Не корысти ради 13. И ночи полные огня


Продолжение. Начало цикла здесь: http://www.proza.ru/2011/04/10/1273

Из ресторана они уезжали за полночь. Джейн уехала первой, сославшись на дальнюю дорогу. Потом извинился и уехал Яша, оставив Пашку и Серегу с девушками и своим бонневилем.

- Дорогу до гостиницы запомнил? – спросил он Пашку перед уходом.
- Запомнил, доеду.
- Окей. Только учти, что на интерстейте* спид-лимит** 70 миль. А в городе 40. Увидимся завтра.

Яша испарился, а Пашка пригласил Сару на медленный танец. Сара шла перед ним к танц-полу под восхищенными взглядами публики. Короткое красное платье обтягивало её фигуру как лайковая перчатка. Огненно-рыжие волосы густыми волнами спадали на её слегка обнаженные плечи и слегка развивались при ходьбе, создавая иллюзию морского бриза. Но Пашка этого не видел. Он впился взглядом в то место, где спина теряет своё благородное название, и почти не дышал, с трудом глотая слюну.

Сара остановилась, положила руки ему на плечи и практически повела в танце.

- Медведь, ты хоть музыку-то слушай и лапами в такт перебирай, окей? – Саре пришлось слегка нагнуться, чтобы шепнуть это Пашке на ухо. Хитрая улыбка не сходила с её лица.

Пашка честно пытался перебирать лапами в такт. Но задача осложнялась тем, что его левая рука лежала у Сары на спине гораздо выше глубокого выреза платья, а правая упорно не желала согнуться в локте, чтобы приподняться и достать до талии. Сосредоточиться и слушать музыку в таких условиях было просто невозможно. Впрочем, Сара и не особо возражала против Пашкиных исследовательских движений. Видимо, руки большинства её партнеров по танцам до талии ей просто не доставали. Она лишь плотнее прижималась к Пашке, не переставая иронично улыбаться. Ну а поскольку вырез на платье спереди был ненамного меньше того, что сзади, то угроза ослепнуть начинала становиться реальной. А уж музыку он вообще не слышал. Глухота наступила раньше.

Еле дожив до последнего аккорда, Пашка взял Сару под руку и повел к столику.

Серега времени тоже не терял. Судя по блеску в глазах Мари, недосказанного у них уже почти не осталось. Так же как и виски в баре ресторана. Пашка с сомнением посмотрел на приятеля, оценивая его способность встать и уйти на своих ногах.

- Серега, ты в порядке?
- Полный окей, сэр! Я, кстати, и счет уже оплатил, так что можем двигать отсюда.

В «полном окее» Пашка еще больше засомневался, когда они шли к выходу. Пару раз ему пришлось корректировать Серегин курс. Когда валет подогнал бонневиль и услужливо распахнул дверцы, Серега еще помнил, что сначала нужно посадить Мари, а вот то, что нужно самому сесть с другой стороны, далось ему с трудом. Но после неудачной попытки присесть Мари на колени, он все же оказался на заднем сиденье рядом с ней.

Пашка, хранивший трезвость весь вечер, сел за руль и выехал с паркинга. До гостиницы было миль тридцать по интерстейту. Периодически наблюдая в зеркало отчаянно целующихся Серегу и Мари, он постепенно успокоился и думал, что сюрпризов сегодня уже не будет. А зря…

***

В номере Сара повела себя по-хозяйски. Деловито прихватив аккуратно уложенный на кровати белый махровый халат, она чмокнула Пашку в щеку и скрылась в ванной.

