Зимняя сказка


Зимняя сказка
Глава 1.

Эта история случилась живописной зимой в маленьком городке.Небольшие дома с красными черепичными крышами были закутаны в снежные покровы, пахнувшие, как свежеразрезанный арбуз.В синем воздухе летали снежинки, плавно садились на ладонь, а мороз пощипывал за щеки.
Артур возвращался домой по скрипучему белому насту. Приближался Новый год. Дома на балконе стояла ёлка, и радостное ощущение охватывало мальчика.
Время от времени Артур останавливался, набирал снежную массу в горсть, держал какое-то время, ощущая покалывание, лепил снежок и бросал в ствол ближайшего дерева.
Лихо бросив в очередной раз, он попал в девочку в красном пальто с пышным меховым воротником, вышедшую из-за дерева.
- Ты что, Артур, чуть в глаз не угодил! - воскликнула она, вытирая покрасневшую мокрую щеку и чуть кося правым глазом.
Артур узнал Киру Котляревскую из седьмого класса их школы.
- Прости, Кира, случайно вышло, - улыбнулся он. – Приветик! А ты куда направляешься?
- Привет. Иду домой из аптеки, - сказала Кира. – Вот, ходила папе покупать лекарства. А ты откуда? Темнеет уже...
- Да вот, в библиотеке был, книжки взял…
Артур показал тяжелый целлофановый пакет с нарисованным лихим ковбоем.
Он подошел к девочке ближе и посмотрел на сверток с лекарствами, весь усыпанный снегом.
- Я уронила его, - сказала Кира, скосив глаза.
- Ничего, мы сейчас почистим, - с готовностью произнёс Артур, смахивая с кулька снег. А потом тихо спросил:
- Ну, как там, твой папа?
Кира вздохнула:
- Ну, как? Болеет! Тяжело ему...
- Надеюсь, теперь - то полегчает. Вон сколько лекарств накупила!
Кира замотала головой. В ее зеленоватых глазах Артур уловил слезинку.
- Вряд ли.Понимаешь... он обречен.
Артур нахмурился, посмотрел в сторону и сказал:
- Зачем ты так говоришь? Ведь твой папа не старый ещё человек. Он хороший художник, и я уверен, напишет ещё не одну картину. А люди и не из таких ситуаций выкарабкивались. Ты знаешь, в последнее время я запал на Джека Лондона и на Александра Грина. Читала их?
- Только из Грина кое-что...
- Дам почитать – интересно! Так вот, их герои – мужественные люди, никогда не предавались отчаянию...
Они шли мимо высоких, словно великаны, деревьев, поскрипывающих под снегом, и Артур увлечённо рассказывал о любимых книгах.
- Все так, - сказала Кира, выслушав его. – Но, понимаешь, Он появился. А если Он появляется - то человек уже обречен...
Артур с удивлением посмотрел на нее.
- Кто появился?
Кира внимательно посмотрела на Артура своими раскосыми глазами и твёрдо сказала:
- Мистер С.
- Какой еще мистер С.?
- С. – это смерть. Имя это не хотят произносить полностью, поэтому так и говорят...
- Что за сказки? Ты что, Кирка, рехнулась? – строго спросил Артур.
Кира замотала головой.
- Ты что, ничего не слышал о мистере Смерть?
- Нет, что-то было, я помню, пацаны рассказывали, но ведь это всё чушь собачья, сплошные выдумки.
- Нет, не выдумки! – возразила Кира. - Мистером С. называют бледного и худого человека. Говорят, когда его видят на улице – кто-то умрет в ближайших домах.
Артур ухмыльнулся.
- А кто-нибудь его видел? Ты, например.
- Да, сегодня, когда выходила из школы. Он стоял у деревьев, наблюдая за воронами, как они взлетают с ветки, стряхивая снег. Я шла с подружками... Он вдруг обернулся и внимательно посмотрел на меня. Ну, Христинка и рассказала мне о нем.
- А почему он - «мистер»?
- Да он одет подчеркнуто по-иностранному, с иголочки, как с иллюстраций английских романов. Весь такой импозантный, пальто черное, шляпа, трость...
Она рассказывала взахлеб и с печалью в голосе. Постепенно они дошли до подъезда дома, возле которого свет фонаря золотил снег совсем по-праздничному, если бы не тревожный разговор.
Артур у подъезда внимательно посмотрел на Киру, сжал ее теплую ладошку в варежке и слегка улыбнулся:
- Кирка, ты не бойся! Держись! Никакой мистер С. нам не страшен. Тебе понятно? Иди и помни.
Она кивнула, горько улыбнулась на прощание и побежала вверх по лестнице, гулкой, словно храм.
Артур зашагал по снегу домой. Он был рад встрече с Кирой.Он познакомился с нею осенью. В актовом зале школы был концерт в честь Дня учителя. Одним из номеров был танец Киры. В трико, тесно облегающем гибкое тело, она, похожая на ожившую скульптуру, выполняла сложный гимнастический танец, полный отточенного изящества. Артур был поражен её красотой. И когда они с другом проходили мимо класса, где переодевались девчонки, то столкнулись с выходящей Кирой и ее подругой Христей, которая и познакомила их. Невысокого роста, гибкая, с короткой прической черных волос, Кира Котляревская запомнилась Артуру.

***
Кире открыла взволнованная мама. Девочка быстро поняла причину ее переживаний - отец сидел в стареньком восточном халате и тюбетейке за мольбертом, делая эскиз заснеженного дворика.
- Кирочка, уговори папу лечь в постель. У него сил нет, ему больно, а он еще и за работу взялся! – сказала Гера Леонидовна.
Кира вошла в комнату.
- Папа, добрый вечер! Бог ты мой, какой чудесный дворик у тебя получился!Ты знаешь, а я таких красивых уголков в нашем дворе даже не замечала. Но, зачем же ты встал?
Константин Васильевич кашлянул в кулак и промолвил:
- Вот для того, чтобы отразить эту снежную красоту, я и встал. Знаешь Кира, в терпении есть своя польза.... Да, я преодолеваю себя, я хочу одолеть свою болезнь. Мне тяжело, кисть меня не слушается, мои мазки далеки от совершенства, но я пишу, стараюсь!
Он вздохнул и добавил, глядя на онемевшую Киру.
- Вот поработал и мне легче стало, будто гора с плеч свалилась. В одолении – жизнь!
Кира поцеловала отца в щеку и прижалась к нему. А потом они с мамой все же уговорили его лечь и принять лекарства.
А картина, написанная им, осталась – снежная, по-зимнему нарядная, чуть грустная, она всё же вселяла красоту и силу в каждого, кто смотрел на неё.
Поздним вечером, выключив телевизор и почитав на ночь сказку Шварца, Кира легла спать.
Ночью она проснулась. Луна таинственно мерцала из-за туч.Золотистые лучи скользили по подоконнику и корешкам книг.
Кира встала, подошла к окну, по привычке положив руки на теплую батарею.
За стеклом легко кружились и падали снежинки. На углу соседнего дома в свете фонаря показалась чья-то темная фигура.
У Киры сердце сжалось от страха. В белом снежном мире был отчетливо виден силуэт в шляпе и длинном пальто. Он будто явился из мрака. В руке он держал трость. Пергаментное лицо неизвестного откинулось назад, а глаза – темные провалы, казались безднами вселенной.
Он чертил тростью на снегу, как бы рисуя, и Кире стало страшно. Она задернула плотно шторы и нырнула с головой под одеяло. Её сотрясала дрожь.

***
Этой же ночью Псоглавец и его «хлопцы» вышли на «охоту». Луна была в дымке, будто закутана вуалью.
Псоглавец сколотил свою шайку сразу же после службы в армии. В неё вошли его старинные дружки – исключенный когда-то из школы и так толком и не завершивший учение рябой слесарь Курка, здоровенный, глуповатый на вид грузчик Долб и маленький, плотный, с узкими коварными глазками Мясник. Последний был из зажиточной семьи (отец руководил мясным отделом на рынке) и слыл в банде интеллектуалом, но всех поражала необыкновенная жестокость.
Псоглавца все они боялись: кличку свою он получил из-за необычайной схожести своей физиономии с песьей. Иногда, в лунные ночи, когда «хлопцы»,одурманенные алкоголем, выползали на «дело», им чудилось, что у их предводителя действительно собачья голова на плечах.
В последние дни добыча сама шла в руки. Вчера они издевались над влюбленной парой. Долб избил парня, отобрал деньги, а Мясник завладел золотыми часиками его девушки, надругался над нею.
Худого мужчину среднего роста и интеллигентного вида в чёрном красивом пальто и шляпе они увидели на улице Каштанов. Тот стоял, мечтательно глядя куда-то в небо.
- К-какой-то типчик маячит, - промолвил тонким пьяным голосом Курка. – Хорошо одет. У т-такого небось денег – куры не клюют.
Долб по обычаю уставился на Псоглавца, ожидая команды, а тот, чуть поколебавшись, небрежно сказал:
- Будем брать.
Они дождались пока человек, ещё раз посмотрев на луну, не спеша зашагал по улице. Двинулись за ним.
Человек в пальто вдруг внезапно свернул в переулок, и компания бросилась за ним бегом. Но за поворотом никого не было! Все попытки обнаружить загадочного незнакомца в чёрном пальто не увенчались успехом.

Глава 2.

Первым чудом, приближающим новогодние празднества, стало явление ёлки. Её, заиндевевшую, туманным вечером принес Аркадий Николаевич Воинов, отец Артура. Он приобрел её где-то на заводе, где работал мастером токарного дела. До этого дня зеленая красавица сосна скрывалась на балконе, ожидая торжественного выхода. Артур и его младший братик семилетний Ваня то и дело поглядывали в окно, волнуясь, как бы ёлка не превратилась в обледеневшее, словно стеклянное, дерево, какие они видели в поле. Но пушистая, остроиглая зеленая барышня была стойкой к морозам.
И вот волшебный миг наступил! Ранним утром лесная красавица торжественным шагом вошла в самую большую комнату квартиры на четвертом этаже. Она стояла в станине – высокая, величественная королева. От нее веяло свежим снегом и хвоей.
Затем королева обрела необходимые наряды: картонные и стеклянные игрушки, дождики, гирлянды самых разнообразных видов.Её ветви, нежные, забавно колючие, покрывались клочками ваты, как будто снегом. Артур и Ваня пробовали на вкус ее иголки, они были кисловатые, с приятным хвойным запахом и вяжущим вкусом.
Игрушки, украшавшие елку, можно было разделить на виды: старинные, картонные (это были всякие ежики, коровки, котики и петушки), стеклянные (чего здесь только не было – от шаров разнообразных типов, до маленьких домиков, звезд, плодов), ватные (такими были два розовых яблока, пара грибов, заяц и солидный, красноносый и румяный Дед Мороз, стоявший под елкой), пластмассовые…
Аркадий Николаевич, то и дело любивший говорить вслух всякие пословицы и поговорки, сказал, потирая руки:
- Так! Старание и труд к счастью ведут! Приступаем!
И уселся колдовать над сложной вязью соединенных в электрические нити лампочек, которые Артур и Ваня старательно, вручную раскашивали в разные цвета.Крохотные светильники переливались медно-красным и золотым, травяным и рубиновым, серебристо-синим и сиреневым, апельсиновым и голубым, при этом нагревались, были теплыми при прикосновении.
В обед прибежала, как и обещала, Кира. Все вместе уселись за нелегкий, но радостный труд. Лепили снеговиков из ваты, делали бумажные домики, разноцветные гирлянды и фонарики. Вскоре в доме стали ездить на санях, бегать и летать Деды Морозы и Снегурочки, смешные разноликие гномы, юркие зайцы, очкастые ученые совы, смеющиеся коты и прочие представители сказочного мира. Из бумаги вырезались снежинки, которые клеились на стекло, поэтому казалось, что за окном тихо падает причудливый сказочный снег.
В доме ароматно пахло еловым лесом, электричеством, паяльником, апельсинами, конфетами, картоном и клеем, а также вкусными запахами кухни, где колдовала мама над праздничными блюдами.
Ближе к вечеру, чтобы не мешали маме готовиться к празднику, всех отправили на обязательную прогулку.
Аркадий Николаевич, подняв палец вверх, провозгласил:
- От лежанья да сиденья хвори прибавляются. Движение - это жизнь!Каждый кузнец своего здоровья! За мной!
И сам с коньками отправился с Ваней на скованную льдом речку, где со скрипом чертили круги ребята. Под коньками крошились льдинки, похожие на крупную соль…
Артур и Кира предпочли лыжную прогулку. Острый ветерок дул в лицо и сбрасывал с деревьев снег. Наступала темнота, но было причудливо и магически светло от снега.Над ними высилось вечное чёрное небесное поле, на котором холодным стеклом блистали звезды. А когда ветер стих и темный щит неба закрыли толстые тучи, начал падать хлопьями серебристый снег. Хорошо было разрезать лыжами белоснежные сугробы, утыкаясь острыми палками в твердый белый наст, лететь на лыжах вниз со снежных гор, вдыхая морозный воздух…
Однако вскоре Кира поспешила домой. Мама была занята на кухне подготовкой к Новому Году, а кому-то нужно было побыть с отцом.
Артур вернулся домой, а потом у входа долго отряхивался от снега. В доме вкусно пахло, и блистала огнями нарядная ёлка. Как здорово было залезть под ёлку, найти там подарки и начать читать вслух какую-нибудь волшебную книгу!

