Не корысти ради 9. Америка 2


Продолжение. Начало цикла см. http://proza.ru/2011/04/10/1273

Детройт. Сколько о нем написано и рассказано. Столица американского автопрома, то самое место, где Генри Форд выточил из водопроводной трубы цилиндр первого форда и сломал стену сарая, чтобы машина могла выехать в свет. Отсюда рукой подать до Великих озер и Ниагары. Казалось, что Детройт это не север, а самое сердце страны. Здесь каждый камень должен пахнуть историей автомобильной Америки.

Пашке всегда нравились американские авто. Но не современные, угловатость форм и убогий дизайн которых не вызывали ничего, кроме сочувствия к их владельцам, а «классика», - машины 50-60-х годов прошлого века. Гигантские дредноуты с шести-семилитровыми моторами, сверкающие хромом и панорамными лобовыми стеклами, с акульей пастью радиатора и огромными задними сиденьями, на которых было зачато целое поколение янки. Увы, это все было в прошлом. Времена, когда японские машины рядом с ними выглядели консервными банками, а европейцы тянули не больше, чем на ведро с гвоздями, канули в Лету. Пашка тяжело вздохнул, окинув взглядом отделку салона «бонневиля», на котором их вез Яша.

***

Город встретил Пашку по-черному. То есть, белые тоже были, но мало. Глядя по сторонам по дороге из аэропорта в гостиницу, Пашка с Серегой не переставали удивляться – толпа прохожих создавала впечатление, что их самолет приземлился в столице Кении.

Встречавший их Яша, старый приятель Сергея, в прошлом мастер кузовного цеха в московском автосервисе, а ныне владелец небольшого "гаража" в пригороде Детройта, охотно комментировал:

- Белые, в основном, живут в пригородах и городах-спутниках, где сидят штабы большой тройки. Ну а в самом городе гнездятся, в основном те, кто стоит у конвейера. А там, - сами видите кто.

За окнами Яшиного ярко-красного «понтиака», мягко шуршавшего покрышками на золоченых литых дисках, мелькал удручающий пейзаж. Заброшенные, полуразрушенные дома, мусорные баки, утонувшие в грудах не вывезенного мусора, придорожные ресторанчики, внешний вид которых уничтожил остатки аппетита, проснувшегося было после благополучного приземления дедушки американских авиалиний.

Пашка достал видеокамеру и попробовал запечатлеть виды столицы американского автопрома. Не тут то было. От идеи снимать город из движущегося автомобиля отказаться пришлось сразу. Зато пришло понимание, почему у американских автомобилей такая мягкая подвеска. Если бы они сейчас ехали на «ауди», то следующая остановка была бы у ближайшего дантиста. Зубодробильные улицы Детройта уничтожали еще одну иллюзию – о качестве американских дорог. Пашка спрятал камеру, вцепился покрепче в дверную ручку и обреченно ждал, пока эта скачка закончится.

- Яш, а что это за река? – подал голос Сергей
- Как что? – изумился Яша, дремучести приятеля - Детройт разумеется. На этом берегу Америка, а на том – Канада.

Издалека Канада выглядела явно симпатичнее, чем штаты. Лесистый пейзаж на том берегу нарушали только небольшие уютные домики. Наверное, юг Канады побогаче, чем север Америки, решил про себя Пашка.

Яша высадил их у гостиницы в ближнем пригороде. На вывеске «Doubletree Hotel», одиноко торчавшей на трассе почти небоскребом, гордо красовались четыре звезды, но после городских пейзажей и почти отбитых зубов уверенности в её правдивости не было никакой.

- Яш, а тут тоже негры живут? – на всякий случай поинтересовался Пашка.
- Да нормальная гостиница, не беспокойтесь. Я сам тут неподалеку живу. Сегодня отдыхайте, а завтра, после встречи в Джи-Эм, приглашу вас на барбекю.

