Вне сюжета 2 - Стихия огня. Глава 2 — Костяной ужас


От автора: Уважаемый читатели. Данная глава содержит сцены морального и физического насилия. Прошу прощения. Но Бигблэк почему-то сказала, что иначе никак.


Глава 2 - Костяной ужас
Идя по тёмному миру-Лабиринту, в облачке света, излучаемого нами, мы попутно заглядывали в двери и проёмы, встречавшиеся нам на пути. И меня не переставали удивлять произошедшие здесь после нас перемены. Видимо, и мир-Лабиринт тоже изменился за последние два года.

Так, раньше его двери были стальными, и их подавляющее большинство — надежно заперты. Сейчас они сменились на деревянные, обветшалые, а замки их были словно выпотрошены. Не было ни прежних уродливых существ, не было вообще никакой жизни.

Тихо и неподвижно везде. Только сквозняки, звук наших шагов по дощатому полу, да неяркий, призрачный свет, неотступно следовавший за нами, как и всегда.

- Бест, а что если у здания есть выход? - предположил Рыжик. - Ведь если сквозняки дуют — значит, они дуют откуда-то.

- А это возможно, - согласилась я. - Только как мы определим, где находится этот выход?..

- А я знаю один способ! Давай будем идти, держась всегда левой стороны. Так мы обязательно куда-нибудь выйдем.

Предложение Рыжика мне понравилось. Только сквозняки могли дуть и из щелей в стенах. А мир-Лабиринт мог иметь в себе «кольца» - замкнутые коридоры, по которым мы бродили бы вечно, следуя такому методу Рыжика.

Однако, я не сочла нужным озвучить свои скептические мысли. Пускай так. Может, выход и правда есть.

Какое-то время мы шли. Иногда натыкались на случайные предметы, неизвестно кем поставленные или оставленные здесь. Мы нашли ещё одну печку и обрывок верёвки, зловеще покачивающийся над потолком — видимо, кто-то нашёл свой, нетривиальный способ «выйти» из мира-Лабиринта. Затем я подняла с пола коробок спичек и небольшой, острый, кухонный нож.

Спички вызвали у нас большую радость — мы уже успели подивиться собственной несообразительности, что не догадались прихватить ведёрко горячих углей из той комнатки. Всё-таки, в мире-Лабиринте было прохладно.

На ноже мы разглядели засохшую…

- Брр, кровь, - Рыжик поморщился.

- Ты её тоже не выносишь? - спросила я, пытаясь стереть кровь с лезвия при помощи собственных слюней и какой-то бумажки из кармана.

- Не выношу, - признался Рыжик.

В крови было вымазано всё лезвие, однако пол вокруг ножа оставался чистым — словно раненый либо ушёл, не успев ничего заляпать, либо просто растворился в воздухе. Если он вообще был...

- Всё же, ножичек возьмём, пригодится, - сказала я, попробовав пальцем его острое лезвие.

Тщательно завернув лезвие ножа в бумажку, чтобы не порезаться, я убрала нож в карман.

Вскоре нам опять повезло — мы нашли в одной из комнат два деревянных продуктовых ящика. Радостно их вскрыв, мы истекли слюной — внутри было полно различных банок, пакетов и коробочек...

- Еда-а-а!

В жестяных банках однозначно были мясные консервы. Боже, как уже хотелось, наконец, поесть! Конечно, это не склад, изобилующий продуктами — но разве много было надо нам двоим? Просто перекусить, да и набрать с собой еды про запас…

Сверху, на одном из ящиков, уже лежали останки чьей-то трапезы — огрызки яблок, какие-то кости, шкурки… Я смахнула все это на пол.

Вытащив одну из жестяных банок и увидев на ней изображение сочной мясной голени, я вытерла слюну и с нетерпение потянула за кольцо на крышке...

- Вр-р-р-р-р! Вр-р-р-р!


Рой жирных, чёрных мух вырвался из банки — я едва успела отшвырнуть её подальше.

- Твою ж налево! - выругался Рыжик, тоже испугавшись.

Мухи! Под закрытой крышкой жестяной банки! Откуда?

Чёрный улей вился, мерзко жужжа. Я замахала руками, отгоняя его прочь.

