СОЛНЕЧНЫЙ ЛУЧ МРАМОРНЫХ СКАЛ.


СОЛНЕЧНЫЙ ЛУЧ МРАМОРНЫХ СКАЛ.

        ОТ АВТОРА.
Здравствуйте, мои дорогие читатели!
Я прямо сейчас задумался, как правильно к вам обратиться: дорогие девочки и мальчики? Или юноши и девушки? Может быть, молодые люди? Есть в жизни каждого человека такой возраст, когда он уже не ребенок, но и взрослым его никто не считает. В общем, нелегка жизнь тинэйджера, особенно, начинающего. (Родителям - привет!)
Сразу признаюсь, что эта книга - новый для меня опыт. Раньше я никогда не писал о подростках и для подростков. Честно говоря, никогда и не собирался... Но, видимо, никогда нельзя знать заранее, куда выведет литературная кривая.
У меня есть один юный друг - крайне обаятельная и вполне образованная барышня полных семи лет. Конечно, с ее родителями я знаком много дольше, чем с ней. Но наша дружба ценна для меня сама по себе и из наших разговоров я выношу немало нового.
Однажды она спросила: "Почему ты не напишешь книгу для нас?"
- Кто эти "мы"? Ты и твои папа с мамой или ты и твои ровесники? Если речь идет о тинэйджерах, то скажи честно, разве, вы книги читаете?!
- Интересные - читаем!
В общем, я невольно, стал об этом думать. А потом, решил написать. Такую, как заказывали - интересную. Но что интересно детям, простите, молодым людям, сейчас? Когда мне было несколько за десять, книгам не приходилось соперничать с гаджетами...
Но друг пришел - точнее, пришла - на помощь. "Пиши про приключения!"- предложила она.
Так и появилась эта история о разнообразных и, надеюсь, неожиданных приключениях
девочки Мишель, и ее приятеля Никиты, которые оказываются в прошлом - в общине северных воинов - викингов. И в отличие, от он-лайн игр-стратегий, им приходится адаптироваться в этом мире, хотя бы для того, чтобы суметь вернуться.
Я уверен, что в вас, мои дорогие читатели, ничуть не меньше мужества, силы духа и пытливости ума, чем у предыдущих поколений. Вы сможете мысленно поместить себя на место персонажей чистой силой воображения: без дополнительных подпорок в виде компьютерной графики и анимации.
Не могу не сказать еще два слова о людях, без труда которых, эта книжка не стала бы собой. Во-первых, рисунки - иллюстрации - к ней нарисовала молодая талантливая художница Анастасия Мелихова, которая сумела точно почувствовать, передать характеры героев и события. Ее графика - это улучшенные, стилизованные картинки в тетради скучающей на нудных уроках, школьницы. Она стала неотъемлемой и очень ценной частью книги.
Во-вторых, литературной редактурой я обязан Виктории Черножуковой, в спорах с которой закалялся этот текст.
Я очень благодарен этим людям за мою... за нашу книгу!
Итак, уважаемые и молодые люди! Книга ваша: для вас и про вас. Надеюсь, что вам понравятся сюжетные линии, герои. Надеюсь, вам будет интересно. Потому что именно ради того, чтобы вам было интересно, я писал эту книгу.
С уважением, Сергей Беспалов

          ПРОЛОГ .
Круглый белый камень, полетевший с тропинки
вниз, в бесконечную, темную пропасть расселины,
вызвал неповторимый аккорд сильного шума и грохота,
который, в свою очередь, стал причиной громких криков,
внезапно проснувшихся и, очевидно, недовольных этим пробуждением пернатых обитателей скал. Однако, это обстоятельство не нарушило быстрого, твердого шага трех крепких, одетых в боевые доспехи воинов.
Они поднимались друг за другом наверх, на вершину
мраморной скалы по каменистой узкой тропинке к тайному, скрытому от непосвященных, входу. Этот вход, едва заметный отсюда, вел на затерянное в горах ровное, усыпанное северными цветами, мхом и травой небольшое плато, как будто самой природой укрытое от чужих глаз.
- Все. Пришли. На месте.- проговорил предво-
дитель норманнов, глядя, однако, не на товарищей, а
на открывшийся перед ним вид, который, несомненно,
был наполнен какой-то особой силой. Силой, способ-
ной сковывать мысли и движения, заставляющей любого
считаться со скрытой в ней и только ей подвластной
магией.
На небольшом плато рос разлапистый, вечнозе-
леный тис. Дерево окружала золотая цепь, свисав -
шая до земли с острых ребристых камней, которая
одним концом крепилась к каменному изваянию - идолу -
стоящему в центре плато. Его лицо, глаза, вырезанные
так искусно, что невозможно было отвести взгляд,
как-будто смотрели путникам внутрь, в душу, в самые
сокровенные мысли и предупреждали их от необдуманных
шагов.
В самой мраморной скале, такой ровной, что пере-
ливалась, как морская гладь под лучами солнца сотнями
бликов, чернел вход в пещеру. Там столетиями ожидала гостей хозяйка этого места. Мудрая жрица верховных богов. Древняя хранительница херга - Северного святилища. К ней прибыли со своими вопросами,
конунг Зигвард и двое его дружинников: молодой Олаф и берсерк Ральф - прославленный воин по прозвищу Мудрый Волк.
В ожидании жрицы прошло немало времени,
но мужчины не позволили себе сделать даже шаг в сто-
рону входа в пещеру. Они не смели нарушать тишину,
окутывавшую это место, поэтому стояли в молчании, не
совершая движений, не издавая звуков.
Их ожидание не было напрасным.
Из темноты пещеры показался силуэт, и на поляну заросшую душистым вереском, вышла колдунья, дер-
жа в одной руке железный посох, а в другой - хрус-
тальную прозрачную пирамиду, в которой разноц-
ветными сполохами преломлялось солнце.
Для конунга Зигварда эта встреча со жрицей
была не первой. Вид старой колдуньи не вызвал у него
особенного удивления или страха. Но Ральф с Олафом не
видели ее раньше и напряженно замерли, не зная, чего
ожидать.
Жрица Тарборг - Защищенная Тором - была
стара и безобразна. Она выглядела гадким пятном
среди этого восхитительного пейзажа, вызывала неприязнь
и отвращение. Глаза ее были навсегда закрыты веками. Казалось, что они не открывались никогда на протяжении
ее существования на земле. Синие губы сжимались
едва заметным штрихом. Кривой тонкий нос был задран
вверх как клюв. Она была одета в кожанное длинное
платье, прикрытое сверху шерстянной накидкой. Такой же
шерстянной платок покрывал голову, седые спутанные
космы и золотой, с белым камнем в центре, массивный
обруч.
- Я слушаю тебя. Подойди ко мне, Зигвард! - про-
говорила она, обращаясь к одному лишь конунгу.
Зигвард нагнулся, положил на землю боевой то -
пор, и быстро поглядев на спутников, шагнул к хозяйке херга - священного алтаря.
- Давно никого здесь не было, доблестный конунг.
Видно, беды обходят стороной вашу общину, раз вы
забыли дорогу к священным местам. Ну что ж! Видно
охота и ремесла приносят вам богатство, а ратные победы славу... Или не так?!
Зигвард хотел ей ответить , но она подняла вверх
руку с хрустальной пирамидой и он не посмел. Старуха
продолжила.
- Молчи Зигвард! Я знаю! Я знаю зачем вы пришли!
- Я покорен твоей мудрости, жрица! Зная твою власть над
временем, хочу узнать для своих людей будущее.
Скажи что нас ждет впереди? Какие битвы? Удачи или
поражения? Как мне поступать, чтоб сохранить свою
власть и свой народ?
- Так ты хочешь знать будущее ? - выкрикнула
жрица и протянула вперед руку, в которой сжимала
драгоценную пирамиду, нестерпимо блестевшую на
солнце, - Смотри!
Она приподняла колдовской хрусталь выше, подставив
его под удары солнечных лучей, которые как будто старались пробить его прозрачные бока, но ломались при прикосновении, - Смотри!
И тут произошло то, чего не ожидал ни Зигвард,
ни тем паче пришедшие с ним воины: один луч вонзился в
пирамиду с особой волшебной силой. Не рассыпался
на гранях, а пробил ее насквозь, как копьем, и остановился, воткнувшись в зеленую землю плато.
- Вот твое будущее Зигвард - Охранник Мира.
Оно скоро придет к тебе. Береги его. Это спасение
тебе и твоему народу - Солнечный луч. Я отдаю тебе эту
пирамиду. А теперь иди к своим людям!
Жрица протянула сверкающий драгоценный предмет
ошеломленному конунгу. Зигвард бережно принял
подарок из рук колдуньи и жестом позвал спут-
ников. Не дожидаясь, пока они выйдут из оцепенения,
он двинулся к краю плато, к еле видной каменной
тропинке, ведущей через глухие мшистые скалы к дому,
вниз, к голубому фьорду. К его северному, мужественному народу.
______________________________________________
I ГЛАВА .
- Да, здравствуй, здравствуй!- Мишель вытянула руку и откинула на пол нагло расхаживающего по подушке рыжего кота неизвестной породы. Потом распахнула одеяло и села на край кровати. - Все. Не мурчи. Встала уже! Еще раз здравствуй! - и девочка ласково почесала выгнувшуюся спинку прыгнувшего к ней на колени домашнего питомца, а по совместительству, безотказного будильника. Новый день обещал быть хорошим - солнечным, каким и должен быть первый, долгожданный день летних каникул .
Погладив еще раз зажмурившегося от удовольствия кота, Мишель аккуратно переместила его на пол и шагнула к висевшему на стене большому, круглому зеркалу .
- Доброе утро, Мишель! Как ты спала? Хорошие ли
сны тебе снились? Не про школу, надеюсь?! - обратилась
она с улыбкой к своему отражению, и попыталась пригла -
дить свои невозможно рыжие, длинные - почти по пояс -
волосы. Наконец, это ей почти удалось и она продолжила диалог с собой.
- Доброе-доброе утро! Если не считать Бонифация, все прекрастно! Опять этот зловредный кот меня разбудил! Но... простим ему это. Он же не знал, что начались каникулы, и что летом людей по утрам будить запрещается. И мурчать мне на ухо нельзя! Ты понял? - повернула она голову в сторону умывающегося кота, - Запрещается!
Девочка еще раз придирчиво посмотрела на свое отражение и отправилась к шкафу, где с вечера были приготовлены светлые летние джинсы и футболка. На футболке, кстати, посредине был напечатан портрет самой Мишель, а под ним не понятно, с какой целью, помещались ярко-красные ленточки мультяшных губ и надпись "KISS".
Быстро одевшись, Мишель ненадолго завернула в ванную, где наспех поводила щеткой по зубам и ополоснула щеки. Не переставая подпевать любимой группе, чьи композиции непрерывно лились из наушников, девочка направилась на кухню, где мама, судя по доносившимся запахам, заканчивала готовить завтрак .
- С добрым утром, мамочка! А папа где? Что на завтрак? А правда мы на лето куда-нибудь поедем? Опять, что ли каша овсяная?! А чего Бонифация не закрыла? Между прочим, он меня разбудил! А....
Мишель ни секунды не могла молчать этим чудесным утром.
- Подожди, подожди! Не так быстро! Иди сюда, я тебя поцелую- Мать отошла от плиты и звонко чмокнула ее в щеку.- Вот теперь с добрым утром, красавица! Папа еще не прилетел.
Мать поглядела в окно, на секунду задумалась. Отец Мишель служил пилотом гражданской авиации, и каждый раз она волновалась, ожидая его возвращения.
- Летом куда-нибудь поедем точно! Не проводить же тебе каникулы в городе! И да. На завтрак каша. Овсянная! Между прочим, кладезь витаминов и микроэлементов, необходимых для твоего двенадцатилетнего очень быстро растущего организма! Прости, кота я действительно закрыть забыла. Значит, это он тебя разбудил? Ну, ничего, еще выспишься. Каникулы же! А куда ты это собралась с утра пораньше?! И футболку эту вытащила опять! Мишель! Ну, ты же взрослая девочка! Неужели больше надеть нечего?! Папа всем капризам твоим потакает! Прилетит - я с ним поговорю! Обязательно!
Мама с улыбкой посмотрела на дочку, с аппетитом
евшую овсяную кашу, политую малиновым вареньем для
улучшения вкусовых качеств.
- Нееет! Мамочка! Мы же обе знаем, что не поговоришь! Наш папа все делает правильно!И еще,потому что ты нас любишь!
Мишель выскочила из-за стола, обхватила маму за шею и
стала целовать. Угомонившись, села обратно за стол и продолжила.
- А с утра пораньше ....- она хитро посмотрела на маму,
- Я иду к Никите. Мы с ним установили новую игру на компьютер , хотим ее опробовать. Поиграем чуть-чуть.
- Ладно уж, непослушная девочка! Доедай завтрак скорей! В игру поиграть... Мало вам игр?! И в компьютере! И в телефоне! Даже по телевизору! Книжку лучше почитала б! Я когда росла у нас такого не было! Играли на стадионе. Или во дворе. Мальчишки - в мяч, девчонки - в куклы. Скучали друг по другу, если даже один день не виделись. Переживали. А сейчас? В компьютеры играют... Скучать перестали... Номер телефона набрал - и позвонил на другой конец земли. Или через "скайп"... Ну, разве это тоже самое что живого человека обнять?! Даже книги! Книги и те электронные читают! Как можно сравнить бумажные странички, которые до тебя уже читали-листали, запах этот специфический - книжный, с бледным пластиковым экраном?! Мертвое это все! А по телевизору, что показывают?! Жуть! Ни кинофильмов, ни мультиков нормальных для детей нет. Везде пакость непонятная!
- Ну, мама! Ты же знаешь, что я не читаю электронные книги. И мультфильмы плохие не смотрю. Ну, разве что " Машу и медведь ". Но он ничего - добрый. И ты опять нотации читаешь! Мы же договаривались! А? - она подошла к маме, обняла ее, - Спасибо! Все было очень вкусно! Я побежала. Никита ждет. Люблю тебя!
Девочка в две секунды оказалась у входной двери.
- Подожди, Мишель! - материнский окрик остановил ее на пороге, - Папа купил туристические путевки. Он тут неделю выходной будет. Решил с нами съездить - отдохнуть. Можем Никиту взять. Спроси его. Так тебе не скучно будет. И ему, уверена, понравится. Спросишь? Хорошо?
- Хорошо, мама. А куда?-
- В Норвегию! Посмотреть на северную природу. На
скалы и фьорды. В общем, я тебе обещаю массу приятных
впечатлений! Не забудь Никите все передать! Я уже с его
бабушкой договорилась! Ладно. Беги! - и с улыбкой пома-
хала Мишель рукой .
Путь к дому Никиты занял немного времени. Жил
он близко - через дорогу - в новой кирпичной высотке на
четвертом этаже.
Мишель не стала ждать лифт - побежала вверх пешком. Немного замешкалась на площадке - было темно - и нажала на кнопку звонка.
Раздались шаркающие старческие шаги, и дверь
открылась. Бабушка Никиты, как обычно, несмотря на ле-
то куталась в грубый шерстяной платок, надетый прямо по-
верх домашнего халата.
- Здрасьте! Никита дома? - с порога выпалила Мишель, - Он меня ждет. Мы договорились.
Она попыталась просочится в квартиру чуть оттеснив старушку в сторону.
- Дома, дома. Все уши мне поутру прожужжал. Да не
пихайся ты! Проходи нормально! И чему вас только в школе учат?! Никита, вообще, от рук отбился! Не слушается! Вот приедут родители из командировки - нажалуюсь! Иди уже! В комнате он!
Старушка указала на дверь обклееную разноцветными
картинками и рекламными магнитами.
- Привет, "шипучка"! - Никита улыбнулся и даже отор-
вал взгляд от монитора, - Проходи! На диване посиди пока.
Сейчас игра догрузиться и начнем. Как дела? Что нового?
Рассказывай!
- Привет, "ботан"! - Мишель сняла кроссовки и забралась на диван с ногами, - Новостей немного, но все хорошие! На улице классно! Каша светит ...Тьфу, солнце светит. Каша дома. И самое главное... Мы! Едем! В Норвегию! На неделю!
- В Норвегию? Ничего себе! Круто! И вообще, совпадение! Наша новая игра про нее. Ну, не совсем конечно... Про викингов. И называеться " Викинги". Сейчас я тебе правила объясню и начнем.
- Подожди. Знаешь что.... ? - Мишель даже замолчала
для усиления эффекта, - Ты едешь с нами!
- В смысле, как это? Я?! Не может быть!-
- Может! Мама сказала, что одну путевку она взяла на
тебя. Уже даже с бабушкой твоей договорилась! - Мишель переместилась с дивана поближе к компьютеру, - Так что?! Играем?!
__________________________________________________
Ровно в полдень лайнер норвежских авиалиний закончил движение по взлетной полосе и замер в ожидании трапа.
Красавица-стюардесса на безупречном английском объявила: - Уважаемые пассажиры! Мы приземлились в аэропорту города Осло. За бортом 15 градусов тепла. Благодарим вас, что воспользовались услугами нашей авиакомпании. Экипаж желает вам приятного отдыха...
Мишель, конечно, ее не слушала. Она во все глаза смотрела в иллюминатор и при этом от переизбытка впечатлений то и дело тормошила Никиту, который, как положено мужчине, вел себя сдержаннее, но было очевидно, что он тоже еле сидит на месте.
В аэропорту их уже ждал гид - занудный дядька, который
бесконечно бубнил о преимуществах данного тура, об особенностях менталитета норвежцев и правилах поведения в чужой стране. Огромный яркий автобус ехал быстро и уже к вечеру они были на месте - в небольшом отеле у знаменитого Гейрангер-фьорда, окруженного лесистыми горами.
- Мамочка! Папа! Как красиво! Какие вы у меня хоро-
шие! Как я вас люблю! Никита! Ты чего молчишь? - вос-
торженная Мишель снова дернула друга за руку.
- Да. Круто! Знаешь, я тут кое о чем подумал...
- О чем? Я тоже хочу знать. Мне интересно!
- Я вот думаю, Мишель... Мы с тобой целый день играли в этих "Викингов". В игре все совсем по-другому описано...И природа... И заливы эти... И вообще все!
- Аааа... Ты об этом... Так там фантастика! Выдумано
все. Здесь же по настоящему. Как и должно быть.
Она повернулась к отцу явно намереваясь, что-то у него
спросить.
- Па-ап! Куда мы сейчас?
- Дорогая моя, сейчас мы в отель и спать! Завтра -
водопады. Ехать далеко. Надо как следует отдохнуть!
- Так еще же светло, папа! Вон, солнце вовсю! Как
спать-то? - Мишель с укором посмотрела на отца.
- В это время года в Норвегии солнце почти не заходит.
Полярный день. Так что придется привыкать. Мы с мамой
понесли вещи, а вы еще можете тут погулять. Но потом в
отель ужинать! Договорились? - ответил отец, целуя дочку в
макушку - Не задерживайтесь!
- Хорошо, папа! Никита! Пошли к воде! Интересно. Хо-
лодная она или нет.
И дети, взявшись за руки , стали осторожно спускатся к заливу, плотно окруженному каменными скалами, как древней стеной.
- Стой, Мишель! Стой! - Никита резко остановился прик-
рывая ладонью глаза, - Подожди! Не беги! Видела? Вон там!- Он указал рукой в сторону одного из каменных утесов, нависшего над водой фьорда.
Мишель замерла, и удивленно глядя то на спутника , то
на утес проговорила.
- Нет! А что там?
- Какой-то странный солнечный зайчик... Очень большой! И цветной. Может там кто-то зеркало поставил? Не понятно... Смотри! Смотри! - он указал на край почти спрятавшегося за вершину горы, вечернего северного солнца. Один из его лучей, добравшись до утеса, как будто высек из него яркий блик, на мгновение ослепивший Мишель и Никиту .
Мишель потерла глаза, и ошарашенная, еще раз туда посмотрела. Ярко-желтый солнечный луч, ровной видимой стрелой ударил в загадочное зеркало на скалистом камне нависшем над фьордом, но не закончил в нем свой путь, вопреки законам физики, отразился, образовав неожиданный угол, и уперся в землю.
Прямо у ног удивленной Мишель!
_____________________________________________
II ГЛАВА .
- Ми-и-шель! Вставай! - мама тихонько потянула
одеяло, - Вставай! Уже утро. Нам пора собираться. Гид приехал, ждет нас. Никита уже во дворе.
- Ну, мама... - Мишель потянулась и только слегка приоткрыла глаза, - Ну, ма-а-ма... Каникулы же!
- Мишель. Мы же не дома! Потом поспишь. Не застав- ляй всех тебя ждать. Вставай солнышко. Собирайся и выходи. Мы позавтракаем и сразу поедем.
И поцеловав в щеку дочь, мать вышла, убедившись, что девочка точно проснулась.
На улице, перед входом в отель, уже собралась вся ту-
ристическая группа. Местный гид, молодая белобрысая
девица, тянула время, в ожидании последних туристов.
Мишель вприпрыжку выскочила из гостиницы и встала
между папой и Никитой.
Гид вздохнула с облегчением. - Все, кажется, в сборе. Здравствуйте, господа отдыхающие! Меня зовут Грид. Я буду с вами во время нашего путешествия по самым прекрасным местам Норвегии. За эту неделю вы
получите неизгладимые впечатления! Я уверена, что красоты, которыми вы будете любоваться, останутся навсегда в ваших сердцах. Сегодня мы едем на водопады - главную достопримечательность здешних мест. А после в клуб к альпинистам, где нам расскажут о восхождениях на непокоренные вершины норвежских гор. Отправление через полчаса. Вот наш автобус, - и посмотрев в сторону улыбающейся Мишель, добавила, - Пожалуйста без опозданий!
