СТИХИ В АЛЬМАНАХ "ГАМБУРГСКАЯ ЛУНА"



КАК ПРОСТО ЖИТЬ НА СВЕТЕ

СТИХИ В АЛЬМАНАХ «ГАМБУРГСКАЯ ЛУНА»



. . .

Как просто
жить на свете
сверху - небо
а под ногами
вечная земля
на ней цветы и травы
и деревья
а в небе синем
только облака
но среди них
есть ангелы и души
тех кто оставил землю
насовсем
они следят за нами
с высоты
и видят
как мы любим
и смеемся
и собираем травы
рвем цветы
и дарим их друг другу
на прощанье
что они могли за нас
любить.






. . .

Давайте будем вновь
любить друг друга
и снова
пригласим к себе луну
и включим карусели
темной ночью
и будем улетать на них
туда
где звезды обнимаются
и плачут
и вновь о чем-то
с богом говорят.









. . .
Я на удочку выловлю
в море луну
и на звездах по небу
могу прокатиться верхом
как на маленьких
милых лошадках
и в погоне за солнцем
на крыльях своих
улечу на край света
и за волосы вытяну
это капризное солнце
на небо
чтобы просто светило
тепло отдавая земле
ведь земля должна жить
и растить
и деревья и травы
как мать своих маленьких
глупых детей
и кружиться кружиться
кружиться
как будто она
очень любит
небесные танцы.





. . .
Ты как ответишь
если тебя спросят
за что ты любишь
солнце и луну?
Наверное за то
что солнце - светит
а вот луна
как девушка нагая
всегда одна
гуляет среди ночи
и долго
с феями ночными
говорит
они танцуют
на поляне лунной
и предлагают
нежную любовь
всем тем кто им
оставит свою душу
на день на год
а может навсегда.





. . .
Небо руками
своих облаков
коснулось земли
там за лесом далеким
где счастливые звезды
в его черной воде
до утра танцевали
а потом уходили
накинув
прозрачное платье тумана
оставляя свои поцелуи
красивому солнцу
в венке
ярко рыжих лучей.




. . .

Не ожидаю
что получится любовь
откуда взяться ей
на белом свете
бывают только
встречи и разлуки
и вместе
проведенные часы
а остальное
кто-то нарисует
на листе бумаги
чтоб спокойно
сжечь ее
в своем костре вечернем
сказав что это
только показалось
в какой-то миг
взволнованной душе.








. . .
По ночам люди спят
а потом начинают
ходить и смеяться
и им хочется снова
кого-то обнять
подарить хоть кому-нибудь
просто цветы
с той счастливой поляны
где они
безмятежно растут
на краю всем знакомой
земли
но кончается день
и все люди
опять засыпают
и так громко
вздыхают во сне
что их вздохи
доносятся богу
и он молча глядит
с высоты
все качаясь
на облаке белом
в этот сумрачный мир
там внизу
где заснуло так много
усталых людей.

. . .

Вот если бы все
в этом городе двери
всегда
были только закрыты
и никто никуда
не входил
а всегда оставался
на улице темной
сколько было бы
всюду бездомных
тогда по ночам
и они бы просили
пустить их куда-то
только кто бы им всем
отвечал
кроме тьмы
что умеет
лишь только молчать
кроме звезд
они просто о мире
по ними
давно позабыли
кроме желтой луны
что все катится с неба
в далекое море.









. . .
Ты хозяин
собственной души
открываешь дверцу клетки
каждый вечер
выпускаешь ее
просто полетать
по пустому саду
рядом с домом
где уже
и птицы не поют
и влюбленные
давно поцеловались
разошли устало
по домам
пусть кружится
вольная душа
а к утру
опять вернется в клетку
ты закроешь дверцу
на задвижку
ты ее хозяин
и ты знаешь
что душе
положено летать.