- Вон пошли! Убирайтесь!

Постепенно мухи разлетелись. Взяв ещё одну банку, я вначале потрясла её, прислушиваясь к содержимому. Вроде ничего подозрительного. Осторожно, я надорвала её крышку.

Внутри что-то зачавкало. Не мухи. Но и не тушёнка. Поморщившись, я вывалила это на пол.

Бесформенное серо-зелёное существо, похожее на слизняка в форме лепёшки, шлёпнулось на доски и противно, влажно заблестело в слабом свете. Было непонятно, живое это существо или нет, пока оно не поползло неспешно, как улитка, растягиваясь и подтягивая под себя своё тельце.

- Бе-е-е, - я бросила вторую банку в сторону. - Вот подобное, кстати, иногда заводится в холодильнике, если вовремя еду не выбросить. Жёлтый даже утверждает, что оно может научиться говорить.

Рыжик хмыкнул.

- У нас, на Фаэтоне таких специально разводят, когда становится не с кем поболтать. У Черныша с Кудрявиком я точно видел парочку.

- Правильный у вас мир, Рыжик, - усмехнулась я.

Во всех банках, что мы вскрывали, вместо мяса обнаруживались то мухи, то зеленоватые слизни, а чуть реже — маленькие, ворчащие пушистые шарики серовато-зеленого оттенка. Я давила их ногой, чего никогда бы не позволила себе в отношении живого существа, если бы оно не пыталось так назойливо укусить меня за кроссовок, или, забираясь вверх по джинсине, не пробовало цапнуть за икру. Рыжик, любивший живых существ не меньше моего, охотно помогал мне их давить.

И вот в моих руках оказалась последняя банка.

- Ну что, будем вскрывать? Или уже всё равно? - вздохнув, спросила я у друга.

- Да вскрывай уж, - безразлично махнул рукой Рыжик.

Я откупорила банку. И раздражённо отшвырнула её прочь. Внутри оказалось элементарно пусто.

Содержимое пакетов и коробочек нас уже не удивило — мелкая галька, рваная бумага, и опять кусающиеся комочки. Но один пакет заставил развеселиться и залиться безумным смехом — от такой сильной внезапности содержимого. Вытряхнув на пол какую-то белую жирную пыль, мы вскоре убедились, что это была перхоть.

- Долго же её кто-то счёсывал, - хохотал Рыжик.

- Рыжик, он не только счесал, он ещё и перебрал, - загибалась от смеха я. - Ты ведь посмотри, какой старательный — ни одной соринки, ни одной волосинки! Перхоть высшего сорта!

Мы поаплодировали дружно этому великому, неизвестному существу.

- Итак, - оценила я по-хозяйски обстановку, - сегодня в нашем меню будет обед из трёх блюд. Слизняки ползучие, комочки пушистые, давленые кроссовком, и перхоть отборная, воздушная. Мухи, к сожалению, разлетелись.

- Эх, Бести, твой бы юмор, да на тарелку, - вздохнул Рыжик, все же продолжая улыбаться. - Я-то ведь болтаюсь здесь намного дольше, чем ты.
Я погладила его по плечу.

- Это ты меня извини, Рыжик. Шучу снова не к месту. Есть у меня такая боль.

Рыжик сел на один из вывороченных нами ящиков, тоскливо осмотрев пустые банки и пакеты, содержимое которых нельзя было есть. Я осматривала пол, вымазанный внутренностями кусачих комочков, и мой взгляд задержался на объедках, смахнутых мною ранее с одного из ящиков. Там была колбасная кожурка с остатками колбасы, несколько кусочков чёрного хлеба, яблочные огрызки и кости. Сбалансированный рацион, ничего не скажешь.

Меня передёрнуло — похоже, это была единственная еда (еда ли?) на много коридоров вокруг. Подняв с пола хлеб и яблочный огрызок, я философски осмотрела это. Рыжик поднял на меня вопросительный взгляд.

- Рыжик, похоже, если мы хотим перекусить, нам придётся перекусывать чем-то под…

Я не договорила. Рыжик, не особо долго думая, выхватил кусочек хлеба из моих рук и затолкал себе в рот. После чего вновь глянул на меня. В его взгляде была серьёзность.