***
Новый Год в семье Котляревских встречали с некой грустью, но бодрились. Гостей не приглашали. Тем не менее Константин Васильевич просил, чтобы на ситуацию в доме внимания не обращали и требовал соблюдения всех традиционных атрибутов праздника.
Ёлка была наряжена и сверкала золотыми бусами, гирляндами и серебристым дождиком.
Кира весь вечер просидела с отцом, который, под мелодии концерта, шедшего по телевизору, постепенно дорисовывал заснеженный дворик. Отговорить его от этого занятия было немыслимо - старший Котляревский был тверд и упрям. Ссориться и ругаться в праздник не хотелось.
За минуту до Нового Года таинственно погас свет, остались только мерцающие ёлочные огоньки, и, ровно в двенадцать часов, люстра вспыхнула снова.
Новый год встретили аплодисментами и звоном бокалов, в которых искрилось и шумело вино. Затем наступил кульминационный момент — был разрезан новогодний пирог «Василопита». Это было коронное блюдо Геры Леонидовны, гречанки по происхождению. По традиции «Василопиту» должен разрезать хозяин дома.Обычай этот достаточно древний, идёт ещё со времён Римской империи. Но в этом году отец доверил важное маме, а сам предварительно трижды перекрестил пирог ножом.
Кира знала, что первый кусок пирога всегда предназначается Христу и Богоматери, второй — для дома и полей. Затем получали по старшинству — Константин Васильевич, Гера Леонидовна и Кира. Счастливчик в Новом году тот, кто найдёт в своём куске флури — запечённую монетку, завёрнутую в фольгу. В этом году впервые в жизни эта монетка досталась Кире! Она смущённо улыбнулась, а потом задорно подняла монетку вверх!

***
После встречи Нового года семейство Воиновых вышло на ночную прогулку.
Аркадий Николаевич с удовольствием говаривал, похлопывая в рукавицы:
- Год кончается, другой начинается...Такой мороз, что звёзды пляшут!
Играли в снежки и лепили снеговика. Мимо проходили счастливые улыбающиеся люди с бенгальскими огнями и хлопушками и говорили: «С Новым Годом, с новым счастьем!»
И сон, который наступил после такого праздника, был у Артура и Вани счастливым и безмятежным.
В ту же новогоднюю ночь узенькими улочками, минуя шумные компании гуляющих, шагал, опираясь на трость, одинокий человек в длинном пальто. Чаще всего он смотрел вверх, будто тоскуя о чем – то, и небо взрывалось фейерверком тысячи звезд, а когда опускал взгляд, чтобы различить дорогу и не попасть в сугроб, небесный свод тут же заволакивало седыми тучами.
Снег тускло мерцал под щедрым волшебным светом, бьющим из окон, в которых сверкали нарядные ёлки и электрический свет гирлянд.
Прохожий смотрел на ласковую пелену снега, покрывшего черепичные крыши домов, чувствовал биение сердец за этими стенами. Временами что-то заставляло его остановиться. Он, молча глядя на окно, рисовал тростью фигуру на снегу, а затем неторопливо шёл дальше.
И вот закружился в воздухе снег, оседая на пальто, делая его тяжёлым, и шаг человека неуверенным. Он явно устал, но немного прибавил шаг, совершая свой нелёгкий обход...
Лишь в одиннадцатом часу он попал в свою комнату, которую снимал почти под самой крышей в доме с башней.

***
Утро нового дня встретило Ваню хрупкой тишиной. Одиноко стояла в серой полутьме ёлка, тихо позванивая игрушками. На диванчике, раскинув руки, безмятежно спал его старший брат Артур.
В стёкла бил сильный ветер, размахивающий ветками деревьев. С веток и покатых крыш сыпался густой снег.
Сбегав на кухню и наскоро перекусив, Ваня одел пальтецо и, прихватив коньки, помчался на свежий воздух.
Он часто выбирал для катания небольшую улицу Распустившихся Роз, покрытую снежным одеялом, уплотнённом автомобилями.Утром дорога казалась пустынной.Нацепив коньки, Ваня помчался по белоснежному покрывалу, выписывая пируэты.
Он не успел доехать до конца улицы, как из-за поворота, почти бесшумно, выскочил роскошный автомобиль.Ваня пытался свернуть, но громада машины была рядом! Удар... Когда он очнулся, то уже лежал в машине на заднем сидении.
Над ним склонилось красивое женское лицо.
- Мальчик, что с тобой? Тебе нехорошо? Как ты себя чувствуешь?
Но сознание мальчика затуманилось, и он провалился в небытие.


***
Под утро Константин Васильевич Котляревский проснулся. В комнате стоял серебристый свет. Постепенно зачинался белый день. Константин Васильевич внимательно посмотрел на заботливую Геру – она, его любимая, спала рядом на разложенном кресле, свернувшись калачиком.
Художник услышал лёгкий стук в окно. Превозмогая немощь, он тяжело поднялся и, набросив халат, подошел к окну.
На подоконнике сидел ястреб. Константин Васильевич сразу узнал его, так как именно ястреба ему в детстве довелось держать в руках и от острого клюва птицы остался шрам.
- Ну что, сколько мне осталось? – тихо спросил он ястреба.Птица, повертев головой, вспорхнула и улетела.
Проследив за его полётом, Константин Васильевич окинул взглядом улицу, прекрасную в голубом снеге, и опустился в скрипучее кресло.
Следующим вечером Константин Васильевич закончил картину заснеженного дворика. Она получилась очаровательной и загадочной. Радость была на душе у художника, хотя он ощущал, как жизнь постепенно оставляет его тело. Все последние силы он отдал любимому делу. Поддерживаемый женой и дочерью, он последовал в спальню, где и лёг. Уже через двадцать минут к нему была вызвана «скорая». Сделали укол, но ехать в клинику Константин Васильевич категорически отказался. Так он пролежал весь вечер, практически не общаясь с близкими.
Глубокой ночью он внезапно открыл глаза, как будто кто-то разбудил его. Жены рядом не было – наверное она уснула в комнате Киры. Стояла царственная тишина, казалось было слышно, как шелестя падают снежинки.Лунный свет за окном озарил дерево в белом облачении, устремлённое острыми ветками вверх. На ветке сидела одинокая птица. В белом полумраке комнаты виднелись застывшие, холодные картины – его работы.
Котляревский осторожно поднялся и стал медленно одеваться. Держась за стены и двери, стараясь ступать как можно тише, он умылся холодной водой, не спеша надел пальто, осторожно отворил дверь и вышел наружу. Спускался по лестнице из последних сил, держась за перила. На дворе царствовала белая ночь, будто в тонком дыму. Константин Васильевич рукавом очистил скамейку от снега и спиной опустился на холодные льдистые доски. Перед его взором стояло куполообразное синее небо, серебрились созвездия, за облаком дрожала луна.
Прощаясь с миром, он закрыл глаза и уже не видел, как небо заволокли облака и пошел снег, накрывая его тело, словно саваном. Когда рядом со скамейкой зыбким маревом застыла худая фигура человека в пальто, художник уже был недвижим.
День спустя Константина Васильевича хоронили. Мать плакала навзрыд, а Кира без слёз смотрела, как на белых полотнищах выносили гроб умершего.
С кладбища мать шла спотыкаясь, будто ничего не видя перед собой, её под руку поддерживала подруга. За ними шагали печальные люди, и среди них Кира заметила худого человека в пальто и шляпе. Она узнала мистера С. и в изумлении остановилась. Но тот, опираясь на трость, дошел до остановки автобуса, а потом исчез.

***
Неподалеку от кафе, в котором происходил поминальный обед, Кира увидела Артура. Он поймал косоватый взгляд ее заплаканных шоколадных глаз, подошел и взял за руку.
- Кирка, не горюй... Я с тобой...Проводили? Пусть земля ему будет пухом…
Кира кивнула, опустив глаза и осторожно забирая руку:
- Проводили. На душе тяжко.
- Я понимаю. Сам такое пережил, когда бабушку хоронил… А у нас тут тоже несчастье, -тихо сказал Артур.
- Что случилось? – спросила Кира, вытирая глаза и нос платочком.
- Да Ванька пропал.
- Как пропал?!
- Вышел на коньках кататься и до сих пор его нет. Уж второй день пошел.
- В милицию заявили?
- Конечно, да толку...
- Может к каким друзьям школьным пошёл и остался у них?
- Да обзвонили, обходили уже всех – нет его. Понимаешь, его видели, как он мчался по дороге на коньках, завернул за поворот и пропал.
- Слушай, я тут знаешь кого увидела на похоронах папы? Мистера Смерть! Помнишь, я тебе о нём рассказывала?
- Помню.
- То, что он в нашем городе – это плохо. Значит жди новых жертв!
Артур показал на заснеженную аллею в парке.
- Смотри, вот тоже стоит похожий человек. Не он ли?
Кира обернулась.
Действительно, возле конной статуи рыцаря стоял худой, изящный человек с тростью. Он смотрел куда-то в небо или на окна старинного круглого дома, стекла которого сверкали сталью.
Кира замерла, вглядываясь.
- Очень похоже на него! Слушай, может он что-то знает о Ване…
Артур сказал, прищурив глаза:
- Смотри, он отправился дальше по дороге… Я должен пойти за ним.
- Но, Артур, будь острожен! Я так боюсь за тебя... Но я не могу оставить маму одну!
- Конечно, иди. Но я должен знать, где этот гражданин обитает.Не беспокойся, всё будет в порядке!


Глава 3.

С севера пришла метель, распространяя белый свет. Она стала заносить узкие улицы, островерхие дома, башни старого замка, била в стёкла, звенела колоколом на верхушке собора. Деревья тяжелели от снега.
Артур долго шёл за незнакомцем. Видимо тот и не собирался пользоваться транспортом - шагал не спеша,будто упиваясь метелью, кружащей белым вальсом, покрывавшей его шляпу и пальто снежной вуалью.
Спустя час, так ни разу и не оглянувшись, незнакомец приблизился к старинному дому с башней, где сейчас располагалась гостиница «Бархатный угол».
В дверях он исчез.
Артур, погуляв у покрытых снежными шапками озябших кустов, осмелился заглянуть в двери. Он увидел в холле за стойкой администратора седовласую полнолицую женщину в больших роговых очках.
- Вам кого, молодой человек? – пропела тонким голосом она.
Смутившись, но, всё же набравшись храбрости, Артур сказал:
- Простите, мне нужно знать в каком номере остановился высокий худой мужчина в чёрном пальто, недавно вошедший в эту дверь. Один человек хочет передать ему деловую записку.
Женщина удивленно вскинула брови. Потом произнесла нараспев:
- Этот почтенный гражданин – приезжий из далекого южного города. А живет он в пятидесятом номере, почти под самой башней, наверху. Ежели нужно, я могу позвонить ему...
- Нет, не нужно. Я это… потом, - пробормотал мальчик и побыстрее выскочил из гостиницы.
Артур зашагал прочь, скрипя снегом, а в голове у него вертелось: «Почему эта женщина так мягко говорила о мистере С.? Стоит только взглянуть на его бледное лицо и призрачную фигуру, сразу же понятно – подозрительный тип!»
Отойдя на безопасное место, укрывшись под деревом за заснеженными кустами, Артур некоторое время смотрел на окно под башней. Стекло было покрыто искристо-белой снежной пылью, а внутри окно занавешено темно-красной тканью, которая погружала комнату в некое таинство.
Артур раздумывал:
«Как бы туда заглянуть? Здесь и бинокль не поможет! Вот бы самому забраться в номер незнакомца и хорошенько всё разведать! Почему-то кажется, что я что-то узнаю о пропавшем Ване... Но как? Выкрасть ключи? У этой церберши?»
Артур заметил, что рядом с окном пятидесятого номера проходит обрезанная пожарная лестница, недоступная с тротуара.
«А что если воспользоваться этой лестницей? Влезть на нее с крыши было бы несложно. Но как забраться на саму крышу? Можно, конечно, с чердака, но туда меня никто не пустит. А что если с башни?»
Артур подошел поближе и неловко подергал дверь, ведущую в башню.
«Да, заперта крепко. У кого же ключ? Постой, башня-то с часами. Так можно же узнать у дяди Киры. Он ведь часовых дел мастер. Я его видел сегодня среди тех, кто был на похоронах. Очень высокий носатый человек с бородой. У него наверняка есть ключ от башни, ведь Киракак-то рассказывала, что именно он починил остановившиеся башенные часы. Но до того ли сейчас самой Кире? Ладно, попробовать можно».
Артур отошел, отмахиваясь от белой метели, кружащей свои вальсы в свежем воздухе и оглядел высившуюся островерхую башню с часами, окутанную снежной пеленой.