. . .
Кому-то хочется любить
ну а кому-то
больше нравится смотреть
как путаются в небе
облака
как гнутся на ветру
деревья
как пенятся
гонимые им волны
и как обычным утром
ранним
завертывают в простыню луну
и медленно уносят
с неба.






. . .
Небо в пеленках лежит
и по прежнему плачет
скучно ему одному
над землей
вот бы спуститься
побегать привольно
по полю
на волнах прокатиться
в танцующем море
и в глубокое озеро
в черном лесу
незаметно упасть
чтобы видеть
ну как там на дне
может очень темно
может страшно
а может спокойно
будто в мире ином
где не нужно уже ничего
кроме сна
и молчания темной воды
когда можно наверное
слышать
как дышит
бегущее время.








. . .
К вам никто не приходит
одни только тени
и вы слышите то
что они говорят
«мы хотим воплотиться
в тела
но не можем
и приходится
молча летать
в темноте
а когда лунный свет
освещает дорогу
улетать высоко высоко
где все ярче горят
одинокие звезды
и так далеко
до земли».





.





. . .
А если землю
проколоть насквозь
спуститься в эту скважину
и вылезти
с обратной стороны
окажется
все тоже самое
что здесь
лишь только люди
будут сплошь чужие
заговорят
на непонятном языке
окружат вас
и будут удивляться
что вы все в тапочках
а все вокруг
в штиблетах
что шляпы нет на вас
и черные очки
вам не идут
поэтому вы их
наверное сняли.







. . .
В небе много бывает
ворон или галок
но на улицах
больше людей
в летний день
в школах учится
больше детей
чем растет
на ухоженной клумбе
цветов
и на небе
не так много звезд
как в домах
не потушенных окон
ночами
удивителен мир
все его города
все далекие страны
где бессчетное множество
тех кто родился на свет
суетится спешит
догоняет мучительно
счастье свое
так как в небе луна
все пытается
солнце догнать
и не может.



. . .
Жизнь подплывет
как лодка
к берегу реки
и можно будет
выйти на свободу
гулять по полю
по лесу пройти
дома увидеть
где живут
счастливо люди
а после снова
плыть и плыть
туда
где нет уже
ни берегов
ни рек
а только море
с синими волнами.







. . .

Я доволен
что небо упало
на грудь
я его обниму
и поставлю обратно
над крышей
своего одинокого дома
где живу
и жду писем
от разных знакомых
кто в лесу потерялся
кто на море уплыл
так давно
кто вообще
под землей похоронен
и все пишут старательно
длинные письма
я читаю их
всю свою жизнь
и молчу.




. . .

На этих встречах
был один лишь я
а ты ведь
каждый раз
была другая
и так менялась
каждую минуту
как будто
вовсе не было тебя
а кто-то
приходил и уходил
и я его не знал
не видел даже
а только двери
закрывал за ним
и оставался
в полной тишине.







. . .
Я приду к тебе
ночью однажды
и ты скажешь
что я принес утро
на руках
как ребенка
и цветы на губах
полевые
они нежно ласкают
горячие щеки
и ты будешь
так думать
пока от порыва
безумного ветра
не откроется снова
окно
и тогда ты увидишь
нагую луну
посредине бездонного неба
и огромное множество
звезд
на ладони у бога
стоящего рядом
во тьме.




. . .

Ты ребенок
висят над кроваткой твоей
погремушки
и красивой любви
и восторженных чувств
и надежды
ты их тронешь -
они начинают звенеть
и кружиться
и тебе почему-то
тогда хорошо
словно это ты сам
зазвенел
и опять закружился
на той городской карусели
что осталась
скрипеть и вертеться
в пустующем парке
целый день
целый месяц
и год
и быть может
и всю твою жизнь.





. . .