- Хорошо. Без опозданий.- пробурчала себе под нос Мишель, и бросив взгляд на родителей, сказала, - Мама,
папа! Вы идите, а мы догоним. Подожди, Никита.
Остановила она друга, направившегося было вслед за взрослыми.
- Ну что?
Никита замедлил шаг и посмотрел на девочку.
- Ты помнишь, что мы видели вчера вечером? Ну, то сияние на скале? Тот солнечный луч?
- Конечно, помню! Удивительно конечно, но мне кажется, это какое-то явление природы. Надо просто расспросить местных. Да, чего далеко ходить? Вон гид. Она уж точно знает, что это было. У нее и спросим!
Он сделал шаг в сторону стоящей у туристического автобуса девушке.
- Нет, уж! Я сама! А-то испортишь все своими вопросами! Мишель быстрым шагом направилась к ней, составляя в голове план будущего разговора.
- Фру...Фрекен ...Мммм...
- Вы меня? - обернулась на оклик девушка.
- Да, Вас! - ответила ей смущенная Мишель.
- Ну, если меня, то я не фру, и тем более, не фрекен. В нашей стране на "вы" обращаються только к королю, или к членам его семьи. К остальным можно обращаться на "ты", или по фамилии. Это не будет считаться неуважением. Значит, меня называйте просто Грид. Хорошо?- и, увидев, что дети хором кивнули, спросила, - Ну что вас интересует? Постараюсь вам ответить в силу своих знаний.
- Грид! Расскажите, пожалуйста, про эти горы. Чем они знамениты? - Мишель замешкалась, пытаясь сформулировать по-точнее, - Не бывало ли здесь каких-нибудь особенных явлений? Ну, природных?-
- Эти горы?- повторила вопрос гид, - У них очень ин-
тересная история. Но я могу рассказать только вкратце.
Времени сейчас очень мало. К тому же впереди большое
путешествие. Боюсь, длинный рассказ вы устанете слу-
шать. Утверждается в некоторых летописях, что здесь бы-
ла община викингов: умелых мореходов и воинов. Конун-
гом у них был некто Зигвард, что значит охранник Мира.
Эти горы и этот залив с выходом к морю принадлежали
его общине. Они занимались охотой и рыболовством ,
торговлей и ремеслами. Община довольствовалась тем,
что имела. Несмотря ни на что, в летописях Зигвард опи-
сывался, как отважный воин, хотя он не руководил набегами. Молодость у него была очень боевой. Соседи помнили об этом и опасались нападать на его общину, признавая прошлые заслуги. Мир был его преимуществом. Да,и с сильной, боеспособной дружиной тоже приходилось считаться.
По легенде, наверху, среди мраморных скал, находилось
капище, где жила жрица по имени Тарборг. О ней говорится, что это - безобразная старуха, владеющая оккультными секретами необычайной силы. Она умела повелевать всем живым, - Грид поглядела на раскрывших от удивления рты детей и закончила, - Вот такая история.
- Грид, Вы не сказали ничего об природных явлениях! Мишель была девочкой упрямой, которую сбить с толку легендами было совершенно невозможно.
- Аааа. Об этом? Да ничего там нет. И альпинисты бывали. И просто туристы, искатели приключений. Ничего не не нашли. Ничего не видели. Я же говорю: легенда. Хотя, когда я была в вашем возрасте, я видела несколько раз в той стороне на утесе разноцветные вспышки. Ну, теперь точно все! - улыбнулась Грид.
- А луч? Луч видели?- перебил ее нетерпеливый Никита.
- Нет, к сожалению. Или к счастью. Не видела. Все, дЕти! Нам в любом случае, пора! - и легонько подтолкнула детей в сторону отеля, - Идите!
Мишель и Никита отошли в сторону от автобуса, остановились, обдумывая рассказ экскурсовода. Посмотрев
в сторону нависающего над фьордом утеса, Мишель сверк-
нула голубыми глазами, и сказала твердым голосом не до-
пускающим возражений, - Надо идти, Никита. Сами разбе-
ремся!
Никита ошеломленно посмотрел на подругу.
- И как ты это себе представляешь? Во-первых, кто нас отпустит? Во-вторых, до утеса километров пять. В-третьих, там горы и звери. А потом, есть и в-четвертых, и в-пятых... и так до бесконечности!
- Я решила. Мы не едем на обзор водопадов!
- То есть? Скажешь что заболела?!
- Нет! - Мишель энергично замотала головой, - Я вообще-то не обманываю ни папу, ни маму. Зачем? Я скажу правду, что мы хотим погулять по склону. Мы же не собираемся лезть высоко в горы? Правда? На склон ведет какая-то тропинка. Если даже мы не поднимемся к утесу, то поближе рассмотрим, откуда бил луч. Посмотрим, - и сразу назад, в отель! Хорошо, Никита?
- Хорошо, Мишель! - кивнул головой мальчик, - Иди уже. Вон, твои мама с папой из отеля выходят. Отпрашивайся!
Он отвернулся в сторону, в душе надеясь, что родители
запретят безумную выходку Мишель.
- Доченька! Вы еще здесь? Что это у вас с Никитой та- кой заговорщеский вид? Признавайтесь дети, что вы заду-
мали?
- Мамочка! Можно, мы не поедем? Мы не хотим!
- Как? Это что еще за фантазии?! - мать беспомощно посмотрела в сторону отца, как бы ища его поддержки.
- Элен! Успокойся пожалуйста! Если дети не хотят
ехать, значит не хотят. И заставлять их не надо. Ты же мне
объяснишь солнышко, что случилось?- проговорил папа,
и подойдя к дочке обнял ее за плечи, - Да, Мишель?
- Конечно, папа! - ответила Мишель и посмотрела на
стоящего рядом Никиту, - Сейчас я все объясню!
- Ну что? Говорила же я тебе, что если все честно объяснить, то родители не будут против, чтобы мы остались. Они никогда не возражали против прогулок на природе. А ты сомневался! Ведь сомневался? А? Никита! - радостно тараторила Мишель, поднимаясь по довольно пологому склону, заросшей лесом горы.
- Не сомневался я нисколько! Просто думал, что нам
запретят. И лишний раз не хотел просить. Мишель! Смотри, как здесь круто! Как в кино! Сколько мы уже вверх прошли? И сколько еще осталось?- уже немного уставший Никита остановился и посмотрел вниз на тропинку, которая извиваясь змеей, спускалаясь к городку у фьорда.
Природа вокруг дышала тысячелетней красотой, обнажая свои неброские северные красоты. Как будто какая-то сила отчаянно манила детей вверх по склону горы, предлагая им доселе невиданные тайны и предостерегая их от опрометчивых и необдуманных шагов.
Дети приняли игру. Внезапно на их пути возникла
преграда, недвусмысленно сулящая финал путешествия.
Рассекая горную тропинку пополам, возникла глубо-
кая, совершенно бездонная расселина, преодолеть кото-
рую смог бы не всякий взрослый опытный турист, не говоря уже о двенадцатилетних подростках.
- Все! Приключения закончились! - проговорила грустно Мишель, и подойдя к краю расселины глянула вниз, - Дна не видно. Глубокая. И широкая-то какая. Не перепрыгнем! И длинная... Пойдем вдоль нее. Посмотрим, где кончается. Вдруг, и не очень далеко.
Никита вздохнул с облегчением - не пришлось испытывать судьбу. Посмотрел на Мишель и кивнул.
- Хорошо. Пойдем. Но не в чащу. А в сторону залива. К скалам. Посмотрим на городок сверху. И пойдем обратно. Похоже тебя даже эта пропасть не останавливает. Если б у тебя были пружины на ногах, то ты бы наверняка перепрыгнула бы. Да?
- Конечно! Здесь ужасно интересно!
И Мишель побежала вдоль впадины, оставив шагающего Никиту наедине со своими мыслями.
- Никитааааа! Никитаааа! Беги скорей сюда! Ники -
тааа!
Мальчик рванул с места как заправский бегун.
Мишель стояла у края скалы, свисающего над низ-
кой водой северного фьорда.
- Смотри! Никита! Смотри! Вот!
- Ничего себе! - присвистнул Никита и сделал ма -
ленький шаг, - Интересно! Сказка какая-то!
- Да! - прошептала Мишель, - Сказка...
На самом краю скалы, под утесом белела маленькая, отполированная вековыми ветрами, площадка. На ней блестела, непонятно, как туда попавшая, хрустальная пирамидка.
- Слушай Никита. Давай попробуем спуститься туда!
Должен же быть какой-то путь? Как-то туда попадают? Не сама же здесь выросла эта пирамида?!
И Мишель стала осторожно пробираться вниз. Через несколько минут, каким-то чудесным образом, она оказалась на площадке рядом с пирамидой и нагнулась, чтобы как следует ее рассмотреть.
Никита спускался медленней, но и он через пару
минут тоже оказался на месте - стоял, от удивления раск-
рыв рот, не зная, что сказать.
- Вот, что нам зайчиков солнечных пускало! Но, похоже, эта штука стоит здесь давным-давно. Из чего она?
Мишель протянула свою руку к вершине сияющей пира-
миды, - А ведь никто о ней не знает! Даже экскурсовод! Интересно, из чего она сделана?
- Не трогай! Не надо! - вскрикнул встревоженный Ни- кита и схватил Мишель за руку, - Не надо!
- Да брось ты! Почему не надо? - ответила Мишель, и вытянув свою руку, пощупала острие пирамиды, - Теплая! Ой что это? Потухла. Не блестит!
Она отступила на шаг назад. Пирамида после прикосновения к ней прекратила свое волшебное сияние, и застыла черным конусом, став холодной и мертвой.
- Не нравится мне это все, Мишель. Пойдем домой!
К отелю! - произнес Никита, и развернувшись сделал шаг
вперед.
Внезапно, солнечный луч, посланный с висевшего
в голубом небе желтого горячего диска, ударил в темную
пирамиду, и как будто пробив насквозь, снова зажег ее еще ярче, еще многоцветней.
Мишель с Никитой сначала были отброшены этим ярким светом, а через секунду накрыты пеленой природного зарева. Скованы им. Но только на секунду. Не больше.
Никита первым пришел в себя.
- Все, Мишель! Пойдем! Не хочу больше чудес. Пойдем, я устал! - он сделал шаг обратно.
- Хорошо! - ответила девочка и послушно полезла наверх, прочь с площадки, - Что-то похолодало!
Она зябко повела плечами.
- Никита! Пусть это будет нашей тайной. Никита! - Мишель умоляюще посмотрела на своего друга.
- Ладно. Пусть тайной. Только будь пожалуйста аккуратна. И отойди от края подальше. Там глубоко же! - отозвался Никита.
Как на зло, иименно в этот момент Мишель подскользнулась на каком-то камушке, оступилась, потеряв равновесие, взмахнула руками и съехала за край каменной кромки.
- Ми-и-шель! Ми-и-шель! Ты жива? Держись! Сейчас
я помогу! Только держись, пожалуйста! Не отпускай руки! Не отпускай! - закричал Никита и, распластавшись, пополз к краю бездонной ямы. Затем, протянул руку и попытался вытащить подругу, но сил явно не хватало.
- Мишель! Ты держись! Только не смотри вниз! Я сейчас... Придумаю чего-нибудь. Оооо... Маааама... - закричал Никита в полный голос и почувствовал, как к горлу подкатил острый комок.
- Не кричи! Вряд ли, кто услышит. - раздался словно
из под одеяла голос Мишель, - Я тут стою на каком-то выс-
тупе маленьком. Не вишу. А вниз мне не посмотреть. Но я
не боюсь. Мне папа говорил, что бояться ничего никогда не надо.
Голос девчонки заметно дрожал, - У меня еще есть
силы держаться. А ты придумай чего нибудь. Только поскорей. Если я упаду, папа и мама точно расстрояться. Ведь, да?
- Ты еще шутить можешь?- выдохнул Никита и снова пополз к расселине. На сей раз, протянув руку, он смог ухватить Мишель за ее спортивную куртку. Его силы уже были на исходе и эта попытка тоже закончилась ничем.
Никита не выдержал и от безнадежности заплакал, уткнув лицо в холодную землю.
Вдруг, какая-то неведомая сила оторвала его от камней, и, пронесши по воздуху, поставила на ноги, подальше от края. Крепко держа и не давая ступить шагу. Очень похоже на то, как бывает во сне.
Он повернулся и увидел, как какая-то здоровая тень поползла к пропасти, накрыла расселину , и Мишель, как пушинка отлепившись от скалы, оказалась на склоне горы.
- Кто вы? - немедленно спросила спасенная Мишель, вытаращив от изумления глаза. И не получив ответа, настойчиво повторила, - Вы кто?!
Перед детьми стояли, сжимая в ручищах топоры, три угрюмых викинга, одетые в боевые доспехи и с очевидным любопытством смотрели на мальчишку и девчонку.
Как на чудо
____________________________________________________
Путешествие было чрезвычайно приятным. Элен и Александр были полны впечатлений и подъезжали к отелю в самом радужном настроении. Водопады оказались зрелищем величественным. А какой воздух! Какая природа! В дополнение к тому, гид всю дорогу потчевала экскурсантов легендами, историями и разными занимательными фактами о местах, мимо которых они проезжали.
- Зря все-таки Мишель и Никита с нами не поехали. Правда, родная? - Александр улыбнулся, - В следующий раз надо будет привести аргументы поубедительней. А то всю красоту пропустят.
- Согласна с тобой! Я бы и сейчас настояла! То же придумали: одни в чужой стране шастать. Тут, конечно, место тихое, но мало ли что может случиться... Какая-то блажь подростковая, честное слово! А ты ей все разрешаешь!
Автобус остановился на площадке перед отелем. Они вышли вместе со всеми, но задержались: оглядеться и размять затекшие ноги.
- Ну вот! Что я говорила?! Нашей красавицы не видно!
Наверняка в комнате сидят - телевизор смотрят. Или в игру
эту новую с Никитой играют! Пойдем хоть фотографии им покажем!
Как ни странно, в номере отеля ребят не было. Вещи на вешалке висели в том же порядке. Постели не примяты. Стулья не передвинуты. Очевидно, что Мишель с Никитой сюда не возвращались.
- Никого! - констатировал очевидное Александр, - И
никого не было. Надо у барышни на ресепшене узнать, может они где-то в отеле сидят. В какой-нибудь комнате отдыха. Или что тут у них?! И еще надо посмотреть Грид не уехала? Они с ней утром совещались о чем-то. Вдруг она знает куда они могли пойти.
- Вон, у автобуса стоит! - Элен тревожно подошла к окну. Иди быстрей! Спроси! - и тихо добавила, - Господи! Неужели что-то случилось?!
Александр почти мгновенно оказался внизу. Подбежал к экскурсоводу. Элен, стоя у окна видела, как муж, нервно жестикулируя, что-то говорит ей. Грид слушала очень внимательно. Она кивала, время от времени указывая рукой в сторону горы, куда, судя по всему, отправились пропавшие дети. Элен захлопнула дверь номера и побежала к ним, охваченная настоящей паникой.
- Элен! Дети расспрашивали Грид об этих горах.
Может быть они далеко ушли. Или свернули куда-нибудь
с тропинки.
- Пожалуйста, не стоит так сильно беспокоиться! - девушка-гид всеми силами пыталась уменьшить родительский страх, - Они не смогут заблудиться. Дорожка одна. Никаких развилок. И в полутора километрах глубокая расселина. Ее и взрослому не перепрыгнуть, не то что ребенку. Заигрались, наверное - дети!
- Заигрались?! Сейчас восемь вечера!- Элен с ужасом
смотрела на телефон, - Восемь вечера! Они ушли в один-
надцать! И мобильники в номере остались! Даже не обедали! Александр! Александр!
Элен плакала.
- Перестань раньше времени! Наши действительно могут про обед забыть. И потом, если они с собой телефоны не взяли, откуда им знать, что уже поздно, что мы вернулись и волнуемся?! Просто пойдем по дороге им навстречу. Уверен, что ничего страшного не произошло!
Александр крепко обнял жену за плечи и повел ее в строну тропинки, уходящей в горы. Грид на минуту замешкавшись, догнала их.
- Позвольте, я с вами!
_________________
III ГЛАВА .
От викинга, который нес на руках совершенно
обессиленную от приключений Мишель, исходил непривычный запах: то ли свежей хвои, то ли березовых листьев размоченных в теплой воде. Этот запах не был неприятен девочке, скорее наоборот: он рождал ощущение покоя, надежности - то что нужно человеку,
еще недавно в прямом смысле, висевшему над пропастью.
Мишель всхлипнула и теснее прижалась к доспехам
своего спасителя. Огромный, как гора воин, ловко и быстро шагал по узкой тропке. Весьма развитая для своих двенадцати лет, испуганная девочка как будто совершенно не мешала ему идти. Она почти целиком помещалась под его левой ручищей. Два других викинга, не менее внушительных размеров шли впереди.
Лиц Мишель видеть не могла, но почему-то была уверена,
что они мрачны и суровы.
Никита находился посередине этой странной це-
почки. Он явно не успевал за взрослыми: тяжело дышал
и как-то скукожился. "В боку колет"- догадалась Мишель.
Иногда он приостанавливался перевести дух, но замыкающий недовольно ворчал и слегка подталкивал мальчика в спину рукой в железной боевой перчатке.
Внезапно, воин, который шел первым, остановился. Он резко развернулся, посмотрел на серого, обмякшего от усталости Никиту и поднял вверх руку, словно требуя чего-то от своих попутчиков.
- Стой, Ральф. Поставь девчонку! - приказал он. Потом нагнулся, положил на обросший бурым мхом валун какую-то штуку, запеленутую в разноцветное яркое полотенце. Затем, отодвинув в сторону замешкавшегося Никиту, и подошел к своим товарищам. Викинги, соединившись тяжелыми, увенчанными шлемами головами, о чем-то заговорили.Стояли они неподвижно, больше похожие на каменные глыбы, чем на людей.
Дети, предоставленные сами себе, смогли,
наконец, рассмотреть их - спасителей. Если бы эти трое
не оказались чудесным образом - очень вовремя -
на тропе у проклятой расселины, может быть Мишель
уже и в живых-то не было...
Незнакомцы - как со съемочной площадки героического фэнтази - были в видавших виды доспехах, которые судя по вмятинам и потертостям, использовались часто и по прямому назначению. Порты и рубахи - грубого льна - явноне на фабрике шились. Кроме того, на поясе у каждого покачивался боевой топор такого размера, что, казалось, просто поднять его только какому-нибудь штангисту подсилу.
- Никита! Как ты думаешь? Это, вообще, кто?!
Прошелестела Мишель, не сводя с мужчин круглых от удивления глаз.
- Откуда я знаю?! - так же тихо ответил мальчик и задумчиво потер подбородок,- Спроси что-нибудь полегче! Может, охотники? Или дровосеки? Вон топоры какие! Громадные!
Он мотнул головой в сторону боевой троицы. Мишель тоже пристально посмотрела на топоры.
- Ну ты чего?! Какие дровосеки?! Перро начитался?!
Лесорубы уже лет сто топорами лес не валят, они пилами
пилят! Да и кто будет наряжаться в такую одежду для заготовки дров?! Это для боя какого-нибудь подходит...
- А может они из какого-нибудь клуба исторического?
А? Мишель? Ведь у нас есть реконструкторы. И эти... которые про эльфов и орков? Может, в Норвегии тоже...
- Исторический клуб?... Как-то не очень похоже... - она неуверенно повела плечами. - У меня есть одна мысль, но только это вообще нереально...
- Не тяни! Говори уже!
Никита пододвинулся поближе.
- Ну, во-первых... Ты не удивлен что мы их понимаем?
Я это заметила когда вон тот...- она показала взглядом на высоченного, невероятно плечистого дядьку, лицом при этом похожим на диснеевского принца, и по-видимому, главного в тройке, - ну тот, который велел, тому, кто нес меня, остановиться. Я все понимала, когда он говорил. А я только английский в школе учила. Недолго. Но их я очень хорошо понимаю. Каждое слово... И еще. Посмотри-ка вниз! Что ты там видишь?
Мальчик вытянул шею, приподнялся на цыпочки и
тогда смог целиком охватить взглядом панораму берега: изгибистую ленту фьорда, голубую воду залива, развесистые шапки корабельных сосен...
- А что?! Ничего такого. Тарелки летающей не вижу, по крайней мере... Дома деревянные. Лодки с парусами... Странные какие-то лодки... Мишель! Что это?! Это не наш берег! Здесь ни гостиницы, ни дороги нормальной - асфальтовой! Где мы?!
- Ты чего?! Чего кричишь?! Смотри, они теперь все
на нас смотрят!.. В том-то и дело! Это на сто процентов
наш берег! Я уверена! Вон внизу такая штука: то ли маленькая скала, то ли большой камень - на кота похожа.
И цвета такого рыже-бурого, видишь? Как у Бонифация шерсть! Вряд ли здесь на каждом берегу такие... Да, гостиницы нет! И дороги. И магазина. В общем, ничего нет. Только лодки и сараи эти. Причем, все деревянное! Можно подумать, кино стали снимать за те полчаса, пока нас не было! И еще! Они не просто по лесу погулять вышли: ты их топоры видел?! Они не только тяжеленные явно, но и заточены! Какой реконструктор будет натачивать?! Таким топором и убить можно!
