Голодуха. (монолог)


ГОЛОДУХА
(монолог)

- Унучек, милай, дуй-кась к мяне!
Ох, и лисапед у табе, гляжу! Папка потрафил штоль, за пятёрки поди? Чаво жуёшь-та, жамочку? Вот бабаня табе задасть, она лапши натёрла ноня, таперя уж варить.
Я на лапшу давеча кочетка кокнул, а ты, гляжу, пузу ужо набил?

Похлопал ладонью по скамейке, приглашая присесть.

- Вошкаюца с вами, кормють, пичкають. Рыбий жир-та ноня мамка табе пхала? Ну и чаво, скусна? Чаво скукожилси, а? Тошно?
А мы-та с голоду пухли. Малыми усю травку подобрали под плятнями да на лужках. Кору с дяревьев объели, клей с вишен содрали. Как конхветки яво сосали. Да-а-а!

Сняв кепку, погладил макушку.

- Маманя хлебушка спякёть уж и не понятно с чаво. Горькай, чёрнай, что сыпуха, горлу дярёть, а тянишь ладошку, хуть крошачек штоба насыпала. Со стола, да и с полу все подбярёшь бывало, палец послюнявишь и подбярёшь. Во как! В ём, в том хлебушке: лебяда, мякина, отруби, сор ржаной, овсяной, крапивА летом, всякое тама намешано. КрапивУ маманя приказвала нам ня рвать, ета в хлебушек, сама выдирить, как тока подрастёть маненько. А мы, робятёнки, конскай щавель, да таку траву «матрёшку», в округе ободрали начисто. Да кашку, цвятки такия, коровы дюжа полюбляють яё. Так мы уж иде заприметим, вперегонки, до мордобою за цвяток такой. Корешки копали, к примеру солод, солодскай корень, сахарнай пряма! И другия скуснасти у нас были, куды там твоя пыжичка, аль жамочка, вота морожена картоха, эт дело! Маманя с под снегу зимою нароить, выковырнить на гароде, мал-маля, случАем забытаю, меленькаю, она будто камушки-лядышки стукаить. Надерёть её на жалезке с дырками и припякёть в пячи ляпёшки. Они сладкия, противныя, тягучия, пошти-шта чёрныя, а жрёшь и радуисси, повязло, вроде сытай. Стало быть ночь глаза не протаращишь. Но пузо всё одно болело, вздувалося, страсть как. Пряма будта в моток скручивало кишки-та, искры с глаз сыпалися. А слёз не былО, выплакали уж. Вота ты, унучек, в убошке часами сидишь, да с книжкаю, удовольствию справляишь. А мы, робятёнки, бывало побягим за сарайку, потянить мочи нету, а здря. Туды и дорогу позабыли, потому как нечем былО. Голодуха не дай, не привяди Господи.

Размашисто крестится.

- Мене уж ветром шатало. Вот штоба я не сдох с голоду, определили мене к богатаму мужуку свяней пасти. В их корыте я и столовалси, но по-тиху, чтоба не увидали мене. А раз спымали работники, да отходили жичинаю, аль ещё чем ни попадя, ажник вспух рубцами багровыми весь. Маманя надо мною убивалася страсть как. В голос кричала, как по покойнику. Прям чудам не помер. Да-а-а!

Утёр повлажневшие глаза.

- Да зажило на мене, как на той собаке, а вота рубцы осталися на всюю жизню. Мощно видать били, шкуру на мене попортили, порвали тады. Да Бог с ними, сами, поди, ня ведали, чаво творили.

Усмехнулся горько.

- Я, видать, ихнее сожрал, озлобилися.
А ты, унучек, уж уваж бабку-та, она чай, для табе стараица. Прикиньси голодным, да и съишь всё, чаво ни дасть табе. Она то времечко-та помнить, сухари завсягда сушить, потому и накармливаить, как ба в запас. Голодухи дюжа боится старая, ни об сабе думаить, об вас, молодь.


потрафил - угодил
вошкаюца - возятся
сапуха - печная сажа
жичина - хворостина
кашка - клевер





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 23
© 02.12.2017 Елена Чистякова-Шматко

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1