Почему ты становишься
дочкой любви
потому что
опять ты нагая
и танцуешь всю ночь
и не хочешь
меня отпускать
и целуешь
как звезды целуют
друг друга
и я вижу тебя
в темноте
ведь ты светишься
яркой луной
в черном небе
и спускаешься
ниже и ниже ко мне
чтобы нежно коснуться
губами
и уплыть за дома
унося на руках
мою жизнь.




. . .
Это кто же такой
удивительно серый
как кот
гуляет один
по ночам
в темноте
и раздувшийся шаром
воздушным
на привязи
в нашем дворе
поднимается в небо
и касается звезд
головой
словно старая
черная башня
что маячит вдали
за домами
кто же он
снова
видевший бога
когда бог проплывал
над землей
качаясь
на облаке белом
всем далекий
кто жив или умер
на этой земле.


. . .
В стеклянной банке
девочки сложили
траву цветы
и доброго жука
я - этот жук
и я среди цветов
они благоухают
но я увы
не бабочка ночная
мне этот сладкий запах
ни к чему
я так хотел лететь
жужжать и падать
но вот теперь
ползу на толстых лапах
у самого
прозрачного стекла
а девочки глядят
с улыбкой на меня
глаза у них большие
счастливые
ведь я
их добрый жук.





. . .

На улице пустой
бродили сны
в обнимку
и смеялись
а я смотрел на них
печально из окна
окно было открыто
колыхалась
за ним
волнующая ночь
и тишина
как девушка
которую ты любишь
улыбалась
и все это казалось
просто чудом
которого вообще
не может быть.






. . .

И кто придет
давно уже ушел
и кто найдет
давно все потерял
и кто получит
у того отняли
и будет так
всегда
на белом свете
а почему
не ведает никто.




. . .
Никто не обещает вам
любви
пажом не станет вашим
и за вами
не будет
шлейф платья белого
носить
по всем пустынным залам
темной ночью
когда не слышно
что же шепчут звезды
и мы не видим
как луна танцует
одна
в объятьях неба
до утра.




. . .
Все больше зла
в тебе и рядом
оно стекает по губам
как мед
становится отваром
в том стакане
который выпивают
перед сном
для встречи с злыми
духами земными
что не признали
солнце небо звезды
и верят
только в землю
под ногами
такую неподвижную
немую
как множество
безумных черных глаз
глядящих среди ночи
в этот мир.






. . .

Стало очень темно
будто кто-то
черной краской
закрасил весь город
и спичкой
зажег фонари
словно свечи
у старых
поблекших икон
и нам слышится голос
под куполом храма
среди звезд
и под самой
холодной луной
говорящий
что все это
было давно
и вернется когда-то
но не к нам
а к другим
кто за нами придет
в этот мир.




. . .
Я не думаю
что это был
просто сон
это была благодать
с миражами
которые можно увидеть
в пустыне
или в море
у самого края
неизвестной
далекой земли
когда дивные замки
возвышаются гордо вдали
и плывут корабли
и летают
красивые белые птицы
из тумана
и пены морской
и ты счастлив
тем что это видел
как будто бы ты
видел Бога
совсем рядом
с загадочным добрым лицом.




. . .

Коснись ладонью неба
ты увидишь
что нежное оно
как мед тягучий
и золотое
словно добрый бог
рассыпал золотые леденцы
на той горе
с которой катятся
смешные облака
а скоро
полетят и звезды
кувыркаясь
и вместе с ними
юная луна
веселая и бойкая
девчонка
она ведь не умеет
не шалить.




. . .

Ты все это просто придумал
голосов ты не слышал
никто к тебе
не приходил
была темная ночь
и ты спал
в своей теплой кровати
и казалось тебе
что все юные феи
волшебной земли
столпились вокруг
и танцуют
без всякого платья
и ты можешь
любую обнять
и так долго
и сладко любить.




. . .