***
Весь вечер Кира просидела в полумраке, даже ёлка была погашена. В полутьме светились и жили картины отца. Казалось - он где-то рядом, сейчас дверь откроется и он войдет...
Телефонный звонок не стал неожиданностью, за последнее время в доме привыкли к соболезнованиям. Но дверь в комнату приоткрылась и послышался осипший мамин голос:
- Кирочка, это тебя…
Звонил Артур. Он долго говорил Кире о своей идее проникнуть в башню и необходимости добыть ключ.
- Это маловероятно, но я попробую, - устало сказала Кира.
- Медлить нельзя. Давай завтра, с утра. Тем более, пока у нас зимние каникулы.
- Да, но сначала я позвоню дяде…, И я не уверена, есть ли у него ключ…
Птолемей Леонидович радушно принял ребят. Длинный и нескладный, припадающий на одну ногу из-за ранения на фронте, он казался хромым кузнечиком. В его курчавых черных волосах путались ниточки седины.
В доме повсюду были разложены, стучали, позванивали различного вида карманные часы.
- Дядя, как это здорово - у тебя так много часов! Но зачем тебе эта коллекция? – спрашивала удивлённая Кира.
Она почти не бывала в доме у дяди, он обычно сам приходил к ним в гости. Но из далекого дошкольного детства она помнила, как дядя качал ее на колене, а в ручках она держала похожие на луковку часы.
Дядя с удовольствием рассказывал о своём увлечении:
- Часы очень интересно собирать. Знаете, с очень давних времён часовщики пытались добиться не только того, чтобы их изделия имели точный ход. Они ещё истарались сделать часы уникальными, своеобразными, неповторимыми... Приглашали известных художников – те красиво оформляли часы. Нередко материалами для создания часов служили драгоценные камни и металлы. Так появились ценные часы. Вот их я и коллекционирую.
- Да это же живая история! – воскликнул Артур.
- Да, здесь есть интересные экспонаты, созданные в прошлом веке и в начале нынешнего!
- А есть какие-то особо значительные? - спросила Кира, рассматривая часы.
- Очень ценятся часы швейцарских марок, произведенные до конца тридцатых годов. О, это настоящие раритеты! Они практически не попадают на рынок! На аукционах конечно иногда появляются весьма интересные экземпляры, но потом надолго оседают в закрытых частных коллекциях.
- Дорогие, наверное, - промолвил Артур.
- Безусловно. Но я не думаю о ценах. Для меня важно, чтобы часы сохранились, так сказать, в аутентичном виде...
- То есть? – спросил Артур.
- Ну, в первозданном, - пояснил Птолемей Леонидович.
- И у тебя такие есть? – спросила Кира.
- Есть, - кивнул дядя, - к ним даже есть сопровождающие документы.
- И про что там пишут?
- В них значится, кто мастер, откуда это изделие. Старые часы с документацией – это редкий и уникальный случай, цена таких раритетов возрастает многократно!
- Птолемей Леонидович, ну, а какие самые-самые? – спросил, улыбнувшись, Артур.
- Самые дорогие и редкие? – уточнил Птолемей Леонидович, радуясь интересуребят к своему собранию.
И он тут же, прихрамывая, зашагал в соседнюю комнату, бывшей когда-то комнатой его сына, ныне работающему инженером на БАМе.
Потом появился на пороге, держа стучащее сокровище в руке.
- Вот эти карманные часы. Золото! Они выполнены знаменитым швейцарским часовщиком для одного русского придворного.
- Но как…? – раскрыла рот Кира.
Дядя улыбнулся и махнул рукой.
- Не спрашивайте, как эти часы попали ко мне, это долгая история и не только моя тайна. Но я вам скажу - этоизделие было визитной картой марки Tissot и выводилось на рынок под названием «Zar». Видите, здесь гравировка герба полка Российской Империи.
Ребята с удивлением рассматривали сияющие нежным золотом дорогое изделие.
Затем Артур задал главный вопрос:
- Птолемей Леонидович, а вы, говорят, чинили большие городские часы на башне гостиницы «Бархатный угол» ...
- А, на башне полковника Клепцовского? Чинил, да. Вроде идут хорошо.
Кира тут же вмешалась, сказав доверительно:
- Дело в том, что мы с Артуром готовим реферат по истории этого дома, в частности башни. И нам очень нужно попасть в неё.
Птолемей Леонидович внимательно посмотрел на Киру.
- Да, это трудно. Ключ у мэра города, он даст не каждому…
- Послушай, дядя, а у тебя есть копия этого ключа? – тихо спросила Кира.
Птолемей Леонидович задумался, почесав кудрявую шевелюру худыми руками и промолвил:
- Когда я чинил часы, то сделал себе копию ключа от дверей в башню. Сейчас поищу.
Спустя пару минут ребята уже держали в руках заветный ключ.
Птолемей Леонидович важно поднял острый палец вверх:
- Даю только на один день. И пообещайте не попасться никому на глаза. Обещаете? Ведь без разрешения нашего городского начальства в башню никто не может входить.
- Птолемей Леонидович, мы осторожно и тихо, - сказал Артур. – А скажите, почему вы назвали эту башню каким-то именем?
- Именем? Ах да, башня полковника Клепцовского! Ну, это несколько подзабытое сейчас название, но вам, как исследователям, наверное, будет интересно знать эту давнюю историю.
Это случилось осенью тысяча шестьсот шестьдесят третьего года. Тогда шла большая война с Польшей и войско короля Яна Казимира, совместно с крымскими татарами, надвигались на нас. За городскими стенами был слышен гам, визг, клики с требованиями сдать город. Защитники города ждали подмоги...До ее прихода город должны были удерживать казаки во главе с недавноназначенным полковником Виктором Клепцовским, который был известен как благородный и образованный человек, меценат, собиратель различных древностей, а также коллекции живописи и нот замечательных музыкальных произведений. Предатель Полкан Аралез, о котором говорили, что у него голова собачья, а также местный торговец Мясковский поведали полякам о ценной коллекции полковника. Был отдан приказ захватить офицера живым!
Казаки храбро обороняли город, но под натиском превосходящих сил противника, были вынуждены отступить.
Последний бой состоялся у башни. Сын полковника – Максим Клепцовский, облаченный в железный панцирь, с саблей в руке, с несколькими казаками, оборонял башню внизу у входа, в то время, как его отец Виктор Клепцовский поднялся на самый верх. Почему – неизвестно, есть версия, что хотел спрятать в специальном тайнике в стене башни самые ценные экспонаты коллекции.
Максим дрался храбро и под ударами его сабли легло немало врагов. И тогда сам хан послал лучших воинов чтобы они уничтожили «злого шайтана». В бою погибли почти все казаки, погиб и сам Максим Клепцовский, хотя тела его не нашли. Вероятно, его изрубили в схватке или застрелили. Предатель Полкан, Мясковский и поляки поднимались по шаткой лестнице на башню. Вверху у стены их уже поджидал храбрый полковник. Он разрядил во врагов два пистолета, выхватил саблю и стал сражаться в рукопашную. Был ранен, поднялся на крышу башни, а затем шагнул в воздух ... Удивительно, что внизу тела полковника также не нашли, как и его сына. Какие - то люди заметили лишь птицу, сделавшую круг над площадью и взлетевшую в небо. С тех пор и назвали башню именем этого храброго полковника. Потом, как известно, жители разрушили плотину, отделявшую тогда город от многоводной Сеуты. Наводнение заставило врага покинуть город, немало захватчиков потонуло. Потом вода схлынула, а спустя день войска гетмана и князя освободили город.
Рассказ Птолемея Леонидовича заставил ребят притихнуть и призадуматься. Затем Кира сказала, что обязательно вставит рассказ о башне в реферат как приложение, а ключ пообещала обязательно вернуть.

***
Сразу после встречи с Птолемеем Леонидовичем ребята отправились к башне Клепцовского и внимательно посмотрели на окно комнаты, где жил мистер С. Артур надеялся увидеть лицо пленённого Вани. Но форточка была открыта, шторы не были задернуты (видимо таинственный жилец был дома), но никто из окна не выглядывал.
- Может мы на ложном пути? – засомневалась Кира. – Может не стоит затевать это дело с башней, а просто сообщить в милицию - пусть проверят этого субчика - «мистера»?
- Милиция уже ищет Ваню, да толку! Отец и мать места себе не находят, обыскали почти весь город, -горячо ответил Артур. - Ложный путь или нет, мы узнаем тогда, когда побываем в логове этого злодея. Но если ты боишься...
Кира с укором посмотрела на Артура и у того покраснели щёки.
Договорились встретиться в сквере вечером.
Они встретились, когда город уже зажёг гирлянды огней.
Шли почти всё время молча, а когда подошли к гостинице, то увидели чёрное окно.
- Я же говорила, что он обожает ночные прогулки! – воскликнула Кира.
Артур стоял задумавшись, а потом бросил:
- Вперед!
Не торопясь они подошли к двери, ведущей в башню. Артур вставил ключ и со скрежетом повернул его в замке. Замерли, вслушиваясь в немую тишину. Затем осторожно вошли в рассеянный полумрак башни, зажгли фонарики. Пахло мокрым бетоном, пылью, железом и вороньим пометом. У Киры на душе было ощущение какой-то древней тайны.
Стали подниматься по лестнице – ступеньки визжали и гнулись. Наконец, после долгого подъёма в темноте, они оказались на самом верху.
Здесь гулял колючий ветер. На всякий случай, привязав веревку к скобе и велев Кире страховать, Артур закрепил веревку вокруг пояса, осторожно пролез через окно и ступил на крышу. В пятки покалывало, гудел холодный ветер. Скользя на полусогнутых ногах по ледяной, занесенной снегом крыше он добрался до пожарной лестницы. Она покачивалась при прикосновении. Артур аккуратно поставил ноги на ступеньку и стал спускаться к окну. Стекло блестело, словно вода. Страх и волнение охватывали тело, давило в горле. Осторожно свесился над окном и попытался открыть, но напрасно. Попробовал форточку - она подалась. Аккуратно отворив ее, Артур, встав на фигурный подоконник, украшенный лепниной, нащупал шпингалеты, нажав, с трудом отворил окно, заклеенное бумагой.
С обезьяньей ловкостью Артур забрался внутрь, едва не запутавшись в шторе. На мгновение затаился, прислушиваясь. Далеко на улице сигналила машина, и порывисто шумел ветер. В комнате было тепло и ощущался какой-то цветочный аромат.
Кашлянув в кулак, Артур осветил фонариком помещение, нашёл выключатель. Вспыхнул золотистый свет. Комната была пуста. Никаких следов Вани!
Обстановка была аскетичной: кровать с постелью, какие-то шарики пепельного цвета на столе, а также объемный чемодан, по виду заграничный, который казался большой шкатулкой. В шкафу покачивалась на вешалке одежда. Чистота и строгость царили здесь.
«Да бедновато живет мистер С.», - подумал Артур.
С любопытством посмотрел на чемодан – шкатулку, в котором слышалось гудение с едва уловимым пением. Все попытки открыть крышку оказались тщетными.
Артур глянул в окно, осознавая, что Кира ждёт его где-то там, и тут же более тщательно задернул занавеси. Невольно опустил взор на крышку чемодана. Провёл рукой по его резной ребристой поверхности, по выступающим бокам. Вдруг с мелодичным пением крышка сама по себе стала подниматься.
Взору потрясенного Артура открылось нечто, находившееся в гнездах – ячейках-шестигранниках. Они немного напоминали домики янтарного цвета. В них роилось и жужжало нечто необычное. Вдруг что-то вспорхнуло: над шкатулкой взвились в воздух какие-то светящиеся бело-синие существа с крылышками. Артур обмер – он никогда не видел летающих людей! Но он читал что-то об эльфах, кажется у Андерсена или у Гофмана.
В одно мгновение свет в гнездышках – домиках стал притушен, как будто по велению волшебной палочки все существа поспешно вернулись в соты, и крышка захлопнулась.
- Что же ты делаешь? – прозвучал чей-то резкий голос.
Артур обернулся, присев от ужаса.
Позади него стоял мистер С. – аккуратный, изысканно одетый. В его глазах зажглись искорки гнева. Его тщательно выбритое лицо было худым, немного вытянутым, а на щеке был едва заметен длинный косой шрам.
- Как ты посмел? – сказал он сурово.
Артур в испуге отступил назад.
За спиною мистера С. стояла печальная Кира и смотрела виноватым взглядом.

