Наши на Кипре


Андрей Петрович Марков в отпуске не был года три. Не то, чтобы не мог себе позволить, а все как-то не получалось. То на работе запарка, то вместо отпуска какая-нибудь командировка за границу случится, не сильно от отпуска отличающаяся. Но тут настал момент, когда полезное можно было объединить с приятным.

Маркову предстояло слетать на Кипр, чтобы зарегистрировать там компанию и открыть счета под будущий инвестиционный проект. Дел в Никосии было примерно на неделю. «А возьму-ка я еще пару недель отпуска и проведу его в Лимассоле - подумал Марков – заодно и на билетах сэкономлю».

Забронировав номера в отелях Никосии и Лимассола, Андрей Петрович собрался в командировку, плавно перетекавшую в отпуск. Но предстояло решить еще одну задачу более интимного характера. Любой отпуск хорош тогда, когда у тебя есть приятное женское общество. Марков с детства не умел знакомиться на улице, а что за «контингент» будет в отеле это еще вопрос. Полагаться на случай он не хотел. Экспромты, как известно, бывают удачными, только если они заранее подготовлены. Решение задачи нашлось быстро. Зная, что на Кипре большая русскоязычная диаспора, и сообщество это состоит, в основном, из весьма симпатичных искательниц приключений, Андрей Петрович зарегистрировался на сайте знакомств «Мамба» и начал поиск на Кипре.

К вечеру следующего дня у него на столе уже лежал список нескольких свиданий, назначенных в Никосии, Лимассоле и Пафосе. Но самой интересной была очаровательная блондинка Лиза из Ларнаки. Лизе уже удалось осуществить свой первоначальный замысел: выйти замуж за киприота и получить гражданство ЕС. Но девушка откровенно скучала. Юной леди настолько обрыдло многолетнее общение с киприотами, что знакомство с бывшим соотечественником вызвало у неё такую волну энтузиазма, что она сама вызвалась приехать в Никосию в первый же день командировки Маркова.
В этот день у Андрея Петровича был назначен обед с местным бизнесменом Никифоросом для обсуждения программы действий по открытию компании и реализации проекта. Недолго думая, Марков предложил красавице Лизе присоединиться к обеду.

Киприот сидел лицом к входу в ресторан. Когда Лиза появилась в дверях, рука Никофороса с ложкой застыла на полпути ко рту. Проследив за его взглядом, Марков обернулся, увидел Лизу, которая ничуть не отличалась от фотографии в анкете на сайте, помахал ей рукой и девушка, улыбнувшись в ответ, направилась к их столу.

- Здравстуйте, - представилась она – я Лиза.

Никифорос сделал большое усилие над собой, чтобы не расплескать суп и ответил по-английски:
- Здравствуйте, вы друг Андрея?
- Да, - ответила Лиза и, подойдя к вставшему из-за стола Маркову, чмокнула его в щеку.

Никифорос знал, что Марков раньше никогда не был на Кипре и решил, что они, наверное, вместе приехали из России. Но когда Лиза сообщила, что уже семь лет живет с мужем в Ларнаке, глаза у киприота вылезли на лоб. Он наклонился к Маркову и шепнул ему на ухо:
- Это путана? Где ты ее нашел??
- Это не путана, - улыбнулся Марков, - просто знакомая.
- Но ты же никогда не был на Кипре!
- Ну и что? Мало ли в мире мест, где мы могли познакомиться? – Андрей Петрович решил не раскрывать свой секрет кипрскому бизнесмену.

Когда после обеда Никифорос провожал Маркова и Лизу к её машине, он увлек Андрея Петровича немного в сторонку и попросил:
- Отдай её мне? А я за это отдам тебе двух официанток-украинок из своего ресторана!
- Обижаешь, Никифорос. У нас некоммерческие отношения – не без доли ехидства ответил Марков.

Неделя в Никосии пролетела незаметно. Что уж там наврала Лиза своему мужу, чтобы он её эту неделю не искал, неизвестно, но из номера Андрея Петровича она почти не выходила. Правда, через неделю ей все же пришлось вернуться в свой дом, а Марков, завершив дела в Никосии, не без сожаления попрощался с Лизой и переехал в курортный Лимассол.