- Я имею ввиду, - как бы продолжил он говорить, - сейчас, не всё ли равно уже?

У меня сжалось сердце при виде этого.

- Бедняга, ну ты изголодался, - сочувственно произнесла я.

Отбросив от себя остатки брезгливости, мы подняли с пола объедки, отряхнули и умяли их практически без остатка: до прозрачности обсосав колбасную кожурку, обкусав со всех сторон мягкие куриные кости. Закусили сладкими, ещё до сих пор сочными яблочными огрызками. Жёсткие пластины сердцевин впивались нам в дёсны и язык, семечки горчили, но это была еда, долгожданная еда, и мы её жадно поглощали!

Удивительно, что делает с разумными существами сильный голод. Хотя нет — сейчас мы, видимо, уже утратили свой разум.

Сказать, что мы наелись до отвала, было бы бесчеловечно по отношению к нам. Но стало всё же лучше, чем было.

- Питаться объедками — это впервые в моей жизни, - делилась я впечатлениями с моим воображаемым другом. - Приятно открывать для себя что-то новое. Правда, теперь не ясно, что же делать дальше. Чем питаться в будущем?

- Может, что-нибудь ещё подвернётся? - без уверенности предположил Рыжик. - А пока можно продолжать искать выход. Вдруг ещё что-нибудь…

- Ага… Значит мы всё съели, раскидали — а теперь по-быстренькому смыться? - послышался вдруг сдавленный, полный ярости и злобы голос.

Мы вздрогнули, неслабо испугавшись. Голос прозвучал довольно громко и чётко — мы же с Рыжиком были уверены, что находимся здесь вдвоём. Я и мой воображаемый друг озадаченно посмотрели друг на друга...

- Я, кажется, к вам обращаюсь! - гаркнул голос так, что мы вскочили с ящиков. - Решили попытаться не замечать меня? Ничего, сейчас заметите.

В этот момент на стене появился тощий профиль чёрного скелетоподобного существа. Да, прямо на стене, словно картинка. У него была большая зубастая пасть, а глаза на чёрном черепе сияли в полутьме зловещим, ярким рыжим светом. Длинные костяные лапы напряжённо загребали стену перед собой.


Не успели мы и разглядеть его, как монстр будто повернулся мордой к нам, присел и прыгнул. Он выпрыгнул к нам, в комнату, прямо со стены! И теперь стал так же материален, как мы с Рыжиком! Чёрные, будто обуглившиеся кости стукнулись о деревянный пол, и в следующий миг монстр бросился на меня, едва не вцепившись челюстями прямо мне в лицо. Я вскрикнула, но уклонилась; потеряла равновесие, запнулась об лежащий ящик и упала на пол.

Затем я услышала крик Рыжика. В кровь мне выстрелил адреналин. Кто-то сильно стукнул меня в бок, затем в плечо, но я уже выпустила свои длинные, тонкие когти, принявшись беспорядочно махать ими в той стороне, из которой поступали удары.

Но за это получила новый удар — на сей раз, по голове. Зазвенело в ушах. Я зажмурилась и съёжилась, схватившись за ушибленное место. Слёзы боли брызнули из глаз. Ещё пару раз меня ударили — и только после этого оставили, казалось, в покое.

Где-то с минуту я лежала, тяжело дыша и испуганно, напряжённо ожидая новой атаки, но её всё не было. Стало вообще как-то неожиданно тихо. Я рискнула, наконец, приподняться, чтобы оглядеться.

- Рыжик? - тихо позвала я.

В комнате стояла тишина, а хаос был уже похлеще того, что устроили мы с Рыжиком ранее. Ящики валялись как попало, банки и пакеты с их содержимым были разбросаны по всему полу. Рыжика видно не было.

- Рыжик! - позвала я погромче.

- А ну заткнись! - рявкнуло скелетоподобное существо.

Оно снова забралось на стену, и его сияющий левый глаз неусыпно следил за мной.

Я рассвирепела.

- Урод, что ты сделал с Рыжиком? - яростно закричала я, схватила с пола одну банку и наугад запустила её в монстра на стене.