У Пашки в голове мелькали противоречивые мысли: вот она Сара в ванной, а вдруг опять облом? Это «вдруг» и не давало покоя, но после некоторых колебаний, он достал из мини-бара припасенную на всякий случай, бутылку «виски», расстегнул рубашку и уселся в кресло, Плеснув виски в два «хайбола», он вспомнил про лед. Но янки в отелях не держат лед в холодильниках. Для этого всегда есть льдогенератор, который и стоял в коридоре, метрах в двадцати от его номера. Памятуя о предыдущих «обломах», Пашка поленился идти, опасаясь, что пока он будет добывать лед, Сара вполне может выйти из ванной и исчезнуть. Кто её знает, что у неё на уме? Коридор-то один, но его номер находился строго посередине между льдогенератором и лифтовым холлом. Правда, и теплый виски тоже пошел неплохо после вечера вынужденной трезвости.

Сара вышла из ванной в полумрак номера, - Пашка оставил гореть только ночник - не позаботившись даже запахнуть халат. Пашка хотел встать, но застыл с поднятым стаканом в руке.

- Ты ждал, что я выйду в шубе, Медведь? – Сара подошла к магнитоле, стоявшей на столике у окна, щелкнула клавишей и, развернувшись, подошла к Пашке, покачивая бедрами в такт полившемуся из динамика блюзу.

Пашка молчал, упершись взглядом в татуировку бабочки на том самом месте, где стройные бедра сходились в гладко выбритый треугольник.
Сара, как заправская стриптизерша, повела плечами, и халат скользнул на пол, осторожно вынула стакан из Пашкиной руки, поставила его на стол и потянула Пашку к себе. Без каблуков она уже не казалась такой высокой и Пашка осмелел.

Он хотел прижать её к себе, но Сара слегка отстранилась и легким движением рук освободила Пашку от ненужной теперь рубашки.
В следующее мгновение одна его рука обнимала ее за талию, а вторая ласкала неожиданно упругую для такого размера грудь . Сара наклонила голову и подставила мягкие губы, почему-то пахнущие клубникой, для поцелуя…

В этот момент в дверь громко постучали. Сара испуганно отпрянула, подхватила с пола халат и быстро накинула его на себя.

- Ты что-то заказывал в номер?
- Нет.

Пашка подошел к входной двери и посмотрел в глазок. За дверью стояла Мари точно в таком же белом махровом халате, как и тот, что уже был на Саре. Ничего не понимающий Пашка открыл дверь, и Мари стремительно прошла в номер и упала в кресло. Увидев на столике наполненные стаканы, она решительно схватила один из них и осушила его залпом.
- Сволочь! Он уснул, пока я принимала душ!
Ситуация начинала проясняться. Глядя на свирепое выражение лица Мари, не сложно было понять, что подвыпивший Серега не оправдал надежд на бурную ночь. Но дальше-то что делать? Как выпроводить Мари? Пашка чесал затылок, обдумывая решение. Мари явно устроилась в кресле надолго.

- Нужно её напоить до бесчувствия, – думал Пашка – а потом эвакуировать обездвиженное тело обратно к Сереге. Утром они разберутся.
Пашка достал из бара еще один хайбол и налил виски Мари и себе. Сара запахнула халат и тоже уселась в кресло, потягивая виски из своего стакана.

- Ладно, Мари, - миротворчески произнес Пашка голосом, слегка дрогнувшим от предчувствия приближавшегося облома, – ну, выпил парень лишнего, с кем не бывает. Давай, за твою красоту!
Мари новую порцию выпила одним глотком, даже не поморщившись, только тряхнула гривой черных волос и выругалась:

- Скотина! Нет, это ж надо, какой булшит!

Не глядя ни на кого, она потянулась за бутылкой, открыв Пашкиному взору аппетитное тело под распахнувшимся халатом. Сара перехватила Пашкин взгляд и и иронично улыбнулась - «ох уж эти мужики».
Мари налила себе почти полный стакан и приговорила его к смерти так же быстро, как и первые два. Пашка следил за ней с нескрываемым одобрением. Пара бутылок виски в запасе еще была, а темп, взятый Мари, вполне соответствовал его коварному плану. Но всё же, мысль о возможном обломе не давала ему расслабиться.

Сара тоже решила снять напряжение и виски в её стакане надолго не задержался.