Отдыхать на море Андрей Петрович никогда не умел. Бессмысленное лежание на пляже под лучами палящего южного солнца вперемежку с заплывами в соленой воде вызывало у него легкую депрессию. Поэтому, оказавшись на каком-нибудь курорте, он брал машину напрокат и методично объезжал окрестности, стараясь увидеть как можно больше без назойливой опеки гидов. Всех туристов, прилипших к лежакам и надувным матрасам на пляже, он с некоторой иронией называл «матрасниками» и общества их старался избегать. Особенно, наших, купивших тур «all-inclusive». И не только потому, что эти матрасники вынуждены были три раза в день таскаться в ресторан отеля, чтобы съесть свои заранее проплаченные завтраки обеды и ужины, что привязывало их к отелю как собаку к будке.

Однообразная еда гостиничных ресторанов и привязка к «месту обитания» были не единственной проблемой. «Руссо-туристо» наивно полагали, что за свои не очень большие деньги они получают и неограниченный доступ к алкоголю. Получать-то получают, но вопрос к какому. В бесплатное меню входит, как правило, какая-нибудь местная дрянь типа третьесортного пива и вина в бумажных пакетах. В магазинах за пределами отеля они продаются по цене, доступной даже для бомжей. А вот за стакан приличного шотландского виски, бокал французского вина или коньяка нужно платить отдельно. И если пить так, как привыкли наши соотечественники на отдыхе, то стоимость поглощенного спиртного вполне может сравниться со стоимостью путевки. Но наши такой фигней не заморачиваются. Более того,свои пластиковые браслеты, удостоверяющие их право на «халяву» они носят с неменьшей гордостью, как если бы носили орден Почетного легиона.

В первый же день в Лимассоле, какая-то толстая тетка бесцеремонно оттолкнула Андрея Петровича от стойки круглого пляжного бара, куда он подошел, чтобы заказать стаканчик своего любимого «Джемесон», и громогласно произнесла «Вайн!», угрожающе вытянув в сторону бармена руку с голубым браслетиком на запястье. Бармен кивнул, достал из-под стойки внушительного размера пластиковый стакан и плеснул в него какой-то бурды из картонного пакета местной породы. Не имевший такого замечательного браслета Марков явно был для тетки человеком второго сорта, чье место в очереди последнее.

На следующий день Андрей Петрович снова увидел эту бегемотообразную леди на пляже. После завтрака он спустился на пляж и зашел по колено в воду, чтобы проверить, достаточно ли она теплая. К завтраку Марков ходил в шортах, а если вода теплая, нужно было подняться в номер и переодеться в купальные плавки. Тетка стояла на берегу неподалеку от места, куда Андрей Петрович зашел на температурный тест. Стояла к нему лицом и общалась с подругой. Лица стоявшей к нему спиной подруги Марков не видел, но тыльная сторона, напоминавшая изгибами стройной фигуры гитару, будоражила воображение.

В этот момент в кармане у Маркова зазвонил телефон. Новейшая трубка, купленная в Москве за тысячу баксов незадолго до поездки. Звонил его зам из Москвы. Андрей Петрович ответил на звонок, а сам краем глаза посматривал на «гитару». И вдруг «гитара» повернулась к нему лицом. От увиденного Андрей Петрович вздрогнул, рука с телефоном невольно разжалась и дорогущий смартфон рухнул в море…
Сначала Маркову показалось, что на ней надето двое трусов. Одни – старого советского дизайна, по форме и размеру больше напоминавшие шортики, а под ними – шерстяные или каракулевые. Причем, каракуль торчал с каждой стороны шортиков примерно на ладонь. Ну и, разумеется, знаменитый браслетик почетного легиона «all-inclusive» на правом запястье… В каком ателье этой даме сделали столь интересную интимную стрижку Марков уточнять не стал.
Выловив на дне телефон, он с плохо скрываемой ненавистью посмотрел на соотечественниц, сплюнул и отправился в номер в слабой надежде высушить и реанимировать аппарат. Увы, поплававшая в соленой воде электроника признаков жизни больше не подавала. Трубку пришлось выбросить, благо в чемодане лежала резервная с предусмотрительно скопированными в нее контактами.

