Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

С Лорой на даче


С Лорой на даче
 

Предисловие

Эту историю мне рассказала одна моя одногруппница. Поскольку я пишу свои рассказы только по реальным событиям, я решился однажды использовать и её воспоминания в качестве сюжета. Впрочем, некоторые детали я всё же добавил от себя «в интересах жанра». Изменились и реальные имена, поэтому все совпадения случайны и ничего не значат...

Часть 1. Лора

Стоял жаркий летний денёк. Солнце нещадно пекло, и над просёлочной дорогой клубилась пыль. От страшной жары и этой густой, жёлтой пыли, всё вокруг тоже казалось жёлтым. Мы возвращались с озера.
Лорка шла рядом в одном купальнике, обернув вокруг бёдер пёстрое махровое полотенце, чтобы, как она выражалась, не идти «с голой задницей». На мне же был светлый дачный сарафан с крупными красными цветами.
Посёлок был пуст – все были на работе. В однотипных деревянных домишках окна были наглухо зашторены ажурным тюлем, лишь иногда было слышно, как где-то работает телевизор. От этого безлюдья, казалось, что само время здесь остановилось. Все вокруг крепко спало, и даже у магазина-стекляшки, где обычно всегда толпился народ, не было ни души. Лишь толстый рыжий кот сладко дремал на завалинке. Но и он выглядел полностью безжизненным.
Миновав заброшенную ферму, мы вышли на дорогу, проходившую сквозь большое картофельное поле.
- Скучно здесь, не могу… - недовольно надула губы Лора, - ни одного пацана, даже самого завалящего! Вон какое добро пропадает!
Она взвесила двумя руками свою пышную грудь и усмехнулась.
- Все парни в колхозе сейчас, работают… - лениво сказала я. Когда Лорка возбуждена, с ней лучше не спорить. Она становится нервной и раздражительной. Всё время что-то предпринимает!
- Вот раздеться тут догола, никто даже не заметит! – продолжала она, - Эй, парни! Идите сюда! Давайте трахаться!
Неожиданно она сдёрнула лифчик и повертела им над головой. Непослушное полотенце, легонько соскользнуло с её бёдер и упало на землю.
- Лор, ну ты чего? Совсем уже обалдела! – недовольно сказала я. Она и раньше выкидывала всякие «фортеля», к примеру, на одной из вечеринок, танцевала на столе в клубе, но это было уже чересчур! А Лорка, разыгравшись, ухватила свои трусики за резинку, делая вид, что медленно их спускает. Слегка нагнувшись, она повернулась попой в сторону посёлка, словно направляла на него какое-то артиллерийское орудие...
- Парни! Ну где вы! Я хочу секса!!! – звонко крикнула она.
«Не дай Бог, - подумала я, - если сейчас будут мимо проезжать местные! Потом ведь не отвяжешься!». Деревенские парни совершенно не знали комплексов, и с городскими девушками вели себя очень нагло и бесцеремонно.
- Вот видишь, никого! – торжественно заключила Лора, водворяя трусы, лифчик и полотенце на прежние места. Остаток пути мы шли молча.

Дома было прохладно - окна веранды выходили на теневую сторону, и потому возвращаться туда после жаркого дня было всегда приятно. Я достала из холодильника большую запотевшую бутылку колы и сделала пару глотков. От вкуса шипящей ледяной жидкости на глазах выступили слёзы. Уф, ну и жара!
Переодевшись, я вышла во двор и повесила сушиться мокрый купальник на бельевую верёвку. Дома и по участку Лорка ходила топлес - в одних трусиках. Как-то раз жена нашего соседа ей даже замечание сделала - мол, её муж не может работать в огороде, всё пялится день-деньской на наши окна в большой армейский бинокль. На это Лорка лишь рассмеялась ей в лицо. Вскоре пожаловал и сам «боец невидимого фронта». Набравшись храбрости, он предложил Лорке три тысячи рублей, в обмен на интим. Смерив пенсионера презрительным взглядом, Лорка дала ему понять, что, может быть, и «помогла» бы несчастному страдальцу, да боится, что в его штанах ничего не разглядит. Сосед страшно покраснел, обиделся, и гневно удалился на свою территорию, откуда обозвал Лорку «курвой». Дома он чувствовал себя в полной безопасности.

Я выглянула в окно. Сосед был уже тут как тут. Край занавески на его окне был аккуратно отогнут, откуда из зловещей темноты, за нами шпионил его выпуклый глаз. Понять мужика, конечно можно: Лорка обладала всеми мыслимыми женскими достоинствами: рослая, фигуристая девка, со светлыми вьющимися волосами и большими, широко распахнутыми синими глазами. Узкая талия, в меру широкие бёдра, надменно вздёрнутый носик, пухлые губки «бантиком», красивая грудь (между тройкой и четвёркой)... Кроме того, она всегда чувствовала себя очень уверенно, что тоже нравилось мужчинам. Даже для меня, не обладавшей почти ни одним из перечисленных достоинств, она была эталоном. У соседа же и подавно был сейчас, наверное, настоящий «праздник души»!
- Слышь, Лор, опять следит! – сказала, я, помахав соседу в открытое окно. Бинокль на секунду исчез – видимо он не ожидал, что его так быстро «рассекретят», однако, видимо, поняв, что за забором ему ничто не угрожает, он через минуту вылупил его снова.
- Пусть дрочит на мой светлый образ... - небрежно бросила Лора и добавила сквозь зубы: хрен старый...

Между делом мы приготовили холодный борщ и сварили картошку. Кипятильник, погружённый в трёхлитровую банку чистой колодезной воды, поднимал со дна крохотные пузырьки. Лорка забралась на табуретку с ногами, небрежно набросив на плечи просторную мужскую рубашку, однако, застёгивать её не стала. Мы сели обедать.
На свежем воздухе всё казалось очень вкусным. У бабушки в огороде росли практически все мыслимые овощи, которые, по сравнению с универсамными, казались необыкновенно сочными! Только в деревне я вспоминала забытый за зиму вкус свежих огурчиков, красных налитых помидоров, вишни, смородины, малины! А молодая варёная картошечка с прозрачной тонкой шкуркой и вовсе казалась «пищей Богов»!
Лорка, почти не тронув борщ, лениво ковыряла картошку вилкой.
- Пошли сегодня на дискотеку? – неожиданно предложила она, медленно слизывая сметану с ломтя хрустящего чёрного хлеба. Ей явно не сиделось на месте.
- Да ну тебя! – отмахнулась я, - тебе что, охота приключений? Помнишь, что было с Машкой?