Существо снова выскочило из стены — банка бессмысленно стукнулась об её поверхность. Я попыталась закрыться когтями, но сильный удар снова сбил меня с ног. Посыпались ещё удары. Существо при этом глумливо приговаривало:

- На… На… Получай!…

Во рту появился металлический привкус крови. Было ощущение, что скелетоподобный монстр не один, а их минимум пять. И они окружили меня, и молотят ногами со всех сторон. Обороняться было уже страшно. Съёжившись калачиком, я надеялась, что однажды ужас кончится сам собой.

Затем новая волна знакомой слабости накрыла меня. В этот раз она была мощнее прежнего. Остатки света погасли, и в мире-Лабиринте наступила полная тьма и тишина.

Когда я пришла в себя, меня уже перестали бить. Но тело ломило и саднило так, что было трудно пошевелиться. Я заметила, что существо опять забралось на стену, и стояло в ней, будто зловещий чернильный рисунок, неусыпно сверля меня сверху горящим взглядом.

- Поднимайся! - приказал мне монстр, словно почуяв, что я уже в сознании.

Тяжело приподнявшись на руках, я потрясла головой. Она гудела. Руки дрожали, и сил было мало. Рыжика по-прежнему нигде не было. Спрашивать, где он, у меня уже не хватило духа. Что-то мне подсказывало, что самое страшное ещё только впереди.

- На ноги!

С великим трудом я поднялась и молча уставилась на страшного монстра, словно кролик на удава. Он выжидающе глядел на меня.

- А теперь - ну-ка, приберись здесь, - монстр кивнул на пол, где валялся всякий мерзкий мусор, оставленный после наших поисков еды.

Когда мы с Рыжиком исследовали ящики, то совершенно не задумывались о том, как и куда сваливаем их содержимое. И уж тем более о том, что найдётся придурок, который будет заставлять нас всё это убирать.

- В смысле, приберись? - тихо переспросила я, недоумевающе окинув взглядом беспорядок.

- Тебя что, носом ткнуть? - разозлилось существо, угрожающе подняв когтистые лапы. - Сейчас ткну, погоди…

- Не надо! - испуганно затрясла руками я. - Извините, я действительно не понимаю, чего именно вы от меня хотите.

Мне теперь меньше всего хотелось злить этого монстра.

Существо снова спрыгнуло со стены. В ужасе я приготовилась опять обороняться, вскинув перед собой руки. Но монстр только схватил банку с пола и запустил её в мою сторону. Я вскрикнула, вновь уклоняясь. Банка стукнулась об стену за мной.

- А теперь? - яростно спросил монстр. - Теперь поняла?

Он швырнул ещё одну банку, звякнувшую об пол прямо у моих ног. Она срикошетила бы мне в колено, если бы я не отскочила.

- Это, спрашиваю, кто убирать будет? - продолжало наступать существо. - Ну-ка, собирай давай всё, что понараскидали тут со своим дружком.

Сопротивляться и перечить казалось бессмысленным. И опасным. Тело очень явственно напоминало мне об этом ломотой от ударов. Нервно поглядывая на монстра, со стучащим сердцем, я подняла банки, которые он сам только что расшвырял.

- Шевелись!

Волнуясь, не желая вызывать у монстра новый приступ гнева, я собрала все банки и расставила их по продуктовым ящикам. Затем, покосившись на костяное существо, я собрала и пакеты с коробочками. Ещё раз глянув на него, я поставила ящики примерно на те же места, где те стояли изначально.

- Ну… Кажется всё, - неуверенно произнесла я.

- Всё? - дьявольски расхохоталось существо, - Ну-ка, на колени!

- Что?..

- Встала на колени! Живо!

Я повиновалась, недоумевая, что ещё взбрело в голову этому мучителю… На полу передо мной валялись остатки от раздавленных нами кусачих комочков, горстки белой перхоти, камни и бумага. Слизневые лепёшки расползлись по разным углам комнаты, оставив за собой мерзкие, влажные следы.

И тут до меня дошло — существо предлагало мне убрать и это…

- Очистить пол? - чуть не заплакала я. - Да каким же образом? У меня даже ни тряпки при себе нет, ни щётки…

- А кого это волнует? - ядовито спросил монстр. - Раскидала — убирай. Можешь языком вылизывать. Или тебя что-то снова не устраивает?