***
Мистер С. нервными и худыми руками быстро захлопнул крышку шкатулки -чемодана. Гудение мелодий, небесные голоса сразу стихли, какое-то время царило угрюмое молчание, а обитатель комнаты с укором смотрел на притихших героев.
- Итак, вы незаконно проникли в номер, надеясь узнать побольше обо мне и найти Ивана, якобы похищенного мною. Но запомните, ничем делиться с вами я не обязан!Никого я не похищал и не собирался делать ничего подобного, я не занимаюсь такими делами.
Опять воцарилась тишина. Каждое слово мистера С. ощущалось, как удар плети.
- Мы умрем? – тихо и как-то безнадежно спросил Артур, не смея поднять глаз.
В воздухе снова повисла пауза.
- Хм, когда-нибудь – да, это неизбежный процесс, но в ближайшее время вам ничего не угрожает… А почему вы так решили? – спросил хозяин комнаты.
Артур тут же быстро заговорил:
- Простите меня, мистер…, я один во всем виноват! Это я залез в комнату, рылся в ваших вещах. Кира здесь абсолютно не причем, она лишь сопровождала меня.
- И помогала найти ключ…- язвительно промолвил мистер С. - Это очень дурно – шарить по чужим комнатам...Что-то неважно вы начинаете свою жизнь – суете свой нос в чужие дела! Для вас это может закончиться плохо, запомните это! Но убивать вас за это я не собираюсь.
Артур тяжко вздохнул и посмотрел в темные глаза мистера С, уловив в них льдистый блеск.
- Но вы ведь мистер Смерть? Разве не так?
Мистер С. швырнул свою трость в угол так, что она, зазвенев, красиво замерла там и громко расхохотался.
- Как вы сказали? Мистер Смерть?Почему вы решили…Нет в это трудно поверить!
Он смеялся от души, а Кира и Артур чувствовали себя побитыми собаками. Наконец успокоившись, хозяин комнаты добавил:
- Меня скорее можно называть «мистер Спасение» …
Ему ответила Кира со слезами и печалью в голосе:
- Но вы ходите под окнами людей, которые потом умирают. А затем приходите на кладбище. Вас там часто видят. Люди вас опасаются, считают ваше появление плохим предзнаменованием. Кроме того… Из-за вас умер мой папа!
Мистер С. тяжело, с укором посмотрел на нее.
- Я понимаю, о чем вы… Как вам объяснить…До конца вы всё равно ничего не поймете, не только в силу своего возраста или интеллекта, но ещё и потому, что эти вселенские тайны высшего порядка…Эти люди уже обречены, а я просто помогаю им уйти в мир иной, так сказать - провожаю в последний путь. На третий день душа отделятся от тела, и тут я её забираю. Я перехватываю её у тёмных сил – так это звучит на языке вашего мира... Я - собиратель душ талантливых людей – художников, композиторов, писателей, артистов, учёных…Они помещаются в мой сундук, где пока обитают в домиках, которые вам показались похожими на соты. А потом я делаю так, что эти души, а точнее – заложенные в них таланты оживают в новорождённых детях.
- И они наследуют этот талант?
- Дальше всё зависит от самого человека! Ему даётся только один внешний толчок. Если он разовьет в себе эти способности, разожжёт божью искру, превратив её в пылающий костер, то талант проявится в полной мере и украсит мир. Тогда земное человечество не оскудеет, культура и красота спасут его. Если нет – это беда! Но молодым талантам я тоже помогаю…
Артур уже с интересом, хотя и с некоторым страхом, слушал мистера Спасение. Даже его лицо ему казалось знакомым.
- Так вы ангел?
- Можно меня и так называть. Многие люди сторонятся меня, боятся и не понимают, что таков мой удел... Как проще вам объяснить? Я выполняю свою миссию!
Кира и Артур стали наперебой просить прощения.
- Ну, что уж теперь! Хорошо, что я не опоздал. Если бы припозднился – души бы вылетели в окно, затерялись, а хуже того – попали бы в злые руки, пришлось бы их разыскивать, спасать…
- Мистер Спасение, не знаете ли вы, как нам найти пропавшего Ваню? – осмелилась спросить Кира. – Это младший братик Артура... Мы обращаемся к вам как к существу... более могущественному, видящему и знающему больше, чем обычные люди.
Мистер Спасение задумался.
- А когда он пропал?
Получив ответ, он взял со стола четыре блестящих пепельных шарика, какое-то время с глухим звоном вертел их в руках. И вот они засветились, запылали, в них забегали крошечные фигурки.
Мистер С. долго вглядывался, подбрасывая шарики.
Ребята заинтересованно и с внутренним содроганием смотрели за процессом.
- Что это? – спросил Артур.
Вдруг шары погасли, и мистер Спасение поднял их:
- Четыре шара – четыре стороны света. Всё покажут – куда там вашим спутникам… В одном вы можете быть спокойны – ваш брат жив и здоров. В мире мёртвых его нет. А где он... Ладно, я постараюсь помочь вам.




Глава 4.

В один день жизнь первоклассника Вани Воинова сказочно переменилась. Женщина из автомобиля, который сшиб мальчика, старалась умилостивить пострадавшего как могла. Она заботилась о нем, как мать о любимом сыне. Когда Ваня очнулся в ее городской квартире, лежащий в постели, его тут же стала ласково опекать заботливая сиделка. Были приглашены лучшие доктора, и уже к вечеру Ваня встал на ноги. Добрая и прекрасная лицом женщина по имени Снежана Павловна повезла его в магазин, и тут уж Ваня не ударил в грязь лицом – выбрал лучшие игрушки! Полночи он играл с железной дорогой, радиоуправляемой машиной, рыцарями и пистолетами. Потом увлеченно рассматривал цветные иллюстрации в дорогих книжках, и под утро заснул счастливый.
На следующий день Ваня поехал по горной дороге в какой-то другой дом заботливой хозяйки. Они пронеслись по железному мосту над закованной в лёд рекой, по которой ветер нёс снег, и помчались куда-то в гору, мимо мохнатых елей и сосен, опустивших тяжёлые белоснежные ветки.
И вот на самой вершине, окружённой густыми лесами, их встретил высокий красивый дом, с островерхой крыши которого спадали комья снега. На пороге ждал старый слуга. Он нарядил мальчика в красивейший костюм и отвёл в его покои. Дом казался сказочным холодным дворцом с картинами и мраморными статуями, отшлифованными настолько тщательно, что они казались ледяными.
Ваня мог блуждать по комнатам сколько угодно, играть в разные игры. Приходила Снежана Павловна, целовала и гладила его по голове. Её речи были завораживающие:
- У меня нет сына, а я так мечтала его иметь. Теперь ты мне сын.Я так люблю тебя и готова всё для тебя сделать. Смотри какой чудесный дом, большой и холодный. А вот пламя в очаге, оно согреет тебя. Скоро подадут ужин, который насытит тебя. А потом я буду читать и петь тебе, и ты потихоньку уснешь.
Несмотря на то, что дом казался холодным, Ваня в нем совсем не мёрз, хотя и согреться почему-то не мог. Он протягивал руки к голубоватому пламени, оно не было горячим, жарким, но и не давало окончательно замерзнуть.
Новая повелительница читала ему, целовала на ночь, и он засыпал счастливый. А ночью он просыпался, вставал с широкой кровати с балдахином и подходил к окну. Замерли под луною безмолвные леса, спускавшиеся вниз по снежным склонам гор, и в лесах спали звери и птицы, в ледяных лентах рек - рыбы... Ване казалось, что он жил здесь всегда, остальная жизнь была далеко, казалась чужой и нелепой. А в этом зимнем царстве всё было настоящим.
***
Поездку на автомобиле по лесным дорогам Ваня воспринял с восторгом. Застывшие в снежно - ледяном безмолвии реки и леса казались ему царством холодного сна, которое принадлежало ему.
Когда они нашли незамерзающий ручей, то одним взмахом волшебной трости тут же сковали его в ледяной панцирь, настолько крепкий, что по льду можно было проехаться колесами. А когда поднялись на воздушном шаре в холодно-голубые воздушные массы, и Снежана Павловна дала Ване очки с дивными, льдисто-слюдяными стеклами, то он разглядел зимнюю страну более подробно. Он увидел сквозь толщу снеговых груд как спят медведи, барсуки и ежи в своих зимних обиталищах, как мчатся на охоту стаи волков, как собираются в большие группы лоси, чтобы защититься от серых хищников, как важно гуляют олени и скачками по белому полю передвигается ловкий заяц, как утепляет мхом своё гнездо юркая белка, как застыли на кустарнике румяные снегири и слышна барабанная дробь дятла…Это лесное зимнее царство было у его ног, сливалось с ним и впитывалось в него. И Ваня чувствовал, как от него отдаляется дом, и всё более родной и близкой кажется ему красивая и холодная Снежана Павловна, будто он всегда жил здесь и родился здесь.

***
Вчера Псоглавец и его банда напали на девушку, шедшую очень поздно из гостей. Задирали её вовсю, издевались. Курка порезал бритвой одежду девушки. Затем пустили её бежать, свистели и улюлюкали вслед. Деньги и вещи, разумеется, нагло отобрали. Отдали награбленное в общую кассу – Псоглавец, как обычно, разделил добычу.
Сегодня они избили старика, шедшего с полученной пенсией и продуктами. Вываляли его в снегу, облили кефиром и безумно хохотали во все лужёные глотки!
Потом Псоглавец расщедрился – зазвал братву на выпивку в бар. Погуляли на славу, а когда вышли - была глухая ночь. Последнее такси уехало в парк и пришлось идтипо домам через весь город.
Худого мужчину интеллигентного вида в пальто и шляпе они узрели на сей раз на улице Распустившихся Роз. Тот стоял, по обыкновению, рассеянно глядя в небо.
- Ты смотри... На ловца и зверь бежит! Никак знакомый наш клиент! - промолвил Псоглавец, потягивая чуткими ноздрями воздух. Он ощутил какую-то тревогу, но дружки мигом развеяли её, обрадовавшись добыче.
- Ах сука, теперь не уйдет, - зло прошипел Мясник. - Убью гада!
Долб тупо уставился на Псоглавца, шатаясь, ожидая команды, а тот кивнул:
- Окружай его, братва!
Они дождались, когда одетый с иголочки гражданин, ещё раз мечтательно поглядев на луну, зашагал по улице.
Когда он проходил мимо заснеженного кустарника, росшего возле приземистого здания музыкальной школы, навстречу ему из фигурных железных ворот выскользнули безжалостные чёрные тени.
Псоглавец, выплюнув окурок, впился глазами в прохожего и едко проговорил:
- Погоди - ка, дядя!
Перед ним стоял человек с восковым, хорошо выбритым лицом и шрамом на левой щеке. Глаза его были тёмными глубокими безднами. Человек быстро оглядел бандитов, но, на удивление, остался спокойным. Он будто даже не заметил блестевшую в лунных лучах опасную бритву в руках у лихого Курки и большой, отливавший холодной сталью, острый нож у безжалостного Мясника.
Лишь на миг глаза окружённого незнакомца полыхнули каким-то яростным огнём. И Псоглавец вдруг весь съёжился – непонятный липкий страх пронзил его.
«Мистер Смерть», - эта дивная фраза промелькнула в голове, и Псоглавец стал оседать на покрытый мёрзлым снегом асфальт. Потом неожиданно стал на колени и залился слезами.
Мистер С. (а это был он) холодно улыбнулся, глядя на тех, кто преградил ему путь.
Всё вокруг в один миг изменилось - зрелище было впечатляющее! Псоглавец, стоя на коленях, трясся от страха, рыдал и молил о пощаде.
Мясник внезапно заметил, что вместо ножа у него в руках острая железная проволока, стальные шипы которой, вонзаясь, вспороли его вены. Брызнула кровь. Руки покрылись тёмно-красными лентами, стекающими на снег.
Курку корчило – бросив бритву, он катался по снегу в агонии, а потом стал зарываться в сугроб, дрожа от холода. Там он и замёрз.
Долб бросился бежать, не разбирая дороги, ничего не соображая от страха. За ним чёрным клубком гналась какая-то страшная тень. Он забежал на стройку, пытался перепрыгнуть внезапно возникшую на пути канаву, но полетел куда-то вниз (его потом нашли мёртвого в котловане).
У Псоглавца действительно выросла песья голова, которая прижала уши. Её визг и поскуливание вызвали у мистера С. вспышку гнева.
С отвращением он махнул рукой. Тут же Псоглавец ринулся прочь и пропал навсегда, будто его и не было.
А сам мистер С., подняв трость, завертелся волчком и, обратившись в ястреба, поднялся в холодное зимнее небо.

Глава 5.