- Таким топором убить можно, даже, если его вообще не точить! - Никита, наконец, смог вставить слово в нескончаемый монолог девочки, - Смотри! Они еще что-то тащили, кроме оружия своего! Вон, на камне! В тряпку завернуто!
Мишель моментально сделала шаг в сторону обсуждаемого предмета.
- Ой, а давай посмотрим что там? - и, пока потерявший дар речи Никита, лихорадочно думал, как остановить сумасшедшую подругу, она осторожно приподняла край тряпицы. На камне стояла та самая хрустальная пирамидка, которую они сегодня нашли на скале. Та самая, которая утром блестела солнечными зайчиками им
в глаза. Та самая, из-за которой, вместо того, чтобы спокойно ехать с родителями в прохладном туристическом автобусе Мишель чуть не оказалась на дне каменной пропасти!
Девочка отпустила уголок ткани и быстро отскочила
назад. Вовремя! Посовещавшийся викинги вернулись
обратно.
- Ральф! Олаф! Обоих мальков на руки! Дома продолжим!
Главный подошел к камню, взял на руки пирамиду, за-
мотанную цветным полотенцем и зашагал вперед.
Совсем скоро показался берег, лодки и те самые
странные деревянные дома, и воины несшие детей,
поставили их на землю - перед самым большим срубом,
похожим на барак или склад. По крайней мере, ничего об-
щего с гостиницей у этого строения не было.
Тот, что все время командовал, снова обратился к одному из своих спутников:
- Олаф! Сходи за Агот! Пусть заберет детей.
Поселок был немаленький: дома, взрослые, дети, какая-то мелкая живность - плотно заполонили берег, на сколько хватало глаз. Кроме того, несколько десятков огромных лодок, в которых историк признал бы боевые суда-драккары, стояли под полосатыми парусами у берега.
На крыльцо дома вышла седая пышноволосая
статная женщина , и окинув быстрым взглядом, державшихся за руки Мишель и Никиту, поклонилась высокому.
- Слава твоему роду, Агот! - воин в ответ кивнул, приложив руку к сердцу, - Здравствуй!
- Здравствуй, конунг! Слышу тебя!
- Вот дети. Мы нашли их в лесу. На вершине.
Когда возвращались из херга. Не знаю кто они. Как попали
туда. Сама видишь - не наши. Они были в святом месте,
значит, - воля богов. Их дар. Забери к себе. Переодень.
Может, узнаешь, кто они. Я позже зайду. Пошли!
Последнее, очевидно, относилось к двум его молчаливым
спутникам, которые послушно развернулись и зашагали вслед за ним в сторону драккаров.
Агот обняла детей за плечи и неодобрительно поглядела на их джинсы и куртки. Покачала головой.
- Пойдемте! Надо переодеть вас поскорее! А то
над такими рубахами даже собаки смеются!
Потом вдруг улыбнулась, погладила рыжие волосы Мишель.- А ты у нас Сольвейг? Солнечный луч!
Никита и Мишель даже не успели толком войти
в дом - сразу оказались в гуще шума и веселой возни
оравы мальчишек и девчонок: по виду - ровесников.
- Пойду посмотрю вам обновы, - сказала Агот,
и зацепив какого-то мальчугана, пробегавшего мимо них, приказала.
- А ну, тихо! Ари! Наши гости нездешние. Смотри, чтоб не
обижали!- Сказав это она слегка подтолкнула его к Никите и Мишель, которые испуганно озирались по сторонам, продолжая держаться друг за друга. Агот скрылась за какой-то занавеской, разделявшей комнату надвое, и Ари тут же заговорил.
- Вы кто такие? Откуда? Что это на вас за тряпки напялены? Сколько лет? Имена-то у вас есть вообще? А родители? На чем вы к нам приплыли? Я не видел, что б чужой корабль сегодня причаливал!
Мальчишка дернул ошалевшего Никиту за рукав.
- Ты чего молчишь?! Немой что ли?! Или ворон ум выклевал?! Отвечай давай!
Никита замотал головой, но продолжал молчать.
Тогда Мишель отпустила его руку, шагнула вперед и оттолкнула Ари , который, похоже, собирался получить ответы любой ценой.
- Чего надо? Отцепись! А то получишь!
Потом продолжила гораздо миролюбивее.
- Меня зовут Мишель. А его Никита.
Мальчишка явно не ожидал получить отпор
с этой стороны и отошел в сторону. Тогда она, глядя
не мигая в глаза, продолжила:
- Запомнил? Мишель и Никита.-
- Нет таких имен: Мишель и Никита. Нет. Все вы врете!
Ари обижено посмотрел на девочку, потом на своих товарищей, которые прекратили возиться и окружили чужих, - Врет ведь?!
- Не вру! Есть! - ответила Мишель и отвернулась.
- А вот мы сейчас у Агот спросим!
Женщина как раз появилась из-за занавески с ворохом
какой то одежды в руках.
- Скажи, Агот! Она врет? Думаю, чужеземцы задумали дурное, раз скрывают свои имена!
- Почему ты так решил, Ари?
- Она сказала что ее зовут Мишель . А его - Никита!
и он с силой ткнул пальцем новенького в плечо, - Таких имен не бывает!
- Да. Думаю, их зовут иначе. Его - Витарр.
Лесной воин. А ее ....- Сольвейг. Солнечный луч.
_____________________________________________
- Ну и откуда начнем наши поиски?- Задал вопрос Алек-
сандр , и быстрым взглядом оглядев окружающий их лес, добавил. - Мы же ведь не знаем в какую сторону они пошли . Прямо ли в гору ? Вниз ли в долину? Влево .Вправо? И махнув рукой , почти обреченно промолвил . - Или еще куда?
- Но Грид же сказала , что они интересовались что там на-
верху . Да Грид ?- С надеждой в голосе задала свой вопрос
Элен .- Значит идем наверх ? Ну что ты молчишь ? Грид ? Что ты молчишь ?-
- Не кричите Элен . Не надо. Кричать будем там . Навер-
ху .- Ответила молчавшая до этого времени экскурсовод ,
и указала рукой в сторону подъема в гору . - Да. Они скорей
всего там . У расселины . - И продолжила успокаивающим
тоном в голосе. - Просто очень устали . И отдыхают . -
- А вы там были ... Наверху ? Что там ?- Задал вопрос
Александр . И подняв глаза на на петляющую средь веко-
вых сосен каменную тропинку , добавил , не дождавшись ответа -Ну что ж . Пойдем . -
- Да . Пойдем .- Тихо сказала гид , и первой шагнула вверх . В гору.
Путь по предполагаемому маршруту Мишель и Никиты
к расселине , для троих взрослых , занятых поиском детей,
людей , был не труден. И даже ночное полярное солнце
как будто бы помогало им . Освещая своими скупыми луча-
ми , пробивающимися среди зеленых шапок сосен , дорогу
поиска . Во время своего движения на гору , родители и гид
не забывали останавливаться , и сложив рупором ладони ,
громко звать внезапно пропавших детей . Но в ответ слы -
шали только шум ветра , да крики проснувшихся птиц . Что
не прибавляло и малой доли оптимизма . Следов Мишель
и Никиты , прошедших этим путем тоже не встречалось
никаких. И Элен стала сомневаться в правильности выбран-
ного пути , что и сказала шедшей впереди Грид.
- Мне кажеться их здесь не было . Следов нет вообще.-
- Подождите Элен . До расселины еще чуть - чуть. Она
нам все и расскажет . Все . Пришли .- И маленько уставший
эксурсовод остановил свой шаг перед выросшим на их пути
препятствием. - Александр ! Вы идите туда ... В сторону за-
лива . Смотрите там . Я пойду вправо . А вы Элен посидите
пожалуйста здесь. И ждите нас .Хорошо ?-
- Хорошо .- Ответила Элен , и с ужасом поглядела на
бездонную трещину , разделяющую скалу надвое . Подож-
дав когда Грид и Александр отойдут по своим маршрутам,
наклонилась и тихо заплакала , отгоняя от себя все мрач-
ные , нехорошие мысли.
И вдруг со стороны залива раздался громкий крик ,
ушедшего туда отца Мишель . - Элен ! Элен ! Грид ! Иди-
те быстрей сюда . Идите быстрей ! Они были здесь! Они
были здесь! -
Элен быстро вскочила , и на ходу вытирая слезы , по-
бежала вдоль трещины , на звук зовущего , громкого голоса.
Добежав до Александра , стоящего на краю обрыва , схвати-
ла его за руку и задыхаясь от волнения выкрикнула ему .-
Где? Ну где ? Саша ?-
- Тише ! Тише Элен ! Не волнуйся ! Видишь площадку ?-
И указал рукой на ровную поверхность выступающую из ска лы - Видишь ? -
- Вижу . И все . Только площадка .-
- Не только Элен . Не только площадка . - И обняв встре-
воженную мать дочери , с улыбкой добавил. - Не только
площадка . Ленточка Мишель там еще лежит . Красная лен-
точка. Они были здесь . Дождись Грид . А я спущусь туда , и
посмотрю все. - Проговорив это Александр отошел к краю
пропасти и осторожно , по камням , слез на поверхность природного творения , с удивление разглядывая открывшу-
юся перед ним панораму северной красоты .
- Где ленточка ? - Услышал он голос подошедшего к не-
му экскурсовода . Тоже спустившегося на площадку .
- Вот .- Ответил Александр , и протянул Грид красную
ленту которой Мишель любила подвязывать волосы . - Вот.
И больше ничего . Но и этой ленты достаточно для того ,
чтобы знать , что они здесь были. Так же?-
- Да .- Сказала Грид .- Достаточно . Но все таки давай
еще посмотрим здесь. Может еще чего нибудь найдем.-
- Да нет больше ничего . Я смотрел. Полезли наверх.
Там продолжим наши поиски . Да и Элен успокоим . - И
сделав шаг к подъему с площадки остановился на мину-
ту и махнув рукой в сторону древнего чудного камня на-
поминающего пирамиду произнес - Он нам ничего не расскажет . Хоть все и видел . Искать надо самим .-
- Да Александр . Ничего . - И подошедши к каменной
пирамиде , накрыла ее рукой .

IV ГЛАВА .
С тех пор как Харальд Прекрасноволый, объявил себя
королем - Харальдом первым, и назвал эту страну
Норвегией, что означало " Северный путь", прошло не
так уж много времени. Новый правитель нравился отнюдь не всем: то и дело вспыхивали бунты, то и дело сражался он с непокорными хевдингами и ярлами. Но мудрые понимали: Харальд воцарился надолго. Обратно не отыграешь. Наступило новое время: новый король - новое королевство.
С такими мыслями конунг Зигвард шел к драккарам,
пришвартованным у берега бок о бок, длинной вереницей.
Ему все-таки необходимо одиночество. Прямо сейчас.
Не дойдя до берега, он резко развернулся и знаком отослал прочь обоих викингов.
Зигвард поднялся на свой корабль - флагман, присел
на первую попавшуюся лавку до блеска отполированную
седалищами гребцов, и застыл, полностью погрузившись в тяжелые мысли.
" Как мало сказала жрица... " - думал конунг, - "Какие-то загадки загадывала... Зачем мне эта хрустальная пирамида... ? И при чем здесь солнце... Надо найти ответы! И найти быстро! Ничего не сказала про то, что ждет мой народ ... Луч поможет! Как может помочь луч?!
И еще какие-то дети! Откуда они взялись?! Может быть надо проплыть по фьорду: посмотреть, не стоит ли какое-нибудь судно на якоре... Дети чужие - точно!.. Ладно! Не важно! Куда важнее, что несогласные с Харальдом конунги с остатками дружин осели на островах. Теперь мимо не проплыть: грабят, убивают. Надо выйти в залив на нескольких драккарах - осмотреть все. А то, неровен час, сюда заглянут, когда дружина в отъезде. А, да! Еще пирамида эта... Оставить ее что-ли здесь, на драккаре?.. "Пирамида ответит на все вопросы", - так, кажется,
говорила старая Тарборг?.. Интересно, каким образом?! И когда?!
Зигвард тряхнул головой, освобождаясь от докучливых мыслей, засунул пирамиду под лавку на которой сидел, сверху привалил боевым щитом. И размявши затекшие ноги, спрыгнул на берег.
С минуту он задержался у кромки воды, оглядывая караван своих боевых кораблей: тяжелые весла подняты вверх, двухцветные полосатые паруса туго скатаны к вершинам мачт - сила и слава!
Зигвард гордо поднял голову и твердым тяжелым шагом
отправился к гостевому дому общины: следовало разобраться с найденышами - откладывать ни к чему!
Мишель и Никита освоились довольно быстро, но удивляться произошедшему, естественно, не перестали. Объяснить необъяснимое иногда трудно даже детям. Они попали в сказку, в альтернативную реальность, в сон?! Последнее казалось даже как-будто вероятным. Вначале, ребята то и дело украдкой щипали себя, чтобы проснуться.
Увы, безрезультатно.
Конечно, приключения - даже самые невероятные - не повод унывать! Мишель заметила, что многие местные мальчики и девочки держатся от них на почтительном расстоянии, настороженно, не спешат присоединиться к беседе.
Тогда она решила действовать сама. Отодвинула в сторону того бойкого мальчишку, которого наставница называла Ари, и оставив Никиту отбиваться от вопросов самостоятельно, прошла в угол комнаты , где на лавке одиноко сидела какая-то светловолосая девочка - по виду не старше самой Мишель.
- Здравствуй! Меня зовут Мишель. А тебя ? -
- Тебя зовут не Мишель. Тебя зовут Сольвейг. Я слы -
шала, как тебя назвала Агот!
- Ну, хорошо! Давай попробуем еще раз! - Мишель не стала спорить: хоть горшком назовите, только бы разобраться! - Меня зовут Сольвейг. А тебя?
- Мое имя Сигни. Можешь сесть рядом.
- Сигни! Класс! А ты можешь объяснить мне, что тут вообще происходит?! А то эти мальчишки только толкаться умеют!
- Они будут воинами! Разговоры - для колдунов, знахарей и слабых телом. Они и думают-то только о битвах и странствиях по белому свету! А король наш Харальд запретил набеги на чужие страны. Повелел заниматься земледелием. И вообще ... -
- Что вообще ?- машинально отозвалась Мишель, пытаясь преодолеть этот поток краеведческих фактов.
- А ничего! Наш-то конунг Зигвард и до указа никого не завоевывал. Хотя, он очень сильный! Самый сильный! И храбрый! Если на нас, на общину, и нападал кто, то отсюда в Валгаллу ушел! А так мы не войной живем. Ой, наставница! Пойдем!
Сигни потянула Мишель за руку, но дотронувшись до ее новой одежды, аккуратно и почтительно отпустила.
- Какое платье тебе Агот дала!.. Ты в нем прямо предводительница!
Мишель и самой ужасно нравились и меховой плащ, и красное платье, и широкий кожаный ремень, который она затянула на талии.
Сигни пошла к наставнице, как-будто забыв о недавней собеседнице. А Мишель опять осталась один на один с нерешенными вопросами: где все-таки они?! Кто эти все люди?! И самый главный: как попасть домой?!
Продолжать сидеть и думать было совершенно невозможно! Девочка вместе с другими детьми подошла поближе к Агот. Туда, где стоял Никита в окружении других мальчишек, расположенных, кстати, уже вполне дружелюбно. Она дернула друга за рукав и зашептала:
- Мне кажется, мы попали в другое время!
- Ты о чем .... Сольвейг ? - спросил Никита, и гораздо тише добавил, - Ты чего, Мишель?! Куда мы попали?!
- Слушайте! Агот говорит! - Ари несильно двинул обоих в бок.
Мишель замолчала и даже чуть-чуть отдвинулась от друга подальше. В конце концов, в из положении слушать полезно было, как можно больше.
Агот строго глянула в их сторону и продолжила рассказывать медленно, нараспев.
-.... И двинулись они, побежденные, к " Ледяной земле", к Шетландским островам и далее к англам. Там и нашли они свой приют. Но иногда заплывают они в наши... В свои потерянные ими земли...
- Агот! Скажи, Агот! Зачем пошли они туда? Почему
не поплыли через северное море ? Что там за люди живут?
Ари, видимо, был неутомим на вопросы.
- Хорошо. Я отвечу тебе. Слушай! За Северным морем лежит огромная и дивная страна - тысячи городов. Мы называем ее Гардарика. Живут там могучие воины. Обладая множеством богатств и великой силой не совершают они набегов, не захватывают земель, не уводят в полон жен и детей - мирно трудятся при своих домах. Но если приходят враги - встают стеной. И нет пощады, поднявшим на них меч.- и поглядев на Мишель,
спросила - Да, Сольвейг?
- Ддда. Наверное... - запнувшись от неожиданности пролепетала Мишель, беспомощно ища глазами Никиту, надеясь на поддержку, - Скорее всего так и есть...
- Ну все! Ступайте на улицу! Сигни! Покажешь гостям общину.
- Да, Агот.- Сигни кивнула, стиснула руку Мишель чуть повыше локтя и буквально вытащила из дома. А везучий Никита остался на свободе - стоял себе на крыльце рядом с довольными, готовыми к беготне и шалостям мальчишками.
- Сольвейг! Идем же! Ты должна увидеть наши драккары! Они огромные! Каждый величиной, как молот Тора!
Сигни твердо повела Мишель в сторону залива.
- А я видела драккары на картинке! И когда мы сюда
спускались, то я сверху их заметила. Но издалека не понятно, какие они огромные! Слушай, Сигни! Ты, вообще как, секреты хранить умеешь? - вдруг спросила Мишель и строго, как фильмах про шпионов, посмотрела девочке в глаза: прямо, стараясь не мигать.
- Умею, конечно! - Сигни была удивлена и даже слегка
обижена вопросом - Нельзя рассказывать, о чем обещал
молчать. Это закон!
- А! Закон?! Это хорошо! Ну, тогда слушай. И еще не перебивай, пока до конца не доскажу. Итак получится небыстро... Договорились?
- Хорошо, Сольвейг!
- Да не Сольвейг я! Не Сольвейг! Меня Мишель зовут! Сколько раз говорить тебе!.. Ладно! Не важно! В общем, в первый день каникул...
К концу рассказа - где-то через час -(это не смотря на то, что Мишель старалась быть краткой и опускать совсем уж непредставимые для собеседницы обстоятельства) глаза Сигни стали круглые, как блюдца.
- Не может быть... Как же... Разве так бывает?.. - все, что могла выдавить совершенно ошарашенная девочка. Она верила и не верила. История была немыслимая, невозможная, но такая увлекательная, волшебнее легенд о героях и богах. Сигни даже не заметила своего конунга, который прошел совсем недалеко от них в сторону селения.
Зигвард тоже не обратил на детей никакого внимания. Может только скользнул взглядом. Он приблизился к хижине, перед которой, как весенние зайцы носились мальчишки.
Зигвард подошел к двери, потянул ее и вошел внутрь. Отыскал глазами отдыхавшую на лавке наставницу и властно окликнул.
- Агот! Подойди!
- Да, Зигвард! Слышу тебя! - наставница склонила голову перед конунгом.
- Агот! Узнала ли ты, что это за дети? Откуда они?
- Нет, о Зигвард! Я не узнала. Они говорят странные
вещи. Обращаются друг к другу странными прозвищами.
Но боги открыли мне, их настоящие имена, - Агот посмотрела конунгу в глаза.
- И как же зовут их? - спросил Зигвард, вдруг почувствовав необъяснимое ничем волнение.
- Мальчишку зовут Витарр.
- Витарр... Хм. Лесной воин... А девчонку?
- А девчонку Сольвейг.
- Как?! - он резко передернул плечами, как человек, которого внезапно разбудили,- Как ты сказала ее зовут?!
Последний вопрос звучал, как окрик.
- Ее зовут Сольвейг, конунг Зигвард. Сольвейг. Солнечный луч.
- Солнечный луч! - повторил он и неожиданно улыбнулся .
______________________________________________
- Осторожнее, Грид ! - выкрикнул Александр.
Он машинально сделал шаг назад, увидев что острая вершина странного пирамидального камня, который девушка накрыла рукой, вдруг зажглась, просветив ее ладонь насквозь. - Не трогайте его!
Удивленная Грид отдернула руку и вопросительно
посмотрела на Александра, не понимая причину его волнения. На этот немой вопрос ответа не последовало и она внимательно посмотрела на камень, до которого она дотронулась мгновенье назад. И тут произошло необъяснимое: пирамида (теперь было совершенно очевидно, что этот предмет - безупречной геометрической
формы) озарилась ярким, жгущим глаза светом. И Грид, и Александр, и Элен - все трое одновременно - ощутили присутствие какой-то чудесной, волшебной силы. Она притягивала и в тоже время пугала.
Так же внезапно пирамида вспыхнула последний раз, потухла, омертвела, превратившись в обычный камень, каких здесь было без счета.
- Что это?! - растерянно прошептала Элен, растирая ладонями слезящиеся глаза, - Что это было, Александр?
- Не знаю... Какое-нибудь явление северной природы... - он пожал плечами, - Не знаю. Но наверное этому есть какое-нибудь внятное объяснение... Пойдем!.. Грид! - он окликнул замершую в оцепенении девушку, - Пойдемте! Мы собирались пройти вдоль расселины! Надо скорее искать их дальше!