Я только судорожно сглотнула. В кармане пальто были только спички и нож — не самые подходящие предметы для очистки пола от таких залежей грязи. И вытаскивать их было страшно — слишком уж непредсказуемой могла оказаться реакция костяного существа.

Вздохнув, я принялась прямо голыми руками сгребать с пола грязь. Делать это было просто неописуемо мерзко и противно! Мои руки быстро стали липкими от слизи, перхоти и внутренностей кусачих комочков. Собирая это в кучки, я затем раскладывала их обратно по жестяным банкам и коробочкам — для этого мне пришлось заново разобрать сперва один ящик, а потом и второй.

Этот труд казался мне жестоким и бессмысленным. Но я не могла больше возражать костяному монстру, боясь, как бы он опять не начал меня бить или запугивать. Мои волосы растрепались от недавней борьбы с ним, и теперь постоянно лезли на лицо. Я откидывала их назад. Очень бы хотелось переплести хвост — но все ладони были в кишках, слизи и мелком мусоре.

Существо наблюдало за мной с явным наслаждением. Его голос стал чуть менее строгим, но не менее противным. Оно говорило, и слова, произносимые им, кусали меня не слабее стаи голодных волков. Они буквально выгрызали части из моей души. Монстр, как будто чувствуя или читая мои мысли, запросто перевирал их и интерпретировал на свой злодейский, едкий вкус.

- Неряха, и как только он живёт с тобой, - рассуждал монстр. - Тебя давно пора бы бросить. Ты никчёмное существо. А он просто добрый, и ты пользуешься этим. Нагло, хамски, без зазрения совести!

Я сжала губы, чтобы из них ненароком не вылетел ответ. При этом старалась делать вид, будто ничего не слышу. Я умоляла, чтобы очередной обморок вырубил меня сейчас, позволил переждать то время, пока это существо как следует не выговорится. Но ничего предательски не случалось. Да и чем дальше, тем больше я убеждалась в мысли, что гадости у монстра для меня никогда не закончатся.

- Ну ничего. Однажды он одумается, и тогда тебя точно бросит. И ты — сдохнешь! - злой монстр ткнул длинным, костяным пальцем в пол передо мной. - Сдохнешь, ибо тебе двадцать пять лет, а контролировать себя ты до сих пор не умеешь! Ну ничего, теперь я буду тебя контролировать. Я тебя так проконтролирую, что тебе мало не покажется!

Я вздохнула. И была рада, что Рыжик не слышит этих слов. Где бы он сейчас ни был. Монстр умудрялся поднимать в разговоре те вещи, что тревожили и задевали меня, и делать их в десятки раз тревожней, неприятней.

- А вообще, незачем тебе жить на свете. Ты бесполезна!

Слёзы обиды запросились наружу. Накопились. Монстр повествовал о нас с Жёлтым. Я действительно боялась, что любимый однажды бросит меня. Бросит, когда моё странное поведение утомит его окончательно. Несмотря на уверения самого Жёлтого, что это не так, я не прекращала опасаться. И я чувствовала себя бесполезной. Бесполезной и беспомощной. Потому что была вынуждена отказаться от любимой работы, от общения — и всё из-за страха, что однажды мой неконтролируемый гнев вырвется наружу и смертельно укусит кого-нибудь за шею.

Или что я покалечусь сама, из-за своей непонятной, внезапной слабости.

- Вот все эти странности, - рассуждал злодей, - от бракованной породы. Некоторым, вроде тебя, совсем не стоило рождаться. Нет в вас никакой пользы. Сидишь, понимаешь, на чужой шее, да ещё умудряешься создавать проблемы. Что, не жалко было того дерева, не? Ему бы расти сейчас и радовать других, а нет же…

Мысли стали ещё тяжелее. Костяной монстр как будто вешал на них двенадцатикилограммовые гири. Я пыталась не заплакать, но могла сорваться в любой миг. Нос заложило, но мне было страшно даже всхлипнуть — выдать то, что я почти плáчу. Слезинка побежала по щеке. Я вытерла её рукавом незаметно, сделав вид, как будто просто снова убрала с лица волосы. А затем ещё и всхлипнула, притворившись, что меня настиг лёгкий насморк.