История Машки – нашей подруги, уже давно стала «притчей во языцех». Её передавали из уст в уста, и каждый украшал её всё новыми подробностями и деталями. В двух словах дело было так: Маша, которая, как и мы, жила здесь летом на даче, скучая тёплым воскресным вечерком, решила сходить в клуб на сельскую дискотеку. Трудно сказать, что заставило её пойти туда одной, не позвав нас – вероятно, она надеялась с кем-то познакомиться, и при этом не хотела, чтобы мы «оттеняли» её красоту.
Там ей, впрочем, быстро надоело (из года в год в клубе крутили одну и ту же заезженную бобину, да и парней интересных там, отродясь, не было), и она решила вернуться домой. Если бы Машка жила в городе, то она могла бы вызвать себе такси или, на худой конец, доехать на метро. Здесь же ей предстоял долгий путь через всю колхозную деревню и обширное поле, отделявшее наш посёлок от колхоза. Впрочем, дорога была приятной – чистое поле, вокруг ни души, светит огромная луна, а в чернильно-чёрном небе мерцают сотни ярких звёздочек. В воздухе стоит аромат сена, слышен отдалённый лай собак, стрекот кузнечиков... А где-то вдалеке пасутся колхозные лошади, лениво помахивая хвостами... Романтика!
Когда до дома оставалось не больше километра, её нагнала компания весёлых деревенских парней на старом «Москвичонке», которые предложили подвести её до дома. Она доверчиво согласилась и села к ним в машину. Но повезли её не домой...
Парни оказались не местными, а залётными - из соседней деревни. Они долго гнали куда-то по ухабистой бетонке, пока не завезли её на чей-то заброшенный участок, в старый покинутый дом. Красавицу, студентку и спортсменку связали и затащили на чердак, где до самого утра ставили раком, задрав на попе юбку, осуществляя с ней свои самые смелые фантазии... Когда же сами похитители окончательно пресытились её телом, они побежали в свою деревню звать товарищей: «Пацаны! Халява подвернулась!». Со всей деревни сбежались возбуждённые мужики от 15 до 50 лет, и каждый безжалостно её рвал, и каждый считал своим долгом кончить именно в неё... Когда же с утра многократно изнасилованная и анально и орально Машка, наконец, добралась до сельского отделения милиции, там над ней только посмеялись. Кто же ночью одна ходит на дискотеку!

- А я бы так хотела! – упрямо тряхнула головой Лорка, - сил больше нет терпеть! Эх, повезло Машке!

Я посмотрела на неё с интересом. Видно и впрямь ей было уже невмоготу. Однако слышать такое из Лоркиных уст было странно, ведь её тоже эта беда не обошла стороной... В далёком перестроечном детстве...

В начале лета пионеры, как всегда, отрабатывали практику, убирая школу перед каникулами. Кто-то красил ржавый забор на спортплощадке, кто-то таскал старые парты, кто-то намывал окна. Лорка драила полы в школьной библиотеке. Увлекшись этим занятием, она что-то напевала, мерно растирая тряпкой по линолеуму серую мыльную жижу...
Тем временем, в окна первого этажа её заметили двое хулиганов (она и тогда была любо-дорого смотреть!) и решили познакомиться с ней поближе... В ту тихую пору никаких охранников в школах ещё не было, летом же они и вовсе становилась безлюдными, и потому на входе их никто не остановил. Парни без труда вычислили, где находится библиотека, и смело вошли туда, заперев за собой дверь на швабру. Сначала Лорка их не заметила, и, стоя к ним спиной, долго отжимала тряпку в ведре с водой. Затаившись, они несколько секунд наблюдали за ней из-за шкафа. Их взору открылась прелестная картина: её аккуратная, красиво приподнятая попка, длинные, по-девичьи стройные ножки, да что там говорить! В школе Лорка была первой красавицей! Она не любила типовую синюю форму, и всегда перешивала её по фигуре. Форменной юбочку в сборку она сделала совсем короткой, почти что мини...
Справиться с ней не составило труда. Лорке ловко завернули руки за спину, нагнули грудью на стол с книгами, спустили трусы и быстро трахнули по очереди. От неожиданности она так испугалась, что даже не осмелилась звать на помощь... Молча терпя их в себе, она только тихонечко пищала...
Закончив своё дело, парни так же незаметно испарились. Так состоялся её первый сексуальный опыт...
Оставшись одна, Лорка долго плакала за стеллажами. И никому, даже маме она никогда не рассказывала о случившемся. Только мне. И то не по трезвому делу...

Лорка открыла холодильник и достала банку молока. Здесь в деревне молоко было настоящим, парным, прямо от коровы! Не то, что в Москве: «новое порошковое» 1,5% жирности – и смех и грех! Обхватив банку, она принялась жадно пить...
- Осторожно! Холодное! – крикнула я.
- Ай!…. – от неожиданности, Лорка не успела вовремя проглотить, и пролила молоко на грудь.
- Смотри, что ты наделала! – воскликнула она.
Молочные ручейки растекались по её загорелой груди во все стороны. Соски побелели. Тонкие струи с каждой секундой спускались всё ниже и ниже. Я подумала, что уже видела подобное в каком-то эротическом фильме. Почему-то режиссёрам «такого» кино кажется, что молоко или, ещё лучше, мёд, размазанный по женской груди – это очень красиво и эротично. У меня всегда это вызывало только отвращение. Однако сейчас, глядя, как молоко растеклось по Лоркиной груди, я сама невольно залюбовалась... Наверное, только женщина может оценить женскую красоту по достоинству!
Но Лорке было сейчас не до красоты! Она схватила кухонное полотенце и яростно принялась стирать молоко, которое к тому времени успело разбежаться по её телу до самого низа. Но было поздно - на коже остались белые разводы – молоко в деревне жирное!
- Слушай, пошли в душ сходим? – предложила она, - всё равно после улицы нужно освежиться...
Я согласилась.