Яша не соврал. Отель оказался вполне приличным внутри. Даже с некоторой претензией на роскошь. Пока Серега озирался в угасающей уже надежде увидеть хотя бы одну красотку, Пашка нажал на кнопку звонка на ресепшене. Дверь за стойкой открылась, пропуская администратора.

- Ооо… - вырвалось у Сергея, - Паш, а где, интересно, он костюмы шьет?

Пашке пришлось наступить Сереге на ногу, чтобы он заткнулся. В Америке никогда не угадаешь, знает ли русский язык человек, стоящий перед тобой. Хотя, при виде администратора, он и сам с трудом давил хохот. При росте не больше пяти футов с четвертью*, весил этот очевидный поклонник Мак-Дональдса, центнера полтора. Дверь, через которую он с заметным трудом протиснулся к стойке, наверняка делали по специальному заказу. Или он за свой счет её переделывал. Инвалидная коляска в такую дверь прошла бы легко, а вот администратор – не сразу.
Ослепительно сверкнув фарфоровыми зубами, он положил на стойку две пластиковых карточки – ключи от их номеров.

- Располагайтесь, джентльмены. Багаж вам отнесут в номера. Ресторан на первом этаже, бассейн на минус первом.

После бассейна, почти убитый стюардессой аппетит все же ожил. Тем более, что официантка, подошедшая к их столику, являла собой яркий контраст с воздушной убийцей голода. Стройная русоволосая девушка, лет двадцати пяти, чуть-чуть не дотянувшая до блондинки, говорила на английском с каким-то неуловимым акцентом, но слишком хорошо, чтобы оказаться эмигранткой из России. Серега пожирал её глазами в перерывах между заглатыванием кусков огромного стейка. Испытанным приемом Пашке приходилось иногда напоминать коллеге, что они тут по делу.

- Хотя, - подумал Пашка, - почему бы и нет? Серега обойдется, он все равно языка не знает, а я-то что теряю?

Тем более, что повод девушка дала сама. Пашка видел, что она откровенно прислушивалась к их разговору. Как бы женщина ни старалась скрыть своё любопытство, - это всегда заметно. И американка не выдержала. Подойдя в очередной раз к их столу, она спросила:

- Извините за нескромный вопрос, вы откуда приехали?
- Из России, - важно ответил Пашка, а что?
- Мне показалось, что ваш язык очень похож на мой, но я не могла понять ни слова. Я сама из Польши.

Про любвеобильность полячек Пашка много слышал от своего школьного друга, который учился в энергетическом институте. Общага МЭИ славилась на всю Москву своим интернационализмом и свободой нравов. Шанс упускать нельзя, - решил он.

- О, так мы почти соотечественники. Эту встречу нужно отметить! Что вы делаете сегодня после работы? Может быть, съездим в какой-нибудь ночной клуб?

Такого поворота девушка явно не ожидала. Она и так уже нарушила правила отеля, строго-настрого запрещающие персоналу болтать с гостями. Но усилия тренеров по корпоративной этике даром не пропали.

- Извините, сэр, - ответила она, всем своим видом изображая неприступную крепость, - я бы очень хотела съездить с вами в ночной клуб, но я завтра работаю с утра. Мне нужно хорошо выспаться перед сменой и быть на работе в шесть часов. А мне пятьдесят миль ехать до дома.

Против таких аргументов возразить было нечего. Пашка потух и повернулся к Сергею, заинтересованно наблюдавшему за разговором. Слова «night club» он понял отлично.

- И подруги тебе тоже не будет, - обрадовал его Пашка.

Поднявшись в номер, Пашка принял душ, накинул белый махровый халат, уселся в кресло и включил телевизор . Спать не хотелось, несмотря на восемь часов разницы с Москвой во времени.

- Нужно выпить, - решил Пашка и потянулся к телефону. Набрав рум-сервис, он заказал бутылку черного Джони Уокера и стал перебирать программы ТВ в поисках чего-нибудь интересного.

Через пять минут в дверь номера постучали. Пашка открыл дверь – за ней стояла та самая официантка с подносом и его бутылкой.

