что Дмитрий Юрьевич пообещал мне тебя? – Юля моргнула и Колин усмехнулся. – Грубо звучит, даже как-то по-варварски. Но ты действительно была частью сделки. Если не будет тебя, не будет и сделки. Без тебя холдинг – пустышка. Мой отец четко дал Дорофееву это понять.
Зазвонил телефон, Колин тут же ответил. Юля слышала бормотание мужского баритона. Мужчина говорил на английском языке. Он извинялся, что не может ничем помочь, что Колина объявили официально в розыск и вся его затея уже гроша ломанного не стоит. Колин попрощался и закрыл глаза. С минуту он боролся с накатившим приступом гнева, потом сделал глубокий вдох и снова заговорил:
– Моя сестра – гений. Ее IQсто девяносто. Тяжело расти в тени гения, чтобы ты не сделал, все будет не так круто, как у нее. Это она разработала те препараты, которые «AstraSciences» выпустила под своим брендом. Ее формулы были выкуплены подставной компанией, взамен на акции, которые и гроша ломанного не стоили. Компания продала формулы другой подставной компании и тут же закрылась. Через год родилась на свет «AstraSciences» уже с законным контрактом, я проверял, комар нос не подточит. Конечно, это подкосило мою сестру. Вместо денег и признания в научном сообществе, дырка от бублика.
Тело Юли непроизвольно дернулось и Колин застыл.
– Препарат слабеет, а значит, у меня мало времени, Колин дотянулся до комода, вынул из верхнего ящика пистолет. Заметив ее напряженный взгляд, он заверил: – Ты не волнуйся, я ничего с тобой не сделаю. Это для самозащиты. Мало ли кто захочет нанести нам визит. Я намерен отбиваться, пока жив.
В коридоре послышался шум, кто-то стучал и звонил в апартаменты Колина. Он снял с предохранителя пистолет и прислушался. Через минуту дверь выбили, громкие выкрики, затем все стихло.
– Так вот, акции я выкупил для сестры. Не хочу видеть ее несчастной. Сейчас она владелица сорока процентов, а по уставу это дает ей право вести внутренние расследования в компании. Так что она официально добьется причитающихся ей выплат.
Юля почувствовала тепло в ногах, она даже смогла пошевелить пальцами.
– Пора мне все тебе рассказать.
Колин положил пистолет ей на живот, и Юля не могла отвести от него глаз. Ее сковал страх.
– Мой отец познакомился с Дорофеевым шесть лет назад в гольф-клубе на Барбадосе. Это на нашей вилле у побережья будет жить Савва с семьей. Я любил этот дом. Из окна моей комнаты открывался прекрасный вид на бухту. Мне нравилось наблюдать за проплывающими рыбацкими суденышками, яхтами и кораблями. Я любил их рисовать. Я рисовал везде, как одержимый. Мне нравилось создавать свой собственный иллюзорный мир. Я сказал матери, что хочу уехать в Италию, изучать архитектуру и брать уроки живописи. Но отец сказал, что все мужчины из рода Кэмпбеллов закачивали Гарвард и делали карьеру в банковской сфере, – Колин резко выдохнул. – Как-то раз Дорофеев перебрал коньяка и выложил отцу план развития своего холдинга. В разговоре он так увлекся, что поведал о своем тайном финансовом оружии – тебе. Отец попросил собрать меня информацию и когда я начал за тобой следить, понял, что влюбляюсь. Такое со мной было впервые. Да, у меня было много женщин, но это был просто секс, приятное времяпровождение, совместные отпуска. Скажу честно, то, что я почувствовал к тебе, меня испугало. Будто ты забрала у меня свободу. Чем больше я наблюдал за тобой, тем сильнее понимал, как ты одинока и несчастна. Кроме работы тебя ничего не волновало, ты, будто закрылась от всего мира.
Юля прокрутила его слова в голове и поняла, что слежку за ней начали еще до встречи с Джанлука. Шесть лет назад у нее были редкие свидания, которые обычно заканчивались ужином и проводами ее до служебной машины.