В самом конце нашего участка, в непролазных джунглях малины и смородины располагался душ. Впрочем, «душ» это громко сказано, так – фанерная загородка, над которой был укреплён огромный цинковый бак с водой. Это хитроумное изобретение придумал ещё мой дедушка: утром в бак заливалось несколько вёдер колодезной воды, которая за день хорошо прогревалась на солнце, и к вечеру становилась тёплой, почти горячей!
Сняв трусики и лифчики, мы повесили их на перегородку, и зашли в душ. Лора открыла кран, и на нас обрушились потоки тёплые воды, приятно щекоча загорелую кожу. Струйки разбегались по лицу и волосам, приятно ласкали спину, стекая по бёдрам вниз, в густую зелёную траву...
- Кайф!…. – отрешённо простонала Лорка, подставляя под воду лицо, растирая мыльную пену по плечам и груди. Её пена попала мне в глаза, и на какой-то миг я перестала всё видеть, ощущая лишь какие-то неясные движения со стороны своей подруги, временами сталкиваясь с её влажным обнажённым телом...
- Потрёшь мне спинку? – ласково попросила Лорка.
- Конечно. – согласилась я, смывая с лица пену.
Она с готовностью повернулась спиной и упёрлась руками в тонкую стенку загородки. Тщательно намылив мочалку, я принялась растирать её бронзовую от загара спину. Пушистая белая пена послушно ложилась на её плечи, поясницу, бёдра …
- Выше! Ниже! – строго командовала Лорка, словно я должна была покрыть её пеной с ног до головы! Увлёкшись, я принялась намыливать и попу. В этот момент мой пальчик случайно соскочил с мочалки, и я случайно коснулась её киски. Лорка инстинктивно сдвинула ноги вместе...
- Извини…
- Ничего.
Возникла неловкая пауза. Лорка медленно повернулась ко мне лицом.
- Спереди тоже? – как ни в чём ни бывало, спросила я, чтобы как-то нарушить это странное молчание. Она молча кивнула, положив мне обе руки на плечи. Я намылила каждую из них, затем принялась за грудь. Несколько раз, коснувшись её рукой, я отметила, какая она упругая. Вот бы у меня была такая!
У меня же грудь не росла совсем, оставаясь и во взрослом возрасте не больше, чем в шестом классе. Мама всегда в шутку говорит, что у меня «минус первый номер», и это сильно меня расстраивает. Как назло, и у неё, и у сестры грудь что надо! Помню, как-то на юге, у сестры в автобусе случайно распахнулась кофта, обнажив её прешикарный четвёртый номер... Так один мужик, видимо от избытка чувств, встал перед ней на колени! Думаю, если бы на её месте была я, он вряд ли бы даже посмотрел в мою сторону... «Поделись!» - всегда в шутку просила я сестру. «Бери, сколько хочешь, мне не жалко!» - смеялась она в ответ. Если бы только можно было взять грудь взаймы или поделиться!

Растирая мыло по Лоркиному телу, я не могла не заметить, что от моих круговых движений у неё сильно набухли соски. Мои прикосновения её возбуждают? Это меня слегка смутило и даже напугало.
- Ну что, хватит? – нарочито строго спросила я. Однако смущение мне скрыть не удалось. Лорка заметила, что покраснела и я отвела взгляд.
- Нет, ну чего же ты… давай уж до конца домывай!
Я опустилась перед ней на корточки, и прямо перед моим носом оказался её лобок, на котором была сделана вполне профессиональная «стрижечка». Стараясь на него не смотреть, я принялась растирать мыльную пену по её ногам, но тут, словно прочитав мои мысли, она поставила свою ногу мне на колено. Теперь ничто уже не скрывало от меня её киску... Я подумала о том, что, несмотря на то, что дружим мы с самого детства, так близко я вижу её впервые... «Интересно, смогла бы я дотянуться до неё языком?» - подумала я неожиданно для себя, и тут же опомнилась: «что за дурацкие мысли лезут в голову!».
И всё-таки, случайно или нет, я несколько раз коснулась её рукой там... когда смывала пену...

- Ну, вроде всё… - сказала я, поднимаясь. У Лорки на щеках был румянец. В глазах застыло смущение, смешанное с любопытством.
- Может ещё? – предложила она, робко заглянув мне в глаза.
- Нет! Теперь уж ты поработай!...
Я, как она, упёрлась ладошками в стенку. Лорка неуклюже намылила мне спину, проведя по ней пару раз мочалкой (я сама и то сделала бы это лучше!), потом точно так же, небрежно, протёрла мочалкой поясницу и спустилась на попку. Неожиданно я почувствовала, как два её мыльных пальчика заскочили мне прямо в задницу!
- Эй, что ты делаешь! – воскликнула я, оборачиваясь.
- А попку что мыть не надо? – усмехнулась она.
- Да я уж лучше сама!
- Да ладно, мне не сложно, - всё с той же усмешкой сказала Лорка и снова засунула туда пальцы, только, на этот раз, поглубже. Потом, так же, как и я, она опустилась на корточки. Что-то несильно ужалило меня сзади... Я обернулась и увидела, что это Лорка. Она укусила меня за попку!
- Ты что?!
- Опс, - смущённо сказала она, - ну извини, извини…
Я повернулась к ней лицом. Она медленно поднялась с корточек и выпрямилась. Между нашими лицами возникло невольное напряжение – так бывает, когда тебе в глаза смотрит парень, с которым ты ещё ни разу не целовалась, и который собирается с духом, чтобы это сделать. Это ощущение мне было хорошо знакомо, однако с девушкой я чувствовала такое впервые. Мне вдруг тоже очень захотелось поцеловать Лорку, только по-настоящему, изо всех сил впиться в её мягкие пухлые губки... Однако я сдержала в себе эти инстинкты. Я же не лесбиянка!