- Да! Конечно! Я иду! - она завороженно смотрела на пирамиду. Потом протянула руку и еще раз тронула острый кончик. Не успела она отнять пальцы, как от ее прикосновения камень внезапно рассыпался. Не просто - на куски: обратился в пыль, в ничто, словно желал похоронить под этой пылью свои загадки.
Грид с опаской пошевелила ладонью то, что осталось от пирамиды.- Песок... - пробормотала она, - Так видно и должно быть... Чем же ты нас еще удивишь?
Но побежала догонять Элен и Александра, которые
уже пошли по тропинке вдоль расселины.
- Пойдемте прямо по тропинке. Может быть
найдем какой-то переход или мост через эту расселину. Вдруг дети выше поднялись? Как вы думаете? предложила
девушка, оказавшись рядом с ними.
- Нет! Не могли они пойти наверх! - нервно ответила
Элен, и словно вцепившись взглядом в Александра, выкрикнула:- Саша! Что ты молчишь?! Ну, скажи что они не могли пойти наверх ! Ну, скажи что ты запретил ей!
- Не могли. Они не могли пойти наверх, Элен.
Голос Александра звучал мягко. Он явно пытался успокоить
жену, хотя сам ни в чем не был уже уверен. Он посмотрел на Грид, надеясь, что хотя бы она сохраняет остатки спокойствия.
- Вы говорили про переход через пропасть. Думаете, он есть? В этих местах вообще кто-нибудь ходит?- он махнул рукой вдоль длинного щербатого края расселины, - А вдруг... ? - он сам отчаянно не хотел верить, отказывался допустить самое страшное, но...- Александр указал рукой вниз. - Надо попробовать посмотреть там.
- Подождите! Давайте рассуждать логически! Детей было двое. Оба свалится они не могли. Если бы один упал, то другой уже давно прибежал бы за помощью. Внизу их нет! Давайте пойдем дальше. И лучше не думать о плохом. Мы еще ничего не знаем!
Она говорила горячо и убедительно, так, что даже Элен,
перестала всхлипывать.
Они уже собрались двинуться дальше, когда Грид, на-
последок решившая заглянуть вниз, в расселину,удивленно
воскликнула.- Вот это да! Смотрите! Скорее!
Супруги оказались у края разлома практически одно-
временно. Мужчина наклонился и посмотрел туда, куда
указывала девушка. В глубину. Точнее, туда, где раньше была глубина. Зияющая бездонной чернотой пропасть плотно сомкнулась, как будто срослась мшистыми камнями и превратилась в обычный овраг - не ниже метров двух-трех.
- Как же так?! Это невозможно! Такого не может быть!
Все трое были ошеломлены. Произошедшее невозможно
было объяснить ничем, кроме чуда. Они не могли поверить своим глазам, и в то же время, не могли отрицать очевидного.
- Думаю, нам стоит идти вдоль, как решили. В любом
случае, это единственное, что мы можем сейчас сделать, -
махнула рукой Грид, и двинулась вдоль оврага. Александр и Элен последовали за ней.
Где-то через час они вышли на небольшую поляну,
прятавшуюся в вековых корабельных соснах. Взрослые,
совершенно обессиленные дорогой и беспокойством
за детей, решили, наконец, сделать привал. Элен и Александр устроились на пушистой кочке, поросшей мхом, а неутомимая Грид прошла еще немного вперед по краю оврага. Минут через десять она вернулась радостно оживленная.
- Элен! Александр! Там переход! Я видела! К нему идет
тропинка. Узкая, но пройти можно. И поперек оврага лежат две сосны. Видимо, грозой повалило. На вид крепкие. Но я не рискнула одна лезть.
Александр впервые за последние часы улыбнулся. Он ласково обнял жену за плечи. - Ну вот. Наверняка наши там. Наверное, туда перелезли, а обратно - устали. Теперь точно найдем!
- Ты думаешь, они там? - Элен мучительно хотелось в это верить. Она достала мобильный телефон. Связи, естественно, не было, - Мы ищем их уже восемь часов...
- Восемь часов?! Надо скорее идти. Если они не взяли с собой воды...
Через несколько минут они были на месте. Александр
забрался на одно из упавших деревьев проверить, достаточно ли оно крепкое, чтобы выдержать взрослого мужчину. Вдруг Грид сделала знак рукой и сама затаила дыхание, прислушиваясь к каким-то звукам.
- Все в порядке! Можно идти! - сказал Александр, спрыгивая на землю.
- Подождите! - вдруг зашептала Грид, опускаясь на корточки и одновременно прячась за ближайший черничный пригорок,- Пригнитесь! Вон, впереди! Видите? Напротив перехода!
- Вижу! Тот большой черный камень?
- Да. Только это не камень! Надо скорее отсюда уходить! Если, конечно, нам повезло и это не медведица, - она понизила голос до еле уловимого.
"Камень" внезапно зашевелился, стал раза в три раза выше и Александр уже явственно различил огромную медвежью тушу, черную, как смоль, во весь рост вытянувшуюся на фоне бледного северного неба. Он не пытался спрятаться, убежать. Да и нападать, похоже, не собирался. Стоял уверенно и спокойно, как хозяин. И кого ему было бояться?! Кто из местных обитателей мог бы встать у него на пути?!
Дороги к переходу не было. Его закрыл громадный
черный медведь , с белыми как снег , лапами.

V ГЛАВА .
- Ну, что ты обо всем этом думаешь? - спросила
Мишель, закончив рассказывать. Сигни молчала, продолжая таращить глаза, которые так и остались круглыми и немного стеклянными, как у куклы. Мишель даже слегка ущипнула ее за локоть.
- Что нам делать?
- Что нам делать?- повторила механически Сигни и передернула плечами, стряхивая оцепенение, - Я не знаю, Сольвейг! Может быть, никто не знает. Честно, я хочу помочь тебе и твоему другу! Я видела, как отец горюет по пропавшему сыну. Это было страшно и грустно...У нашего конунга пропал ребенок. Первенец! Наверное, твой отец так же по тебе горюет. И мать. Но я, правда, не знаю, как вам попасть обратно. К нам из других времен никто не
приходил еще. Только из других земель прибивались. И им не всем удалось, вернуться домой. Что ж о вас говорить... Но может быть, Агот знает? Она самые древние истории помнит. Я думаю, мудрее ее в общине никого нет! И я не потому говорю, что она моя наставница! Ее сам Зигвард слушает! И другие мужчины тоже. Пойдем к ней!
- Пойдем! Только надо сначала найти Никиту... В смысле, Витарра. Не могу ж я его оставить!
Мишель не хотела признаваться даже самой себе, что ответ Сигни ее расстроил и испугал. В глубине души она надеялась, что вернуться обратно так же просто, как попасть сюда. Что любой ребенок здесь знает, как это делается... Глупо, конечно! Она злилась на себя, на новую подругу...
- Сигни! Ты так странно смотришь... Похоже, не веришь
все-таки! И как мне доказать, что моя история - правда?!
- Не надо доказывать. Я же сказала, что верю твоему
рассказу. Но нам действительно надо к Агот! Нам одним
не справится! И еще надо рассказать Ари.
- Ари?! Это еще зачем?!
- Он умный. И смелый. И тоже захочет помочь.
- Он...Он невоспитанный! И мы поссорились. С
чего ему хотеть нам помогать?!
- Я знаю. Он захочет. Он - мужчина. Будет большим
воином. А воинам полагается защищать и помогать. Так
говорит конунг Зигвард!
- А по-моему, все-равно он - вредный тип...
- Хватит уже! Идем!
Сигни взяла Мишель за руку и потащила обратно к
жилищу Агот.
Наставница стояла на темном от времени и земли деревянном крыльце у входа в дом, где с ней беседовал сам конунг Зигвард. Дети остановились неподалеку, но на почтительном расстоянии, чтобы не привлекать лишнее внимание взрослых. Они надеялись, что когда глава общины закончит разговор, он, скорее всего, отправится по своим делам, и тогда можно будет обратиться к Агот.
Однако, Зигвард, заметив девочек, внезапно оборвал фразу, смерил Мишель пристальным взглядом и жестом велел ей подойти.
Она нерешительно двинулась к нему, на всякий случай, продолжая держать за руку Сигни. Остановившись у крыльца, Мишель выжидательно посмотрела на конунга. Но он снова заговорил с наставницей.
- Агот! Переодень девчонку! Она плывет с нами!
Посмотрим, сколько правды было в словах хранительницы
херга. Она говорила, про Солнечный луч. Я решил! Мы
выйдем в море на моем драккаре. Возьмем ее с собой, эту
Сольвейг. Может тогда боги пошлют мне ответ... Эй,
девочка, как тебя там...- Зигвард посмотрел на Сигни, нахмурился.
- Сигни, мой конунг!- Она быстро поклонилась.
- Вот что, Сигни. Ты знаешь Ральфа-берсерка?
- Конечно, мой конунг!
- Найди его. Передай, что велю собирать дружину
на драккар. Ты все поняла, Сигни?
- Да, мой конунг!- Сигни развернулась и по маль- чишески ладно побежала в сторону бухты.
- Агот! Найди рыжей что-нибудь подходящее. Не в
платье же ей выходить в море!
- Мой конунг, она еще мала для боевых доспехов. -
покачала головой наставница.
- Тогда, пусть наденет доспех моего пропавшего сына!
Агот кивнула и увела Мишель в дом.
Они вернулись через несколько минут.
- Вот это да! - Ари, который все это время крутился с
другими мальчишками во дворе, аж присвистнул: то ли от
зависти, то ли от восхищения, - Вот это да! Прямо воин!
Даже на девчонку не похожа!
И куртка, и штаны, и короткие сапожки, в которые
переодели Мишель, были сшиты из лучших кусков кожи:
крепкой, мягкой - да к тому же были покрыты обережными знаками, которые - об этом знали все - нанес сам слепой Гальд, который уже родился без глаз, чтобы лучше слышать волю богов. Еще девочке дали небольшой, довольно легкий, но отменно сбалансированный меч и нож с кожаной ухватистой рукоятью. От себя Агот добавила белый обруч, которым подвязала вечно растрепанные волосы девочки.
- Ступай к драккарам, Сольвейг!
За один сегодняшний день с Мишель столько всего произошло, что ни сил, ни желания спрашивать, зачем она кому-то понадобилась в море, совершенно не осталось. Она послушно побрела к кораблям, надеясь, что все как-то проясниться само собой. По дороге ее нагнал Никита. Надо же! Мишель чуть про него не забыла!
- Ты смотри там! Аккуратнее! Постарайся не лезть куда не надо! Все-таки я за тебя волнуюсь!
- Знаешь, мне кажется, что мы уже так влезли, что дальше просто некуда!
- Это само собой! Но море... Ты эти корабли видела? Они же маленькие! И какие-то... старые! В заплатках. И викинги эти... Совершенно непредсказуемые! В общем, береги себя! Пожалуйста!
- Договорились! Не обещаю, но буду стараться!
Она утешающе по-взрослому погладила его по плечу, - Все
будет хорошо, Никита! Вот увидишь! Мне надо идти.
У драккара, стоящего под двухцветными парусами, конунг Зигвард говорил с берсерком.
- Драккар готов, мой конунг! Дружина собралась. Ждет команды к отплытию.
- Хорошо, Ральф! И еще, - он жестом велел Мишель подойти,- Найди для нее место.
- Но, Зигвард! Зачем девчонка?! Что, выйдем в море с девчонкой на борту?! Она ребенок, а мы не на праздник собрались! Пусть останется на берегу! Море и битвы женщин не любят!
- Я все решил, Ральф! Не о чем говорить. Она плывет с нами. Смотри, чтобы с ней ничего не случилось. За ее жизнь - отдашь свою! Сольвейг! Берсерк позаботится о тебе, держись рядом и ничего дурного не произойдет. Слушай его!
Мишель с опаской посмотрела на Ральфа: громадный
викинг, весь в шрамах и татуировках, взгляд злющий. Если
речь идет о безопасности, она бы предпочла как раз держаться от него подальше... Она набралась храбрости и спросила.
- Конунг Зигвард! Мы надолго уходим в море?
- Нет, дитя! Не надолго, - его голос потеплел и он улыбнулся, - Не бойся! Я должен понять волю богов. Разгадать знаки. К тому же, может быть мы встретим корабль, на котором вы приплыли. Не по воздуху же ты к нам попала... Хотя, кто знает...
Погруженный в свои мысли, Зигвард взошел на драккар, привычно, без труда лавируя между воинами, тесно скучившихся на гребных лавках, остановился только на носу, над черной волчьей пастью, скалившейся искусно вырезанными зубами в лицо любому врагу. Он выпрямил-ся в рост и скомандовал.
- Весла на воду!
Драккар медленно и плавно вышел в голубую воду залива.
На Мишель не обращали особенного внимания, и она
подобралась к борту корабля, чтобы получше рассмотреть берег. Сначала плыть на драккаре было страшновато, и она крепко вцепилась в край борта, но море было спокойным - только мерные взмахи десятков весел разгоняющих судно заставляли воду менять цвет, и скоро девочка уже чувствовала себя вполне уверенно.
Отсюда она даже сумела разглядеть ту самую площадку
на скале, с которой начались все эти немыслимые события. Но как бы Мишель не всматривалась, никаких сигналов или знаков она не обнаружила. Неужели, им не вернуться домой?! Настроение стало хуже некуда.
- Эй! Сольвейг! Подай воду!
Мишель не сразу поняла, что обращаются к ней. Она еще не привыкла к новому имени.
- Ну, что стоишь?! Глупая девчонка! Подай воду! Быстро!- Ральф рычал от гнева. Как смела она, бессмысленная малявка, не обращать внимания на его приказы?! Он снял руковицу и швырнул в нахалку. Может быть это прибавит ей ума!
Рукавица больно шлепнула Мишель по спине. Хорошо, что она как раз нагнулась зачерпнуть воды, а то получила бы по затылку. Это не испугало, а разозлило: да, в чем она провинилась-то, чтобы орать и кидаться?! Неожиданно для самой себя она запустила в берсерка ковш с водой, который держала в руках. - На! Лови!
Ковш влетел Ральфу точно в лоб! Мишель никак не ожидала, что попадет. Она растерялась. Последствия такой выходки могли быть любыми. Однако, ее меткость заслужила явное одобрение дружины: воины смеялись, подтрунивали над берсерком, хвалили девочку за бесстрашие.
- Ну, подожди, негодница! - проворчал Ральф, по-
тирая лоб, в центре которого четко пропечатался край ковша, - Ты у меня получишь!
- Головой! Головой отвечаешь!- не оборачиваясь, напомнил Зигвард, - Сольвейг! Ты раньше ходила в море?
- Нет! - выдохнула Мишель, восторженно вглядываясь в
бескрайнее полотно темной воды, которое то и дело вспарывалось небольшими волнами, покрытыми белой пенкой.
- Это наше море, Сольвейг! Здесь наш дом. Здесь мы
охотимся на китов. Здесь проходит торговый путь от варягов на юг, к грекам. Раньше, когда мы отправлялись в ратные походы море щадило наши драккары. Новый король не жалует тех, кто с мечом идет на другие земли. Теперь те из нас, кто не приняли власть Харальда отправились кто куда. Расселились по другим
берегам. Нападают на все корабли, не разбирая: свои, чужие...
Зигвард замолчал вглядываясь в блестящую на солнце даль, - Эй, Олаф! Давай-ка на мачту! Посмотри, что там!
Знакомый Мишель воин, он тоже был там, у расселины, встал с лавки, отстегнул ножны и ловко полез по гладкому древку мачты на самый верх. Устроившись там, он некоторое время присматривался, затем радостно крикнул.
- Вижу кита! Очень большого! Боги благосклонны к нам, Зигвард!
Воины довольно переговариваясь, предвкушая улов.
Двое из них поспешили отвязать, закрепленное на палубе
громадное деревянное копье-гарпун с железным наконечником.
- Держи, Ральф! Тебе открывать охоту! Твой удар - первый!
Берсерк привычно ухватил тяжеленное оружие, немного покачал его в руке, приноравливаясь.
- Ну, далеко он? Олаф? Тебе что, чайки язык отклевали?!
Но вместо того, чтобы посмеяться шутке, Олаф крикнул
тревожно и резко.
- Драккары, конунг! Я вижу семь! Синие паруса! Это не
наши!
Зигвард выпрямился, как будто пытаясь освободиться от внезапно навалившейся ноши. Огладил рукоять тяжелого боевого меча и жестко проговорил, обращаясь к посуровевшим товарищам.
- Рагнар вернулся. Быть битве!
_______________________
- Надо двигаться, как можно тише!
Александр скорее угадал, чем услышал слова Грид. Де-
вушка осторожно поползла назад, не отрывая взгляда от
гигантской черной фигуры.
- Если он нас учует - не убежим. Медведи двигаются
по лесу очень быстро. Быстрей, чем олени. И к тому же
совершенно бесшумно.
Александр молча кивнул и, последовал примеру
спутницы. Элен же как будто оцепенела. Волнения последних часов давали о себе знать. Заметив это, Александр подобрался к жене поближе, потянул ее за куртку - прочь от опасного места. Очевидно, хозяину леса было не до случайных гостей и людям удалось добраться до леса, не привлекши его внимания.
Теперь всем троим было совершенно очевидно, что
найти пропавших детей своими силами не получится.
Надо обращаться в полицию. И как можно скорее!
Участок, куда Грид привезла измученных родителей,
находился в нескольких километрах от отеля, в маленьком
живописном то ли городке, то ли поселке, который весь
помещался на крошечном участке ровной земли, чудом
не захваченным лесистыми горами. Это место выглядело
таким спокойным, тихим, каким-то безмятежным, что Элен
и Александр волей неволей почувствовали новые силы и
надежду на благополучный исход.
Старший офицер - ленсман, возглавляющий полицейское
отделение, лично принял посетителей. Его сочувствие было не только служебным: у самого подрастали двое мальчишек - восемь и тринадцать. Тоже не в меру любознательные. Он хорошо мог представить, что переживают сейчас бедные родители.
- Зовите меня Олав! Так, наверное, будет проще. Попробуйте сосредоточится и рассказать по порядку. Я буду записывать. Поверьте! Мы сделаем все возможное, чтобы найти ваших детей! И невозможное тоже!
Элен пыталась не плакать, придерживаться фактов, но
от волнения, ей казалось, что ее английский не точно передает нюансы. Она путалась в поисках нужных слов. В конце концов не выдержала и разрыдалась. Грид быстро заговорила с офицером по-норвежски. Александр, немного знавший язык, внимательно слушал, стараясь понять, не упустила ли девушка какие-нибудь важные подробности.
Им принесли кофе и бутерброды. Элен почувствовала
очередной приступ паники: если они, взрослые, так проголодались, то как же дети... Без воды! Без еды! Вторые сутки в лесу!
- Наша девочка очень самостоятельная! - она тихо всхлипывала, пытаясь держать себя в руках, - Но она никогда не обманывает! Это важно! Если сказала, что пойдет вверх на гору, то так и сделает. Куда-то в другое место она не отправилась бы, не спросив разрешения.
- Я согласен с женой, офицер! Мы поэтому столько
времени искали сами, что были уверены, что найдем
детей где-то на той тропе. Что они могли потеряться только там!
- То что вы так уверены в своем ребенке - это хорошо.
Но поверьте моему многолетнему опыту работы в полиции, иногда подростки ведут себя совершенно непредсказуемо. Что ж! Будем действовать по ситуации!
Он нажал кнопку стационарного рабочего телефона.
- Это Олав Перссон. Ленсман участка поселка
Гейрангер. У нас происшествие. Пропали двое подростков.
Туристы. Двенадцать. Мальчик и девочка. Да... Больше суток. Да... Родители пришли час назад. Сами искали. Фото сейчас перешлю, - он сочувственно-ободряюще посмотрел на Элен и Александра, - Нужен вертолет. И поисковые собаки с кинологом.
Ленсман Олав поднялся с места и одел фуражку.
VI ГЛАВА .
Зигвард задумался. Решение, которое он должен был
принять было для него - конунга и воина - непростым.
Встреча с дружиной Рагнара Рыжебородого не сулило
ничего хорошего. Они славились яростью и бессмысленной
жестокостью в бою. И что может сделать один драккар против семи?! Силы слишком неравные! Лучшее решение - уйти незамеченными обратно по фьорду, вернуться в общину, и уже там, если так угодно богам, принять непрошенных гостей. Зигвард оглядел соратников по оружию и объявил: - На весла! Идем обратно!- Потом, запрокинул голову и крикнул викингу, продолжавшему с мачты следить за горизонтом.
- Олаф! Что там?
- Стоят! Весла подняты! Нас, похоже, не видят!
- Это хорошо!
Воины замерли в нерешительности, не спеша выполнять приказ своего конунга. Как можно, им, прославивших мечи в стольких сражениях, бежать, словно глупые нерпы, от опасности, пусть даже смертельной?! Только погибшие в битве любезны Одину! Только героев ждет он в Вальхалле!
Зигвард заметил, что товарищи колеблются и зло спросил:- Почему вы не за веслами?! Или слова вашего конунга летят в пустоту?!
Из цепи викингов, приготовившихся было к бою, вышел
берсерк Ральф и, насупившись, уставился на Зигварда.
- Ты хочешь говорить, Ральф?! Я готов услышать тебя!
- Да, мой конунг! Хочу! Почему мы должны бежать
от схватки?! Разве мы не мужчины?! Подумаешь, Рагнар!