На следующий день Андрей Петрович решил на пляж не ходить вообще. Он позвонил в прокатную фирму и попросил пригнать машину ему в отель. Менеджер приехал через полчаса, тут же оформил контракт, прокатал на портативном терминале кредитную карту и вручил клиенту ключи от новенького форда-фокуса.
Марков сел в машину и отправился осматривать окрестности отеля. Правда, сначала он ошибся дверью и сел в пассажирское кресло. С изумлением обнаружив, что руля и педалей перед ним нет, он вспомнил, что Кипр это бывшая английская колония и движение там левостороннее, а руль находится справа. Без приключений, естественно, не обошлось. Психика привыкшего к правостороннему движению водителя перестраивается не сразу. Первое время Андрей Петрович вообще не чувствовал левый габарит и ехал строго по центру двух соседних рядов. На первой же площади с круговым движением (roundabout) у него чуть не случилось раздвоение личности. Ведь по нашим правилам нужно пропустить тех, кто едет справа, а те, кто едет слева, должны пропустить тебя, когда ты поворачиваешь направо. А там – все наоборот. То есть, нужно пропустить тех, кто слева, когда сам поворачиваешь налево. Неудивительно, что выехав из этой головоломки, Андрей Петрович тут же цапанул левым бортом припаркованный у тротуара автомобиль. В машине сидели три киприота. Марков остановился и вышел осмотреть повреждения. По всему левому борту «фокуса» тянулась жирная царапина, а у киприотов – только небольшой след на самом углу переднего бампера.
Водитель кипрской машины тоже вышел посмотреть. Увидев, что масштаб бедствия не столь велик, он махнул рукой, сказал «Ноу проблем!» и уехал.

Андрей Петрович, приготовившийся уже вызывать полицию и доставать страховой полис, застыл в недоумении. Что теперь делать с этой аварией и как заявить в страховую компанию он понятия не имел. Но в любом случае, пострадавшая сторона уже скрылась, и терять время на выяснение ему не хотелось.

Марков сел в машину и позвонил по второму телефону, полученному на «мамбе»:

- Привет, Мария, это Андрей! Я уже на Кипре. Увидимся?
- Да конечно, Андрей. Давай сегодня поужинаем. Ты можешь приехать в Пафос?
- Разумеется, я на машине.
- Окей, тогда записывай адрес ресторана. Встретимся прямо там.

До Пафоса от Лимассола было километров шестьдесят, а бензина в баке – кот наплакал. Андрей Петрович выехал на шоссе и отправился к ближайшей заправке. Заправка оказалась автоматической. Оператора в будке нет, а на колонке стоит терминал, куда вставляешь банковскую карту, набираешь пин-код карты, а потом еще какой-то код собственно для заправки. Инструкция на английском на терминале присутствовала, Кипр все же страна туристическая. Но толку от нее было немного. После пятой безуспешной попытки расшифровать эту криптограмму, Марков уже кипел от злости.

- Вот, блин, зараза! – выругался он, сел за руль и дал полный газ, испугав пару местных котов визгом резины.

На какой-то странный шум сзади он сначала внимания не обратил. Но шум не пропадал, а нарастал с увеличением скорости, как будто к машине сзади привязали пустое ведро. К тому же, водители попутных машин гудели клаксонами и делали ему какие-то странные знаки, показывая на заднюю часть «фокуса».
Андрей Петрович остановил машину и вышел посмотреть, что же там так гремит. В горловине бензобака торчал шланг, вырванный с мясом из колонки. И этого мяса было метра четыре, которые так и тащились за машиной как змеиный хвост.
- Нехорошо получилось, - подумал Марков, - надо шланг вернуть, а то ведь все равно найдут, там наверняка видеонаблюдение есть.

Свернув и уложив в багажник свой неожиданный «трофей», Андрей Петрович лег на обратный курс. Но явка с повинной не состоялась, потому что в будке на заправке по-прежнему никого не было. Только пострадавшая бензоколонка зияла черной дырой. Аккуратно положив шланг на его родную колонку, Марков все же решил попытать счастья еще раз и подъехал к другой колонке. Снова вставил шланг, снова попытался набрать коды на терминале и снова получил отлуп. Проклятая техника никак не хотела принимать его комбинации цифр. И тут за спиной у практически отчаявшегося русского туриста раздался нежный женский голос, обратившийся к нему по-английски:

- Сэр, у вас проблемы с заправкой?

Марков обернулся. Перед ним стояла жгучая брюнетка явно греческой внешности, а за ней маленький красный джип «сузуки». Девушка подъехала за ним и поспешила на помощь.

