Не корысти ради 4. Автострадания


Прдолжение. Начало см.
http://www.proza.ru/2017/05/04/1280

«Не корысти ради, а токмо… токмо… токмо…» бормотал Пашка, прислушиваясь и стараясь попасть в такт двигателю, начавшему вдруг чихать и кашлять. Мотор «Россинавта-2» явно не собирался везти Пашку на дачу, где Аленка ждала его к ужину. А завтра начинались первомайские праздники – предвкушение четырех дней вкусных пьянок придавало бодрости всему организму, поэтому чихание «россинавта» воспринималось как-то особенно паскудно. Опаздывать к праздничному столу совсем не хотелось.

Остановившись и открыв капот, Пашка с умным видом уставился в грязное нутро моторного отсека. Причина была достаточно очевидна, - мог бы и не смотреть. Сняв, на всякий случай крышку трамблера и потерев пальцем контактную группу, Пашка сплюнул, поставил крышку на место, залез обратно в салон, вытащил из-под переднего сиденья тряпку, прихватил с заднего сиденья бутылку с водой и вернулся к мотору.
Намочив тряпку водой, Пашка аккуратно обвязал ей бензонасос, подождал, пока он остынет, и снова тронулся в путь. В магазин запчастей.

На прилавке лежали и бензонасосы и ремкомплекты. Поменять бензонасос на «жигулях» - дело ровно пяти минут. Но самый страшный враг человечества – жаба. Жаба душила Пашку со страшной силой, когда он разглядывал ценники бензонасоса в сборе и ремкомплекта.
- Ну и нафига мне весь бензонасос, когда там нужно только диафрагму поменять? В ремкомплекте и так ненужных деталей до черта, - размышлял Пашка – а корпус у него вечный. За что лишние бабки платить?

Вспомнив, что после покупки морского бинокля и похода в Большой театр его семья живет в режиме жесткой экономии, Пашка тяжело вздохнул и купил ремкомплект.
Менять диафрагму на месте Пашка не стал.
- Доеду лучше с тряпкой до дачи, а завтра, не спеша, в тенечке, переберу этот чертов насос – решил он и завел «россинавта». По дороге остановился у ларька, купил еще пару бутылок воды и с тряпкой на насосе поехал дальше.

Тряпка высыхала быстро. На горячем двигателе её «охлаждающего эффекта» хватало минут на пять-десять. Пашка останавливался, смачивал тряпку и ехал дальше. На выезде из города он опять увидел стройную фигурку с поднятой рукой. Правая нога сделала робкую попытку перескочить с газа на тормоз…
- Нафиг! – мысленно выругал Пашка свою ногу – Сегодня – строго домой!
Тяжело пережив этот острый приступ супружеской верности, он вернул ногу на газ и даже не стал смотреть в зеркало заднего вида.

Километров через 15 "россинавт" встал. Ни обильное смачивание тряпки водой, ни насилование стартера, ни громкие и протяжные воспоминания о чьей-то маме не помогали вернуть его к жизни. Делать нечего. Пришлось Пашке расчехлить ремкоплект и лезть в моторный отсек.
Аккуратно разложив детали из комплекта на полочке моторного отсека, Пашка приступил к съему старого насоса. Несложная операция заняла пару минут. Разобрав старый насос до винтика, Паша так же аккуратно положил старые детали на полку за мотором и приготовился вставить новые, заранее предвкушая победу человеческого разума над злобным и тупым механизмом.

И вдруг раздался дикий грохот. Как будто у Пашки над ухом взорвался артиллерийский снаряд. И все вокруг посветлело…

Пашка нырнул на землю быстрее, чем разряд молнии долетел до леса у дороги. Это было нетрудно, - порывом ветра его прижало к асфальту как взрывной волной. Тревожно выглянув откуда-то из-под колеса, Пашка убедился, что все стихло, и встал. Посмотрев на полку, где только что лежали запчасти, он оцепенел. Запчастей не было. То есть, не было вообще. Ни новых, ни старых… Лежал только пустой корпус бензонасоса. И почему-то было очень светло…

Повернув голову влево, Пашка обалдел окончательно. Там, где еще минуту назад возвышался поднятый капот, не было НИЧЕГО. Вот поэтому-то и стало светлее. Открытый капот загораживал садящееся за горизонт солнце. А теперь его нет. Светло. Но в глазах у Пашки начинало темнеть. И как теперь ехать без бензонасоса и без капота?

Капот Пашка нашел быстро. Всего лишь обойдя машину с передней стороны. Согнутый и сорванный мощнейшим порывом ветра, он лежал, сверкая искореженными кронштейнами прямо перед машиной. А вот запчастей не было. Ни одной. Полазив по асфальту вокруг и по придорожной канаве в позе ищейки, берущей след, измазав и порвав почти новые джинсы, Пашка сел на откос канавы, подпер голову руками и стал умирать. Больше всего его возмущал тот факт, что во всю эту фигню он попал поддавшись острому приступу супружеской верности. Вот повези он ту девушку в какую-нибудь другую сторону, глядишь, и не попал бы под этот дурацкий торнадо в Подмосковье.