- Смотри! – неожиданно возмущённо закричала Лорка. Из кустов смородины за нами шпионил какой-то мальчишка лет тринадцати. Стенки душевой закрывали нас только со стороны дома, оборотная же сторона – та, что со стороны кустов, была полностью открытой. Там-то он и сидел всё это время! Он же видел нас голыми, видел, как мы друг дружку мыли!
- Ах ты поганец! – крикнула Лорка, вылетая из душа, как разъярённая фурия, - а ну-ка иди сюда, сучонок! Сейчас я тебе покажу!
Мальчишку как ветром сдуло.
- Ещё один растёт… донор спермы… Женилка не ещё не выросла, а туда же! – громко возмущалась она, когда мы шли по тропинке к дому, обернувшись банными полотенцами. Дома Лорка переоделась в свой красный махровый халат, а я снова надела сарафан. У неё вещей было гораздо больше, ведь она уже работала. Мне же на свою стипендию было особенно не разгуляться...
Лорка принесла с огорода большой ковшик клубники, или «полуницы», как называли её местные жители.
- Ну чё делать будем? Может телек врубим? – предложила она.
- Давай…

Мы плюхнулись на большую бабушкину кровать с высокой мягкой периной и включили телевизор. В своё время дед прибил на крыше самодельную антенну-паутинку, поэтому даже на старенький черно-белый «Рекорд» каналы здесь абсолютно ловились все. По МУЗ-ТВ и MTV опять шла дурацкая реклама, и, от нечего делать, мы стали смотреть «В мире животных».
Лорка легла на спину, засунув под голову вышитую подушечку. Ковш с клубникой она поставила себе на грудь. Я улеглась рядом. На экране шёл научно-популярный фильм про дельфинов.
Дельфинов я любила с детства! Красивые, милые животные! Они то скрывались на самой глубине, то резко выпрыгивали на поверхность, ослепительно сияя на солнце своими гладкими боками. На морском дне плясали яркие солнечные зайчики. Там в окружении пёстрых рыб и кораллов, под немного грустную мелодию, звучавшую за кадром, дельфины танцевали! Я заметила, что давно уже улыбаюсь, глядя на них...
Хмуро уставившись на экран, Лорка зажала губами большущую клубничину. Присмотревшись, я заметила, что всё это время она водит по ней языком! Даже сейчас она думала о сексе!
Картинка сменилась. У самой поверхности воды, там, где, словно сквозь мутное стекло виднелось тусклое белое солнце, пара влюблённых дельфинов кружилась в танце любви. Это было поразительно красиво и романтично!
Между делом, ведущий поведал, что дельфины – единственные животные, (не считая, конечно, людей!), которые занимаются любовью ради удовольствия, а не потому, что так велит пресловутый инстинкт размножения...
- Бли-и-и-и-н! – хрипло и раздражённо протянула Лорка, - и тут про секс! Как же меня всё достало! Как я всё ненавижу! Ну почему!!!!
Она перевернулась на живот и уткнулась головой в подушку. Халатик на попке задрался, и я мельком на неё взглянула... Что ни говори, с фигурой ей повезло от природы!
- Лорчик, ну ты чего? – ласково приговаривала я, гладя её по спине, - ну хочешь, пойдём прогуляемся? Смотри какая погода хорошая!
Она только покачала головой, не поднимая лица от подушки. Я поправила ей халатик, прикрыв попку. Моя рука там задержалась только на секунду, но и этой секунды было достаточно! Лорка подняла голову и посмотрела на меня. В её бешеных глазах вспыхнули хищные огоньки. В эту минуту её обычно синие глаза показались мне чёрными! Она тяжело дышала. Мне стало не по себе. Она придвинулась ко мне вплотную и вдруг... поцеловала меня прямо в губы!

От неожиданности я опрокинулась затылком на подушку, но тотчас же снова ощутила во рту вкус клубники… Туда уже проник Лоркин язык. Она провела рукой по моим волосам, легонько сжала грудь…
Момент испуга прошёл, и я резко отпрянула от неё, Лорка попыталась, было, поймать мои губы своими, но было поздно...
- Ты что? Ты в своём уме? – закричала я, переводя дух. От поцелуев губы горели. На языке была клубничная сладость. Никогда ещё я не целовалась с девчонкой и даже не думала об этом. Ощущения были довольно странными и совсем не такими, как с парнем...
- Танюша, кисанька моя, милая! Ну пожалуйста! – тоненько взмолилась она, - я не могу больше-е-е-е-е!
- Лорка, ну потерпи, сейчас всё пройдёт, - попыталась я её успокоить.
- Я уже вся мокрая, ну я тебя очень прошу, ну... дай мне разочек! Я… никому не скажу!
- Ты с ума сошла, я - не лесбиянка! – возмутилась я. Мысль о том, чтобы заняться с Лоркой сексом показалась мне ужасной. Но, в то же время, что-то подсказывало мне, что избежать этого будет не так-то просто...
- В жизни надо всё попробовать, неужели ты никогда не хотела?
- Нет! – твёрдо сказала я, - никогда! Мне нравятся па-а-а-арни!
- У-у-у-у!... - загудела Лорка, уткнувшись носом в подушку, - какая же ты стерва! Мне так плохо, а ты совершенно безучастна! Ну помоги же мне хоть чем-нибудь! Я так хочу, чтобы меня вытрахали, как последнюю сучку!
- Я-то тебе чем помочь могу? Я же не парень! – убеждала я.
- Поможешь, ещё как! – радостно закивала она, - давай, а? Ну Танюша, ну милая моя! Ну киска! Ну хочешь… я… я всё для тебя сделаю! Ты только трахни меня всего один разочек, а?
- НЕТ!!! – крикнула я, - отвали от меня! Я не буду этого делать, понятно? Хочешь, чтобы тебя ещё раз отодрали, иди на дискотеку, уж там тебя отымеют все, кому не лень!
- Всех мне не надо, - ласково уговаривала Лорка, - мне нужен один лишь маленький разочек, и всё сразу будет хорошо! А? Давай! Солнышко моё ясное, кисанька ласковая? Ну, пожале-е-е-е-й меня!
Она взяла мою руку и принялась её целовать. Такой покорной я ещё никогда её не видела. Гордая, красивая, неприступная для большинства мужчин, сейчас она готова была как угодно унижаться, лишь бы только я согласилась. Мне вдруг стало её очень жалко, ведь я любила Лорку как подругу, притом лучшую. Я погладила её по роскошным светлым волосам. Лорка обрадовано заурчала.
- Мур! – сказала она и подобострастно посмотрела на меня, - мур-мяу!
Я невольно улыбнулась. Она тоже.
- Да, моя сладкая? – в её красивых, ярко-голубых глазах читался вопрос. Они светились каким-то неземным, небесным светом... В тот момент она была поразительно красива!
- Ну, Лорочка, ну милая, ну нет… - мягко прошептала я, но в моём голосе не было уже прежней уверенности.
- Ты мне подруга? – неожиданно строго спросила она.
«Ага, пряник не помог, решила попробовать кнут!» - смекнула я. Этот разговор уже порядком вымотал меня, и я успела от него устать. Исчерпав все свои доводы, я упала в изнеможении на подушку и устало прогудела:
- У-у-у-у!
Однако Лорка, видно, расценила это, как приглашение и с новой силой принялась целовать меня. Сначала робко, но, видя, что я уже её не прогоняю, всё более и более уверенно...
Я почувствовала терпкий аромат её волос… Её губы были такими мягкими, что я вдруг ответила ей на поцелуй и обняла её за шею. От неожиданности Лорка громко застонала... Наши языки встретились у меня во рту, голова закружилась. Потом мы перекатились на край кровати. Я оказалась сверху, а Лорка внизу. Её халатик распахнулся, почти не скрывая грудь. Её чувственные пальцы нежно ласкали мою спину, спускаясь на попку, иногда крепко её сжимая...
- Подожди! – она вдруг легонько отстранила меня.
- Что такое? – спросила я, нехотя отрываясь от её губ. Неужели она передумала? Она же так этого хотела... Но Лорку сейчас волновало совсем другое...