- Да, - отозвался Марков, - я никак не могу понять, что я тут неправильно набираю.
- Введите свой пин-код.
Марков вставил карту и набрал пин-код.
- Сколько литров вам нужно?
- Двадцать пять – Марков прикинул, что ему шестьдесят километров до Пафоса, потом столько же обратно, это литров десять для «фокуса». Да и на следующий день нужно что-то оставить.
- А зачем вам так много?? – изумилась девушка – Это же весь Кипр можно объехать!
- А я и собираюсь объехать весь Кипр – улыбнулся Марков.

Киприоты столько не заправляют. При цене бензина полтора евро за литр, они передвигаются максимум от дома до работы и обратно. Да и машин с большим объемом двигателя там мало по той же самой причине.
Девушка недоуменно пожала плечами, пробежалась пальчиками по клавиатуре терминала и бензин, наконец-то, зажурчал в пока еще не вырванном шланге.
«Эх, - подумал Марков – если бы не Маша в Пафосе…»

Пафос оказался городом специфическим. Если в Лимассоле на каждом шагу русская речь, а официанты, перестающие понимать ваш хороший английский, сразу переходят на русский, то Пафос – излюбленное место отдыха англичан. Да и не только отдыха. На Кипре две английские военные базы, и те англичане, которые не живут в военных городках, предпочитают жить там. Русских там практически нет, а если и попадаются, то те, кто каким-то образом устроился в этом городе на работу.
Мария работала в Пафосе хореографом в какой-то частной школе. Приехала из Липецка пять лет назад на заработки, да так и осталась, получив разрешение на работу.

- И какие твои дальнейшие планы здесь? – спросил Андрей Петрович, когда они расположились за столом в ресторанчике на берегу моря.
- Честно? Я хочу выйти замуж за киприота, получить кипрское гражданство и через пять лет развестись.
- Почему именно через пять лет?
- Потому что гражданство дадут только после пяти лет брака.
- Но ты здесь уже пять лет. И что, никого не встретила?
- Почему не встретила? Встретила. Были отношения и не один раз.
- Тогда почему ты еще не замужем? Ты же очень красивая девушка.
- Понимаешь, я никак не могу привыкнуть к их менталитету, к их отношению к женщине. Блин, мы же абсолютно разные!
- А почему ты захотела встретиться со мной? Ты же понимаешь, что я через две недели уеду…
- Понимаю. Но ты – русский. Я же пять лет дома не была. А тут – как будто родственник приехал. Отдушина для меня… Ты где остановился?
- В Лимассоле.
- Хочешь, я сегодня с тобой туда уеду? На пару-тройку дней.
- А как же работа?
- Я взяла три выходных. У нас это можно.

В Лимассол они уехали вместе поздно ночью. По дороге Мария трещала без умолку и расспрашивала, как сейчас живут люди в России.
- По-разному, - отвечал Марков – если работать хореографом, то здешнюю тысячу евро ты там не заработаешь.
- А знаешь, мне иногда так тошно работать за эту тысячу… Вроде, все хорошо, и на жизнь, по-скромному, хватает, и климат прекрасный, а все равно что-то не то…

Утром она заказала завтрак в номер, вытащила из мини-бара бутылку шампанского, разлила по бокалам и растормошила Маркова:
- Вставай, соня! Сегодня ты не будешь купаться в море. Мы поедем смотреть то, чего туристы не увидят никогда.
- Ага, - пробормотал еще не совсем проснувшийся Марков – сейчас вот выпьем шампанского, сядем за руль и поедем. Сколько здесь за это дают?
- Не волнуйся, один бокал тебе можно. А потом пить буду только я.
- Ну, тогда за твою красоту! – поднял бокал Андрей Петрович.

Они въехали туда, где точно не ступала нога русского туриста-матрасника. На вершине огромной скалы открывался потрясающий панорамный вид на море, на скалы, а внизу, в бухте у подножия скал стояли военные корабли.

- Разве у Кипра есть военный флот? – полюбопытствовал Марков.
- Нет, это английские. Здесь неподалеку их военная база. Мы ее будем проезжать.