- Паш, а чего он у тебя такой теплый? – спросила уже начавшая успокаиваться Мари – а где лёд?
- Сейчас принесу.

Пашка накинул рубашку, взял вазу для льда и отправился в коридор, где стоял льдогенератор. Через пять минут он уже открывал дверь своего номера, держа в руках емкость с похрустывающими кубиками.

Захлопнув за собой дверь и открыв рот, чтобы сказать «а вот и лёд», Пашка так и остался с открытым ртом в позе окаменевшего официанта. В креслах у журнального столика девушек уже не было. Оба халата валялись на полу. По спине пробежалась холодная волна.

- Вот так всегда! – в сердцах Пашка чуть не бросил вазу на пол.

Глаза после света в коридоре быстро приспосабливались к полутьме номера.
Песня в динамиках магнитолы стихла, и только тогда Пашка услышал, что девушки не скрылись «во тьме ночи», - звуки, доносившиеся из постели, сомнений в этом не оставляли. А от того, что увидели глаза, привыкшие, наконец, к темноте, волосы на Пашкиной голове встали дыбом.
Ему было не различить, какие руки-ноги принадлежат Мари, а какие Саре.
Пашке всегда хотелось посмотреть игры женщин вживую, но раньше как-то не доводилось. На экране или в журнале это смотрелось эффектно, но в реале он видел такое впервые…

Сара лежала на спине, раскинув в стороны ноги, и вцепилась руками в спинку кровати. Лица Мари не было видно, его скрывали волосы, которые словно живым черным покрывалом, скользили по груди Сары, пока не остановились внизу её живота. Сара изогнулась и застонала, когда Мари языком провела по татуировке и спустилась ниже, к самому чувствительному месту. Пашка не видел подробностей, но в голове рисовалась такая картина, что он и сам уже готов был застонать.

Пашка поставил на журнальный столик вазу со льдом и торопливо начал расстегивать пуговицы рубашки, плохо поддававшиеся дрожавшим пальцам, - одну он оторвал с корнем. С брюками справился быстрее, а трусы вообще не заметил, как отбросил в сторону.

Мари стояла на коленях, занятая второй девушкой.
Пашка взялся за ее талию рукой, собираясь пристроиться сзади. Но она отодвинулась в сторону и отмахнулась рукой. Пашка обижено засопел и прополз к Саре, провел рукою по ее груди. Напряженный сосок твердой горошиной манил к себе. Сара чуть повернулась к нему, как бы подсказывая, что ему делать. Пашка не стал противиться и поцеловал сосок - сперва робко и нежно, но потом все настойчивей и настойчивей. Губы Сары были полуоткрыты, её прерывистое дыхание возбуждало Пашку еще больше.

На миг Сара замерла, прикусив нижнюю губу, выгнувшись навстречу губам Пашки, потом еще раз, еще раз и вжалась в постель. Теперь ее сильные руки прижали Пашкино лицо к груди так, что он не мог вздохнуть, потом притянули к своим губам и Пашка почувствовал в своем рту требовательный язык Сары.

Через несколько секунд Пашка тяжело глотнул воздуха и в этот момент четыре девичьи руки бросили его на спину. Девушки действовали слажено, словно отрабатывали все движения не один раз.
Язычок Сары пробежал по волосам в нижней части живота, Пашка завибрировал, чувствуя, что и язычок Мари присоединился к Сариному.

Пашка закрыл глаза и отдался доселе неведомому чувству. Две пары губ, меняя друг друга, скользили вверх и вниз, вверх и вниз. «Пытка» продолжалась долго, пока Пашкины пальцы не впились в волосы той, что последней окольцевала Пашку. Девушка не стала противиться, замерла и приняла в себя жидкость, выплескивающуюся в такт пульсации всего мужского тела. Пашка обмяк.

- Давай в ванную, - глухо сказала Сара, и Пашка подчинился беспрекословно. В холодном душе нуждалась больше всего голова.