Я ощущаю радость
прямо в воздухе
вокруг себя
она как аромат цветов
как ветер с моря
приносящий свежесть
как запах чьих-то
сказочных духов
который означает -
она рядом
ты только должен
сам ее увидеть
и подарить ей
нежную любовь
на час на месяц
и на год
которые пройдут
так быстро
как будто времени
и не было совсем
а только лишь
всегда светило солнце
над тобою.



. . .

Девушки танцуют
в белых платьях
и за ними сад
давно в цвету
словно это май
или июнь
облака
красивые такие
взявшись за руки
плывут по небу
может быть
в те самые края
где рождается любовь
прозрачной ночью
и ее все время
очень ждут
нежную
такую молодую
и во сне
и даже наяву.




. . .
Просыпаешься ночью
и сразу уходят
все добрые сны
как хорошие люди
с которыми больше
не дружишь
а как выглянешь
снова в окно
так такая там тьма
ее можно
черпать даже ложкой
начинаешь
с собой говорить
только этот
пустой разговор
ты и сам
не услышишь
в молчаньи
и поэтому
пишешь письмо
одинокому богу
на небе высоком
и ложишься опять
засыпать.




. . .

Как я прошлую жизнь
полюбил
собираю опавшие листья
и засохшие в поле цветы
и собрал бы немного
прошлогоднего снега
на память
но он тает в квартире
и любовь
я бы тоже хранил
по ее окончанье
приглашал
своих бывших подруг
на лирический ужин
и дарил им
свои фогографии
с подписью
«бывшему другу
в любви»
чтобы прошлое
так же как я
и они полюбили.



. . .

Я теперь простой
и незаметный
житель этой маленькой
земли
облака
пушистые такие
надо мной
обнявшись проплывают
и цветы
красивые большие
радостно
вокруг меня растут
и я сам
счастливый как улыбка
солнца теплого
над нашими домами
кажется
расту куда-то в небо
чтобы облако
красивое обнять
и с ним весело
пуститься в путь
за поля
и сказочные реки
за моря
и дальние леса.



. . .

Чем больше съедаешь
в ночи
этих ягод любви
тем сильнее полюбишь
и запьешь
из таинственной кружки
живою водой
что в лесу тебе
щедро нальет улыбаясь
загадочный леший
и тем ярче
мечты разгорятся
как жаркое пламя
костра
на опушке
где танцуют русалки
у черной реки
приглашая обнять их
и долго кружиться
у самой
манящей воды.






. . .

Все что жизнь
тебе сегодня предлагает
ты на вкус
попробовал давно
дни весенние
с их солнцем золотым
как орехи
щелкал улыбаясь
пил тягучий летний
сладкий мед
и в лесу
во время листопада
пил и осени
живую воду
из ручья
как мороженое
пробовал на вкус
сладости зимы
из хрустящего
и жгущегося снега
ведь все это было
и осталось
жить все так же
повторяя дни
как дети повторяют
поневоле
так давно заученный стишок
из знакомой
старой
скучной книжки.





. . .

Не таким все становится
утро не то
да и вечер
и любовь не такая
и слезы не те
по ночам
будто встретил я
жизнь
но другую
не ту
что так долго
с цветами все ждал
на пустом полустанке
когда мимо летели
гудя поезда
унося пассажиров
в края
где я не был
и не буду
уже никогда.




. . .

Я тебя когда-то
все же встречу
темной ночью
или ясным днем
в море синем
в небе голубом
может быть
в лесу далеком
на тропинке
может в поле
среди трав высоких
и конечно
буду целовать
ты для этого
и создана такая
нежная
как первая роса
на цветке весеннем
и простая
когда ляжешь
на мою ладонь.






. . .

Я уже могу
и пошутить
вывесить днем звезды
в синем небе
как игрушки
солнце спрятать
у себя за шторой
целовать луну
всю ночь
нагую
и смеяться
как смеются
только лишь во сне
когда рядом все
что пожелаешь
и в кармане спрятан
целый мир.