Она соскочила с кровати и прошлёпала босыми ногами выключить телевизор, в котором передача про дельфинов успела смениться каким-то скучным концертом. На экране пел тошнотворный Дима Билан. На этот раз он исполнял какую-то глупую песенку в окружении целой толпы детей и воздушных шариков - вероятно, концерт предназначался для младших школьников. Даже Лорка, которая слушает исключительно попсу, его презирает. «Он не мужик», - как-то сказала она. На мой вопрос: «а кто тогда мужик?», она долго думала, а потом сказала: «да там все они там гомики!».

Сосед горько плакал и скрежетал зубами, когда увидел в окне веранды Лорку в полу распахнутом халатике, спешно задёргивающей шторы. Но есть на свете такие вещи, которые озабоченным мужикам после пятидесяти видеть не рекомендуется… Как, впрочем, и никому!
В комнате воцарился полумрак. Через плотные жёлтые занавески свет едва проникал вовнутрь. Лорка легонько потянула за пояс, и её халатик полностью распахнулся. Моему взгляду предстало её красивое тело, идеальное, без единого изъяна – мечта любого мужчины!
- Ты просто супер! – вырвалось у меня.
- Ну так! – довольно отвечала она, - а ты ещё упиралась, глупенькая!
Она прыгнула на кровать, отчего мы обе чуть не утонули в бесконечно пышной перине. Словно львица, Лорка придавила меня к кровати, задрав просторный низ моего сарафана мне на грудь. Я испытала удивительное чувство покорности, которое возникает, когда ты понимаешь, что от тебя ничего не зависит, и ты не знаешь, что будет в следующий момент!
- Какие красивые трусики, - ласково сказала Лорка, - давай-ка мы их снимем!
«Я хороший товарищ и должна помочь своей подруге, как истинная комсомолка!» - подумала я, поднимая ноги, и сама засмеялась своим глупым мыслям.
Стянув мои трусики до колен, она нетерпеливо сорвала их донизу. Шёлковое кружево из салона «Бюстье» недовольно шлёпнулись на пол. Я раскинула руки в стороны и закрыла глаза, полностью отдаваясь воле своей ненасытной подруги...

Лорка медленно легла на меня сверху. Я почувствовала, как её грудь касается моей. Она приподнялась повыше на локтях, и начала двигаться так, чтобы наши клиторы постоянно соприкасались... На какой-то момент её грудь оказалась прямо у меня перед глазами... Я открыла рот, запуская в него набухший розовый сосочек.
- Ах… - простонала Лорка. Я обхватила его губами и принялась жадно сосать. Что-то детское и одновременно животное проснулось во мне. Я втянула его так сильно, словно в этот миг я снова стала голодным ребёнком… и одновременно быстро-быстро начала ласкать его язычком. От наслаждения, наполнявшего меня изнутри, я причмокивала и стонала. Другую грудь я ласкала рукой, слегка сжимая её одними пальчиками…
Украдкой я смотрела на Лорку. Закатив от удовольствия глаза, она слегка закусила нижнюю губу.
- Да, да, миленькая моя!... - шептала она, ритмично двигаясь на мне. От возбуждения она вся дрожала. Поступательные движения её таза делались всё сильней и сильней. Я вынула её грудь изо рта и переключилась на другую. Тем временем, мои руки, нежно ласкавшие её бархатную попку, проникли пальчиками вовнутрь. Лорка застонала ещё больше, и стала двигаться ещё быстрее. Я чувствовала, какая она горячая и влажная….

Она слезла с меня, и, повернувшись ко мне спиной, опустилась на четвереньки. На её спине и попке были видны светлые следы от купальника – единственные незагорелые участки её тела.
- Трахни меня... – попросила она шёпотом.
- Как?! – развела я руками. Никогда ещё я не занималась лесбийским сексом, и представить его мне было сложно. Разве что...
- Язычком… - прошептала она, умоляюще глядя на меня. Она была такой тихой и послушной, что я подумала: «ну ладно… Может быть это не так уж и неприятно?».