Умирал Пашка в тоске минут пятнадцать. Поняв за это время, что капот еще можно как-то привязать к багажнику, изуродовать которым свой автомобиль всякий уважающий себя садовод считал своим долгом перед женой, а вот без бензонасоса не уедешь никуда, Пашка достал из багажника буксирный трос и встал на дороге с поднятой рукой.
Первым остановился черный бумер. Наглухо затонированное стекло плавно опустилось, и мужик с физиономией, с трудом помещающейся в окно спросил:

- Ну че, братан, попал? Куда тебя тащить-то?

Представив себе, куда его могут оттащить двое «брателл» общим весом с половину его авто, Пашка спрятал трос за спину и постарался отказаться так вежливо, чтобы у них даже желания не возникло разобраться, куда их послали.

- Ну как хочешь. Будешь тут до утра сигналить. – братан закрыл окно, и бумер умчался, давя мягким шелестом шин последние остатки Пашкиного предпраздничного настроения.

По шоссе шел сплошной поток машин дачников, загруженных матрасами, одеялами, сумками с провиантом, женами, детьми и тещами. Пашкины страдания им были глубоко до фени. Вырвавшись из московских пробок, они давили на газ с одним только желанием: побыстрее добраться да заветного домика и вдохнуть полной грудью аромат мангала с шашлыком.
Каждые двадцать минут Пашка опускал руку и залезал в машину перекурить. Выкурив таким образом полпачки, он вспомнил про мобильный телефон и попытался вызвать «ангела»*. Щас!

- Извините, но вы не член клуба, и находитесь не в Москве. Все наши машины заняты, и мы можем принять вашу заявку только на завтра. На вторую половину дня.
Мрачно поглядывая на буксирный трос, Пашка окинул взглядом лес у дороги в поисках дерева с подходящим суком.

В этот момент рядом с ним затормозила малолитражка, породу которой он даже не сразу определил. Старая и ржавая, она была родом из детства. Откуда-то из большой страны, в которой Украина была еще не совсем незалежной. Водитель «таврии» вышел из машины и подошел к дозревающему суициденту:

- Ну что, устал галстуком махать? Тебя куда тащить-то?
Пашка с сомнением посмотрел на «дочь запорожца», но потом вспомнил, что на эти машины ставили уже 45-сильный двигатель с водяным охлаждением, и решил, что дотащит.
- Чуть-чуть за Чехов - соврал Пашка.

«Чуть-чуть» это было еще километров пятнадцать от трассы. Но сразу пугать нельзя.

- Две штуки дашь? – водитель Таврии поскромничал. Пашка бы отдал и четыре, только чтобы побыстрее оказаться у себя на даче и послушать очередную лекцию о вреде покупки биноклей.

И они поехали… Ненадолго. Хорошо, что у предусмотрительного мужика было с собой несколько пятилитровых банок с водой.. Пить «таврия» хотела каждые десять минут. Её крохотный движок, проживший уже не одну автомобильную жизнь, перегревался, фыркал, кипел, выбрасывал клубы пара, явно возмущаясь так не вовремя подсунутой ему тяжелой работой. Водитель давал ему немного остыть, доливал воды, и путешествие на «галстуке» продолжалось.

Каждые четверть часа Пашкина «любовь» к российскому и украинскому автопрому крепла в геометрической прогрессии. Особенно когда привязанный к багажнику на крыше капот подпрыгивал на ухабах, и нервная дрожь добиралась до Пашкиных зубов.
Когда вконец изнасилованная «таврия» дотащила привязанного к ней «россинавта» с капотом на крыше к заветному домику, уже темнело. Еще издалека Пашка увидел Алену, стоящую на крыльце и всматривающуюся в в поднятые ими клубы дорожной пыли через морской бинокль. А из соседнего двора вышла та самая фигурка, которую Пашка не повез.
- И хорошо, что не повез – подумал Пашка. А то бы сейчас мало того, что на галстуке и с капотом на крыше, так еще бы и с девкой подъезжал…

***

С утра пораньше Пашка отправился к Вовке Каминскому. Вовка жил через три дома от Пашки и зарабатывал на жизнь кузовным ремонтом. Вовка уже сидел у себя в гараже на стульчике рядом с машиной очередного клиента и, несмотря на праздничный день, отчаянно шкурил переднее крыло.
- Привет, Вов, работаешь сегодня?
- А ты что, ослеп? – Вместо «здрасти» спросил Вовка – До обеда сегодня работаю, - потом праздник.
- А до ужина не можешь?
Вовка задумчиво посмотрел на Пашку, оценивая серьезность проблем соседа
- Чего, тачку стукнул свою?
- Если бы… Ветром капот оторвало на хрен. И бензонасос унесло.
Вовка перестал шкурить, развернулся вполоборота к Пашке и покрутил пальцем у виска:
- Ты чего, с утра уже празднуешь? Каким таким ветром может бензонасос от движка вместе с капотом оторвать???
Пашка вздохнул и поведал свою грустную историю. Когда Вовка перестал смеяться, он отложил брусок со шкуркой, вытащил чистый платок, вытер слезы и снизошел:
- Ну ты, брат, меня повеселил! Ладно, пойдем посмотрим твоего «россинавта» бескапотного.