Страдание матери и отца, их переживание за младшего сына было настолько глубоким и пронзительным, что Артур решил, чтобы хоть как-то успокоить их, сообщить, что Ваня жив и здоров, и что он знает об этом наверняка.
Аркадий Николаевич и Наталья Петровна сразу же стали выпытывать откуда эти сведения. Артур стойко держался, но, под напором слёз и просьб, решил уступить и кратко поведал родителям о мистере С. Он только опустил странные обстоятельства их знакомства, туманно объяснив, что встретил этого гражданина на улице, после похорон Константина Васильевича, папы Киры, разговорился с ним…
Далее началось ужасное – отец и мать бросились разыскивать этого загадочного гражданина, и Артур не в силах был их остановить! Он шагал за родителями в направлении гостиницы «Бархатный угол» и думал, как неловко ему будет смотреть в глаза мистеру С.
Но администратор гостиницы охладила пыл непрошенных визитёров.
- К сожалению, жилец из пятидесятого номера выбыл, -сухо сказала седовласая и важная женщина.
- Когда?! – почти хором спросили отец и мать.
- Сегодня днем. Он забрал свои вещи, а их у него немного, и отбыл в неизвестном направлении.
- Но нам очень нужно его найти... Как говорится, помогай другим — и беда минует тебя... Поэтому мы просим о помощи. Этот человек что-то знает о нашем сыне. Как он записался? Какой его адрес? – настойчиво спрашивал Аркадий Николаевич.
К сожалению регистрационная книга оказалась пуста. Это вызвало недоумение у администраторши.
- Странно! Я прекрасно помню, как записывала все данные. Он и паспорт мне показывал! Но куда исчезла запись? Просто не понимаю…
- А что вы вообще помните о нем? – спросила Наталья Петровна.
- Ну, помню - он такой был вежливый, галантный, хотя и казался несколько странным, - отвечала слегка растерявшаяся женщина, поправляя большие очки. - Знаю, что люди немного побаивались его, сторонились, по городу распускались всякие нелепые слухи. А мне он нравился… Любил поздние прогулки, иногда ночью приходил. На похоронах каких-то бывал, но подробных расспросов о себе не любил... И вот этот ваш мальчик (она показала на Артура) к нему приходил, интересовался… Ну, что ещё я о нём помню? Помню ещё, что он взбирался на башню и любил там стоять. Как-то проронил, что она вызывает у него не самые приятные воспоминания, но всё же почему-то посещал её…
- Он ничего не говорил вам о Ване Воинове? – спросил Аркадий Николаевич.
Администратор гостиницы печально покачала головой.
- Я понимаю вас, но... увы, нет… Он вообще не склонен был к разговорам. Два месяца жил, а за всё время и десятка предложений с него не выжала…
- Но имя и фамилию его вы хотя бы помните? - спросила Наталья Петровна, вытирая покрасневшие глаза.
- Сейчас, попробую вспомнить. Кажется, Спасов! Точно – Спасов Ян Дмитриевич! Так он и записался.
В милиции тоже ничего не слышали ни о каком Спасове, ни о мистере С...
Вечером, когда они грустно сидели в доме на семейном совете, раздался звонок в дверь. К Артуру пришла Кира. Артур ей рассказал об исчезновении мистера С. и о предпринятых ими поисках.
Кира сказала серьёзно:
- Мне кажется - ничего не нужно предпринимать. Нужно просто ждать. Набраться терпения и ждать. Мистер С. ведь сказал, что он всё разузнает.Я верю ему. Вот увидите, он сам нас найдет, или как-то даст знать.
Собираясь домой и надевая пальто, она попросила Артура проводить её, таинственно шепнув:
- У меня для тебя кое- что есть…


***
Они шли по улице. Под фонарями искрился снег, и Кира увлеченно рассказывала:
- Я была сегодня в библиотеке, искала литературу про наш город. Знаешь, что я нашла? Книгу за 1875 год!Саму книгу трудно читать, шрифт старый, но там есть иллюстрации! Есть виды города, выдающиеся люди… И я видела портрет полковника Клепцовского. Знаешь на кого он похож? Не поверишь! На мистера Спасение!
- Не может быть. Постой, ведь столько лет уже прошло! – сказал Артур.
- Убедись сам! Не зря меня папа рисовать учил. Я портрет его перерисовала. Смотри!
Они подошли к ближайшему фонарю, и Кира вынула из сумочки лист бумаги.
- Действительно, очень похож! Прямо вылитый... Такое лицо, как бы... вытянутое, впалые щеки, бакенбарды... Только здесь в он в военной форме… Слушай, а ты ничего не пририсовала здесь от себя? – спросил Артур.
- Обижаешь, - протянула Кира. – Я лицо точно перерисовала, а мундир только наметила – не это главное! Я заметила вот что...Шрама - то нет! Ведь у мистера С. есть на щеке шрам, помнишь?
- А может это его, как это…потомок?
- Конечно, может быть. Быть может у его сына Максима были дети... Хотя нигде не говорится, что он был женат. У самого полковника кроме сына Максима детей не было…, - увлечённо говорила Кира. - Но вот что мне приходит в голову. А если мистер Спасение это и есть каким-то волшебным образом оживший в наше время Виктор Клепцовский? Ведь мы с тобой убедились, что чудеса случаются, мир не так уж прост и вероятно существует иной свет...
- Да, мир сложнее, чем нам описывают в школе, это так. До вчерашней ночи я и не подозревал о существовании ангелов и думал, что волшебство бывает лишь в сказках! – сказал озадаченный Артур. -Что касается полковника… Ведь тела упавшего с башни Клепцовского так никто и не видел!
- Легенда гласит, что, упав с башни, он не погиб, а исчез. Вроде как превратился в птицу. Кстати, его сын Максим мёртвым также не был найден, - сказала Кира.
- Возможно его тело унесли воды Сеуты.
- Ну, да, ведь город был затоплен….
- Ну и дела! А я сейчас за Ваньку сильно волнуюсь. Ты знаешь, я твердо верю, что он жив. Вот бы узнать где он? – нахмурившись сказал Артур.
В это время они уже подходили к дому, блиставшему яркими переливами светящихся окон. У подъезда Кира обернулась, чтобы попрощаться с Артуром. Он вдруг легонько обнял её. У Киры внутри всё замерло, на мгновение она приникла к нему, спрятав лицо у него на груди, вдохнув свежесть зимнего вечера и мягкий запах пальто.
В следующий миг Кира смущённо отпрянула и, махнув рукой, бросилась наверх по лестнице.
Взволнованный Артур вышел из подъезда. Мир закружился в хороводе и стал красивым, как картинка.
От чёрного ствола дерева, росшего неподалёку, отделилась фигура. В своём неизменном длинном черном пальто и шляпе, опираясь на трость, перед Артуром предстал невозмутимый мистер Спасение.
- Вечер добрый. Я тебя ждал, но не хотел прерывать твоё прощание с подругой, - проговорил он.
Появление мистера С. обрадовало Артура.
- Я очень рад вас видеть! Мы сегодня так искали вас!
- Я знаю. Но пока не мог с вами увидеться по разным причинам. Пойдемте. Это ненадолго.
Мистер С. двигался по улице широкими шагами, и Артур еле поспевал за ним. Они вошли в небольшой бар под названием «Пингвин». В душноватой комнате белыми хвостатыми дракончиками плавал сигаретный дым. Плавно лилась негромкая музыка. Артур никогда не бывал здесь и смотрел на всё удивлёнными глазами. Официант принёс им китайский чай в фарфоровых чашечках.
Артур заметил, что во время разговора мистер Спасение почти не пил чаю, только пригубливал. Он немного попенял Артуру, что тот проговорился родителям и дальше сказал следующее:
- Ваш Иван жив и здоров. Но он находится в плену.Власть и возможности той, у кого находится твой брат, достаточно велики в этом мире, чтобы открыто противостоять ей. Эта женщина – колдунья, властительница снега и холода. Она одинока, страдает от этого, и Иван пришёлся ей по душе. Да и он быстро привык к ней, к её холодному царству и просто уговаривать его бесполезно – он не вернётся! Насильно забирать, с помощью органов правопорядка – даже смешно. Волшебница перепутает дороги в лесу, заманит в полынью или в овраг, под снежную лавину или в бурю кого угодно. Техника тоже не поможет. Бронетранспортёр застрянет, вертолёт попадёт в туман... Да, вот такие невесёлые сведения. Но, чтобы успокоить родных хотя бы самим фактом существования Вани, можешь сообщить – завтра он будет в городе. В два часа дня они приезжают забирать новый костюм у одного из лучших портных. Снежана Павловна возьмёт мальчика с собой, вообще, она редко с ним расстаётся... Можно, конечно, попробовать предпринять какие-то меры, но я убеждён - они не увенчаются успехом!
- Но и что же тогда можно сделать? – спросил изумлённый Артур. – Вы можете подсказать какой-то выход из ситуации?
Мистер С. улыбнулся одними губами, а потом тяжело вздохнул:
- Конечно, я мог бы вернуть мальчика, чисто технически. Это сделать непросто, но можно... Но он не будет прежним Иваном!
- Но всё же должен быть какой-то выход?
- Есть другой путь. Его должен освободить герой, - твёрдо сказал мистер С.
- Герой? Но как? Какой герой?
- Во имя освобождения Ивана нужно совершить подвиг, пойти на риск...
- Но кто это может сделать? Папа? Где найти нам какого-то героя? – в отчаянии спросил Артур.
- Должен сразу огорчить – родители не подходят, сущность у них не та.
- А кто же подходит?
- Сейчас я не могу сказать точно. Но, можешь попробовать ты, Артур!
- Я? Но я же... мальчик!
Мистер С. откинулся на спинку кресла и рассмеялся:
- Мальчик? Какой же ты мальчик? Ты уже настоящий мужчина! И на башню влезть можешь. И по крыше скользкой пройти. И на карнизе стоять. И даму сердца охранять. Да ты даже не подозреваешь о своих скрытых возможностях! Да и имя твоё о многом говорит. Ты читал о короле Артуре?
- О том, который создал орден рыцарей Круглого Стола?
- Именно! О вожде бриттов.
- Да, конечно читал!
- Ну, вот. Он ведь был рыцарем. И ты – рыцарь, раз носишь это имя! Подумай, не торопись, дело сложное, подвиг непростой. Но только ты сможешь вызволить брата.

***
На следующий день взволнованное семейство Воиновых поспешило к Дому Мод. В два часа к крыльцу прибыла роскошная машина. Из неё вышла ослепительной красоты женщина в белом, водитель спортивного вида, солидный слуга и мальчик – серьёзный и благовоспитанный. В нём не сразу можно было узнать Ваню Воинова.
Наталья Петровна всплеснула руками и, сияя от радости, бросилась к сыну:
- Ванечка, сыночек, родненький мой!
За ним поспешил улыбающийся отец.
Но их искренний порыв был остановлен холодным взглядом мальчика.
- Здравствуйте!Чего вы хотели? – спокойно спросил Ваня.
- Вернуться в родной дом всегда хорошо и уместно, сынок! Пойдем, тебя ждёт тепло родного очага, – промолвил Аркадий Николаевич
- Дело в том, что я приехал на примерку моего нового костюма, - ответил Ваня без улыбки.
- Какого костюма, сыночек? – сказала Наталья Петровна. - Я так рада, что я нашла тебя! Какой ещё костюм? Мы получше костюм тебесправим! Ванюша, любимый, пойдём домой!
Ваня удивленно посмотрел на неё.
- Домой? Но я только из дома.
- Из какого дома?
Ваня неопределённо махнул рукой.
- Там далеко за лесами на высокой горе мой дом. Он большой и просторный. В нём всегда царит прохлада. Я - владыка всего леса, я - лесной волшебник. Мне все покорны – звери и птицы…
- Что ты городишь, Ванька! Перед тобой мама твоя! Всегда помни о своих родных! А ну быстро домой и не выдумывай! –слегка вскипел Аркадий Николаевич и, немного растерянный, стал тащить Ваню к трамвайной остановке. И вдруг отдёрнул руку – ладонь сына была ледяная!
Мать обняла мальчика - он был холоден.
- Простите, но вы задерживаете нас. Видите, мальчик сам не хочет с вами идти, - вмешалась Снежана Павловна, пристальным и суровым взглядом наблюдавшая за семейной сценой.
- Я не хочу идти к вам, - вдруг громко сказал Ваня. – Вот моя мама. А там мой дом. Мне там интересно.
Он подал руку женщине из автомобиля, и они пошли к дверям заведения, где их уже ждали.
Наталья Петровна горько заплакала:
- Это не Ваня, это не мой сын… Они подменили его, или что-то сделали с ним. Ох, горе- горе!
Аркадий Николаевич обнял её и грустно, невидящими глазами, смотрел на снег.
Артур и Кира стояли поодаль, мрачно наблюдая за происходящим.