Я несмело обхватила её за попку обеими руками и притянула к себе. Перед моим лицом возникла её киска – чистенькая, гладко выбритая. Слегка зажмурившись, я высунула кончик языка и приблизившись к ней, коснулась... Лора застонала и неистово сжала покрывало. Я лизнула ещё раз, уже смелее – на этот раз клитор. Поскольку я была сама женщиной, то хорошо знала, где это нужно сделать...
- Аааах, - сказала Лорочка. Осмелев, я продвинулась язычком в самый центр её влагалища и стала делать им круговыми движениями. Лорка всячески мне помогала, двигая попкой навстречу мне, в такт моему ритму. По моему подбородку заструился её сок.
- Бо-же! – прошептала она, - Танечка… Какое же ты чудо… Я так тебя люблю…Я так хочу тебя… да, киска моя, да!… Трахни меня, сильнее!… Я сейчас кончу-у-у….
Я ускорила движения, как могла, глотая её терпкий, сладковатый сок. Мои пальцы крепко сжали её попку и бёдра. На тёмной загорелой коже от моих коготков оставались белые дорожки. «А я не так уж плоха в кунилингусе!» – не без иронии успела я заметить, чувствуя, как по её телу побежали судороги. Она вдруг резко потянула всё бельё на себя, а из её груди вырвался громкий, нечеловеческий крик… Она кончала... Я изо всех сил старалась сохранить прежний темп, несмотря на то, что она вертела попой из стороны в сторону. Она кричала, стонала, сжимая пальцы так сильно, будто пыталась разорвать ни в чём не повинные простыни...
От ощущения её наслаждения мне стало вдруг очень приятно – я довела свою подругу до оргазма!
По сердцу пробежала волна нежности. Мне показалось, что я люблю Лорку больше всех на свете, что она самая лучшая…. Она кончала потрясающе красиво - долго и с удовольствием. Чертовски привлекательная красотка, привыкшая получать в жизни наслаждение от всего, чем бы она ни занималась, Лорка получала его и тут. Оторвавшись, наконец, от неё губами, я встала на четвереньки позади неё, и со стоном потёрлась бёдрами об её попку, так, словно я была мужиком. К сожалению, я не могла засадить ей по-настоящему... тогда я просунула в её киску два пальчика и принялась ласкать её рукой, при этом, пошлёпывая по попке ладошкой... От моих пальцев на ней оставались белые следы...Лорка вертелась, стонала; то шептала что-то, то переходила на крик; наконец, она рухнула без чувств...
Всё стихло. Она лежала, раскинувшись, на кровати и смотрела на меня, как пьяная, дикими, безумными глазами. Её рот был слегка приоткрыт – она тяжёло дышала, и её грудь очень часто вздымалась. Лицо раскраснелось, волосы слиплись, и на лбу выступили тонкие венки – от бешеного темпа она запыхалась. На её теле блестели мелкие капельки пота. В воздухе нашей комнаты стояло сразу три запаха: пота, шампуня и секса...
- Ты просто… чудо….прелесть... – прошептала она одними губами и счастливо улыбнулась, притягивая меня к себе. Мы обнялись, потом снова поцеловались, отчего она, должно быть, почувствовала у себя во рту свой вкус...

Прошло около получаса. Возле дома остановился большой синий грузовик. От его рокота на веранде задрожали стёкла. Послышались нетерпеливые гудки.
- Газ привезли! - заметила я.
- Лежи! Хрен с ним, ещё раз привезут - отрезала Лорка.
- Бабушка просила обменять баллоны!
- Потом обменяешь…
Лорка властно положила свою руку мне на грудь и, перевернувшись на живот, коснулась её губами. Отойдя от своего бешеного оргазма, она стала теперь сама целовать меня, покрывая поцелуями моё разгорячённое тело.
- Не надо... – прошептала я уже совсем равнодушно, без всякой надежды, но она даже не услышала меня. Она легонько прикусила мой сосок – самыми кончиками зубок, и по моему телу сверху вниз побежали мурашки.

Я вдруг рассеянно подумала о том, что до сих пор у меня был совсем не богатый сексуальный опыт. Те парни, с которыми я спала, в основном, переворачивали меня на живот и трахали без всяких предварительных ласк. Пару раз мне приходилось делать минет в машине и подъезде. Сосать немытый член – в этом ничего хорошего нет, почти не возбуждаешься! А Лорочка ласкала меня не спеша, тщательно целуя каждую клеточку моего тела, словно благодаря меня за полученное удовольствие! Она стянула с меня через голову совершенно измятый сарафан, и я осталась перед ней совершенно голой... Оставив, на время, мою грудку, она спустилась ниже, коснувшись кончиком языка моего пупка... Я чувствовала её горячее дыхание, и от этого всё внутри сжималось, а киска становилась всё более влажной... Лорка коснулась её кончиками пальцев.
- Маленькая ты моя! - ласково прошептала она. Мне стало очень хорошо...
Почувствовав её язычок на лепестках своего цветка, я уже не вздрагивала – я была к этому готова! Правда, совсем немного меня смущало то, что я вижу перед собой не парня, а девушку, причём свою подругу. Тогда я закрыла глаза и попыталась представить, что занимаюсь любовью не с Лоркой, а с красивым и сильным мужчиной! Мне уже приходилось так делать и раньше: когда секс с каким-нибудь мальчиком не доставлял мне удовольствия. Тогда я точно так же закрывала глаза и, представляя на его месте кого-то другого, к примеру, известного актёра или певца, уносясь в своих мыслях куда-то далеко...
Моё богатое воображение быстро нарисовало мне, что это он, а не Лорка, сейчас целует мою киску, ласкает меня своим язычком, забираясь глубоко вовнутрь, шутливо «играет» с моим клитором, отчего тот весь набухает и наливается кровью… По моей киске и попке стекала её слюна, перемешанная с моим соком, а внутри всё было так горячо! Лорочка делала всё так красиво и ласково, что уже очень скоро я позабыла о своём стыде, напротив, мне стало казаться, что никогда ещё и ни с кем мне не было так хорошо!
- Сладкая моя, солнышко, - шептала я ей, - какая ты нежная…
В голове проскочила мысль, что Лорка уже делала это раньше с девушкой – слишком уж уверенными были её движения, и слишком уж легко приняла она решение со мной переспать. Впрочем, я так и не решилась спросить у неё об этом...