В былые времена мы так отделали его, что он еле убрался
в свои новые земли! Надо бы повторить урок! Давай покажем им путь в Вальхаллу! Не хочешь же ты, чтобы Один посмеялся, глядя на наше бегство?! Зигвард!
Берсерк обнажил меч, поднял и погрозил вражеским
кораблям, темными точками маячившим на горизонте.
Конунг остался спокоен. Он был уверен в своем решении и не собирался идти на поводу у воина, потерявшего разум от предвкушения боя!
- Как я сказал, так и будет! Несогласных сам отправлю
на встречу с Рагнаром вплавь! Убери меч, Ральф, если не
хочешь прямо сейчас поединка со своим конунгом!
Берсерк ворчал, как рассерженный медведь, но вернул
меч на пояс. Зигвард продолжил.
- Братья! Знаю вашу доблесть! Ваша храбрость - радость
Одину! Но сейчас не время! У Рагнара семь кораблей!
А сам он хитрее и вероломнее самого Локки! Если примем
бой, то кто оповестит общину об опасности?! Кто за-
щитит наших женщин, детей, стариков?! Уйдем сейчас
незамеченными - оставим этого тролля с носом: бесславен
тот вождь, что соперника белым днем в море не заметил!
И потом, у нас на борту девчонка! Сольвейг! Про нее
говорила мне жрица Тарборг. Нельзя рисковать ее жизнью!
Защищенной Тором открылось, что в ней - спасение
нашего народа. Кто из вас готов пойти против воли богов?!
Отмахнуться от пророчества?! Ты, Эльвир? - Зигвард
ткнул кулаком в напряженное плечо ближайшего викинга,
- Или ты, Синезубый?! А может быть, ты, Ральф?! Ты был
со мной в священной долине! Молчите?! Живо, на весла!
- Подожди, мой конунг! Рагнар - далеко, зато, кит -
близко! Неужели его отпустим?! Смотри, здоровый какой!
В нем мяса - на неделю хватит! Забьем его! А то, получается зря на воду вставали - чайкам на смех! - зло проговорил берсерк. Желваки на его щеках перекатывались, как волны, выдавая едва сдерживаемую ярость.
Зигвард тяжело кивнул.
- Будь по твоему, Ральф. Бери копье!
Ральф победно осклабился, а остальные воины одобрительно загудели, поднялись со своих мест и выстроились вдоль бортов. В искусстве охоты никто не мог сравниться с берсерком. Он обладал не только чудовищной силой, но и поразительной меткостью. Никакая добыча не уходила от него живой! Он поднял копье, перехватил поудобнее и приготовился, пристроившись на носу судна. Остальные налегли на весла выравнивая драккар под нужным углом.
Мишель, не отрываясь, смотрела, как на поверхности
воды то появлялась, то пропадала блестящая черная спина
хозяина моря. Она всем сердцем была против этого бес-
смысленного, с точки зрения современного человека, убийства. Чем провинился бедный кит?! Почему он должен стать жертвой ярости этого злобного, жестокого глупца?! Даже Зигвард - девочка это чувствовала - был против охоты. Он не хотел задерживаться здесь теперь, когда так велика опасность быть замеченными противником многократно превосходящим по численности. Поколебавшись еще секунду, она выпрямилась, высоко вскинула голову и звонко выкрикнула:
- Нет! Не надо!
Зигвард удивленно посмотрел на Мишель, которая, хоть и дрожала, как осиновый лист, жестко, не мигая, уставилась на опешившего от изумления Ральфа.
- Сольвейг! Тебя не спрашивали!
Однако, решимость, с которой девочка встала на пути у
берсерка, способного двумя пальцами переломать ей все кости впечатлила и заинтриговала конунга. Ральф же, как будто взбесился от ее слов.
- Закрой рот! Как ты смеешь своим писком мешать мужчинам охотиться?! Кто-нибудь! Уберите прочь эту безмозглую пигалицу!
Мишель не пошевелилась. Она ужасно разозлилась. Так, что даже перестала бояться.
- Послушайте меня! Этого кита нельзя убивать! Нельзя!
Я точно знаю, потому что... Потому что... Так сказали мне... Боги!
Она непроизвольно положила руку на кожаную оплётку
рукояти маленького меча, висевшего у нее на поясе. Это придало ей дополнительной уверенности. Ее движение не осталось незамеченным. Зигвард улыбнулся, а за ним и остальные. Ральф гоготал громче всех.
- Смотрите, братья! Уж не грозная ли Валькирия попирает ногами наш драккар?! Или это сама Скульд оставила источник Урд, чтобы сообщить, что охота принесет нам несчастье?! Лучше бы тебе убраться по добру, по здорову глупая пигалица! Я твой прутик сломаю голыми руками! И тебя заодно!
- Остынь, Ральф! Может быть, на самом деле устами Сольвейг говорят боги! Охоты не будет!
Конунг устало махнул рукой в сторону берега - Возвращаемся домой!
- Ладно, маленькая ведьма! Пусть будет по-твоему! Проверим, какие такие боги с тобой говорят!
Берсерк положил копье, резко развернулся, сел на свое место и с нарочитым плеском опустил в воду весло. Остальные воины последовали его примеру, хотя на их лицах явственно читалось недоумение.
Драккар послушно ложился на нужный курс.
Глядя на привычно слаженные движения гребцов, Зигвард пытался разобраться в происходящем. Его воины, очевидно, были обескуражены, или даже обозлены. А он ничего не мог объяснить им - сам блуждал в мыслях и догадках, дрейфовал, как корабль в утреннем тумане, надеясь, что чудом прояснится...Жрица Тарборг задала загадку без ответа. Он и сам не понимал, зачем взял в море эту девчонку Сольвейг. И почему не наказал, когда она ослушалась его приказа. Правда ли, что в ее словах - воля богов, или это просто болтовня, ребячьи выдумки. Дети часто играют в героев или провидцев...
Его размышления прервал крик Олафа, про которого
конунг совершенно забыл. Оказывается, все это время викинг продолжал нести дозор на верхушке мачты. Не зря!
- Зигвард! Рагнаровы драккары пришли в движение! Похоже, нас заметили!
Удивительно, но конунг внезапно почувствовал странное облегчение. Нужный ответ возник сам собой, мгновенно, словно озарение, солнечный луч! Он вдохнул полной грудью, расправив, как крылья, широченные плечи, выпрямился в полный рост, поднял вверх руку и громко, даже радостно, скомандовал:- Разворачиваемся! Идем на Рагнара! Быть битве!
Восторженные одобрительные крики воинов вспугнули,
растревожили ветер - он задул сильнее, и судно, резко развернувшись на волне, понеслось навстречу противнику.
- Проверить оружие! Снимайте щиты с бортов! Ярость
Одина! Сила Тора! Доблесть Тюра! С нами Асы и мудрость их!
Зигвард двинулся на нос драккара - его меч первым найдет врага! Рядом с берсерком он на секунду замедлил шаг.
- Ральф!
- Да, мой конунг!
- Несмотря ни на что, отвечаешь за нее головой! Она - Солнечный Луч! Помни о пророчестве Тарборг! Если, хоть волос упадет...
- Клянусь Валхаллой! С ней ничего не случится, мой конунг!-Ральф, в предчувствии боя, широко улыбался - Эй, ты! Девочка! Сольвейг! Иди сюда! Спрячешься вот тут. - он указал коротким мясистым пальцем на укромное место под гребной лавкой - И не думай высовываться оттуда со своей игрушечной железякой! Поняла?!
Но Мишель осталась стоять на месте как пришитая,
словно не слышала, что велел ей берсерк. Она завороженно глядела, как впереди, отдаляясь от линии горизонта, с каждой минутой становятся все больше вражеские корабли под синими парусами. На этих кораблях тоже готовились к бою.
Она не могла знать, на сколько их противник искушен
в битвах. Но было очевидно, что преимущество на другой
стороне. Семь! Целых семь драккаров против одного!
Двести воинов против тридцати! Как можно идти сражаться, когда нет шансов победить?! Но в бою не все решается здравым смыслом. Доблесть и бесстрашие вознаграждается иногда победой, которая со стороны кажется чудом. Поэтому, если решение принято - сражайся без сомнений, без колебаний и без жалости к самому себе. И даже если падешь в бою, то будешь пировать в Вальхалле до самого Рагнарёка!
Драккар Зигварда замедлился и остановился готовый к бою на расстоянии полета копья от вражеского каравана. По три корабля с каждой стороны от центрального, опустили весла в воду и выстроились в цепочку друг за другом, намереваясь замкнуть круг, отрезая возможность к отступлению.
Мишель совершенно не представляла, что будет дальше и, честно говоря, сто раз пожалела, что не поехала с родителями на прекрасно-безопасную экскурсию в спокойном и мирном автобусе, а поволоклась смотреть дурацкий отблеск на вершину горы!
На всякий случай, девочка вытащила из ножен свой меч и приготовилась к скорой развязке.
............................................................................................
Ленсман Олав Перссон сумел собрать на лужайке перед
отелем внушительную поисковую команду в кратчайшие сроки: несколько оперативных отрядов полиции, волонтеры, кинологи с двумя лучшими в районе собаками. И люди, и животные были готовы немедленно отправится на поиски детей, полны решимости разыскать их, во что бы то ни стало. Оставались последние инструкции.
- Грид, может быть Вы вспомнили какие-нибудь подробности? Что-то, что раньше Вы случайно упустили? Сейчас любая самая незначительная деталь может помочь. Это важно!
- По-моему, я ничего не забыла... Но давайте еще раз: мальчик и девочка подошли ко мне, когда я стояла вот здесь, недалеко от автобуса. Автобус был припаркован на стоянке у отеля, а я находилась в метрах пяти. Разговор начала девочка. Я объяснила, какое обращение к женщине у нас сейчас принято, потом она спросила о местных достопримечательностях. Я упомянула об общине конунга Зигварда - о нем говорится в нескольких независимых исторических источниках. Мальчик спросил про необычные природные явления в этих местах. Я вспомнила, что когда была маленькой, на одной из скал - вон там на утесе - видела разноцветные вспышки неясного происхождения. Дальше я предложила им идти готовиться к экскурсии и не опаздывать. Это все! В автобусе, когда мы отправились к водопадам их не было.
Элен и Александр стояли неподалеку, в который уже раз,
переживая последовательность событий. Они оба пытались
найти в рассказе девушки что-нибудь новое: слово, движение, какое-нибудь новое направление поисков, новую надежду. Элен механически скользнула взглядом по собакам, которые вывалив розовые языки, развалились в тени кустов.
- Не кусаются?
- Не бойтесь. Это элкхаунды. Наша норвежская порода.
Очень хорошо себя зарекомендовала. Собаки спокойные
выносливые, с острым нюхом. Их охотники любят.
С ними на медведей, на лосей можно. Хотите - погладьте.
Это - Гарольд.
Олав потрепал одного из псов по холке. Элен присела
на корточки, положила руку на пружинисто-лохматую спину.
Пес поднял умную благородную морду и посмотрел ей
в глаза тепло, внимательно, словно утешающе. Она погла-
дила и, не сдержавшись, снова заплакала.
Ленсману хотелось как-нибудь поддержать обессиливших
от горя родителей - он смущенно поправил ремень, на
котором висела кобура. Затем, обвел взглядом людей, технику, заросшую лесом гору, достал рацию-микрофон.
- Всем - минутная готовность! Начинаем! Матс!
Гарольд идет с Вами? - спросил он у молодого вихрастого
кинолога. Тот кивнул.
- Значит, Вам, Мартен, Аметист. - полицейский, к которому обратился Олав подошел поближе, - Идете по тропинке до расселины. Там на уступе родители нашли ленту, которая принадлежала девочке.
Он передал офицеру красную ленточку Мишель.
- Надо искать вдоль этой расселины. Мы точно не знаем,
в какую сторону ушли дети. И еще. Там видели медведя.
Будьте осторожны!
- Понял Вас. Вообще, странные эти места. Что-то здесь
не так! Тот случай помните?
- Конечно! Фантастика какая-то! И ведь до сих пор не
смогли разобраться! Все. Начинаем! Все разговоры - после.
О любых, даже незначительных мелочах докладывайте
мне по рации.-Олав повернулся к Александру и Элен, - А мы к вертолету. Посмотрим на гору и лес сверху. Или мы детей увидим, или они заметят вертолет. Может быть сигнал подадут. А может и ребята нас увидят. И знак какой подадут.
Элен безнадежно покачала головой.
- Двое суток прошло! Двое суток. Какой знак?! Как
они его подадут?! Может быть они уже...
- Они живы! Вы не должны сомневаться! Ни на секунду! -
ленсман энергично шагнул к ней, - Этот лес и накормит, и
напоит. Они подростки - не младенцы несмышленые. Найдем их! Найдем! Пойдемте! Фреир ждет. Это наш летчик.
Олав указал на полицейский вертолет, который, как по
команде, загудел лопастями винта.
- А Вам, Грид, придется остаться, - Перссону пришлось
кричать, чтобы его было слышно, - В кабине только четыре
места. Но Вы можете пройти с нашими людьми на лодке
вдоль берега, по фьорду. До встречи!
Олав, Элен и Александр поднялись на борт, устроились
на креслах, пристегнулись. Ленсман скомандовал:
- С Богом, Фреир! Взлетаем! Курс - на вешину горы.
Сначала посмотрим вдоль залива. Потом - склон.
Легкий геликоптер "Робинсон" плавно пошел вверх.
- Простите, Олав, - Александр наконец решился задать
вопрос, который не давал ему покоя последние пятнадцать
минут - О какой фантастической истории Вы говорили с
кинологом? Что здесь произошло?
Перссон обернулся, и наклонившись поближе прокричал, стараясь пробиться сквозь шум мотора, - Месяцев десять назад. Нашли в лесу парня. Лет двенадцать. Одного. Без взрослых. В историческом костюме. Сначала. Решили - реконструктор. Парень странный. На вопросы не отвечает. Кто, откуда - молчит. Родители не объявлялись. Омбудсмены забрали. Куда определили - не знаю. Мы всю расселину по сантиметру прочесали. Ничего.
Олав замолчал, всматриваясь в рельеф проплывающей
под ними горы.
- Фреир! Возьми ниже! Площадку видишь? На скале.
С одиноким деревом по центру. Снижаемся!
VII ГЛАВА .
Рагнаровы корабли, обогнув с обеих сторон драккар,
замкнули кольцо. Пресекли любой путь к отступлению,
малейшую возможность для маневра. Что ж, разумно!
Конунг сам поступил бы так же... В воздухе повисла
напряженная, ясная тишина, такая редкая здесь, в се-
верном море, где ветер за считанные минуты превращает
легкую рябь в смертельно опасный шторм.
На носу флагмана вражеской флотилии высилась испо-
линская фигура Рагнара. Несмотря на то, что издалека
рассмотреть лицо, до половины скрытое шлемом было
непросто, никем другим гигантская туша величиной со
взрослого медведя быть, конечно, не могла! А ведь раньше Зигвард и Рагнар сражались бок о бок, называли друг друга братьями... А теперь... Теперь Рыжебородый собирался порубить бывших товарищей на рыбий корм и идти дальше, к когда-то родным берегам, туда, где поселение общины, где беззащитные женщины, старики, дети...
- Зигвард! Одинова молния мне в темя! Ты ли это?!
Неужели решился отплыть так далеко от берега?! Это
смело! Я слышал, что теперь ты не забираешь золото
в бою, а расплачиваешься им! Но может, врут люди?
Может, ты лепишь горшки или пасешь коз? А? - Рагнар
орал, потрясая мечом, а его воины сопровождали дружным гоготом каждую фразу, - Или ты вспомнил, что мужчина и искал встречи со мной? Тебе повезло! Вот он я! Ты со своими товарищами сможешь уже сегодня пировать в Вальхалле!
- И ты здравствуй, Рыжебородый! Чем зря бахвалится,
лучше ответь: что делают твои корабли у моих берегов?!
Может быть, ты заблудился?! Может быть, жадность
высосала твой разум и ты разучился видеть путь по
звездам?! Ты пришел в чужую воду, Рагнар! Убирайся
обратно!
- А ты меня прогони! Или сил не хватает?! Скоро здесь
будут остальные драккары! Я стану хозяином на твоей
земле, Зигвард! Один и Тор! Вальхалла!
Последние слова гиганта потонули в одобрительном
рыке его дружины. Он слегка посторонился, освобождая
место воину, изготовившего тяжелое копье для броска.
Пущенное умелой рукой, оно со свистом рассекло сырой
воздух прямо над головой Зигварда и клацнуло о древко
мачты - возникла глубокая уродливая трещина.
- Твой человек обронил копье, Рагнар! Но не печалься!
Мое - не хуже! - выкрикнул, зло улыбнувшись Ральф.
Его "подарок", в который викинг вложил всю свою
невероятную силу, смел, как пушинку одного из против-
ников, попытавшегося заслонить собой Рыжебородого.
Мишель, воспользовавшись тем, что осталась без опеки, влезла на гребную скамейку и не отрываясь следила за завязкой - это было куда более захватывающе, чем лучший на свете фильм. Честно говоря, это было круче всего, что она когда-нибудь испытывала. Неужели, забиться в угол и пропустить самое интересное?! Девочка не обращала внимания на пролетающие над головой копья. Ей почему-то было совершенно не страшно. Наоборот, хотелось сражаться плечом к плечу со всеми: с Зигвардом, с Олафом, даже с противным Ральфом!
Она вдруг ощутила себя частью этого мира: она была
одновременно звенящим от оружия воздухом, соленой
морской водой, черным гренландским китом... Она стала
как будто прозрачной, хрустальной, как та волшебная
пирамидка, которую они с Никитой видели на скале...
Внезапно воцарилась тишина. Сражающиеся замерли,
не понимая, что происходит. Со стороны открытого моря
широкая полоса воды будто кипела. Темные атласные
спины, как живые камни, вспенивали поверхность, то
появляясь, то исчезая.
На драккары неслись киты! Но северные гиганты
редко собираются такими большими стаями! Викинги
никогда не видели ничего подобного!
Мишель почувствовала: необъяснимая радость
заполняет ее, как газировка - покалывает внутри пузырь-
ками, щекочет, переполняет леденящим восторгом. Она не
выдержала: засмеялась и помахала киту рукой. Ответом
был пятиметровый фонтан, окативший хохочущую девочку
с ног до головы. Животное скользнуло мимо борта, не
потревожив корабль Зигварда и устремилось навстречу
вражескому флагману, блеснув на прощанье белой
полоской на хвосте. Остальные полярные киты кружили
около Рагнаровых судов словно субмарины в ожидании
сигнала к атаке. Наконец, они напали!
Первый же удар пробил борт драккара не хуже торпеды! Оцепеневшие люди не успели помешать истинному хозяину Северного моря и теперь барахтались, смытые волной, цеплялись за снасти и куски корпуса. На других кораблях Рыжебородого началась паника. Киты, как будто ведомые чьей-то разумной волей, толкали, били хвостами его суда, не нанося никакого урона одинокому драккару Зигварда.
Что это, как не рок, воля богов?!
Воины замерли, зачарованно глядя, как вражеский
караван еще недавно окружавший их смертельной стеной,
рассыпался на жалкие посудины, болтающиеся на воде
без всякого порядка. Однако это был еще не конец.
Небо, где совсем недавно, проплывали только редкие
ватные облачка, вдруг затянуло жирной черно-лиловой
тучей, внутренности которой то и дело вспарывали
золотые прожилки молний. Одна из Одиновых стрел с
божественной точностью вонзилась во вражескую мачту.
- Рагнар! Радуйся! - крики и гогот викингов заглушил
даже грозу, - Один услышал тебя! Ты просил молнию в темя - он прислал тебе молнию!
- Ну, все! Хватит! - властный приказ Зигварда прервал
ликование и шутки, - Весла на воду! Идем домой!
Конунг медленно, с нескрываемым интересом посмотрел
на Мишель, борода и усы спрятали едва заметную улыбку.
- Сольвейг! Скажи своим китам, что мы уходим. Пусть
посторонятся. Что б наш драккар их не потревожил.
- Они не помешают! - засмеялась в ответ девочка,
устраиваясь на лавке рядом с Берсерком, который без
особенного восторга отнесся к такому соседству и мрачно
загребал воду веслом, исподтишка поглядывая на маленькую колдунью.
Киты, несколько раз блеснув на поверхности фонтанами
брызг, ушли в глубину, в сторону горизонта, в открытое
море. И драккар, оставив позади разбитые суда Рагнара, без приключений добрался до спокойных вод фьорда. Воины ступили на родную землю и весть об удивительной победе мгновенно разнеслась по общине.
Зигвард не спешил сойти на берег.
- Подожди, Ральф! - конунг подозвал Берсерка, который
не успел еще покинуть корабль.
- Я слышу тебя, мой конунг!
- Ты помнишь, что кричал Рагнар?
- Рыжебородый?! Теперь он не скоро сможет снова
кричать. Ему остается только скулить, как шелудивая
собачонка!
- Рагнар так просто не уйдет! Он говорил о других
драккарах. О том, что собрался воевать нашу землю. Он не
станет грозить попусту. Сам знаешь... Здесь киты не помогут... Их много больше, чем нас... И его воины... Они ходили на франков, на англов. Всякий раз возвращались с добычей... Если мы проиграем битву, то... - Зигвард с горечью оборвал фразу, - Надо собрать совет! Мы должны быть готовы! И еще... Береги Сольвейг! Сам убедился - она послана богами. Мудрая Тарборг не ошиблась. Мы тоже не должны ошибиться, а то скальды будут складывать драпы о Рагнаре Рыжебородом!