Из ванной он вышел голым - стесняться было уже нечего. Девушки сидели на кровати, скрестив ноги под себя, в руках держали стаканы.
Сара протянула Пашке хайбол, он осушил его одним глотком, и выжидательно посмотрел на девушек. Первое напряжение было сброшено, но Пашка пожирал их глазами, надеясь на продолжение.

Как-то незаметно стаканы были то ли поставлены на пол, то ли брошены. Пашка первым обнял Сару, не оставляя ей сомнений в своих намерениях.

- Медведи все такие ненасытные? – улыбнулась Сара и встала на колени, склонившись над темным треугольником Мари. Одной рукой она притянула к себе Пашку. Он понял и не стал сопротивляться её желанию. Медленно, с какой-то детской лаской вошел в Сару, то убыстряясь, то замедляясь...

***

Через пару часов обессиленный, но счастливый Пашка лежал между двух прижавшихся к нему девушек, курил и пускал в потолок струи дыма, размышляя о том, что обломы не могут длиться вечно…

Сара, чему-то улыбаясь, обратилась к Мари:

- Маш, а почему мы с тобой раньше никогда этого не делали?
- Потому что теплый виски никогда не пили! – расхохоталась Мари.
- А вы в первый раз вот так? – полюбопытствовал Пашка.

Сара подняла голову с его груди, пристально посмотрела Пашке в глаза и сурово произнесла, чеканя каждое слово:

- Если бы ты вчера предложил что-нибудь в этом роде, то сейчас ты бы был похож не на русского медведя, а на панду. В-о-о-о-т с таким фингалом под каждым глазом – Сара сложила ладошки в кольцо, показывая, какого размера украшение носил бы на лице Пашка.

- А я никогда не понимала отношений двух женщин – усмехнулась Мари.

Пашка хмыкнул, но счел за благо тему не развивать.

- А я поняла, что в жизни нужно попробовать все, - философски изрекла Сара – но, похоже, мне уже не так много пробовать и осталось… Паш, налей еще виски, а? Только со льдом!

***

Серега постучал в дверь утром, когда они уже съели заказанный в номер завтрак и за чашкой кофе вспоминали безумную ночь. Пашка решил Сергею ничего не рассказывать. Пусть думает, что и у него всё было хорошо.

- А чего меня не разбудили? – обиженно спросил Серёга – Между прочим, я голоден как волк.
- Немудрено, - подыграла Мари – после такой-то безумной ночи.
- Да тебя хрен разбудишь. Измотал девушку и уснул. Сволочь ты, Серега! – очень серьезно и почти с ненавистью в голосе сказал Пашка.
- Сволочь – подтвердила Мари.
- Ещё какая сволочь! – улыбнулась Сара – Ты даже не представляешь, в каком виде от тебя девушка прибежала. Еле откачали.

***

Когда после завтрака они спускались к машине, Пашка поигрывал ключами и напевал, безбожно перевирая слова и мотив:

- Девчонки, все ночи полные огня,
Девчонки, зачем сгубили вы меня?

А Серега в это время мучительно вспоминал, как же это он умудрился измотать Мари и при этом ничего не помнить… Это ж надо так нализаться!

***

Примечание автора (специально для американцев, не знающих русского языка):

Бокал Highball Glass (Стакан Хайбол):
Высокий стакан, правильной цилиндрической формы, используемый для "простых" смесей на основе высокоградусных напитков и содовой. По размеру, он меньше чем Коллинз, но много больше чем шот. Объем: стандартным является объем в 270 мл.(9 унций)

Источник: http://cocktail.in.ua/glass_3.htm

По друому источнику:
"хайбол" - стакан 240 мл,
Большая кулинарная энциклопедия
Коктейли и адкогольные напитки,
Москва, АСТ Харвест, 2001

И никакого «хай-болл».





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 30.11.2017 Юрий Тар

Рубрика произведения: Проза -> Юмор
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1