База оказалась совсем рядом с шоссе. На въезде стояла будка вратаря и шлагбаум. И никакой специально охраны. За шлагбаумом виднелся небольшой поселок, застроенный типично английскими домиками и таун-хаусами. Марков решил схулиганить и направил машину к шлагбауму.
- Ты что делаешь? - испугалась Мария – а вдруг они будут стрелять?
- Будут стрелять, будем отстреливаться – очень серьезно ответил Андрей Петрович, исподволь наблюдая, как у девушки от страха округлились глаза.

Но стрелять в них никто и не думал. Увидев машину с кипрскими номерами и двумя европейцами, вратарь просто поднял шлагбаум. Они вкатились на якобы строго охраняемую территорию и оказались на… Кингс Роуд… Доехав до «раундэбаута» Марков с удивлением обнаружил перед капотом «фокуса» столбик с указателями-стрелками: Эбби Роуд, Карнаби Стрит, Пикадилли, Трафальгар Сквер и даже Даунинг Стрит.
- Ты смотри! – расхохотался Марков – Они в своем поселке улицы как в Лондоне назвали. Наверное, на Даунинг Стрит командующий этой базой живет.
- Андрюша, давай отсюда уедем? – попросила Мария – Я правда не хочу неприятностей.
- Ладно, поехали. Но если обратно не будут выпускать, ложись на пол. Снесу этот шлагбаум к чертовой матери!

Шутку Мария не оценила и на полном серьезе приготовилась нырнуть на пол перед пассажирским сиденьем.
Однако, вратарь не остановил их и на этот раз. Благополучно миновав вежливо поднятый шлагбаум, Марков взял курс на Лимассол.

- Маша, тебе не кажется, что пришло время перекусить? – спросил он девушку, уже слегка оправившуюся от испуга.
- Хулиган! – огрызнулась она – А если бы они и вправду стали стрелять? У тебя что, две жизни?
- Не стали бы, - успокоил её Марков – если бы это был строго режимный объект, то и ворота другие были бы, и вооруженная охрана стояла бы. А это просто жилой поселок. Мало ли кто к кому в гости приехал.
- Все равно, киприоты сюда не ездят.
- Поэтому нас и пустили без звука. Во-первых, мы с тобой на греков не похожи, скорее, на англичан. А во-вторых, чем увереннее ведет себя человек, тем меньше он вызывает подозрений. Так как насчет поесть? Куда поедем?

Маша задумалась, потом лукаво улыбнулась и предложила:
- Хочешь, я отведу тебя в русский клуб?
- Русский клуб у меня прямо в отеле. Там, кроме русских, и нет никого.
- Нет, этот клуб напротив твоего отеля, на другой стороне улицы. И ходят туда не туристы, а русские девушки, которые здесь живут.
- Что, только девушки? – заинтересованно спросил Марков.
- Конечно не только. Они туда ходят знакомиться с киприотами. Женихов ищут. А киприоты ходят туда знакомиться именно с русскими девушками. Еще немного рановато, но через пару часов там будет аншлаг.
- Окей. Поехали, пообедаем там, а потом на аншлаг посмотрим.

Клуб действительно оказался прямо на другой стороне улице напротив отеля, где остановился Марков. Оставив машину на гостиничном паркинге, Андрей Петрович с Машей отправились в заведение. Пока обедали, зал постепенно наполнился русскоязычными красотками, на вид не старше 25 лет. Потихоньку подтянулись и киприоты. Девушки рассаживались группками по две-три за столики вдоль стен, а киприоты заняли центральную часть зала с полукруглыми кабинками-диванами. Нагловато разглядывая девушек как выставленный на витрине товар, потенциальные женихи выбор делать не торопились, ведь вечер только начинался.

- Выглядит довольно мерзко. Прямо как рынок рабов в древние века. Ты тоже сюда ходишь? - спросил Марков.
- Когда жила в Лимассоле, ходила. А где их еще ловить? Тут-то все знают, кому что нужно. Бывает, что и путаны приходят, но этих сразу видно. Их интересы дальше трехсот евро за ночь не простираются.
- Мда… Если честно, вам не позавидуешь. Одно дело в Москве, например, в клубе познакомиться, а здесь у них на лицах пренебрежение какое-то написано.
- Так и есть. Они нас своего рода товаром считают. Очень редко у кого счастливый брак получается. Поэтому и цель такая у всех наших – дотерпеть до получения гражданства и развестись.
- А если дети будут?
- Еще лучше. Пособие на детей будет такое же, как моя нынешняя зарплата. Можно вообще не работать.