Осмотрев «пациента» Вовка посерьезнел и вынес приговор, как отрезал:

- Сделаем. Но не за один день. Капот надо менять. Тебе повезло, капот и бензонасос у меня есть. Сегодня все поставлю и подготовлю и под окраску. Завтра буду красить. Сутки сохнет. С тебя десять штук.
Пашка с тоской посмотрел на небо. Похоже, ему грозила голодная смерть. Вкупе с биноклем, Большим театром и поездкой «на галстуке», шансов дожить до следующей зарплаты уже не оставалось. Но делать нечего, ремонт в автосервисе, до которого нужно было бы еще добраться, обошелся бы гораздо дороже. Пашка кивнул, всем своим видом изображая, насколько он Вовке благодарен. Вовка благодарность принял с достоинством и пошел за своей машиной, чтобы оттащить «бескапотника» к себе в гараж.

***

Ночью Пашка спал плохо. Утопив пережитое накануне в трех литрах «Сибирской короны», закрепив его балластом из трех здоровенных шампуров шашлыка, он добрел до кровати и упал. Но стоило только закрыть глаза, как в ушах раздавались раскаты грома, молния озаряла темноту, и Пашка видел, как летит из театральной ложи, отчаянно пытаясь догнать сорванный ветром капот, а Аленка кидает ему вдогонку морской бинокль. Уснуть без эксцессов удалось только под утро.

Проснувшись часа в три, Пашка отправился посмотреть на своего «россинавта». Машина стояла возле Вовкиного гаража, сверкая свежевыкрашенным капотом. Красил Вовка отлично. Ни одного вздутия, ни одного пупырышка, краска подобрана идеально.
Вовка же продолжал возиться в гараже с машиной другого клиента.
- Ну что, доволен? – спросил Вовка тоном, не подразумевающим, что клиент вообще может что-то вякнуть.
- Здорово, Вов! А когда забрать можно будет?
- Завтра в это же время. Сутки должна сохнуть.
Увидев, как Пашка задумчиво посмотрел на небо, Вовка поспешил его сомнения развеять.
- Да ты не боись. Эта краска специальная, для сушки на открытом воздухе. К ней пыль не пристает. А дождя по прогнозу не ожидается.

Успокоенный Пашка пошел праздновать дальше. За ужином он в лицах рассказывал приехавшему в гости Сереге, как ремонтировал злосчастный бензонасос. Когда Пашка нырнул под стол, имитируя свой невольный прыжок, Серега окончательно побагровел от хохота и взмолился:
-Паш, перестань, у меня самого сейчас крышу снесет!

***
Следующую ночь Пашка спал отлично. Облегчив душу Сереге, он и сам успокоился и уснул просто таки мертвецким сном.
Спал Пашка в мансарде. Огромное окно во всю стену он поставил специально, чтобы по утрам наслаждаться деревенским пейзажем. Открыв глаза, Пашка потянулся, зевнул, взглянул в окно… И так и остался с открытым ртом. За окном шел снег… Пополам с градом. Увесистые градины звонко барабанили по крыше, не оставляя никаких сомнений в реальности происходящего.
Сказать, что Пашка заорал как потерпевший, означало бы не сказать ничего.

Сгенерированная им звуковая волна вынесла из соседней спальни Серегу, как будто по нему ударило цунами.
- Паш, ты чего тут белугой ревешь? – Серега тряс Пашку за плечо, и накинул ему на рот ладонь, пытаясь перекрыть источник дикого звука.
- Т-т-ты только посмотри! – заикаясь пробормотал Пашка – Там г-г-град…
- И что? – не догнал сначала Серега. Потом до него дошло. Глядя, как по стене сползает Пашка,
он присел на корточки рядом с ним, сочувственно вздохнул и тихо-тихо сказал:
- Ладно, пойдем, посмотрим. Может, Вовка успел её в гараж загнать.

Вовка не успел. Он что, не человек что ли? Вовка тоже отмечал праздник. И раньше часов двенадцати просыпаться и не думал.
«Россинавт» стоял на том же самом месте, где и вчера. Свежая краска на капоте взбычилась пузырями и продолжала бычиться под ударами падающих градин. Вмятины были везде: на капоте, на крыше, на багажнике… Серега мрачно глядел, как бледнеет Пашка.

А Пашка уже не бледнел. Дальше уже было некуда. Перед ним реально маячила голодная смерть…

_______________________
*«Ангел» - служба техпомощи на дороге





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 30.11.2017 Юрий Тар

Рубрика произведения: Проза -> Юмор
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1