***
В тот же день Артур получил записку от мистера С. В одиннадцатом часу следующего дня они встретились в баре «Пингвин». Мальчик выглядел грустным и потерянным. Это заметил всегда суровый мистер Спасение.
- Ладно, не печалься.В твоей беде всё же можно помочь, хотя и очень трудно, - мягко сказал он. - Но помни, никто из близких не должен знать о твоей миссии. Это дело только твоё…
- Я готов, - сказал Артур, открыто и печально глядя в глаза своему собеседнику. – Скажите, что нужно делать.
- Иного ответа я и не ждал, - заметил мистер С. – Не торопись, дело не такое простое.
И он извлёк из кармана пальто старую потрёпанную карту. Они долго рассматривали её. Мистер С. скрупулёзно и чётко давал необходимые советы и рекомендации.
- Так что путь предстоит неблизкий. Через лес, на гору…
- Но мы живем в двадцатом веке. Неужели туда не ходит никакой транспорт? – спросил Артур.
Мистер С. вздохнул и сказал негромко:
- Ходит. До какой-то определенной границы. Но прямые пути не всегда есть правильные. Смотри... На рейсовом автобусе ты доберешься до посёлка Сычёво. Запомнил? А потом придется идти пешком по неважной дороге до Горищ. Дойдёшь, там постучишься в крайний дом, запомни - в крайний, и тебе окажут помощь, дадут всё самое необходимое. Вот тебе две золотые монеты – будешь давать тем, кто тебе окажет помощь.
Артур подкинул на ладони монеты:
- Ух ты! Настоящие?
Мистер С. внимательно посмотрел на Артура и промолчал.
Артур спрятал монеты и посмотрел на карту.
- В лесу немудрено и заблудиться, - сказал он.
- Я предусмотрел это.
Мистер С. извлёк из кармана пепельные шарики. Один из них положил перед Артуром. Тот молча покатал его по столу.
- Когда почувствуешь, что не знаешь куда идти – подбрось его перед собой...И ещё, подумай, что для твоего брата было самым заветным его увлечением, или занятием? Это может иметь значение, – сказал мистер С.
- Ну, не знаю, - Артур задумался. - Ну, например, он растил розу. Он очень любил свою розу, лелеял ее… И сад очень любил возле бабушкиного дома. Мы бываем в этом саду каждое лето, и Ваня всегда помогает ухаживать за цветами.
- Хорошо, - тихо сказал мистер С., едва заметно улыбнувшись.


Глава 6.

На следующий день Артур,запасшись самым необходимым, тайно покинул дом и отправился в путь.
Поначалу дорога казалась ему совсем не сложной.
Утренний автобус, покинув город, не спеша двигался среди покрытых снегом полей и деревьев. Серебряная дорога сверкала, будто была украшена драгоценными камнями. Мимо пролетали продутые зимними ветрами городки и сёла. Артур наблюдал, как ребятня, радуясь яркому солнцу, каталась на санках и на лыжах, играла в снежки, резала коньками лёд на спящей под ледяной бронёй реке.
Артур жмурился от яркого солнца. Но вотпо обе стороны дороги начался густой еловый лес, и едва заметное волнение охватило мальчика.
Яркое зимнее солнце, блиставшее в вышине, заволоклось лёгкой дымкой, и постепенно гасло, спрятав красноватые лучи за тучами.
- Поселок Сычёво, - сказала сидевшая рядом старушка. - Тебе выходить...
Он вышел, стал на мёрзлую землю, поправил рюкзак, огляделся и зашагал по брусчатке в направлении посёлка. Окназапорошенных снегом хат были расписаны морозом. Рядом с дворами замерли в пушистых снежных нарядах кусты и деревья.
На улице было пусто, лишьхолодный ветер гудел проводами, веялся дымок из дымарей, да возле «Сельмага» стояло несколько человек, ожидавших открытия магазина после обеденного перерыва.
Артур спросил у местных жителей, как лучше идти, чтобы попасть в Горищи. Люди молча смотрели на него, потаптывая ногами, изо ртов клубился пар.
- У нас редко кто туда ходит, - наконец-то сказал какой-то старик, поглаживая рукавицей обледенелые усы. – Но уж коль, милок, тебе так нужно, то шагай прямиком по этой дороге до сельсовета, от него влево возьми... Дорога немного в гору пойдет, через лес. Через пару часиков глядишь и дойдешь!
Артур поблагодарил и пошёл, ощущая взгляды в спину.
Он свернул у сельсовета, как ему и было велено.Дальше началась грунтовка, разъезженная машинами. Но чем дальше он шёл, тем дорога всё больше сужалась. И вот он уже зашагал потаинственно дремавшему зимнему лесу. Близился вечер, но вокруг было светло от снега.
Стало немного жутко, но подбадривали весёлые огоньки далеко впереди. Пройдя мимо покосившегося указателя «Горищи», Артур вошел в маленькое село, буквально засыпанное снегом. Подошёл к ветхому дому, который казался сказочным существом, надевшим меховую шапку с бриллиантовыми сосульками. Рядом с домом горой высился стог сена.
Артур робко постучал в заиндевелую калитку, а потом громче, чем вызвал лай собаки. На крыльцо кто-то вышел, цыкнул на собаку. Скрипнула задвижка, и калитка медленно отворилась. Человек с вислыми усами и в шубе, чуть сутулясь, повёл Артура по расчищенной дорожке.
В доме Артур как следует разглядел хозяина. К его удивлению тот был очень похож на мужика изСычёво -такое же круглое лицо с пышными усами. Артур отдал ему золотую монетку.
- Долго же ты шел, - сказал хозяин, улыбаясь в усы. – Я уж думал навстречу тебе внучку послать.
Из соседней комнаты вышла девочка со светлыми, будто лён, волосами.
- А ну – ка, собери нам поужинать. Видишь, молодой человек с дороги, проголодался, устал, - сказал хозяин, слегка окая при произношении слов. Меня зовут Артём Иванович. А фамилия моя Бублик. А это Светланочка, моя внучка.
Сели за стол грубый, деревянный, как и вся обстановка в доме.
Далее хозяин спросил о том, как Артур добрался.
- Пока хорошо, - сказал Артур. – Дорога нормальная. Но, как я понимаю, самое трудное впереди.
Артём Иванович кивнул.
- Правильно понимаешь, хлопец, - сказал он, запивая пищу запашистым чаем. И тут же добавил:
- Да ты пей чай, согревайся, кушай... Так греться тебе не скоро придётся. Путь долгий, по нашим снегам его легко не одолеешь! Лыжи возьмешь...
После ужина Света, внучка хозяина, бывшая на каникулах у деда, позвала его в соседнюю комнату, где на горячей лежанке была готова постель.
- Постель устлана высушенными лесными травами. Ложись, сил набирайся перед долгой дорогой, - немного нараспев сказала она.
Ложе оказалось твердым, но как только голова Артура прикоснулась к подушке, он сразу погрузился в сон.
Утром Артём Иванович разбудил его рано - ещё горели над хатой синие звезды. Заголосили петухи. После завтрака Светлана напоила Артура горячим молоком и стали собираться.
Старик протянул Артуру котомку с едой, которая была аккуратно уложена в рюкзак. На дворе Света подала Артуру лыжи с палками.
Артём Иванович промолвил:
- Возьми лыжи, так будет вернее. Внучка тебя проведет за село и дальнейший путь укажет. Ну, а дальше – сам!
Вышли и не спеша пошли по сельской улице. В домах уже горели огни и топились печи. Лаяли собаки.Возле домов в пушистых снежных нарядах стояли ёлки. Света была молчаливой, о своей учебе в небольшом поселке рассказывала немного.
Посоветовала:
- Ты много не говори, а то горло застудишь. И силы экономь – пригодятся.
И помчалась вперёд, да так, что Артур едва поспевал за ней.
За селом Света воткнула палки в снег и приготовила лыжи.
Безмолвный лес стоял впереди ровной стеной и, казалось, спал.
Они быстро пошли вперед, и Артур старался приноровиться к быстрому бегу Светы на лыжах. Постоянные тренировки с отцом не позволили ему отстать. В лесной глубине в верхушках сосен стал гулять ветер, стряхивающий с ветвей снег, похожий на белую пыль. Наконец они остановились на одной из полян.
Какое-то время Света стояла, осматривая местность и тяжело дыша, а потом произнесла, выдохнув облако пара:
- Дедушка велел передать, что к вечеру ты доберешься до старого дома. Там тебе помогут.
Артур удивился:
- Но я же не знаю пути.
Света указала рукой в варежке:
- Держи путь на чёрную скалу. Видишь, её голова высится на фоне неба? На ней никогда не бывает снега. А дальше делай, как тебе велели...
Артур вспомнил советы мистера С.
Света пристально посмотрела в лицо Артуру, осторожно смахнула с его плеч снег и пожелала удачи. Возвращаясь, она на минуту остановилась на дальнем конце поляны, оглянулась и помахала на прощанье.
Так Артур вновь остался один.

***
Какое-то время оншёл и думал о том, какова будет реакция родителей, когда они обнаружат его записку. Он очень надеялся на то, что Кира успокоит их! Поневоле Артур залюбовался красотой зимнего леса. Под деревьями коврами лежали глубокие сугробы. Между деревьями виднелись следы каких-то лесных зверей. Ветки опустились под тяжестью снега. На одной из веток он заметил птиц и узнал снегирей. Артур свистнул, птицы взлетели, и ветка уронила свой белый рукав на синюю тень.
Разрезая лыжами белоснежную скатерть, Артур упрямо шёл вперёд.
В полдень он достиг чёрной скалы и сделал привал. Надо было отдохнуть и подкрепиться теми припасами, что прихватил из дома, а также дал Артём Иванович. Хорошо, что старик предусмотрительно снабдил его сухими поленьями, а в пионерском лагере научили разводить костёр в любую погоду.
Когда огонь запылал - стало веселее. В маленьком котелке забурлила вода.
Поев и передохнув, Артур закрыл термос, всё тщательно упаковал и вновь стал на лыжи.
Так он и шёл, временами отдыхая, пока солнце не стало угасать.
Постепенно высыпались на небо звёзды.Начал дуть пронизывающий ветер. Большой и круглый шар луны выплыл из облаков и повис среди холодных звёзд.Под лунным светом таинственно блистал снег.
Артур растерянно смотрел на лесную чащу, сплошь уснувшую в сугробах. Никакого старого дома не было видно. Он вдруг остро ощутил своё одиночество в этом лесу, на этой планете, во всей вселенной. Где-то далеко, в каким-то прошлом сне были родители, школа, Кира... Сейчас он думал лишь о Ване, как он может помочь ему и что он сможет сделать? И как добраться до него среди этого бесконечного леса?
В полутьме начался спуск в заснеженный овраг. Артур полетел на лыжах вперед и попытался отклониться от острой ветки дерева. Для этого он резко свернул в сторону и как раз попал во впадину. Весь вес пришёлся на одну лыжу, и как назло - под нею оказалась пустота! Послышался хруст - лыжа сломалась как раз в том месте, где было крепление. Идти на обломке не представлялось возможным. Пришлось ковылять на одной...
Он сел передохнуть под елью.
Что делать? Можно попробовать обчистить ветку и приспособить её вместо одной лыжи... Нет, это нереально! Холод усиливается, нужно идти. Как не хочется вставать! Артур уселся поудобнее, тревожно обдумывая случившееся, пытаясь успокоиться. Постепенно согрелся, и его потянуло на сон.
«Нет спать нельзя! Это верная гибель!»
Ему вспомнились герои Джека Лондона. Превозмогая боль и усталость, Артур заставил себя встать. Потом вспомнил о пепельном шарике мистера С. Вынул его из кармана и удивился!Шарик светился в темноте, переливаясь голубым, зеленым, оранжевым цветами.
«Ну, хорошо. А дальше? Бросить его? Так он же утонет в снегу!»
Какая-то невиданная птица пролетела над головой. Словно фонари горели её большие жёлтые глаза. На миг он заметил крючковатый клюв. Сова гукнула и исчезла.
Руки сами по себе разжались и уронили шарик. Он не упал, а повис в воздухе, переливаясь, а потом медленно полетел вперёд, как будто звал за собой.
Артур начал карабкаться за шариком вверх по склону, а потом побежал что было сил. Иней садился на его веки, глаза слезились. От трудной ходьбы болело в груди. Когда он увязал в сугробах, шарик зависал на месте, будто ждал его.