. . .
Имею право жить
как я хочу
и в зеркале заката
видеть море
и утром волосы
разбуженного солнца
спокойно гладить
теплою рукой
и днем идти
по улице просторной
как по полю
где много
незнакомых трав
цветов
и ветер бродит вечно
шаловливый
и поднимает платья
у девиц
а ночью
отдаваться звездам
и их ласкам
и жить любовью
до рассвета
который гасит свечи
за окном.





. . .

Ты паришь над землей
потому что отдал
все тяжелые чувства
и стал легче воздуха
можешь лететь
в вышину безмятежного неба
и твоя голова
перестанет кружиться
когда ангелов
рядом увидишь
и бога
среди них
в голубой тишине.




. . .

Я такой же как вы
одинокий
между небом живу
и землей
там мой дом
где кончается эта земля
но и небо
еще не успело начаться
и поэтому я
предоставлен себе самому
что хочу то творю
никому и ничем
не обязан
и люблю лишь свободу
с которой родился
и которую я
не отдам никому
и не буду дарить
даже богу
на облаке белом.










. . .

Мы с тобой
будем долго
и сладко любить
дни покажутся медом
намазанным кем-то на булку
специально для нас
и счастливое солнце
нас коснется руками
горячих лучей
и разбудит
такие волшебные чувства
что мы их
и не сможем уже
удержать на груди
а отпустим
в звенящее синее небо
словно стаю
красивых и вольных
божественных птиц.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ:
Носов Сергей Николаевич. Родился в Ленинграде ( Санкт-Петербурге) в 1956 году. Историк, филолог, литературный критик, эссеист и поэт. Доктор филологических наук и кандидат исторических наук. С 1982 по 2013 годы являлся ведущим сотрудником Пушкинского Дома (Института Русской Литературы) Российской Академии Наук. Автор большого числа работ по истории русской литературы и мысли и в том числе нескольких известных книг о русских выдающихся писателях и мыслителях, оставивших свой заметный след в истории русской культуры: Аполлон Григорьев. Судьба и творчество. М. «Советский писатель». 1990; В. В. Розанов Эстетика свободы. СПб. «Логос» 1993; Лики творчестве Вл. Соловьева СПб. Издательство «Дм. Буланин» 2008; Антирационализм в художественно-философском творчестве основателя русского славянофильства И.В. Киреевского. СПб. 2009.
Публиковал произведения разных жанров во многих ведущих российских литературных журналах - «Звезда», «Новый мир», «Нева», «Север», «Новый журнал», в парижской русскоязычной газете «Русская мысль» и др. Стихи впервые опубликованы были в русском самиздате - в ленинградском самиздатском журнале «Часы» 1980-е годы. В годы горбачевской «Перестройки» был допущен и в официальную советскую печать. Входил как поэт в «Антологию русского верлибра», «Антологию русского лиризма», печатал стихи в «Дне поэзии России» и «Дне поэзии Ленинграда» журналах «Семь искусств» (Ганновер), в петербургском «Новом журнале», альманахах «Истоки», «Петрополь» и многих др. изданиях, в петербургских и эмигрантских газетах.
После долгого перерыва вернулся в поэзию в 2015 году. И вновь начал активно печататься как поэт – в журналах «Нева», «Семь искусств», «Российский Колокол» , «Перископ», «Зинзивер», «Парус», «Сибирские огни», в изданиях «Антология Евразии»,» «Форма слова» и «Антология литературы ХХ1 века», в альманахах «Новый енисейский литератор», «45-я параллель», «Черные дыры букв» в сборнике посвященном 150-летию со дня рождения К. Бальмонта, сборнике «Серебряные голубы (К 125-летию М.И. Цветаевой) и в целом ряде других литературных изданий. В 2016 году стал финалистом ряда поэтических премий – премии «Поэт года», «Наследие» и др. Стихи переводились на несколько европейских языков. Живет в Санкт-Петербурге.










Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 27
© 01.12.2017 Сергей Носов

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1