- Глупое и бесполезное ты существо, - продолжал мучитель. - Ты неадекватна. Просто повзрослеть уже давно пора, а не шляться чёрти где со своими воображаемыми друзьями. Я тебе всю дурь из тебя выбью.

Я молча терпела, сжав посильнее челюсти. Я пыталась сконцентрироваться на той мерзкой каше, что сейчас собирала с пола — она уже казалась менее противной, по сравнению со словами, доносившимися от костяного монстра. Но спина уже ныла из-за постоянных нагибаний-разгибаний, ныли вместе с ней и ушибленные ранее места. Теперь начала ныть и душа. Слёзы окончательно прорвали оборону моего самообладания и побежали одна за другой, и теперь было бессмысленно пытаться скрыть их.

Монстр заметил это:

- Что, не нравится слушать правду? А придётся. Слушай и запоминай. И никто тебя не собирается хвалить, потому что хвалить не за что!

Бросив то, что было в руках, я закрыла лицо рукавом пальто и окончательно разрыдалась.

- Во-о-о, - возликовал мой мучитель, - да, давай, реви. Реви больше. А я знаю, почему он тебя не бросает. Просто он такой же дурной, как и ты. Тоже от бракованной породы. Два ничтожных одиночества — вот вы, наконец, и встретились. Вам, беспомощным щенкам, так легче. А раз он не видит, что ты глупая и пустая изнутри, значит сам такой же глупый и пустой…

«Заткнись,» - произнесли беззвучно мои губы. Но монстр этого не заметил, и продолжил.

- И дружок твой, кстати, тоже глупый, - продолжал он. - А ещё трусливый. Вон, уже сбежал куда-то. Неудивительно, ведь он — твоё творение! А что ещё можно было от тебя ожидать… Хотя, знаешь, - монстр тут перешёл на особо гадкий шёпот, - всё-таки, надеюсь, что однажды ты ещё повзрослеешь. И оставишь свои примитивные, детские фантазии. Никакого толка от них всё равно нет. И тогда хотя бы одним глупым, несуразным существом в этой вселенной станет меньше. Я имею ввиду твоего воображаемого дружка. Он попросту сдо...

- Заткнись! ЗАТКНИСЬ! Замолчи!!! - завизжала я на него.

Шлёп! Шлёп! Две лепёшки, собранные мною с пола, полетели в существо. Оно отскочило, но я уже выпустила когти из измазанных кишками пальцев. Те сейчас блестели, как никогда, своей чистотой и моей злобой. Разрезая ими воздух и забыв про боль — нынешнюю и грядущую — я стала наступать на существо. Я хотела изрубить его в порошок, растоптать тончайшим слоем по грязному полу — так, чтобы даже памяти об этом гадком кровопийце не осталось. Он должен был ответить за каждое сказанное им слово!

Но в приступе ярости я совсем забыла про ящики на полу. Наступив в один из них, я увязла в нём ногой и вывалила на пол несколько банок и коробочек с их содержимым. Мой враг сию же минуту воспользовался этим — сильно пихнул меня в бок, навалился костяным телом и снова опрокинул на пол.

- Что, ещё не всё усвоила? - яростно прохрипел он. - Продолжаешь творить глупости? Хорошо. Сейчас объясню получше, почему тебе не стоит мне перечить…

Удар, удар, удар… Но боль воспринималась уже тупо. Я отмахивалась от противника и резала когтями направо и налево, в надежде вернуть ему хоть малую толику страданий, что он причинил. Злые, рыжие глаза мелькали тут и там — но это служило ориентиром, куда нужно бить.

Я пыталась…. Билась… Пока реальность снова не начала темнеть. Когда я отключалась, я всё ещё чувствовала отдалённо удары этого беспощадного, костяного существа.

- И запомни, - донеслось мне вслед, - так теперь будет всегда, если ты посмеешь меня в чём-нибудь ослушаться. Я тебя буду бить...






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 02.12.2017 Дарья Шаронова

Метки: Бестари, Рыжик, Вне сюжета, воображаемый друг, стихия огня, мир-Лабиринт, внутренний контролёр, bestary, воображаемые миры, боёвка,
Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1