***
Старый дом появился лишь спустя примерно час. К этому времени Артур уже еле шёл, совершенно выбившись из сил, следя за плывущим по воздуху шариком слезящимися глазами. Потом шарик завис в воздухе, и Артур аккуратно взял его. Шарик снова стал пепельным и отправился в карман.
Артур постучал. Дверь медленно и со скрипом отворилась.
Мальчик испуганно вздрогнул – на двери сидела сова и смотрела на него большими глазами. Она взмахнула крыльями, и перед ним предстала старуха. Она была высокая, но сгорбленная годами. Из-под старой, уже немодной шапки виднелись завитки седых волос. Нос у неё был большой, крючковатый и, казалось, отливал сталью.
- Вечер добрый, -еле слышно промолвил Артур одними губами.
- Ну, наконец-то добрался, мой жданчик. Уж заждалась тебя. Бедненький, совсем замёрз. Ничего, у меня натоплено, согреешься... Мне ничего не велели передать? – сказала она скрипучим голосом.
Артур достал золотую монету.
Старуха улыбнулась и попробовала монету на зуб.
- Заходи, мой милый жданчик, будь как дома... Меня Агриппиной Яковлевной зовут.
В бревенчатом жилище пахло лесным духом. Стёкла окон были покрыты причудливыми узорами и запорошены инеем. Мерно шли большие ходики: тик, так…
В печке полыхал багровый огонь. По комнате были развешаны различные пучки трав, сушёные коренья и грибы.
- Садись, любезный, за стол. Небось проголодался. Сейчас ужинать будем.
- А ещё лучше полезай на печку, тут теплее, - послышался чей-то тонкий и немного ворчливый голос за спиной.
Артур обернулся. Огромный толстый кот лежал на горячей печке, на вышитом рядне. Артур осмотрелся - больше говорить было некому.
- Погоди, Василий, пусть гость откушает, а то, глянь-ка, совсем отощал, - сказала Агриппина Яковлевна. И громко позвала скрипучим голосом:
- Машка! Ты где? Хлебосолку давай, страву тащи!
Из маленькой подсобной комнаты, служившей видимо и кухней, выскользнула мышь в человеческий рост, одетая в серое платье, засаленный белый фартук и чепец.
- Бегу, барыня, бегу.
Артур был поражён мышью не менее, чем говорящим котом!
Агриппина Яковлевна страшно улыбнулась, выставив обломленный коричневый зуб:
- Моя служанка ещё с молодых лет! Когда-то жила в имении моего батюшки. До сих пор барыней кличет. А я… Опростилась я с тех пор. Вот много лет уже живу, а когда это кончится – не знаю! Значит, нужна ещё!
Юркая мышь быстро постелила на стол скатерть – хлебосолку и вынесла душистый каравай.
В дальнейшем Артуру пришлось только удивляться, ведь дом старушки стоял в глубине глухого леса, а на столе были кушанья самые изысканные. Когда он вволю насытился, Агриппина Яковлевна, управлявшаяся у печки, сказала, блеснув стальным носом:
- Ну вот, а теперь и отдохнуть тебе пора. Марш на печку! А за это время я чего ни будь, да и придумаю.
Уставшего смертельно Артура не надо было долго упрашивать. Ему понравилось, что говорящий кот уступил ему часть печи, а сам без лишних слов свернулся клубочком у его ног.
В доме ощутимо пахло углём, дровами и сухими травами. Артур с помощью монетки проделал во льду окошка маленькое отверстие.На дворе шуршала позёмка. При свете луны проглядывалось что-то похожее на погост. Деревья вокруг хоть и стояли в зимних уборах, но всё же не казались лесными. Похоже, это был заброшенный сад.
Под мерный стук часов и мурлыканье Василия Артур уснул.

***
Утром, когда мышь Маша убирала тарелки после завтрака, старуха Агриппина Яковлевна дала Артуру какое-то горьковатое варево из кореньев.
Артур поморщился, выпив, но, спустя время, ощутил необыкновенный прилив сил.
Агриппина Яковлевна улыбнулась, показывая свой единственный зуб:
- Тебе предстоит, любезный, длинная дорога. Различные опасности и трудности ждут тебя - силы понадобятся. Пока ты почивал, я тут умишком пораскинула. Видишь вот эту палку с бронзовым наконечником? Это старинная складная трость. Уж коль попадёшь в опасное положение – очерти ею круг - он охранит тебя! Вот гребень – не простой, а волшебный! Он от погони спасти может. А вот тебе семена расчудесные. Рассыпь их – и наступит весна, вырастет дивный сад, в котором будет любимый цветок твоего братца. Но только на пять минут, не больше! И ещё... Помни - любовь и доброта смогут всё преодолеть!
Артур покорно принял дары, не задавая лишних вопросов.
- Пойми – больше помощи ни от кого не будет! Но ещё одного помощника я тебе предоставлю.
Агриппина Яковлевна вышла на порог и вдруг свистнула громко, по-молодецки.
Отряхиваясь от снега, посыпавшегося с ветвей, пришёл огромный волк, ростом с доброго телёнка.
- Вот тебе верный помощник – железный волк. Не пугайся его! Своих он не тронет...Дело в том, что без лыж тебе не одолеть дальнейший путь. Конь тебе ещё тоже не годится, а вот волк будет в самый раз. Смело садись на него.
Артур недоверчиво подошел к волку и потрогал его шерсть. На вид она казалась металлической и была серебристо-серого цвета. Но на ощупь она была податливой и даже мягкой. Волчьи зеленоватые глаза спокойно смотрели на мальчика.
- Не беспокойся, тебе будет удобно.Он и не такое выдерживал! Волк тебе сослужит хорошую службу! Только проводник ему нужен. Так что, запускай свой шарик! – проскрипела старуха.
Когда они вышли за пределы запущенного сада, Артур на миг оглянулся. На фоне белых сугробов чернел старый деревянный дом. На пороге стояли Агриппина Яковлевна, мышь Маша и кот Василий. Они прощально смотрели вслед.

Глава 7.

Лес становился всё более дремучим и таинственным. Волк бежал, минуя снежные холмы и овраги, по лугам, занесенным вьюгой, пролезая под ветками деревьев, перелетая через буреломы, обрывы. Путь постепенно вёл вверх, на гору.
К обеду метель разыгралась, и гул вьюги заполнил весь лес. Артур ехал с зажмуренными глазами, уцепившись в волчью шерсть, временами глядя на переливающийся всеми цветами шарик, летевший впереди, и волновался – выдержит ли волк? Но крупное волчье тело мчалось вперед, только бег чуть замедлился. Шерсть зверя покрывалась снегом, и, понимая это, Артур соглашался на стоянки, чтобы волк отряхнул шерсть.
К вечеру наползла темень, вьюга усилилась, и продвигаться вперёд было очень трудно.
«Потерпи, скоро отдохнем», - пронеслось в голове у Артура, и он понял, что слышит мысли волка, который говорить не мог. Артур поймал шарик рукой и теперь проводником стал сам железный волк.
Действительно, вскоре нашли расщелину в скале, полузанесённую снегом. На пещеру это было мало похоже, но всё же это была хоть какая-то защита от пронизывающего насквозь ветра.
Сучьев с собою было очень немного – хватило лишь на то, чтобы подогреть пищу, вскипятить воду.
Поймав взгляд Артура железный волк, мирно лежавший у входа, поднялся.
- Нужны дрова, - сказал Артур. – Но где их добыть – всё вокруг занесено снегом? Нужно найти буерак, там валежник…
Волк медленно повернулся, как бы осознав задачу, и исчез в снежной пелене.
Артур остался один. Какое-то время он сидел, слушая вой ветра, а потом беспокойно выглянул наружу. Ветер немного утих, буран прекратился, но было очень холодно.
За облаками светилась луна. Легкие порывы ветра налетали и несли сухой снег. Было тихо и страшно.
На снегу тут и там показались серые тени. Горели красноватые и зеленые огоньки. Слышался голодный вой.
«Волки!», - мелькнуло в голове у Артура. Но вскоре серые тени пропали, уступив место огромной, черной. Тень подходила всё ближе, и Артур осознал, что это медведь.
«Медведь – шатун? Но откуда он здесь? Обычно такие встречаются гораздо севернее».
Артур читал, что шатуном называют бурого медведя, который по той или иной причине не успел накопить достаточного количества жира под кожей и не может спать в берлоге до весны. И этот медведь в беспокойстве бродит по лесу в поисках пищи. Такой голодный хищник способен убить даже крупного лося или кабана, выйти победителем в поединке с вооружённым человеком.Но здешний обитатель был необычен. В страхе Артур укрылся в пещере. Когда громадное тело зверя появилось у входа, он схватил горящую головню из костра и сунул в хищную пасть. Зверь заревел, отступив, и тогда Артуру входа палкой Агриппины Яковлевны очертил магический круг. Сразу же граница круга вспыхнула огненной змеёй, через которую не мог перешагнуть медведь. Несколько раз зверь пытался перескочить огненную полосу, но каждый раз обжигался. Пахло палёной шерстью.
И тут сзади медведя раздался страшный рёв. Это вернулся железный волк. Он набросился на медведя и стал терзать его. Спустя время, хищник, весь израненный железными зубами, позорно бежал, где, вероятно, стал добычей лесных волков.
Железный волк притащил несколько обломков деревьев, которых хватило для поддержания костра.

***
Прогулка в зимний лес, лежащий почти у самого дома, стала для Вани уже привычной. Иногда он ходил в лес с заботливой и предупредительной Снежаной Павловной, а иногда Ваню сопровождал слуга, обладавший чудесными способностями. В глубине лесного царства им нравилось постоянно его преобразовывать, украшать разными способами. Ване на это требовался волшебный посох, а слуге – только взмах руки.
Но иногда Ваня с увлечением строил ледяные горки и крепости. Тогда он обычно оставался один. В такие труднодоступные места даже опытному и выносливому человеку добраться было невозможно, поэтому охрана мальчику была не нужна.
Сегодня Ваня вышел к своему ледяному дворцу, чтобы отделать его внешний вид – парадное крыльцо и козырёк над ним.
Он привычно взял посох в руки и приготовился взмахнуть им, как вдруг ему показалось, что сегодня что-то не так! Какое-то обстоятельство мешало заняться привычной игрой. Мельком он увидел нечто, заставившее его волноваться.
Ваня беспокойно оглянулся. С изумлением он глянул на голубоватый сугроб. В снегу виднелась головка чудесного цветка! В мальчике начало пробуждаться ощущение чего-то смутно знакомого, будто воспоминание о давно прошедшей и такой счастливой жизни!
Скрипя снежным настом, он подошёл к сугробу. Из снега поднималась стройная алая роза неизвестно каквыросшая в этих суровых местах. Лепестки её сверкали, будто пламя!
Ваня протянул руку и бережно дотронулся до цветка.
В ту же минуту он заметил вышедшего из-за дерева мальчика.
Ваня смотрел в его глаза и, казалось, узнавал его. Это был его брат Артур, и с его появлением усилилось ощущение чего - то забытого и давно потерянного, что хотелось вновь обрести.
Артур осторожно подошел к Ване и поправил покрытый инеем завиток светлых волос, выбившийся из-под шапочки. Сердце Вани потеплело, радость стала пробуждаться в нём!
Артур взял брата за руку и повёл его через осыпавшиеся снежным плачем кусты на поляну, где было пусто и тихо. В руке Артура были зажаты волшебные семена Агриппины Яковлевны. И вот кулак разжался, семена опали, и началось преображение, которое братья восприняли как необычное видение.
Снег стал ёжиться, темнеть,опадать тяжелыми комками, стекая стеклянными сосульками и каплями. Едва слышно зазвенела капель, а потом, в полную силу, мощным оркестром, мелодично зазвучали серебристые ручьи, разрезавшие мутными потоками почерневший снег.
Акварельные краски весны украсили лес. До сей поры тихий -он стал оживать звонкими голосами птиц. Радостные звуки сотрясали воздух, сливаясь с шумом свежего ветерка.
Засверкало нарядное, праздничное солнце. Набухли и взорвались на деревьях почки, маленькие клейкие листочки стали расти на глазах. А освободившаяся ото сна чёрная земля зашелестела травой. В синем воздухе закружились нарядные ласточки, восторженно запели свои праздничные гимны стрижи, зазвучали страстные серенады соловьёв... И вот уже играют на своих скрипках кузнечики, жужжат над цветами пчёлы, и стрекочут в реке лягушки.
Артур и Ваня стояли в красивейшем саду, где все деревья и растения оделись в праздничные яркие одежды. Зазвучала чудесная музыка, и начался карнавал цветов, раскинувшихся красивейшим в мире ковром. И в центре этого буйного веселья цветов стояла необыкновенной красоты и волшебной притягательности роза. Этот символ красоты Ваня выращивал сам, ухаживал за ним и очень любил его.
И тогда Артур сказал давно продуманные им, выстраданные и такие важные слова.
- Ванечка, - говорил Артур, - там далеко ждёт тебя твой родной дом, и твои самые дорогие папа и мама, твои любимые книжки и игрушки, и дорогая, заботливо тобою выращенная, согретая твоим теплом и любовью роза. Давай уйдём из этого холодного мира вечной зимы домой. Там зима сменяется яркой и звонкой весной, а потом наступает праздничное бархатное лето, а затем – прекрасная золотая осень. Я прошу тебя, дорогой мой братик, вернись туда, солнце побеждает холод зимы, где цветёт мир в своем великолепии, где праздник красок, карнавал цветов, где буйство природы в вечном её обновлении. Вернись туда, где ты родился и жил, где тебя любят и ждут.
Слезинка покатилась из глаз Вани, и он прижался к груди своего брата, вспомнив всё, что было для него родным и близким.

Глава 8.