- Привет, - улыбнулся Пашка, - вы только принесли, или хотите присоединиться?
- Я на работе, сэр, - отрезала девушка, - вот ваш виски и счет. Вы оплатите его сейчас, или мне записать на номер?
- Запишите на номер
- Окей, тогда распишитесь здесь, пожалуйста, и полностью напишите свое имя по-английски.

Пашка расписался на счете и, с сожалением разглядывая вид сзади удалявшейся девушки, закрыл дверь.

Плеснув хорошую порцию виски в стоявший на журнальном столике хайбол**, Пашка долил туда колы, бросил несколько кубиков льда и снова уселся в кресло.

Через несколько минут в дверь снова постучали.

- Сереге что ли не спится? – буркнул Пашка и пошел открывать. За дверью снова стояла та самая официантка.

- Вот те на! Вы никак передумали? – с надеждой в голосе спросил он.
- Извините, сэр, но я не могу провести оплату. Вы не проживаете в этом номере.
- Что??? – изумился Пашка, - А где же я по-твоему проживаю?
- Не знаю. Но компьютер вас в этом номере не видит и оплату не пропускает.

Пашка начинал свирепеть…

- Послушай, ты номер видишь?
- Вижу.
- А меня в этом номере видишь?
- Вижу.
- И что я тут, по-твоему, делаю?
- Не знаю.

Это было уже слишком. Компьютер-компьютером, но тревожить гостя из-за какого-то его глюка, это свинство. Но Пашка решил, что выбрасывать девушку из номера потянет на международный скандал и решил попытаться решить проблему мирно.

- А что же ты тогда знаешь?
- Я знаю, что в этом номере живет другой человек.
- И кто???
- Мистер Карамофф! А вовсе не какой-то Дорофеефф, как вы написали!

До Пашки дошло. Когда пухлый администратор положил на стойку ключи от двух соседних и абсолютно одинаковых номеров, они с Серегой не разбирались, кого он куда записал. Взяли ключи, какой под руку подвернулся, и пошли. А тут на тебе! Компьютер счет не пропускает. Можно было бы, конечно, Серегу разбудить и попросить подписать счет, но объяснять, почему он захотел выпить виски в одиночку, Пашке не хотелось.

- Послушай, - пытался он вразумить девушку, - мы с Карамовым приехали вместе. Он живет в соседнем номере и уже спит. Я его босс и плачу за оба номера. В вашем компьютере какая-то ошибка. Если хочешь, запиши на соседний номер, если я там у вас числюсь.

- Нет, сэр, я принесла виски сюда и могу записать только на этот номер.

Пашкино терпение лопнуло. Шагнув навстречу официантке, он выдавил её в коридор, повернул к двери соседнего номера и рявкнул:

- Пиши на этот номер и не пудри мне мозги!
- Я не могу, сэр, - не сдавалась девушка. - Это должен подписать тот, кто там живет. Но он виски не заказывал.

Меньше всего в этот момент Пашка думал о походе в ночной клуб. Больше вспоминался Перл-Харбор. Взяв девушку за плечи, Пашка решительно развернул её в сторону лифта и оторопел. Всё это время у него за спиной стоял, играя бицепсами, секьюрити, - здоровенный негр, шириной не меньше администратора, но ростом метра два.

Негр, внимательно слушавший весь разговор, оказался более сообразительным.

- Извините за беспокойство, сэр, я все понял. Мы сейчас спустимся на ресепшен и уладим это маленькое недоразумение.

С этими словами негр сгреб в охапку отчаянно упиравшуюся официантку и потащил её к лифту.

Пашка захлопнул дверь номера, прикончил одним глотком свой стакан виски и улегся в кровать. Америка не переставала его удивлять…

Продолжение http://www.proza.ru/2011/07/29/1143

*1 фут = 30,2 см
**Highball glass - стакан правильной цилиндрической формы, используемый для "простых" смесей на основе высокоградусных напитков и содовой. (англ.)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 30.11.2017 Юрий Тар

Рубрика произведения: Проза -> Юмор
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1