Оргазм не заставил себя долго ждать. Первая судорога ударила прямо в мозг, огромная волна прилива пробежала по телу снизу-вверх. Вторая волна была гораздо сильнее. Она подкинула мои бёдра; я выгнулась, приподняв и Лорку, но она не сбавила темпа. Я лишь почувствовала, как она сжала мою попку ещё сильней …
- Боже, как хорошо… - успела прошептать я, а потом… волны начали идти одна за другой, с поразительной частотой! Меня подкидывало, бросало из стороны в сторону, трясло... Перед глазами мелькали яркие вспышки света, в ушах звучали обрывки фраз, услышанные за день, и мой мозг, окончательно потеряв контроль над происходящим, словно калейдоскоп, прокручивал в ускоренном темпе события дня... Но среди них я видела только Лору: красивую, в распахнутом красном халате, в тоненьких кружевных трусиках, а ещё под душем, в густой мыльной пене, а ещё посреди поля, без лифчика и полотенца...
Такого сильного оргазма у меня ещё не было! Меня то поднимало, то наоборот прижимало к кровати, я стонала, металась, сбивая всё вокруг, и кончала, кончала, кончала!…. Не отрывалась от меня, Лорочка продолжала ласкать меня своим чудесным язычком… Я что-то кричала, помню, даже ругалась матом, из меня выходил весь негатив, накопившаяся боль, страсть, унижение! Я занималась любовью на полную катушку, перестав понимать, где я, кто и зачем. Я стала одним целым с Вселенной, посылая Ей в коротких электрических импульсах всю себя, выплёскивая в космос мегатонны отработанной энергии….

Когда всё стихло, я разжала пальцы, которыми крепко сжимала железную спинку кровати, и уронила ноги, согнутые в коленях, на бок…. Мыслей почти не было, за исключением двух: «неужели бывают такие долгие и сильные оргазмы?» и «Неужели это было со мной?».

- Лорочка… - прошептала я. Она легла рядом и крепко обняла меня…

За окнами стемнело. Крепко обнявшись, мы молча лежали под тёплым шерстяным одеялом. Свернувшись калачиком, я устроилась у неё на груди, стараясь прижаться к ней каждой клеточкой своего тела. Она была такой горячей, а её кожа пахла чем-то пряным… Хотелось вдыхать этот запах полной грудью, и я нежно тёрлась о её тело кончиком носа, чтобы лучше его уловить...
В комнате стояла полная тишина, лишь за печкой поигрывал на скрипочке сверчок, да на стене громко тикали часы-ходики. Лора... Какое красивое и звучное имя!...
- А почему тебя назвали Лорой? – спросила я.
- У меня папа литовец, а в Литве это нормальное женское имя – Лора, Лаура... Там вообще красивые имена: Моника, Вильма, Лайма…
- Понятно... – прошептала я и ещё сильнее прижалась к ней. В уши отдавался стук её сердца, я слышала каждый её вздох. Впервые за много лет я ощутила покой и удивительное чувство защищённости от всех мирских бурь...

Ночью я проснулась от переполнявшего душу счастья! Узкой полоской лунный свет проникал сквозь щёлочку в занавесках, освещая только контуры предметов. Лора тихо спала на боку, поджав под себя ноги. Я отогнула краешек одеяла и посмотрела на неё. Серебристые лунные лучи хорошо освещали контуры её тела, и я долго любовалась их правильностью и совершенством. Не сдержавшись, я поцеловала её – сначала спинку, потом плечи, ушко, щёчку со спутавшейся на ней прядью волос... Если бы она не спала, я облизала бы её всю – с ног до головы... Какой хороший день! Какой счастливой завтра я проснусь, зная о том, что у меня есть она... Лора. Её имя было так же красиво, как и она сама. В моих ушах оно звучало музыкой!
Июньская ночь быстро подходила к концу, и с каждой минутой мне становилось всё более грустно. Я знала, что утром всё может показаться иначе, и что, может быть, эта ночь больше никогда не повторится. Но пока она жива, будет жить и наша любовь - в этой маленькой комнатке, где всё ещё было пропитано нашими чувствами!
Я заботливо укутала нас одеялом и прижалась к ней сзади так, чтобы чувствовать каждый изгиб её тела… В эту ночь я так и не смогла уснуть – всё думала, мечтала, прижимая её к своей груди, словно самое дорогое существо... Будто бы охраняла её покой... Мне всё казалось, что сейчас она проснётся, и мы будем говорить много и долго – о нас, наших чувствах и этой сильной, внезапно вспыхнувшей страсти... Мои мечты были такими сладкими, что я наслаждалась каждой их секундой, словно проживала в них всю дальнейшую жизнь...
В ту ночь Лора так и не проснулась...

Часть 2. Вместо эпилога

С тех пор прошло пять лет. Лора вышла замуж - за Лёшку, весёлого парня, бывшего автомеханика, а нынче хозяина сети шиномонтажных мастерских. Он ездил на чёрном «бумере» и жил в трёхкомнатной квартире, что делало его автоматически очень для неё привлекательным. Детей у них пока нет – до тридцати лет они решили пожить для себя.
Я до сих пор одна. Одиночество прочно вошло в привычку, и больше меня не тяготит. Я привыкла разговаривать сама с собой, слушать по ночам тишину, раскинувшись в большой холодной постели, получать радость от простых мелочей. Кажется, что ничего другого мне уже не надо. Конечно, и у меня бывают мужчины, однако мало кто задерживается надолго - это всё не моё. Мне не везло в любви с самого детства, и до сих пор ровным счётом ничего не изменилось. Разве что к моим прежним бедам добавилась ещё одна – после той ночи с Лорой мне так и не удалось испытать ничего подобного ни с одним мужчиной. Волею судьбы наш лесбийский секс стал моим самым ярким сексуальным переживанием моей жизни...