Тем временем, Мишель, перенесенная на сушу заботливым Олафом, оказалась в самой гуще толпившихся у места причала мальчишек и девчонок, которые встречали драккар. Сигни,Никита и Ари бросились к ней наперегонки, вопя что-то невразумительно-счастливое. Мишель не сомневалась: друзья не находили себе места от беспокойства, пока она победно бороздила северные воды и теперь жаждали новостей.
- Привет! - она с разбега обняла Сигни, одноременно пожимая ребятам руки, - Что я вам сейчас расскажу! Вы не поверите! Вы даже не представляете! Там такое было! Киты! Рагнар! Молния!
- Подожди, Сольвейг! - перебила ее Сигни, - Подожди! Потом расскажешь!
- То есть?! В смысле - "потом"?! - Мишель просто оторопела. Какие новости могут быть интереснее, важнее, чем те, которыми она собралась поделиться?!
- Потому что сейчас ты должна немедленно идти к Агот!
Мишель нахмурилась. Она была обижена и разочарована тем, что друзья так равнодушно отнеслись к ее невероятным волшебным приключениям.
- К Агот?! Это еще зачем?!
- Затем, что я пересказала ей твою историю. Все, что
запомнила. И Никита. Он тоже с ней говорил. Агот обещала помочь. Понимаешь?
Конунг наконец покинул корабль и, сопровождаемый
Ральфом, сосредоточено и быстро шел в сторону лобной
площади. Там стоял длинный дом, в котором обычно
собирался совет общины. Когда Зигвард поравнялся с
детьми, Сигни почтительно примолкла и опустила глаза:
вряд ли конунг одобрит, что без его ведома, тайно, кто-то
пытается отправить Сольвейг - посланный богами
Солнечный Луч - обратно, в какое-то непонятное никому
время и место. Неожиданно, он остановился и внимательно посмотрел на Сигни. Она поежилась под его острым взглядом, не решаясь посмотреть в ответ. Зигвард опустил тяжелую ладонь на белесую девочкину макушку.
- Не тревожься. Все будет хорошо. - будто бы самому себе тихо проговорил он. Погладил Сигни по волосам и отправился дальше.
Дети еле дождались, чтобы конунг отошел достаточно
далеко.
- Что это было, Сигни?! Зигвард знает?! Он догадывается?!- Никита возмущенно посмотрел на нее, подозревая, что некоторые совершенно не умеют держать язык за зубами.
- Я не больше тебя понимаю! - огрызнулась Сигни,
- Идемте скорее к Агот! Она лучше во всем разберется.
Наставница встретила ребят у входа, прямо на ступеньках, ведущих в дом.
- Заходите. Я ждала вас. - она приоткрыла дверь, впуская в темные сени Мишель и Никиту, - А вы останетесь тут!
Она отстранила Ари и Сигни, слегка подтолкнула их прочь
с крыльца. Ари ничуть не огорчился, немедленно умчался
играть в палки с другими мальчишками, а недовольная Сигни устроилась на натоптанной земле двора, в ожидании друзей.
В доме Агот усадила детей на лавку рядом с собой.
- Рассказывай все, Сольвейг. Не бойся.
- Я и не боюсь! Во-первых, никакая я не Сольвейг! А он -
не Витарр! Меня зовут Мишель. Его - Никита. - начала де-
вочка, - И понятия не имею, каким образом мы оказались
здесь. В вашем мире. Мы даже какое-то время надеялись,
что нам все снится. Да, Никита?
- Угу! - хмуро подтвердил мальчик.
- Но теперь ясно, что никакой это не сон! А нам очень-
очень надо вернуться обратно! Там родители... И вообще...
Началось с того, что мы заметили на скале какую-то
блестящую разноцветную штуку, решили слазать посмотреть. А потом...
Когда Мишель закончила говорить, Агот какое-то
время задумчиво молчала, затем погладила притихшую
девочку по голове.
- Я не могу вернуть вас обратно. Не в человечьих силах
такие чудеса... Но я знаю того, кто, наверняка, сможет -
жрица Тарборг.
- Эта жрица - не человек, что ли?! Вы же сказали, что
такие чудеса люди совершать не могут!-Никита, конечно, не собирался грубить. Просто ему показалось, что наставница специально напускает тумана. Как
будто, если водить вокруг да около, они не поймут, что не
видать им своего времени, своих родителей, своей привычной жизни... Агот только улыбнулась.
- Защищенная Тором - не совсем человек. Ей подчиняется сама природа. Она знает будущее. В ее власти пространство и время. Боги сообщают ей свою волю. Никто не знает, когда она родилась. Мою бабку еще баюкали в люльке, а Тарборг уже была старше всех живущих. Вы должны идти в горы, в ее херг.
- Что такое Херг? - на всякий случай уточнила Мишель.
- Храм. Святилище. На самой вершине. Сигни знает
дорогу. Она вас отведет. А теперь отправляйтесь, если все
поняли. Иди, Сольвейг... Солнечный Луч...
Дети выбрались из темного помещения наружу и
какое-то время стояли на крыльце, привыкая к дневному
свету. Сигни, которой уже невозможно надоело ждать,
немедленно рванула со своего места им навстречу. Ари
тоже моментально возник рядом, будто телепортировался.
- Ну и?! О чем говорили с Агот?- Сигни тормошила то Мишель, то Никиту по очереди.
Они рассказывали, стараясь не упустить подробностей.
- Сигни, вы с Ари поможете нам?
- Конечно!
Сигни ущипнула примолкшего будущего воина за руку,
- Ари! Не спи! Поможешь?
- Да, Сигни! Само собой!.. И прекрати, наконец, щипаться!
___________________________________________
- Слышишь меня, Фреир?! Давай прямо на поляну!
- Слышу, Олав! Подожди. Нам туда не сесть. Крона
не даст. Слишком раскидистое дерево. Ладно, сейчас
посмотрим.
Вертолет, не набирая высоты, заложил вираж над
заливом. Сделав круг, он снова завис над необычной
площадкой. Пилот старательно искал место, где призем-
литься, не нанося разросшемуся тису особенного ущерба.
Безуспешно.
- Олав! Здесь не сесть! Давайте из кабины посмотрим.
Если что, мы ребят точно заметим - высота небольшая! -
прокричал, не оборачиваясь, Фреир.
- Ладно! Только возьми пониже! На всякий случай.
Перссон не отрываясь глядел сквозь бронированное стекло
окна. У Александра и Элен слезились глаза - все время
полета оба напряженно всматривались, надеясь что в какой-нибудь лесной прорехе появятся знакомые детские фигуры. Хорошо, пусть не сами Мишель с Никитой! Тогда хотя бы их след! Знак, что они проходили здесь... Что они еще живы...
- На поляне никого нет! Скорее всего, они, вообще, сюда не забирались - тоскливо, словно самому себе, сказал Александр и махнул рукой, давая понять, что дальше искать здесь - нет смысла. Вдруг, прильнувшая к стеклу Элен воскликнула и к тому же, для верности, постучала Олава по плечу.
- Смотрите! Вон! Там, где скала!
- Да, вижу! Что-то темное. Из-за дерева не разобрать.
Похоже, пещера. Или какая-то каменная ниша. В любом случае, надо смотреть! Фреир! - ленсман пригнулся к пилоту - Как хочешь, но надо обязательно приземлиться!
Летчик мрачно кивнул, потянул ручку управления на себя. Вертолет набирал высоту. На некоторое время машина зависла в воздухе, готовясь к маневру. Солнце, находившееся почти в зените, грело корпус. Его лучи отражались от хромированных деталей, слепили мраморные скалы. Фреир отдал рычаг, чтобы увеличить скорость.
В этот момент, один из лучей, неожиданно мощно
отразившись от гладкого, как зеркало, бока скалы ударил
в лобовое стекло вертолета - прямо пилоту в глаза.
Аномально яркая вспышка света погрузила Фреира в
глубокий обморок. Неуправляемую машину резко тряхнуло. В довершение, Олав, уже успевший расстегнуть ремни безопасности, ударился затылком о ребро сиденья и потерял сознание.
Вертолет стремительно терял высоту. Он несся вниз, на
темные, плотно сомкнувшиеся кроны сосен.
- Саша! Мы падаем! - Элен кричала, не в силах справится с ужасом, - Сделай что-нибудь!
Александр буквально в секунду выдернул обмякшего Фреира из кресла, положил на пол кабины, и сам занял его место перед пультом управления. В летной школе, конечно, преподавали управление вертолетом... В классе, на учебном стенде... К тому же, это было сто лет назад! Главное - вспомнить! Выбрать на панели нужные клавиши!
Вертолет еще падал, но Александр, оказавшись в привычной обстановке - на месте пилота - почувствовал себя гораздо спокойнее и уверенней. Даже если поднять или выровнять геликоптер не удасться, то смягчить удар о землю он точно сумеет!
- Элен! Держись, родная! Все будет хорошо!
Вертолет задрал нос и почти вертикально, как нож в
масло, вошел в гущу деревьев, кромсая верхушки, смолистые ветки, золотые стволы. Во все стороны летели щепки.
- Держись! Уже скоро! - крикнул жене Александр, чувствуя, что хвост "Робинсона" утыкается в землю, ломаясь и крошась на части.
VIII ГЛАВА .
Небо очистилось так же быстро, как прежде зачернилось тучами. Ветер стих и море атласным полотном поблескивало на солнце. Покалеченные драккары Рыжебородого, подобрав из воды оказавшихся за бортом товарищей, с грехом пополам собрались вместе. Рагнар созвал уцелевших командиров: необходимо было оценить повреждения, посчитать потери.
Все оказалось куда хуже, чем он надеялся: из семи
судов - шесть в крайне плачевном состоянии и больше
половины людей или на дне или не удержат оружие. Жгучая ярость клокотала в сердце конунга. Он не умел проигрывать! Победить или умереть - единственный выбор для настоящего воина. Он с ненавистью подумал о Зигварде: проклятого гордеца просто преследует удача! Но так не может провожаться вечно! Их битва еще не закончена! Рагнар сумеет отмстить за нынешний позор, пусть даже все асы во главе с Одином будут против! В его голове вспыхивали упоительные картины кровавого реванша: плененные женщины, поверженые враги, голова Зигварда на лобной площади... Рыжебородый даже улыбнулся. План новой военной кампании начал складываться.
- Стюр! - подозвал он одного из хевдингов, - мне
нужно тридцать воинов и драккар, способный слушаться
руля.
- Корабль Атли пострадал меньше всех, мой конунг!
А люди...
Стюр развел руками и горько хмыкнул: его выжившие
товарищи едва шевелились, разбитые стихией.
Рагнар окинул взглядом палубу. Не в силах сдержать
подкативший к горлу гнев, он пнул ногой тело валявше-
гося без сознания воина, наклонился, приподнял его за
ворот шерстяной рубахи и сильно тряхнул. Викинг заше-
велился и приоткрыл глаза. Очевидно, этот пока не боец!
Рыжебородый готов был выть от бессилия!
- Ньерд! О, бог северного моря! За что ты наказываешь
меня?! Разве не приносил я тебе богатые жертвы?! Сколь-
ко драккаров легло на дно от моей руки?! Сколько воинов
стали пищей твоим рыбам?! Неблагодарный Ньерд!.. Стюр!
Ты остаешься за главного! Эй, вы! - Рагнар окликнул ос-
тальных хевдингов, развалившихся неподалеку на гребных
скамьях - Вы! Слышали меня?! Отправляйтесь к своим
командам! Отберите тридцать человек, которые могут
не скулить, а сражаться! Остальные останутся здесь
ждать флот ярла Эйрика Могучего. Атли! Я пойду на
твоем драккаре. Хочу навестить моего друга Зигварда
и его общину пока он еще не ожидает гостей.
К вечеру все было готово: три десятка самых стойких и
яростных заняли свои места на веслах, ждущие реванша,
желающие мести. Осталось отдать последние распоряжения.
- Стюр!
- Да, мой конунг!
- Мы войдем в Зигвардов фьорд ночью. Высадимся подальше от селения. Дальше - пешком. С суши он нас ждать не будет. Разведаем для начала, где он приготовил ловушки. А там... Посмотрим, как удача распорядится на этот раз... Зигвард опытный воин, но и нам воевать привычно... Ты же встретишь брата моего - Эйрика. Расскажешь ему, как надсмеялись над нами боги, и вместе будете ждать моего сигнала. Ты все понял?
- Я понял, мой конунг!
Драккар, подгоняемый свежим ночным ветром, бесшумно скользил к берегу. Рыжебородый расположился на носу судна, тщательно выбирая, где причалить. Такое место вскоре нашлось.
- Высаживаемся здесь! Ты, Валь! И ты, Кнут! Остаетесь!
Остальные за мной! Пойдем лесом! Посмотрим, как готовится к встрече с нами премудрый Зигвард. Атли! Ты замыкающий. И ни единого звука!
Три десятка дюжих воинов мгновенно растворились в
темноте леса. Они двигались быстро, почти бесшумно
по неровным полянам глубокого мха и пригоркам, усыпан-
ным сухими сосновыми иглами, сквозь нехоженую чащу,
выбирая самый короткий путь. Через час или больше они
заметили узкую каменистую тропу, которая, как горная
змейка, извивалась вниз с вершины.
- Привал! - приказал Рагнар едва различимым шепотом.
Воины скорее почувствовали, чем услышали волю своего
конунга и замерли.
- Остаетесь пока здесь! Все, кроме Атли! Мы сходим вниз. Посмотрим, куда ведет эта странная дорога.
Атли скупо кивнул и отправился вслед за Рыжебородым.
Они успели уйти далеко: впереди послышались звуки -
какой-то шум и звонкие, похожие на детские голоса.
Мужчины обнажили мечи и затаились, спрятавшись
в густом кустарнике.
Это на самом деле, были дети! Они спокойно подни-
мались по тропинке, громко болтая, без всякой осторожности. Рагнар удивленно смотрел на них. Он готов был встретить здесь в лесу хоть самого пса Гарма, но не этих четверых... Два паренька, две девчонки... У одной, правда, на боку болтался меч, но размеры его могли разве что насмешить взрослого воина. Конунг подал Атли знак оставаться в укрытии.
Мишель, а это были она, разговаривала с Сигни.
Ари и Никита шли за ними, в голос обсуждая насущные
мальчишеские вопросы, не замечая ничего и никого.
Викинги прислушались.
- Ты так и не рассказала мне, Сигни, почему Ральфа
называют берсерком? Я всегда считала, что берсерки - это
такие бешеные, ну, как сумасшедшие. Боли не чувствуют,
бросаются на всех. И еще им дают мухоморы и держат
под замком. Ральф, конечно, мне не очень-то нравится, но
он в своем уме точно! - Мишель вопросительно посмотрела на подругу.
Сигни немного помялась, взвешивая ответ.
- Понимаешь, Сольвейг! Я сама знаю немного. Нам Агот
говорила, но другие рассказывают иначе.
- Да, поняла я уже, что ты не гугл! Давай!
- Гугл?! - удивленно переспросила Сигни, но увидев
нетерпеливый жест подруги, продолжила, - Берсерк, иначе, берсеркер означает медведь или медвежья шкура. Англы называют его неистовым, или яростным. Это воины,
безжалостные к врагам, и не знающие поражений. Они
ужасно сильные. Говорят, они пьют настойку из ядовитых
грибов. Из мухоморов. Поэтому не чувствуют ни боли,
ни страха. Только теперь их нет. Я ни одного не видела.
Скальды о них поют и все. Ну, вот... Наш Ральф -
бесстрашный, и, наверное, самый сильный из всех, кого
я встречала. Поэтому его так прозвали - Берсерк. Но нас
он никогда не обижает, Сольвейг!
- Сколько можно повторять?! Меня зовут Мишель! -
девочка сердито отвернулась и вдруг увидела, что мальчишки слегка отстали и рассматривают что-то на дороге, - Что там, Никита?
- Идите сюда! - Ари замахал рукой, в которой была зажата какая-то кожаная веревочка, - Смотрите! Здесь недавно кто-то был!
- Да, кто здесь мог ходить?! - сказала, пожимая плечами Мишель, - Медведи, разве что! Шнурок какой-то! Подумаешь! Он здесь, наверное, сто лет валяется!
- Это не какой-то шнурок. На такие оберег вешают. И он
совсем недавно тут: не намок, не запылился... Кто-то чужой был. Не из нашей общины.
- Что нам делать Ари? - Сигни испуганно посмотрела
на мальчика, - Вернемся?
- Ну уж нет! Ни за что! - раздраженно фыркнула Мишель,- Мы, по крайней мере, точно не вернемся! Вы, если хотите, идите назад. А нам надо туда... К жрице! Мы домой хотим! Понимаете?! Да, Никита?!
- Ладно! Мы обещали отвести вас к Таборг. Слово надо
держать, Сигни! Идемте! Только быстро! Надо как можно
скорее предупредить общину. Незнакомцы в лесу - к беде.
Ари спрятал веревочку за пазуху и бодро зашагал вверх
по тропинке. Остальные трое заторопились за ним.
Когда дети скрылись из вида, Рагнар ощупал свою шею и выругался. Как он мог не заметить, что проклятый шнурок перетерся! Как он мог перетереться в такой неподходящий момент! Неужели все-таки рок?! Он отогнал глупую мысль.
- Что скажешь, Атли? Догоним этих козявок?
- Зачем, мой конунг?! Только потеряем время. Захватим их, когда пойдут обратно.
- Я подумал так же. Они налегке. Значит, ушли ненадолго.Но мы не станем терять времени даром! Идем!
Они бесшумно заскользили по каменистой поверхности
тропы. Викинги шли, вслушиваясь в каждый шорох.
Неожиданная встреча с детьми заставила их быть еще
внимательней. Рагнар и Атли одновременно почувствовали, что навстречу снова кто-то идет. Одного взгляда конунга было достаточно - воины мгновенно оказались за большим придорожным валуном, просто созданным для засады!
На сей раз нелегкая принесла не ребенка. И даже не
женщину. Навстречу шел взрослый сильный мужчина,
одетый, к тому же в боевые доспехи.
- Это - Зигвард! - бесшумно прошелестел Атли пере-
сохшим ртом, - Зигвард!
Внезапное появление врага, нанесшему ему недавно
позорное поражение, пусть и при помощи богов, разъярило Рагнара. К тому же Зигвард был один, без товарищей, даже без своего прихвостня Ральфа. Рыжебородый мгновенно принял решение. Иначе и быть не может! Он встал из-за камня, выпрямился в полный рост, поднял над головой, будто салютуя, тяжелый двуручный меч.
- Доброй дороги, Зигвард! Не меня ли ты ищешь?
....................................................................................................
Вертолет еще пару раз вздрогнул и замер, обретя,
наконец, устойчивость. Прекратились дребезжание,
скрежет. Салон наполнила оглушающая тишина.
Александр прислушался.
- Элен! Родная! - крикнул он, - Ты в порядке? Не
ранена?
- Все нормально, Саша. Только ногу придавило
каким-то ящиком. Ерунда. Не волнуйся. А ты? Ты как?
Она старалась говорить спокойно, как будто ничего не
случилось, но он чувствовал: ей больно и страшно.
Александр перебрался к жене, отодвинул ящик - Слава Богу, не очень тяжелый - высвободил ее ногу, и потом, каким-то чудом сумев открыть дверь, вытащил Элен наружу. Он устроил ее под черничной кочкой на пружинистый влажный мох, а сам вернулся обратно - надо было что-то делать с пилотом и ленсманом. Оба до сих пор оставались без сознания. Олав лежал ближе к выходу. Александр поднес к его губам осколок стекла: запотело. Значит, жив. Полицейский был довольно тяжел, и вытащить его из вертолета оказалось не так уж просто. Зато Фреира - невысокого и жилистого Александр вынес наружу даже не запыхавшись.
- Саша! Что с ними? - шепотом спросила Элен. От всего
пережитого у нее не было сил даже говорить.
- Они живы. Пока без сознания. Я поищу аптечку. Вдруг,
там есть нашатырь. Но сначала надо осмотреть твою ногу.
Болит?
- Терпимо. - она попыталась улыбнуться.
Александр ощупал место ушиба. К счастью, перелома не было.
- Родная, посиди здесь, а я вернусь в кабину, посмотрю, что со связью. Может быть, удастся подать сигнал. И еще поищу аптечку.
- Я должна попробовать помочь пилоту им. - она кивнула в сторону не подающих признаков жизни мужчин,- Надеюсь,у меня получится их разбудить. Должна же быть хоть какая-то польза от мед.курсов!
Первым делом, Александр нашел аптечку с индиви-
дуальными медицинскими пакетами. Элен смогла заняться
ранеными, а он - радиопередатчиком. К его удивлению, рация включилась почти сразу - послышался характерный треск и в эфире он услышал тревожные голоса - их уже искали. Он сообщил их координаты. Теперь оставалось только ждать.
Состояние пилота и ленсмана не изменилось. Невыносимо
было сидеть без дела и Элен начала обрабатывать их раны.
- Может быть, попробовать пойти навстречу спасателям? Вдруг, из-за того, что мы медлим, их не спасут? - не выдержала женщина.
- Мы не дотащим их. И дороги не знаем. Там поисковики с собаками. Я дал координаты. Все что можно - сделано, родная. Будем надеяться, нас скоро найдут.