– Я любил в тебе все! – с жаром выпалил Колин. – Я изучил твою мимику, жесты и безошибочно мог определить, что тебе нравится, а от чего ты воротишь нос. Мое самое лучшее времяпрепровождение – слушать твой голос. Я мог часами наблюдать за твоими переговорами с партнерами и совещаниями. Ты изучаешь и слушаешь внимательно, никогда не прерываешь собеседника, а потом, не повышая тона, вдребезги разбиваешь каждый его аргумент. Видит бог, я получал от этого огромное удовольствие. Любимые блюда, фрукты, мороженное – я знал о тебе все. Люди тебя раздражают своей меркантильностью и мелочностью. Ты любишь во всем масштаб и грандиозность. Поэтому ты так боготворишь Дорофеева. Поэтому и я не шел ему наперекор. Но мне так этого хотелось... хотелось приблизиться к тебе и хотя бы тебя понюхать. Однажды я так и сделал. Я летел с тобой в самолете из Москвы в Цюрих, где ты открывала личный счет. Шел за тобой по трапу, сидел сзади тебя. Это единственное что я смог себе позволить, не нарушая инструкций отца.
Слушая Колина, Юля поймала себя на мысли, если бы свою осведомленность он применил до ее встречи с Джанлука, то непременно бы добился ее руки и сердца.
– Дорофеев предложил моему отцу партнерство, тот согласился. Но твоему боссу этого было мало. Он хотел скрепить партнерский союз семейными узами и предложил познакомить меня с тобой. Это был самый счастливый день в моей жизни. Я летал в облаках. Мысленно я уже вел тебя к алтарю и наслаждался нашей первой брачной ночью.
Колин закрыл глаза и расплылся в улыбке, Юля поняла, что он окунулся в свои фантазии. Затем он резко распахнул глаза и выдал:
– Но моя радость была недолгой. В тот момент, когда все детали были оговорены, я узнал, что ты влюбилась в испанского певца. Было такое ощущение, что я забрался на Эйфелеву башню, спрыгнул и вдребезги разбился. Вот так мне было больно! Конечно, я понимал, что о моих чувствах ты ничего не знала и тебя нельзя обвинять в измене, но ситуация от этого не менялась. Мне было больно!
Колин схватил Юлю за подбородок и сильно сжал. Если до этого момента она уже думала, что произошло какое-то страшное недоразумение, Колин ни в чем не виноват, он просто защищал свои и семейные интересы, то сейчас на нее смотрели глаза убийцы: холодные, расчетливые, проникающие в самые потаенные глубины ее души.
– Как ты посмела?!
Он наотмашь отвесил ей пощечину. Голова Юли дернулась, в горле запершило, она не могла откашляться и начала задыхаться. Лицо побагровело.
– Клариса! – закричал Колин.
Юля задергалась в конвульсиях. Губы посинели. В комнату заскочила сестра Колина и закричала:
– Что ты с ней сделал?
– Заткнись! Лучше помоги!
– Коля, дай мне вызвать «Скорую», ей нужно в больницу.
– Нет! Откачивай!

¨¨¨
Когда Юля открыла глаза в следующий раз, Колин сидел на полу перед кроватью. В руке он все еще сжимал пистолет. Голова гудела как локомотив. Во рту пересохло. Виски́ сковало невыносимой болью. Руки и ноги непроизвольно подергивались. Юля застонала.
– Пить... – прошептала она и поморщилась от боли.
Колин отложил пистолет на комод, поднес к ее губам стакан воды и поддержал голову, пока она делала несколько жадных глотков.
– Прости, Тигрица, все вышло из-под контроля.
Юля нахмурилась и Колин пояснил.
– Полиция окружила дом. Прочесывают этаж за этажом.
– На что ты рассчитывал? – прошептала она и поднесла к горлу дрожащую руку. – Что я тебя полюблю?
– Ты бы полюбила. Где-то в глубине души ты это знаешь. Я тебе нравлюсь. Мы две недели почти не расставались. Тебе было хорошо со мной, я видел это в твоих глазах.
– Колин...
– Я знаю, что я видел, и ты меня не переубедишь! – закричал Колин, но тут же остыл. Застонал и сел в прежнюю позу. – У меня почти получилось. Я вывел нанятую девицу из здания. Твой телох даже ухом не повел. Мы разыграли сценку ссоры, она выхватила у меня ключи, вскочила в тачку, я за ней, еле успел запрыгнуть, она дала по газам и мы уехали. Ожидалось, что твоя охрана двинется за нами, мне нужно было увезти их от дома, чтобы мой помощник смог перевезти тебя в аэропорт, но вышла осечка. Никто и с места не сдвинулся. Они просто стояли и растеряно смотрели нам вслед. Мне пришлось возвращаться в квартиру сестры по пожарной лестнице.