Три дня с Марией пролетели как один. Ранним утром четвертого дня Андрей Петрович отвез ее в Пафос на работу. На обратном пути он решил позвонить старому другу, отдыхавшему одновременно с ним в Лимассоле, но в другом отеле.

- Валька, привет! Как отдыхается?
- Все отлично. Сегодня вот в Никосию собираюсь.
- А нафига, позволь спросить? У тебя там дела?
- Нет, просто хочу на турецкую сторону сходить погулять.
- На турецкой стороне я тоже не был. У тебя машина есть?
- Я не брал, собирался на такси ехать.
- Тогда подожди, я через полчаса за тобой заеду, поедем вместе.

Граница между греческой и турецкой частью Кипра проходит по самому центру Никосии. Для того, чтобы ее перейти нужно получить «визу». Визу выписывают там же на пограничном переходе на каком-то клочке бумаги за символическую плату. Перейдя таким образом границу, друзья оказались в совершенно другой стране. Если греческий Кипр это европейское государство, член ЕС, то турецкая часть острова это Турция в чистом виде. Со всеми вытекающими. С правосторонним движением и «леворукими» автомобилями, восточными постройками и турецкими ресторанчиками с национальной кухней, с массой маленьких магазинчиков, где продают восточный антиквариат и турецкие сувениры. Полная иллюзия, что ты попал в Стамбул или Анкару. Даже на английском мало кто говорит, хотя туристов тоже хватает. Через два часа Марков от Турции устал.

- Валь, пошли обратно. Я этого востока в молодости наелся, на всю оставшуюся хватит.
- Пошли. Мне на греческой стороне тоже больше нравится.

Подходя к машине со стороны пассажирской двери, Валентин заметил царапину и поинтересовался:
- Тебе ее так дали, или это твоя работа?
- Моя. Не ездил раньше с правым рулем, вот и не прочувствовал габарит.
- Страховой случай оформил?
- Нет – и Андрей Петрович рассказал об инциденте с киприотами.
- Хреново. Теперь прокатчики с твоей кредитки спишут в три раза больше, чем ремонт реально стоит.
- И что делать?
- У тебя есть гуталин?
- Есть. Только не гуталин, а банка самоблеска черного с тампоном-аппликатором.
- Еще лучше. Машина-то черная. Перед сдачей моешь ее, а потом закрашиваешь царапину этим гуталином и полируешь какой-нибудь тряпкой, желательно помягче. Потом едешь сдавать в аэропорт. Пока доедешь, покроется легким слоем пыли и никто ничего не заметит.

Накануне отлета Андрей Петрович вышел поздним вечером на паркинг и последовал Валькиному совету, не пожалев носовой платок. Царапины как не бывало. Но приглядевшись, можно было ее заметить, а если потереть, то гуталин вполне мог и отвалиться.
«Ну и черт с ним – подумал Марков – если обнаружат, придется платить, а если нет, пусть сами по страховке красят».

Менеджер, сидевший за стойкой возврата автомобилей в аэропорту, посмотрел контракт, проверил, нет ли неоплаченных дней, и строго спросил:
- No damage, Sir? (Машина без повреждений, сэр?)
- No! – решительно и нагло ответил Марков.
- Окей. Тогда мой ассистент пройдет с вами и примет автомобиль.

Ассистентом оказалась девчушка лет двадцати. Танцующей походкой она вышла из-за стойки и направилась впереди Маркова к автомобилю, припаркованному на специальной площадке. Бросив беглый взгляд на поверхности кузова, она залезла в салон и тщательно исследовала каждый квадратный сантиметр поверхности панели приборов, сидений, пола и крыши в поисках загрязнений и следов, прожженных сигаретой. Не найдя ничего криминального, она подписала акт сдачи автомобиля, и протянула его Маркову с улыбкой до ушей:
- Thank you for using our company, Sir. Please come to us when you visit Cyprus next time!*

И удалилась все той же танцующей походкой, покачивая бедрами и излучая ауру кипрского гостеприимства.

«Да, - думал Марков, сидя в самолете, взлетающем в небо над Ларнакой, - нужно будет обязательно приехать на Кипр еще раз».

___
*Благодарю вас за пользование услугами нашей компании, сэр. Возвращайтесь к нам, когда в следующий раз приедете на Кипр! (англ.)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 30.11.2017 Юрий Тар

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1