Ожидание длилось мучительно долго. Казалось,
прошли не часы, а дни. Наконец, снизу послышались собачий лай и человеческая речь. Элен и Александру ощутили неожиданный прилив сил, к ним вернулась надежда.
- Вы сможете идти? - обратился к супругам кинолог
Матс, который оказался в составе спасательной группы,
- Носилок, к сожалению, только двое, но, если надо...
- Все в порядке! Мы сами. - перебил его Александр,
вопросительно посмотрев на жену. Элен кивнула.
- Тогда, идемте! Вертолет уберут потом. Здесь все-равно бессмысленно искать детей. Они бы не забрались так далеко. К тому же, расселина...
- Мы остаемся!
- То есть?! - Матс непонимающе посмотрел на них.
Александр крепко взял жену за руку.
- Поймите, Матс! Мы просто должны дойти до конца
этой горы! Если есть хоть какая-то ничтожная вероятность,
что наши дети там... Нам надо убедится самим!
Элен говорила быстро и горячо. Было очевидно, что
никакие аргументы не смогут заставить ее отказаться
от принятого решения.
- Возьмите хотя бы рацию... - оторопевший Матс протянул устройство Александру, - Пользоваться, как я понял, вы умеете. Пожалуйста, не отключайте! Так мы будем знать, где вы находитесь. Зарядки должно хватить. Если что-нибудь обнаружите, сразу сообщите - мы пришлем помощь... Удачи вам!
- Куда мы? - Элен посмотрела на мужа.
- Пойдем наверх. На ту поляну, где дерево. Помнишь,
мы видели пещеру?
- Хорошо... Смотри! Вон! Похоже на тропинку. Как раз
наверх! Пойдем по ней!-Не дожидаясь мужа, она стала подниматься. Мужчина обогнал ее, чтобы идти первым.
Через полчаса они были на месте. Тропа оборвалась перед небольшой поляной, ровной, как будто нарочно кем-то засеянной ослепительно-зеленой травой и мелкими цветками. Посередине размашисто высился одинокий тис. Они пересекли поляну и остановились у мраморного отвесного бока скалы.
- Саша, смотри! Какая ровная и гладкая стена! Как
полированная! Странно, да?
- Да. Странно... Вон наша пещера!
Элен тоже увидела вход и немедленно рванулась в темноту. Он чудом успел остановить ее, ухватив жену руку, - Стой!
- Почему?! - нетерпеливо воскликнула она, - Почему "стой"?! Что-то не так?
- Разве ты не слышишь?
Элен замерла, затаила дыхание, пытаясь понять, о чем он
говорит.
- Нет. Ничего! - прошептала она, - А ты, что слышал?
- Мне показалось... Как будто мимо меня кто-то прошел... Или что-то... Меня словно оттолкнули в сторону... Какое-то движение... Я даже чувствовал тепло...
IX ГЛАВА .
Загвард шел к мраморной скале. Лес, лишь слегка
расступившийся в обе стороны от узкой тропинки,
не мешал конунгу размышлять. Он почти решил загадку
старой жрицы! Ее пророчество почти обрело ясность и
смысл! И вот теперь, из-за болтливости Агот...
Он вспомнил разговор с наставницей: гнев снова
нарушил стройный ход мыслей. Как могла она без его
ведома, тайком, отпустить детей в херг?! Закипающие
чувства становились помехой: он быстро совладал с
ними. Агот рассказала о появлении Сольвейг и Витарра
вещи удивительные. Чтобы осознать их, необходим был
холодный рассудок. Мало ему было туманных иноска-
заний Тарборг! Теперь еще надо решить, что делать с
ушедшими к ней детьми... Для начала, конечно, дойти
до священной поляны...
Может быть он успеет нагнать их, до того, как они
успеют повидаться с жрицей. Тогда он просто вернет
Солнечный Луч в общину. А Лесного Воина Тарборг
может отправлять, куда ей вздумается! Хоть к Хеймдаллю
на радужный мост, соединяющий небо и землю!
Конунг опять начал сердиться. Он пошел быстрее.
Кожаный мешок, висевший за спиной, сильно рас-
качался и остро кольнул под лопатку. Там лежала
пирамида. Та самая, которую он получил вместе с
пророчеством.
После того, как Зигвард поговорил с Агот, он хотел
немедленно отправится за детьми. Но потом решил
все-таки взять подарок ведуньи с собой. На всякий случай.
Пирамида так и лежала все это время под гребной лавкой,
завернутая в тряпицу. Прежде, чем убрать в мешок, он
развернул ее - грани не искрились, поверхности тускло
темнели - непрозрачные, мертвые...
Конунг уже довольно далеко ушел от причала, где
стояли драккары, когда его догнал Ральф Берсерк. При-
шлось еще задержаться - дело было важное. Община
готовилась к нападению Рыжебородого Рагнара. Оно
могло произойти в любой момент! Кто знает, как скоро
примчится подкрепление к разбитым китами кораблям,
как сильно Рагнар разъярен, и на что готов пойти ради
мести?!
Зигвард велел Ральфу собрать всех ярлов в Длинном
Доме и ждать его возвращения. Будет Совет. Надо
встретить старого врага достойно. Берсерк, конечно,
попытался узнать, куда так спешит его конунг накануне
битвы. Но Зигвард не стал объяснять - некогда! Он итак
потерял много времени.
Теперь, поднимаясь в гору, конунг старался дви-
гаться быстрее. Вдруг в этот самый момент Тарборг
уже готовится отослать Сольвейг и Витарра обратно,
в странный дивный мир, который и представить невоз-
можно... Ей надо помешать! Девочка - талисман! Боги
явили несомненные знаки! Она - Солнечный Луч,
который будет хранить общину, отведет врагов, при-
несет покой и достаток. Если Сольвейг исчезнет, боги
отвернуться от них. Не станут асы помогать тем, кто не
уберег их дар!
Эти мысли занимали внимание конунга целиком. Он
шел вперед, не замечая ничего вокруг.
- Доброй дороги, Зигвард! Не меня ли ты ищешь?
Перед ним, как будто из под земли, возникла знакомая
медвежеподобная фигура. Рагнар?! Что забыл Рыже-
бородый на тайной тропе?! Как он, вообще, мог ока-
заться здесь?! Намеренья заклятого врага были очевидны:
он потрясал мечом, поднятым над косматой башкой и
вызывающе ухмылялся.
Зигвард быстро справился с удивлением.
- Нет! Не тебя! Думал, Рагнар, что ты все еще играешь
в догонялки с китами. Зачем ты бежал от них, Рагнар?
Им так понравились твои драккары!
Зигвард отступил с тропинки в сторону, стараясь обойти
противника, лишить его преимущества, которое имеет
атакующий сверху. К тому же, если бы удалось заставить
Рагнара стоять против солнца...
Его маневр не остался незамеченным! Рыжебородый
рассмеялся.
- Не зря мы с тобой сражались в стольких битвах спина к спине, Зигвард! Ты умен и хитер! Только сегодня это не
поможет! Я предвижу все твои намеренья, конунг!
В другое время Зигвард был бы рад поединку с Рагнаром - опытным, храбрым воином. Победить такого - великая честь, погибнуть от его меча - верный путь в Валхаллу. Но сейчас, когда непременно надо успеть в херг... Он снял с плеча мешочек, где покоилась волшебная пирамидка; отбросил в сторону, чтобы не мешал биться. И обнажил оружие.
Противники некоторое время двигались по кругу, не под-
нимая мечи высоко от земли, похожие на раненых птиц
с одним железным крылом. Никто не хотел нападать пер-
вым - это значило бы раскрыться. Наконец, Рагнар не
выдержал: пригнулся, ловко поднырнул в выпаде, надеясь
проткнуть врагу живот. Зигвард почуял движение, отступил
назад и пресек атаку ответным ударом в шею. Впрочем, он
тоже не достиг цели - Рыжебородый был начеку. Бой про-
должился. Мечи сталкивались с такой силой, что у обычного человека вывихнулось бы плечо, но конунги продолжали смертельную игру друг с другом, то атакуя, то защищаясь.
Атли не смел вмешиваться, только внимательно наблю-
дал из-за камня за ходом схватки. Вдруг, один из бойцов -
он не успел заметить, кто именно - поддел ногой Зигвардов мешок, который, вылетев на дорогу, раскрылся. Ткань слегка развернулась и хевдинг увидел, как блеснула в лучах солнца прозрачная пирамидка. Ее грани рассыпались тысячей огоньков, ярче самоцветов, что они взяли прошлым летом у трусливых богатых англов... Атли от восторга даже отвлекся от схватки. И не только от схватки. Чуть не пропустил мимо ушей, как опасно хрустнула за спиной сухая ветка! В последнюю секунду он обернулся, одновременно перехватывая меч. Это были свои! Слишком долго отсутствовал Рыжебородый! Воины отправились по следу своего конунга.
Викинги перестали таится. Окружили поединщиков,
победно крича и потрясая мечами.
- Тебе не победить, Зигвард! - Рагнар словно почувствовал свежие силы, - Ты будешь сражаться, пока не умрешь! Твоя страна станет моей! Помнишь, я говорил тебе?! Земля, корабли, воины!
- Мои люди так просто не сдадутся, Рагнар! - прохрипел, начавший уставать, конунг.
- Твои люди?! Кто поведет их в бой, если тебя не будет?! Твой сумасшедший Ральф? Вряд ли! Он только мечом махать хорош. Чтобы вести в бой, нужен ум. Ты - их ум, Зигвард, их голова! А я сейчас отрублю эту голову!
Рагнар слишком увлекся, красуясь. Меч противника едва не пробил ему бедро. Основной удар он сумел остановить, но глубокой царапины избежать не удалось и она кровоточила, марая одежду липкими темными подтеками.
Атли не понимал, что делать. С одной стороны, он не
должен был вмешиваться в поединок, а с другой... Что за
волшебный предмет нес с собой проклятый Зигвард?!
Хевдинг решился. Он поднял увесистый, но небольшой
камень, валявшийся неподалеку и метким движением пос-
лал его в голову их врагу.
Зигвард упал. Раздались недоумевающие восклицания:
викинги не знали, как объяснить поступок товарища,
посмевшего без приказа прервать поединок своего вождя.
- Атли! - прорычал Рагнар, но в раскатах его голоса
сквозило облегчение, - Атли, что это значит?!
- Мой конунг! Я был должен! У него с собой какой-то
талисман. Посмотри сам! Если бы ты убил его, как бы
смог узнать, в чем волшебная сила этой прозрачной штуки!
Вдруг она призвала на наши корабли китов?! Или молнию
на твой драккар?!
Рагнар подошел к пирамидке и высвободил ее из тряпок. Талисман вспыхнул разноцветными брызгами и тут же потух, превратившись в непроглядный камень. Воины, окружившие Рыжебородого, тоже смотрели во все глаза!
- Ты не воин, Рагнар! Ты трус! - едва различимый стон напомнил Рыжебородому о том, что любоваться диковинками еще не время.
- Свяжите его. Он нужен живым!
Двое викингов наклонились над Зигвардом, поторопив-
шись выполнить приказ. Но конунг, еще мгновение назад
без сознания лежавший на земле, сумел вогнать нож по
самую кожаную рукоятку в грудь одного из подошедших.
Второй вовремя отпрянул - это спасло ему жизнь.
- Вот неугомонный! - пожал плечами Рагнар, сделав
рукой неопределенный жест. Один из викингов кивнул и
опустил Зигварду на голову оббитую железом палицу.
Сознание опять окутала тьма...
Если бы взрослые не были бы так поглощены сначала
схваткой, а потом таинственной пирамидой, они наверняка
бы заметили, что за событиями, которые развернулись на
тропинке, наблюдают еще четыре пары глаз. Возвращаясь
из херга Мишель, Никита, Сигни и Ари издалека услышали
звон железа, крики сражающихся, поэтому смогли вовремя
спрятаться среди валунов и кустарника.
Мишель после встречи с Тарборг была рассеянна и
молчалива. Воспоминание о ней, как кинопленка прокручивалось снова и снова. Сигни и Ари довели их с Никитой до небольшой ровной, как тарелка горной поляны, но к самому святилищу не пошли: "Нам туда нельзя"- объяснила девочка. Друзья остались ждать на камнях, в которых обрывалась дорожка. Они отправились дальше вдвоем. Пока они шли через поляну к мраморной блестящей скале, Мишель не уставала удивляться: через чур зеленой казалась трава, слишком красивыми маленькие цветочки, мелькавшие повсюду... Огромный тис, высившийся в центре, наверное, рос несколько столетий - под его ветками могли укрыться от дождя человек пятьдесят! У входа в пещеру ее вдруг охватил страх. Она, на всякий случай, крепко взяла Никиту за руку. Он не возражал. "Я боюсь!"- прошептала она, - "Вдруг эта
старая колдунья не собиралась отправлять нас домой, а
специально сюда заманила, чтобы..." Договорить не ус-
пела: из темноты пещеры появилась самая красивая на
свете девушка в красном платье, с белыми длинными
волосами и золотым обручем на голове. Голос у девуш-
ки был легкий, как будто ветер шелестит.
- Не бойтесь, дети! Мир вам! Слушайте меня, Соль-
вейг и Витарр! Слушайте и не говорите ничего! Я знаю,
что с вами произошло. И знаю что будет дальше. Скоро
вы вернетесь назад. Домой. Туда, откуда пришли. Но
для этого ты, Сольвейг, должна завершить начатое тобой.
Не надо вопросов, дорогая! Сама поймешь, когда потре-
буется. А после, возьмешь волшебную пирамиду, которую
я отдала конунгу Зигварду и принесешь мне. Ее силой я
смогу отправить вас обратно. Ты запомнила, Сольвейг-Ми-
шель? Ты все поняла? Теперь идите! Мое время истекло!
Красавица быстро повернулась и вошла в пещеру. Ми-
шель показалось, что за какие-то секунды ее платье, фи-
гура, походка начали меняться...
Но все эти чудеса, не помешали словам Тарборг запе-
чатлеться в ней, как будто их написали в голове несмы-
ваемым маркером. Они с Никитой молчали всю дорогу,
ничего не рассказывали Сигни и Ари. Даже теперь, укрыв-
шись за камнем, глядя, как вероломно обошлись с храбрым конунгом их враги, Мишель не могла не думать о чудесном херге и его жрице. Сигни вскрикнула, когда на голову Зигварда опустилась палица, заплакала, как будто удар нанесли ей, прикусила до крови ладонь, а Мишель только смотрела на подругу и ждала, что будет дальше.
Викинги Рангара связали безжизненного конунга, под-
няли и потащили вниз, к воде фьорда. Наверное, где-то там остался корабль, на котором они приплыли.
- Что вы замерли?! - девочка наконец выбралась из плена воспоминаний и к ней вернулась обычная решительность,
- Надо что-то делать! И быстро!.. Вы! - она ткнула пальцем
в сторону мальчишек, - Бегите вниз! В общину! Скажите
ярлам, что Зигвард в плену. Предупредите - пусть готовятся! Враги уже здесь! Мы с Сигни останемся. Проследим, куда пошел Рагнар со своими воинами и нашим конунгом!
Мишель тихонько погладила подругу по руке, - Пойдем,
Сигни! И перестань плакать!
Никита и Ари рванули бегом по тропинке вниз, а
девочки последовали за отрядом Рыжебородого, стараясь
шуметь, как можно меньше. Они добрались до края скалы,
которая нависала над самым заливом и была идеальным
местом для наблюдения.
Улегшись животами на горячие от солнца камни и свесив головы вниз, Сигни и Мишель сразу увидели вражеский драккар. На гребных скамьях развалились двое викингов -видимо, для охраны. Время от времени они привставали, всматриваясь куда-то. Ждут остальных - догадались девочки. Но главное, вдалеке, в открытом море был ясно различим караван судов с синими парусами!
Эйрик Могучий шел на помощь Рагнару Рыжебородому.
Мишель мысленно прикинула расстояние от скалы, откуда они следили, до воды залива: метров двадцать, не меньше...
______________________________
Александр все еще ощущал чье-то невидимое
присутствие. Тем не менее, они с Элен отправились
вперед. Они дошли до огромного одинокого тиса,
росшего посредине, и остановились в его тени, рас-
сматривая вход в пещеру, но не решались войти.
- Я боюсь, Саша! - Элен сглотнула сдерживаемые
слезы, - Я боюсь! Не темноты, конечно. И не этого
непонятно чего, которое ты почувствовал. Я боюсь
увидеть там наших детей, которым мы уже ничем не
сможем помочь!
- Не бойся, родная! Если дети сюда забрались, хотя
вряд ли они дошли так далеко, то им было где спать. И
в пещерах, обычно, есть какая-то вода. Значит, было что
пить. Это же хорошо? Дай мне руку и пойдем. Все, что
мы можем сейчас - продолжать искать и не думать о
плохом.
Элен сейчас могла думать только об одном: чтобы вся
эта история, как можно скорее закончилась, чтобы они -
все четверо - улетели домой, как можно дальше от всех
этих красот норвежских фьордов.
Мужчина достал фонарик, взял жену за руку и они
ступили под ровный, словно рукотворный свод.
- Странно... В пещерах, обычно холодно, а здесь... Не
понятно, на сколько она большая. Наверняка, есть какие-
то боковые ответвления. Надо все осмотреть.
Он потрогал белую, словно полированную, стену;
шаркнул ногой - на полу был мелкий светлый песок.
- Очень странно! - повторил он, - мы - в закрытом мес-
те, от входа отошли довольно далеко, и при этом - светло!
Можно, вообще, выключить фонарь! Может быть, где-то
здесь окошко или даже еще один вход. Пойдем, проверим!
Они прошли совсем немного и оказались в новом
гроте, пол которого, удивительным образом, имел форму
ровного круга, а от глухих стен - без намека на какое-нибудь отверстие - распространялся мягкий, но довольно сильный свет. По средине - в центре круга - лежал зеркально-гладкий камень, поверхность которого, очевидно, служила столом. На нем находилась необъятных размеров раскрытая книга. Все это слишком напоминало то ли сон, то ли кадр из детского фильма...
Александр подошел поближе и стал рассматривать книгу - он, конечно, не специалист, но, по всем признакам, возраст у нее был весьма почтенный. Мужчина попытался разобрать текст: какая-то сложная вязь, чем-то напоминающая руны - никаких знакомых элементов.
- Элен! Посмотри! Все это никак не возможно объяснить, с точки зрения здравого смысла! Даже буквы, как будто не написаны, а выбиты или процарапаны чем-то!
- Саша! Не трогай ее! Пожалуйста!
- Я - осторожно.
Откуда-то снизу начал донесся тихий гул, который
постепенно нарастал. Стены задрожали, даже как будто
пришли в движение, свет, исходящий от них изменился -
в спектре появился голубоватый оттенок. Казалось, пещера
меняется в размерах - сужается. Листы книги вдруг стали
перелистываться сами собой. Все это имело какое-то гип-
нотическое действие. Мужчина и женщина молча стояли
и наблюдали, не пытаясь убежать.
Внезапно все прекратилось: вибрация, гул. Голубой свет
еще раз вспыхнул напоследок и опять стал слабым, каким-то неживым. Книга захлопнулась. Теперь она напоминала просто необычной формы камень. Александр и Элен переглянулись:может быть, все это обычная галлюцинация?! Ничего удивительного - они столько пережили за последние дни!
- Все, родная! Пойдем! Детей здесь не было. И нам надо выбираться, пока мы не сошли с ума.
Он повернул к выходу и она, не оглядываясь, послушно
двинулась за мужем.
Они уселись, облокотившись на широкий ствол дерева.
Александр достал рацию и вышел на связь с поисковой
группой.
- Матс! Это Александр! Здесь детей не было. А что у вас? Понятно! Мы в порядке. Возвращаемся. Хорошо, у расселины! Конец связи!
Он повернулся к жене. Из разговора итак все было понятно, но все-таки произнес - У них - ничего. Пока ничего! - он сделал ударение на слове "пока", - Пойдем! Нас ждут у расселины.
Они спускались в полном молчании. Не осталось сил даже надеяться. Вдруг Элен резко остановилась, судорожно вцепившись в рукав мужниной куртки. Александр удивленно посмотрел на нее.
- Что случилось? Тебе нехорошо?
Она замотала головой и показала пальцем в сторону непримечательной полянки, которая пряталась в окружении длинных корабельных сосен.
- Саша! Дети! Наши дети! Ты видишь? - она всхлипнула
и быстро отерла глаза, чтобы слезы не искажали зрение.
Мише-е-ль! - закричала она так громко, что, казалось, ее
голос разнесся до подножья горы, - Мише-е-ль! Ни-ки-та!
Александр увидел: на поляне, обнявшись, сидели дети.
X ГЛАВА .
Рагнар был весел. Он уже мысленно праздновал победу. Все-таки этот глупый камень, который запустил в голову Зигварда не в меру старательный Атли, был очень кстати. Может быть, вышло не слишком благородно, но на войне, как на войне. К тому же, Рыжебородый потерял лишь одного воина, а получил!.. Во-первых, ту волшебную вещь, скорее всего дарованную врагам самими богами, и во-вторых, самого врага, обмотанного веревками, и потому совершенно неспособного помешать ему, Рагнару, быстро и без особенных усилий забрать себе и эту землю, и эту общину, и эти прекрасные драккары с воинами в придачу! Без Зигварда его люди не смогут дать достойный отпор. А Рыжебородый предложит выбор: погибнуть не известно за что или перейти под его руку. Их конунг в последние годы совсем размяк: ни разу не повел дружину в славный поход - не щипал беспечных англов или трусливых саксов. Мужчины наверняка соскучились по настоящей жизни. Только рады будут! А кто не согласится - пусть кормит своими костями волков и ворон! Да и вряд ли будет много таких, кто захочет вступиться за конунга, который был так глуп, что дал себя связать, как кролика для жаркого!