Юля подумала, что глупее плана он не мог придумать. И он даже не догадывается, что на самом деле его выдало. Все ее знакомые знали, что у Юли боязнь вождения. Она с роду не сидела за рулем! Как об этом не узнал Колин? Просто фантастика!
– Только что звонила мать, сказала, что Дорофеев и отец нашли другой способ породниться. У Дорофеева есть племянник, а у меня двоюродная сестра. Как только все закончиться, – Колин обвел рукой комнату, – они их познакомят. Так что мы в пролете. На нас ставку больше никто не делает. Мы за бортом! Ты вернешься к своему брату, а у меня есть два варианта: либо на кладбище, либо в тюрьму.
– И что ты выберешь?
– Могла бы и не спрашивать. Просто посмотри на меня, – Колин развел руки в сторону. – It’saonewayticket[1].
Послышался нетерпеливый дверной звонок. Потом настойчивый стук и окрик: «Полиция! Откройте!». Колин вскочил на ноги, схватил пистолет и прильнул к двери.
– Это правда?
– Что? – уставился он на Юлю.
– Что ты убил Ярика?
До этого вечера Юля никогда бы не поверила, что Колин на такое способен. Если бы ее спросили, то пальму первенства она бы смело отдала Власову. Он всегда был странным, а после просмотра его видео у Юли уже сомнений не было, у него руки по локоть в крови.
– Да, – резко выпалил Колин и Юля шумно вобрала воздух в легкие.
Как же ей больно было это слышать!
– Ты убил не только Ярика, но и мою дочь... – с глаз Юли потекли слезы. Она громко всхлипнула.
Колин сполз по стене на пол.
– Знаю, – еле слышно ответил он.
– Как ты до такого дошел?
Юля уже не могла остановиться, ее сердце рвалось на части. События последнего дня заставили ее снова пережить ее потери: Ярик, а потом Лима. Она рыдала так громко, что ее плач был слышен тем, кто пытался выломать дверь. А потом рассказала о сне, который ей приснился накануне выкидыша, и в деталях поведала, как выглядела ее малышка.
Колин слушал ее молча, на шее вздулись вены. Лицо покраснело. А когда Юля замолчала, он подошел к кровати, наклонился и закричал ей в лицо:
– Это должен был быть мой ребенок! Мой! – он выглядел как безумец. – Лучше не поднимай эту тему! Иначе я тебе мозги вышибу! Ты мне всю душу отравила! Мразь! Потаскуха! Я ждал тебя, надеялся, а ты моталась то с одним, то с другим! Еще этот твой братец! Он-то тебе зачем?! Что в нем есть кроме внешности? Внутри он гниль! Ненавижу его! Одно утешает, надеюсь, он сейчас бьется в смертной агонии.
– Что ты сделал? Кого ты послал его убить?
– Все того же!
Юля вздохнула с облегчением, если он говорит о мулате, то он еще час назад был в этой квартире, а значит, Роша пока в безопасности!
Снова забарабанили в дверь. Басистый голос потребовал немедленно открыть.
– Коля! – послышался из коридора испуганный голос сестры.
– Залезь в ванную Клариса! Если они пустят газ, намочи полотенце и закрой лицо!
Юлю затрясло от страха, только газа им сейчас не хватало. Она уже могла пошевелить руками и ногами, но идти навряд ли сможет, тем более защищаться. Во всем теле чувствовалась слабость, теперь ее донимала суставная боль.
– Тебе страшно? – спросила она и Колин обдал ее изучающим взглядом.
– Да, я такой же как все, Тигрица, мне тоже бывает страшно.
Это были последние слова, что услышала от него Юля. Уже в следующий момент в окно влетел сначала один, а вслед и второй спецназовец. Они на лету отстегивали страховочные тросы. Колин успел среагировать, открыл дверь, выпрыгнул из комнаты и начал отстреливаться. Послышалась автоматная очередь. Юля замерла от ужаса и молилась только об одном, хоть бы не попасть под перекрестный огонь.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470

[1] It’saonewayticket (англ.) – Это билет в один конец.  





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 03.12.2017 Инесса Давыдова

Метки: любовь, запретная любовь, роман, драма,
Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1