Как-то раз, хмурым декабрьским вечером, я сидела в гостях у Лорки с Лёшкой. Мы смотрели фильм «Побег из Шоушенка», где главного героя несколько раз изнасиловали заключенные. Мне стало его очень жалко, а Лорка спросила у своего мужа:
- Лёшик, а вот ты бы мог переспать с мужчиной?
- Я? – Лёшка сделал вид, что поперхнулся, смущённо засмеялся и даже поставил на стол свой бокал пива, - с мужчиной? Ох! Н-е-е-е-е-т! Представить в постели ещё одну волосатую задницу? Ни за что!
- А вот мы с Танькой разочек переспали... по молодости лет! – насмешливо сказала ему Лорка.
- Ха-ха-ха, - весело засмеялся он, - рассказывай! Вечно ты всё сочиняешь…. За это я тебя и люблю!
Он сгрёб её в охапку, крепко обнял и, хищно зарычав, поцеловал. Потом хитро погрозил мне пальцем и убежал на кухню – взять ещё пива из холодильника.
Несколько секунд я сидела не шелохнувшись. От её слов меня как током ударило! Она всё помнит! Моя Лорочка помнит, как хорошо нам было вместе!
- Наивный человек, - грустно улыбнулась Лорка, - когда я изменяю ему, то всегда так прямо и говорю: «я тебе сегодня нагло изменяла, кувыркалась в постели с другим мужиком прямо у него дома!». А он смеётся, целует меня, и... не верит! А стала бы оправдываться – выглядело бы смешно и не натурально... Такой доверчивый! За это я его и люблю!
- Пойдём, покурим? – тихо попросила я.
- Пошли...
Мы вышли на просторную лоджию, откуда с высоты шестнадцатого этажа открывался унылый вид на бескрайнюю голую степь спального района. Сырой пустырь, слегка припорошенный снегом, разрезали линии электропередачи, среди которых кое-где торчали, словно метёлки, облетевшие чахлые ивы. Вдалеке, посреди всей этой пустоты, мерцали яркие огоньки шумного проспекта...
- Так, значит, ты ещё помнишь? – собравшись с духом, спросила я. Мой голос предательски дрогнул. Щёки запылали, дыхание в груди сорвалось, а к горлу подкатил ком...
- Что помню? – спокойно спросила Лорка, удивлённо приподняв тонкие аккуратно нарисованные брови.
- Ту нашу ночь на даче…
Нечаянная радость в душе взвилась до небес и замерла на миг возле самого сердца! Ещё одно мгновение, и я её расцелую!... Страстно и нежно, как никогда!
Она пожала плечами. Я напряглась, всё ещё питая лучик надежды услышать то, что так и не услышала тогда, наутро... Что так надеялась услышать потом... долгие недели, месяцы, годы...
- Да почти уже нет … - наконец сказала Лорка, выпуская изо рта синий сигаретный дым.
Её слова резанули меня, как бритвой. Сердце кольнуло. Глаза заволокла колючая пелена. Из-за слёз я уже почти не видела её. В этот миг она вдруг стала для меня совсем чужой – другой, забытой, незнакомой. В душе что-то умерло и почернело. Мне вдруг очень захотелось заплакать. От одиночества, собственной слабости, бессильной грусти. Дав мне однажды вкусить счастья, она использовала меня и безжалостно выбросила, как ненужную игрушку, на произвол судьбы, ни разу не спросив, как я теперь живу...
Я уже пыталась с ней поговорить сама – много раз пыталась! Но она очень изменилась с тех пор: стала более спокойной, более независимой, жёсткой. И чужой, да-да, непоправимо чужой...
Я не заплакала - сдержалась... Знала, что она меня не поймёт, и потому все эти слёзы, истерики, упрёки были бы сейчас напрасными, никому-никому не нужными…как и я сама.

Легонько чмокнув меня на прощанье, Лора проводила меня до дверей.
- Созвонимся... – небрежно бросила она и захлопнула тяжёлую стальную дверь, словно раз и навсегда отрезала мне путь в прошлое... Только что это было за прошлое? Того прошлого, которым я жила все эти долгих пять лет больше не существовало. В моём тихом и уютном мире прогремел атомный взрыв. Там было темно и пусто, а ещё пахло гарью, как после пожара...

Домой я возвращалась уже в темноте. Как обычно, до метро нужно долго добираться на трамвае. В пустом трясущемся вагоне я ехала совсем одна, отрешённо глядя куда-то вдаль сквозь чёрное замёршее стекло, но видела в нём только одну картинку: лето, дачу и... Лору! Она шла навстречу мне по ровной тропинке, красивая и грациозная, как тогда, пять лет назад, в игриво распахнутом красном халате... В лучах тёплого летнего солнышка она была прекрасна, как богиня…

От накопившейся страсти и невозможности выплеснуть её; от осознания того, что я не могу хоть на миг прикоснуться к той, которую люблю, чтобы подарить ей частичку своей нежности и теплоты, я тихо плакала…. Из чёрного стекла мне улыбалась Лора...





Рейтинг работы: 53
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 4859
© 02.09.2010 Eraser Berkley
Свидетельство о публикации: izba-2010-212635

Метки: дача, любовь, секс, лето, душ, солнце, лесбиянки,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика


Анатолий Решетников       14.01.2011   10:55:36
Отзыв:   положительный
Очень талантливо! Смело! А я недавно прочитал женскую эротику - роман "Цветочный крест" - первая премия "Букер" за 2010год. Тоже очень талантливо. Но там конечно размах! Философия! Поинтересуйтесь. С уважением РАП.
Елистратов       05.09.2010   23:09:12
Отзыв:   положительный
Хороший текст. Пожалуй, женщины так описать не смогут. С уважением Ю.Елистратов
Eraser Berkley       06.09.2010   09:39:11

Спасибо! Да, я заметил - дамский стиль повествования очень отличается от мужского. Думаю, в женском изложении рассказ получился бы не менее интересным, хотя и совершенно иным :-)

С взаимным уважением, Eraser Berkley














1