Вот уже больше часа Артур и Ваня мчались прочь от дома Снежаны Павловны на железном волке.
И в это же время исчезновение мальчика было замечено. Обеспокоенная Снежана Павловна послала своего слугу на поиски. Была обследована довольно приличная площадь леса, но мальчика не было.
- Есть только очень крупный звериный след. Похоже волчий, на такого крупного волка я никогда не видел, - сказал оторопелый слуга.
- Моего мальчика похитил железный волк, - сказала Снежана Павловна. - Значит дело серьёзно... Если появился железный волк – значит, похитители имеют весомую силу! Ну, что же, посмотрим, как им удастся выбраться из леса!
Снежана Павловна надела белый плащ и вышла на балкон.
«Главное - сконцентрироваться на цели», - думала она. – «Итак...»
Всё её существо переполнила решимость и ненависть, ничего привычно благодушного в облике не стало. Удивленный слуга давно не видел такого холодного и жестокого выражения её лица.
Она внимательно и долго вглядывалась в небо и провела рукой... Пальцы будто погрузились в небесный океан. И всё небо постепенно заволокло пеленой, затянуло облаками. Серая мгла воцарилась над лесом.
Не опуская руки, Снежана Павловна негромко сказала:
- Вьюга тёмная, вьюга страшная, белым снегом землю сокрой, все пути- дороги запороши, сердце моего врага инеем покрой и его умертви! И тот страшный зверь, который помогает врагу моему – пусть превратится в холодный лёд! А мой мальчик дорогой - пусть он мёртвыми глазами в землю мёрзлую глядит, пусть рта открыть не смеет, пусть сердце его более биться не сможет, пока я к Ване не приду, своим дыханием не отогрею. Пусть за руку я Ваню возьму, в дом свой отведу, с собой навек оставлю, о вьюге страшной позабыть заставлю, любовью жизнь наполню. Как вьюга белая сейчас бушует, как светом искрящимся глаза слепит, так Иван меня отныне любит, так обо мне теперь мечтает.
И тут ударил гром, и загудела над лесом метель, завертелась юлой... Стали шуметь и кланяться до земли деревья, а снежная пыль заполнила мир. Ветер вертел снег, швыряя его высоко, до самого неба, и затем резко бросая вниз, на замершую землю. Все дороги замело, всё окружающее исчезло в неистовой вьюге. Пропали все цвета – мир стал ослепительно белым, а небеса - иссиня – чёрными, лишь за облаками едва желтела спрятавшаяся луна.
А в это время по заснеженным улицам города в одиночестве шагал мистер С. Минуя сонные дома и занесённые вьюгой автомобили, он дошёл до площади, где его самого начало заносить снегом.Фигуру в чёрном пальто, залепленную порошей, видели случайные прохожие. Странный человек стоял, колеблясь от напоров ветра, и смотрел в бушующие небеса. Крепче сжав трость, он, преодолевая сопротивление ветра, завертелся подобно волчку, взлетел ястребом в бурное небо и пропал из города.

***
Бег железного волка всё более замедлялся. Мощные лапы зверя упрямо разрыхляли сугробы, временами застревая в них. Метель усиливалась, порывы студёного ветра обжигали щёки.
Артур укутал брата в свою одежду, а сам едва держался, дрожа от холода. Спустя время Ваню стал трясти озноб. От неистовой боли он стал плакать. Артур покрепче сжал его в объятиях, пытаясь согреть, и заметил, что Ваня стал постепенно засыпать. Перед этим он даже пытался расстёгивать одежду, давая понять, что ему жарко. Артур крикнул железному волку:
- Нужно придумать какое-то спасение! Ваня замерзает!
Зверь неуклонно и тяжело двигался вперёд среди разыгравшегося снежного бурана.
Глаза Артура залепило снегом, он с трудом видел летящий впереди шарик. В какой-то момент мальчику стало казаться, что они погибнут в этой буре. Он зарыдал, сотрясаясь всем телом… Это был шаг к отчаянию, но уже спустя пару минут Артур преодолел в себе эту слабость, набираясь мужества и силы духа.
И вдруг шарик - проводник подпрыгнул и дал вверх острый и яркий луч. Артур заметил, как сквозь метель пробиваетсяв небесах какая-то птица. Она снизилась, затем вновь полетела вперед, как бы призывая их за собой. Изо всех сил железный волк помчался следом.


***
С трудом справляясь с неистовой симфонией снежного вихря и молний, ястреб стал снижаться. Уже на снегу, под высокой елью, он обратился в мистера С. Стремительно выставив руку вперёд мистер Спасение сделал несколько шагов, утопая по колено в снегу. В руке он держал конус, внутри которого пылало зелёное пламя. Резким движением он бросил конус навстречу буре. Тот стал шатром и тут же стал заноситься снегом.
Ловким ястребом мистер С. взмыл вверх, а спустя десять минут железный волк и его седоки набрели на заметённый снегом шатёр.
Внутри него было тепло и сухо.
Артур положил неподвижного Ваню. Он заботливо укутал брата, обнял его и стал согревать. Рядом улёгся железный волк.Утомлённые долгой и опасной дорогой, братья уснули под завывание вьюги.
***
Артур проснулся утром, радуясь неожиданному теплу.
В очаге полыхал пламенем костёр, давая спасительный жар. Тёплый и румяный Ваня лежал, улыбаясь во сне. У входа устроился главный охранник – железный волк.
Стояла звенящая тишина. Очевидно, что буря, ослабев, постепенно утихла.
Позавтракали тем, что осталось от старых запасов. Воду пришлось добывать из снега.
Когда допивали чай, железный волк начал беспокоиться.
«Нужно спешить. За нами погоня», - услышал Артур в своей голове слова железного волка.
Они вышли, слыша хруст снега под ногами, и шелест снежинок, медленно ложащихся с веток на землю. Перед ними стоял завораживающий вид - стена елей в снежно-белых нарядах, белые холмы сугробов.
Спустя полчаса с того времени, как они покинули свой временный лагерь, появилась новая опасность.
По снежному полю бежала стая волков. Хищники, злобно сверкая зрачками, догоняли их.
Железный волк мчался вслед за светящимся шариком, но вскоре от тяжелого груза стал уставать.
Ваня еще сильнее прижался к Артуру, гибель казалась им неминуемой! В открытом поле волки их порвут в клочья, а их железный помощник один противостоять им не сможет.
И тогда Ваня вспомнил о гребне, который дала ему старуха. Размахнувшись, он бросил его навстречу волчьим мордам.
И чудо произошло! На пути волков выросла непроходимая лесная чаща! И погоня, захлебнувшись, исчезла!
Несколько минут было достаточно, чтобы железный волк добежал по полю до леса, и беглецы укрылись в нём.


***
Дом Агриппины Яковлевны показался среди дикого леса, как символ спасения и отдыха. И для усталых путников снова открылась заветная дверь, на которой покачивалась лупоглазая сова, тут же обернувшаяся Агриппиной Яковлевной.
- Умаялись бедняжки мои, устали жданчики! Милости прошу в дом. Сейчас отдохнёте, касатики, а я мигом баньку организую, - заговорила старушка.
И тут Ваня вздрогнул и расширил глаза от удивления, потому что заговорил кот Василий:
- А печку - то я самолично топил. Ступайте на лежанку, тут горячо, хорошо!
И вальяжный кот сделал приглашающий жест.
А мышь Маша в своём белом фартуке расстелила хлебосолку и подала на стол еду и питьё.
Как хорошо было отсыпаться на горячей печке, под убаюкивающую песенку кота Василия!
А на следующий день они стали собираться в дорогу.
- А до Горищ вас проводит кот Василий. Не беспокойтесь, дойдёте хорошо, здесь злые силы уже не имеют власти! – сказала Агриппина Яковлевна своим скрипучим голосом и улыбнулась, показав обломанный зуб.
Пришло время прощаться с железным волком.
Он стоял перед ними – огромный, трогательно-серьёзный... Артур и Ваня только сейчас полностью осознали, сколько доброго и полезного волк для них сделал!
- Да, он много для вас совершил, - сказалаАгриппина Яковлевна, будто подслушав их мысли. – А теперь, Ваня, твоя очередь совершить чудо.
- Какое чудо? – удивленно спросил мальчик.
- Чудо гуманности, чудо любви, милый мой. Обними железного волка и поцелуй его. И чудо произойдёт! Но для этого ты должен почувствовать благодарность к волку.
Ваня подошел к волку, погладил ласково его шкуру, обнял морду и поцеловал в загривок. В этот момент грохнул в небе грозовой раскат, ударила молния.
Волк исчез – перед ними стоял юноша, закованный в железную броню.
Он сделал шаг, улыбнулся и сказал:
- Спасибо, дорогие мои друзья, что вы освободили меня от чар. Я старался, как мог, охраняя и спасая вас! Теперь вы помогли мне обрести человеческий облик.
- Но, кто вы? – спросил озадаченный Ваня. – Получается - вы не волк…
Тут вмешалась Агриппина Яковлевна, заговорившая совсем в другом тоне:
- Позвольте мне, на правах старшей, представить вам этого юношу. Перед вами, господа, Максим Клепцовский, сын полковника Виктора Клепцовского.
- А, я помню! – закричал Артур. – Это вы защищали башню от врагов. Мне об этом Кира рассказывала. Но разве вы не погибли в схватке?
- Как видите, нет - улыбнулся Максим Клепцовский. – Пишут о том, что моего тела после боя не нашли. В тот страшный день в этом старинном панцире я сражался до последнего и был ранен. Но, когда я понял, что помощи ждать не от кого, что врагов не одолеть, я призвал на помощь потусторонние силы. Не буду сейчас сообщать, что я сказал. Но после моих слов прорвало плотину, и река затопила город, погубив многих врагов... А сам я внезапно очнулся в шкуре железного волка. Нельзя было во имя добра идти на союз с силами зла и призывать их. Я должен был теперь служить в этой шкуре до тех пор, пока…
- И было сказано: «Когда брат спасет брата от лютой зимы и холода – тогда ты будешь свободен от чар и станешь вновь человеком», - торжественно произнесла Агриппина Яковлевна.
- Теперь панцирь мне не нужен. Железный волк снимает свою шкуру, - объявил Максим. - Прощайте, друзья! У меня теперь свой путь…
И накинув бабкин полушубок, юноша исчез в лесу.
Агриппина Яковлевна положила на землю свернутую скатерть, велела идти за нею, поцеловала братьев и сказала на прощание:
- Помните, всё, что неожиданно изменяет нашу жизнь, - не случайность. Никогда не разочаровывайтесь! Пусть ваша жизнь будет полна радости, чудес и тепла!
И вот братья отправились в путь.
Впереди бежал кот Василий, разворачивая лапами скатерть и рассказывая сказки. За ним, взявшись за руки, следовали радостные Артур и Ваня.
Когда они вошли в Горищи, то оказалось, что их прибытия уже ждали, ибо на околице их встречал сам Артём Иванович Бублик:
- Здоровеньки булы, гости дорогие! А мы вас давно ждём!
Артур подумал, что он имеет в виду Свету. Но когда они зашли в дом, Артём Иванович объявил:
- Ну, а теперь - сюрприз. Ещё один человек очень ждёт вас. А вот и она!
Из соседней комнаты вышла радостная черноволосая девушка.
- Кирка! – закричал Артур. – Какой же ты молодец, что приехала!
- Я прочитала твою записку и не могла выдержать, отправилась искать тебя! Я очень переживала за вас! – воскликнула Кира.
И они тепло и крепко обнялись.

***
На днях высокое и чистое тёплое солнце затанцевало в синих небесах, согревая городские крыши. Яркий свет бил в окна домов.
Подул тёплый ветер, и мороз сбежал куда-то далеко, затаился на дне оврагов, в лесной глуши. Зашуршал, сползая с крыш, потемневший мокрый снег. Со стеклянным звоном падали сосульки. Застучали длинные капли – зима отступила.
В этот день Ваня стоял перед своей розой и любовался ею. Потом открыл форточку и услышал журчание ручьёв на улице, которое смешивалось с неистовым криком галок.
В этот тёплый день, в послеобеденный час, семейство Воиновых принимало гостей. Пришли только свои – Гера Леонидовна и Кира. Все были рады возвращению Вани, и он прыгал от радости, принимая подарки ко дню рождения от гостей.
Ближе к вечеру один из подарков принес посыльный. Когда вскрыли резную маленькую деревянную коробочку, то в нём оказался пепельный шарик.
- Это от него, от мистера Спасение! – воскликнули почти одновременно Артур и Кира.
Взрослые с удивлением смотрели на этот подарок. Ваня взял его на руки – шарик вспыхнул, засиял голубым, демонстрируя внутри очаровательные картины весны.
А на тротуаре, перед домом, глядя на освещённые окна, стоял мистер Спасение. Он улыбнулся каким-то своим мыслям, повернулся и исчез в темно-голубых сумерках.

Декабрь 2016 – февраль 2017 года.










Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 44
© 02.12.2017 Александр Гребенкин

Метки: Зима, Новый год, жизнь и смерть, похищение мальчика, души, любовь.,
Рубрика произведения: Проза -> Сказка
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1