Обратный путь всем показался короче. Викинги вышли
к морю, как раз там, где нужно - корабль покачивался на
волнах прибоя в совсем близко.
Рагнар довольно усмехнулся, глядя на Зигварда, кото-
рый начинал потихоньку приходить в себя.
- Все на драккар! Этого - с собой! И не очень
болтайте его башкой! У меня есть пара вопросов,
которые я хочу задать нашему другу!.. Атли! Понесешь
мешок с волшебной штукой. Бережно! Надо будет разо-
браться, что в ней за сила, но уверен, Зигвард не просто
так бегал с ней по горам! Поговорим об этом попозже.
Мишель конечно не могла слышать, о чем говорят
на берегу, но видела довольно отчетливо. Да и нетрудно
было догадаться! Конунга заволокли на корабль, пиная,
как тяжелый мешок с картошкой. Остальные тоже подня-
лись на борт. Девочка старалась не шуметь: не известно,
в какую сторону ветер разносит звук. Не хватало только,
чтобы враги узнали об их присутствии! Сигни же продол-
жала всхлипывать. Это злило и отвлекало Мишель.
Тем временем викинги расселись по гребным лавкам и,
слаженно орудуя веслами, перевели драккар на середину
залива, обезопасив себя от внезапного нападения и со сто-
роны моря, и с суши.
- Еще раз проверьте веревки и узлы. Не хочу, чтобы наш гость выкинул какой-нибудь фокус. Бросьте куда-нибудь под мачту. И прикройте его! Не ровен час, голову напечет - Рагнар хмыкнул, остальные нестройно загоготали, - Атли! Эту... пирамиду положи туда же! Пусть побудут вместе! Вряд ли он сможет воспользоваться ее силой...
Рыжебородый поднес ко рту, сложенные лодочкой ладони и заорал забравшемуся на мачту воину, - Кнут! Что там?
- Вижу драккары Эйрика, мой конунг! Они уже подходят
к заливу. И наши с ним! Еще сюда идет корабль хевдинга
Стюра! Прямо к нам правит!
- Хорошо! Никто не должен знать про нашу добычу! Ни
про Зигварда, ни про его талисман! Тому, у кого слишком
длинный язык - оторву башку лично! Здесь пока останутся
Валь и Бьёрг. Остальные - со мной на драккар Стюра. Оттуда вернетесь в свои команды, а людей Атли переправят сюда. Скоро битва! Готовьтесь!
Вскоре борта двух судов были так близко, что казалось,
касались друг друга. Воины по очереди перепрыгивали на
подошедший корабль, приветствуемые радостным ревом,
ожидающих новостей товарищей. Рагнар шел последним.
- Бьёрг! Валь! Смотрите внимательно! Зигвард силен и
хитер! Мне он больше нужен живым, но если что-то пойдет не так... Сами знаете! Тело выкиньте за борт, голову оставьте до моего возвращения.
Викинги кивнули. Рыжебородый тоже кивнул и пере-
брался на соседний борт. Драккар Стюра двинулся обратно.
Мишель, закончив наблюдать за маневрами кораблей,
решила, наконец, поговорить с подругой.
- Сигни! Вот объясни мне: что ты ревешь?! Я понимаю,
ситуация тяжелая, но у вас, если я все правильно понимаю, военные набеги - обычная вещь! Плохо конечно, что Зигварда взяли в плен, но не убили же! Мальчишки приведут когонибудь из наших. Спасут твоего конунга! Скоро уже! Прекрати, наконец, всхлипывать! Это я плакать должна! Они пирамиду забрали! Понимаешь?! Мы с Никитой без нее домой не попадем! Никогда! Если не принесем ее до сегодняшнего вечера жрице, я в жизни больше не увижу ни маму, ни папу! При этом, заметь, не реву, а занимаюсь делом!
- Я тоже могу больше никогда не увидеть папу! Конунг
Зигвард - мой отец!
Ничего себе, новость! Мишель даже не была уверена, что все правильно поняла.
- В каком смысле?
- Просто отец! Какой может быть другой смысл?!
- Странно... Он всегда так с тобой разговаривает, не обижайся конечно, как с чужой... Я бы никогда не подумала... Прости... Он тебя иногда даже не по имени называет, а "девочкой"...
- Так полагается. Я же дочь, не сын. А у вас не так?
- У нас совсем не так!.. Ладно, теперь понятно, чего ты так расстраиваешься.
- Что тебе понятно? Я меньше года назад потеряла брата! Теперь могу потерять отца! Как ты это можешь понять?! И еще без него общину не отстоять! Ральф, может быть, самый сильный воин, но командовать не умеет! Он в бою дальше своего меча не видит - его Берсерком не зря прозвали! Кто поведет людей?! Без Зигварда у наших в сражении нет шансов! Рагнар победит! А ты даже представить себе не можешь, что это значит!
- Не кричи! Во-первых, это небезопасно, во-вторых, я точно ни в чем не виновата! И вообще! Сиди здесь, а я спущусь вниз, на берег.
Сигни перестала кричать и удивленно уставилась на подругу, - Зачем?!
- Так надо! Можешь помолиться каким-нибудь подходящим богам... Как говорили спартанцы "со щитом, или на щите".
- Кто говорил?
Сигни совершенно растерялась и только тревожно наблюдала за происходящим.
- Спартанцы. Древние. Неважно. Забудь! Все, я пошла! Жди здесь!
Мишель пролезла сквозь кусты, за которыми начинался
вполне подходящий, почти пологий спуск. Если она что-то
решала, то остановить ее было уже непросто.
Она быстро оказалась на берегу. Прижавшись к каменному выступу, который мшистым острым углом наступал на кромку воды, девочка рассматривала вражеский драккар. Он тихо покачивался на едва заметных волнах и казался абсолютно пустым. Когда Мишель там, наверху, следила за перемещением команды Рагнара с одного судна на другое, она хорошо запомнила, что
двое воинов оставались на борту. Где же они?! Неужели, заснули? Неужели ей так повезло?!
Был только один способ проверить, на сколько широко улыбнулась удача - действовать! Мишель сняла сапоги и пояс. Минуту подумала - и кожаные штаны отправились туда же. Оставшись в одной холщовой рубахе, она решительно вошла в воду, и поплыла к кораблю. Вода была очень холодной и рубаха противно пузырилась, но выбирать не приходилось.
"Сегодня точно мой день!"- мысленно поздравила она себя: справа от кормы свисала длинная веревка, конец которой медленно дрейфовал в воде. Мишель поймала конец, потянула на себя: веревка не оторвалась. Перехватывая ее руками и упираясь ногами в просмоленные доски корпуса, девочка без
особого труда забралась на драккар. "Хорошо, что меня занесло сюда, а, например, не в средневековую Испанию. У викингов корабли плоские и бока невысокие - не то что у галионов каких-нибудь!"- ободрила она саму себя.
Оказавшись на борту, Мишель некоторое время сидела
тихо, как мышка: не шевелясь и почти не дыша. Трудно было поверить, что ее визит останется незамеченным. Однако, судя по всему, на драккаре не ждали гостей. Оба воина громко храпели, развалившись на гребных скамьях. Девочка осмелела и стала осторожно, полуползком, передвигаться в поисках пленника. И она довольно скоро обнаружила его, наспех прикрытого какой-то непонятной ветошью. Пирамида валялась рядом. "Даже из мешка не потрудились достать! Никакого уважения к священным предметам!" - улыбнулась она.
Зигвард, похоже, был ничуть не удивлен, увидев свою
маленькую спасительницу.
- Перережь веревки! Быстрее! - прошептал он.
"Да чем их резать-то, веревки эти?! Можно подумать, какой-нибудь добрый человек здесь нож для меня оставил!" - злилась Мишель. Наконец, она нашла какую-то железку и начала быстро пилить плотно скрученные между собой нити. Это длилось бесконечно долго! Ей казалось, что звук, издваемый кусочком металла, которым она перетирала веревки, был слышен на другом конце залива! Утешало только то, что раскатистый храп дюжих викингов не замолкал ни на минуту.
Наконец, путы поддались и Зигвард смог двигаться. Видно было, что руки и ноги плохо слушаются его. Мишель испугалась даже, что он не сможет держаться на воде.
Они тихо перебрались за борт, и прихватив мешок с волшебной пирамидкой, медленно поплыли к берегу.
Сигни, оставшись на скале, могла видеть все, что про-
исходило внизу на драккаре. Сидеть и ждать было совершенно невыносимо, но ничем помочь им она, увы, не могла. Вдруг девочка почувствовала непонятное движение за спиной, состороны леса. Прятаться поздно! Она замерла, тревожно всматриваясь, пытаясь отгадать, кто идет. К счастью, это были свои: Ари, Никита, Ральф, и еще воины - вооруженные, готовые биться за своего конунга на смерть!
- Как вы меня нашли?- Сигни готова была смеяться от радости.
- По следам! - ухмыльнулся Ари, - Вы с Сольвейг так ходите, что вас слепой отыщет.
- Где Зигвард? - спросил Ральф.
- Там! - она указала рукой на берег внизу, - Плывут! Сольвейг спасла конунга! Она его спасла! - Сигни почти кричала, не в силах сдержать восторг и восхищение подругой.
- Ладно. Подождем их здесь. - Берсерк довольно сердито посмотрел на мальчишек. Он чувствовал себя растерянно: сначала говорили одно, теперь, оказывается, все по-другому... Он просто воин. Его дело - сражаться! А как сражаться и с кем - должен решать конунг!
Внизу Мишель и Зигвард уже выбрались из воды. Девочка нашла свою одежду, быстро натянула на себя штаны и сапоги, и стуча от холода зубами, стала быстро подниматься тем же путем, каким недавно спускалась. Конунг лез следом. Вверх было даже проще! Вскоре они уже стояли на вершине, окруженные друзьями.
- Зигвард! - Ральф рванулся навстречу конунгу.
- Все разговоры после! Сейчас только дело! Кто из хев-
дингов с тобой?
- Здесь Пер и Бьорн, мой конунг!
Викинги, услышав свои имена, подошли к Зигварду.
- Ты, Пер, выставишь людей вдоль того берега, видишь? Цепью! Закроешь выход. Не дай рагнаровым ратникам ступить на землю. Пусть кормят своими телами рыб в заливе! Бьорн! Ты со своими останешься на этом берегу, здесь. - конунг указал на узкую полоску песка, не зах-ваченную прибоем. Трюггви! Иди, приведи сюда остальных. И скорей! Рыжебородый придет высаживаться здесь! Не станет тратить время, искать другое место. Он из тех, кто добра от добра не ищет. А мы его встретим!
Ральф одобрительно кивнул.
- Мой конунг! - решился подать голос Ари, - Можно
нам остаться с тобой? Мы уже можем биться!
Никита промолчал, но видно было, что перспектива по-
лучить настоящее оружие кажется ему очень заманчивой.
Зигвард улыбнулся.
- Нет! Детям не место в бою! - потом посмотрел на Ми-
шель и ласково погладил ее по рыжим мокрым еще волосам, - Благодарю тебя, Сольвейг! Я отдаю тебе пирамиду, которой одарила меня Тарборг. Возьми ее и иди. Ты должна успеть и тебя ждут твои родичи. Но хочу, чтобы ты всегда помнила, я твой кровный данник!
Внизу на драккаре, который продолжал одиноко покоится в воде фьорда, воины, оставленные охранять пленного конунга, наконец проснулись. Они обнаружили пропажу и теперь суетились, бессмысленно бряцая оружием и громко вопили. Любопытная Мишель подошла поближе, к самому краю и стала не без удовольствия смотреть на переполох, виновницей которого она была. "Интересно, - подумала Мишель, - они от злости могут поубивать друг друга?"
Ее силуэт, хорошо заметный с корабля, четко выделялся
на фоне безоблачного неба.
Викинги тоже ее заметили. Один из них вдруг зачем-то
нагнулся, и в руке его появилось здоровенное копье. Он
встал поудобнее, примерился и с яростной силой запустил
его вверх - к макушке скалы - в Мишель. Девочка смотрела, как оружие с тяжелым гудением, рассекая воздух летит к ней, и почему-то не могла увернуться, даже не шевелилась.
Это напоминало замедленную съемку в кино: мгновения
растягивались, но повлиять на происходящее было невоз-
можно...
"Неужели, так все закончится? - пронеслось у нее в
голове, - Бедная мама! И папа!"
Внезапно ей стало темно. Мишель толком не поняла,
что случилось: какая-то исполинская тень закрыла свет,
какая-то неожиданная сила оттолкнула ее от края. Девоч-
ка пролетела пару метров, шлепнулась на земляничный
пригорок и пришла в себя: "Я жива!" Она огляделась
вокруг: Сигни, Никита, Ари, Зигвард, воины молча сто-
яли. У самого скалистого края лежал Ральф Берсерк, а
сверху на нем лежало здоровенное копье.
Удар отбросил его в сторону от обрыва. Копье, попав-
шее в цель уже на излете, ткнуло под левую лопатку, но не
пробило доспехи воина: только сильно ушибло, прервало
дыхание. Кроме того, тяжелое древко, падая, задело его по затылку. Ральф потерял сознание. Однако, в первые секунды всем показалось, что бесстрашный викинг мертв. Мишель почувствовала одновременно горе, стыд и благодарность. Он спас ее, был готов заплатить своей жизнью, а она все время видела в нем лишь злобного варвара, чья единственная радость - битва. Ужасно несправедливо! Девочка беззвучно заплакала.
К Ральфу подошли его товарищи и конунг. Перенесли
в тень.
- Не плачь, Сольвейг! Очнется! Если бы наш Берсерк
мог умереть от такого игрушечного удара, то разве дожил
бы он до своего прозвища? - утешил ее Зигврид, - Он еще
сегодня повоюет!
- Мой конунг, а ты можешь передать ему от меня... - Мишель не могла подобрать нужных слов, - Передай от меня "спасибо"! Хорошо?
- Да. А теперь идите! Все вы! Скоро начнется, а битва не
место для детей.
- Но мы же... - попытался протестовать Ари.
- Я сказал! У каждого свое дело: дети должны расти, а
мужчины защищать! Идите!
Никита и Мишель попрощались с Сигни и Ари на тро-
пинке, которая вела в херг.
- Ладно. Дальше мы сами. - Мишель закусила губу,
чтобы не заплакать, - Прощай Сигни! Прощай Ари! Как
жаль, что мы больше не увидимся никогда. Я буду очень
скучать. И всегда! Всегда о вас помнить! А вы?
Она взяла подругу за руку.
- Конечно, Сольвейг! Мы же друзья!
Ари похлопал Никиту по плечу, - Жалко, я не успел
тебя научить толком стрелять из лука... И меч ты держишь,
как палку - не обижайся!
Никита улыбнулся.
- На правду - не обижаются!
Девочки обнялись. Юные викинги побежали вниз, к
общине, а Мишель и Никита пошли в сторону святилища
Тарборг.
За одним из поворотов показалась знакомая расселина, через которую были перекинуты две срубленные сосны.
- А вот наш мост! - обрадовалась Мишель, - Чур, я
первая!
Девочка вприпрыжку побежала к переправе, но вне-
запно остановилась. Никита, направившийся было за ней,
тоже застыл: с другой стороны расселины к поваленным
деревьям подходил переваливаясь и косолапя здоровый
черный медведь. Прямо медведище!
Хозяин повернул в сторону детей тяжелую морду с
вываленным наружу красным языком. Зевнул. Потом
отвернулся и медленно поковылял в сторону "моста".
- Ну?! Что делать будем? - сказал мальчик напряжен-
ным голосом то ли Мишель, то ли самому себе, - Вре-
мени у нас совсем не осталось!
- Постой! Я, кажется, знаю! - шепнула девочка, накло-
нившись к самому Никитиному уху, - Пойдем вдоль, а не
поперек расселины! Помнишь, ту площадку? Ну ту, от-
куда блестело? Можно через нее наверх, по камням.
- Уверена?
- А что, есть выбор?!
- Ладно. Тогда рванули быстрее!
Никита кивнул в сторону солнца, которое этим днем
прямо предательски спешило закатиться.
Все-таки дети не зря провели эти три дня - они научи-
лись ходить по неровной лесной почве гораздо проворней,
чем раньше! Когда они, помогая друг другу, забрались на
площадку, время еще оставалось. Мишель посмотрела во-
круг: ничего, особенно, не изменилось. Только посредине,
на поверхности одного из камней лежала конусом кучка
черной пыли.
- Подсади меня! Я залезу первая, и потом помогу тебе. - попросила Мишель.
- Мне не надо помогать. Сам справлюсь! - фыркнул Ни-
кита, помогая девочке подняться. Оказавшись наверху, она
приняла у друга кожаный мешок с хрустальной пирамидой, достала талисман и аккуратно поставила на плоский валун. Никита, не без труда забрался следом.
- Неужели, мы скоро окажемся дома? Теперь, когда все почти закончилось, мне даже жалко... Тут было круто, правда?
- Да! - не могла не согласиться Мишель, - И еще тут ужасно красиво, скажи? И ребята... И Зигвард... И даже этот Ральф! Кто бы мог подумать, что он меня будет спасать?!..
- Время есть. Давай хоть на залив глянем последний раз! Интересно, сражение отсюда видно?
Никита шагнул к краю. Нога неловко опустилась на какойто случайный гранитный голыш, он взмахнул руками, чтобы не упасть... Волшебная пирамидка качнулась и, блеснув на прощание, полетела вниз, на площадку, где дети были несколько минут назад.
- Ты только не переживай, Никита! Ты ни в чем не
виноват! Ну, разбилась! Что ж теперь?! Это мне не надо
было ее так ставить! Лежала бы себе в мешке! Мы найдем
другой способ! Вот увидишь! Наверняка, как-нибудь еще
можно!
- Хороший ты человек, Мишель... - Никита безнадежно
посмотрел на подругу, - Только мы оба понимаем, что это - все! Конец!.. О чем тут говорить?! Ладно, пошли в общину возвращаться...
Они мрачно ковыляли вдоль расселины. Казалось, их
туловища превратились в свинец и каждый шаг давался
обоим с огромным трудом. По дороге - молчали.
Через некоторое время Мишель попросила: - Никита!
Послушай! Давай отдохнем! Я не могу больше идти! Вон
какая-то полянка. Там можно посидеть.
Не дожидаясь ответа, девочка свернула с дорожки и,
особенно не выбирая места, уселась на траву и расплака-
лась. Мальчик сел рядом, крепко обняв подругу за плечи.
________________________________________
- Мише-е-ль! Ни-ки-та!
- Мама?! - прошептала ничего не понимающая Мишель
и обернулась назад. За соснами мелькали две бегущих фигуры, с широко распахнутыми руками.
- Доченька! Никита!
- Мама! Папа!
Дети мгновенно оказались на ногах. Они ощутили такое
невозможное, невероятное счастье, что могли бы, наверное, полететь на встречу к родителям! Мишель с разбегу повисла на маминой шее. Элен подхватила дочь и, не замечая тяжести двенадцатилетнего подростка, прижала к себе, удерживая на руках. Обе плакали. Александр крепко обнимал Никиту, который старался незаметно смахнуть слезы.
- Где же вы были? Где? Доченька моя любимая! Никита! Мы вас везде искали! Господи!
Родители не могли прийти в себя. Тормошили, обнимали, гладили, проверяли: нет ли переломов, синяков и прочего, что обычно занимает взрослых. Мишель с Никитой смертельно устали, они только тихо улыбались, глядя на всю эту суету.
- Мама! Папа! Я вас очень-очень люблю!
Такси в аэропорт уже ждало у отеля, но пассажиры все
никак не могли устроится. Прощание затянулось. Да и не
могло быть по-другому! Их пришли проводить все: и Грид,
и ленсман Олав, и даже кинологи. Только Фреир был еще в госпитале. Но Александра и Элен уверили, что он уже идет на поправку.
- Значит все-таки едете?- снова спросила Грид, - Может, передумаете? У вас есть такая поговорка, что снаряд в одну лунку дважды не падает...
- Нет! Надо домой! У детей сильный стресс! Они же ничего толком не рассказывают! Где были, с кем... Все ободранные, в одежде какой-то дикой! Им, очевидно, нужна помощь опытного психолога. А вам спасибо за все! Вы - замечательные! Все! - Элен обняла Грид и пожала руку Олаву.
- Дети! В машину! - скомандовал Александр, открывая
дверцу такси.
Никита забрался первым. Пока он устраивался, Мишель
бросила прощальный взгляд на горы, ставшие ей такими
знакомыми. Где-то там, наверху, было святилище Тарборг
и незаметная площадка, с разбившейся волшебной пира-
мидкой...
Вдруг солнечный луч, как будто золотистая стрела, на-
ткнулся на невидимое зеркало где-то на скале, нависшей
над фьордом, и разбился фейерверком разноцветных искр.
Мишель почувствовала, что это здешние места шлют ей
последний волшебный привет, словно желая ей когда-нибудь сюда вернуться.
Девочка, словно прощаясь, подняла вверх руку, и села в автомобиль.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 35
© 01.12.2017 Сергей Беспалов

Метки: Викинги. Корабль. Приключения. Сундучки. Генка. Эйвинд. Драккары. Озеро. Река. Золото. Поиски.,
Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1