“ПОЗДНИЙ МЕЗОЗОЙ”-29


“ПОЗДНИЙ МЕЗОЗОЙ”-29
Антон ТЮКИН

СТИХОТВОРЕНИЯ ИЗ ЦИКЛА

“ПОЗДНИЙ МЕЗОЗОЙ”-29

АНКЕТА-2

1.

Родился, рос в придуманной стране,
Которую невежды нынче славят.
В той самой - при огромнейшей тюрьме
Народов. Нынче даже и представить

Немыслимо - до сотни языков.
Племён и групп этнических - под тысячу.
Моя? Звенела… гроздьями оков,
Обманывая заграничных простаков,
Да красный флаг вздымала над кладбищами.

Потом её не стало… Имя? Да,
Такое ровно. И оно не редко.
Международное, что право не беда,
Когда при слове с “ж” плюёт соседка.

2.

Дом? Да, естественно, родительский вполне.
При нём четыре нищих идиота
Плюс мальчик тюканый почти на самом дне.
Воображения не хватит? Не охота

Такую дрянь и гадость вспоминать.
Потом был ВУЗ… Живу? На чемоданах
Почти что. Там же маски и кровать
С девицей незамужнею из странных.

3.

Чего желаю? Чтоб пропало всё…
Не будет? Как же! После самолётом
Последним вряд ли буду я спасён,
Но поглядеть на “день Помпеи” мне охота.

Чего ищу я? Места. Не найти?
Хочу отправить почтой электронной
Себя куда-то. День мой? До пяти.
Придут - тогда в окно, коль нет балкона
В квартире матери, ни Интернета с телефоном.

* * *

МАСКИ

Нелегко понимать, да и трудно в такое поверить,
Если ум твой не туп или разумом ты не зачах:
К нам скребутся, скулят, словно суки, под самою дверью
То вдруг Нестор Махно, то сам Ленин, то просто Колчак.

Происшествие? Нет. На экране немецкие каски,
Автоматная очередь, крики, истерика, вой…
Вечный масленый праздник, забытые древние маски -
В просторечии “хари” владеют тобою и мной.

Рожи нас караулят. И смотрят на нас вечерами
По экрану ти-ви, забивая в башки дрянь и сор.
Вон прошёл Лейба Троцкий. Вот пьяный Есенин - дворами.
А у мусорки шарит известный товарищ Невзор.

Распознать их нетрудно. Слова их отчётливо внятны.
Среди нас эти морды имеют на слово права.
То - парад мертвецов. Вновь на Сталине трупные пятна.
Не могу, замолчите! Уж лучше вообще тишина.

* * *

НАШ СТАРЫЙ ДОМ

Пыль в нашем брошенном доме
На улице Ворошилова
Растёт с каждым месяцем, годом,
Где б мы больше не жили,

Хоть на площади Шмидта.
Раз во сне обнаружил я
Следы локтей на столе,
Остатки погибшего ужина.

Но слёзы высушил я,
Рыдание было задушено,
Коль под абажуром на люстре
Живёт сентябрьская муха,
А значит не всё так глухо…

* * *

ГУННЫ

Люди стояли на торжище.
Словно сдаваясь гуннам,
Каждый нёс одиночество.
Никто б из них не подумал

Ещё недавно про это…
Сначала - в небе комета.
А после кровь стала вином.
Алтарь - обычным столом,

Как в “Воскресение” Толстого.
Потом в половине шестого
Зачем-то зажгли Белый дом,
Да так, что гасили с трудом

Из танков. Ни ненависть с болью…
Мой “пепел Клааса” - зола.
Смирились с новою ролью.
Кому “человечьи права”?

* * *

ЭЗОТЕРИЧЕСКИЙ КОШМАР

Раскачиваюсь языком
Колокольным. Люблю
Всех, с кем я не знаком.
А наоборот - лишь терплю.

Будни бессмысленней мантры
Сыплются, не озарив
Воображение кошмаром ли,
Дав ли певцу мотив.

Бутон, раскрывшийся утром,
Вскорости к вечеру вянет,
Отгородившись от взоров
Пожухлыми лепестками.

Стены иллюзий прозрачны.
Я обоняю свободу,
Как зверь в пустыне и в ящике,
Предвосхищающий воду?

Тень скользит по земле.
Бабочка зрит Пустоту.
Чудовища мозга мага
Вползают за ту черту,

Где только боль и отчаянье
В горячке бреда и снах…
Вновь кто-то мерно стучащий
Звенит у меня в головах.

* * *

ЭЗОТЕРИЧЕСКИЕ
СТРАДАНИЯ

И. М.

1.

Мы воскресали убивая
В пыли кого-то. Нас кружил
Тот, кого ради мы сближались.
Нас сотворял и резал Шива.

Мы были на него похожи.
Любое ранило отличье.
Но отставали безнадёжно,
Имея глаз и имя птичье.

2.

Не стали горы Пустотою.
Лишь были чувства кружевами,
Которые мы расплетали,
Играя странными словами.

Носились чередою птицы,
Ходили рыбы косяками.
Хотелось Истины напиться,
Взметнув над миром знаний знамя,

Что смерти нет при свете радуг
Над быстрой горною водою…
Но наползала в душу гадость
И быт вписался ерундою.

3.

Повозка скорби не оставит
Следа среди песков зыбучих?
Пусть так. Но как средь горя славить
Того, кто выше горной кручи?

Студёна тишина. Песчинки
В постели. Ночь не пахнет страстью.
К блаженству с Истиною близки?
Жаль только, не поспели к счастью.

Забытый голос Океана
Иных миров, другой планеты
Звучит: “Любовь…” Как ноют раны,
Как нелегко мне петь об этом.

Приди ко мне, не говори,
Погладь, прости за слёзы - слякоть.
Так много у меня внутри
О чём хотелось бы поплакать…

Примечание:

* - Шива, один из трех верховных Богов (наряду с Брахмой и Вишну) в брахманизме и индуизме. По происхождению доарийский Бог, "хозяин животных". Изображается в грозном виде, часто в священном танце, воплощающем космическую энергию, или аскетом, погруженным в созерцание, также символически в виде линги (фаллическое изображение).

* - Шиваизм, одно из двух главных (наряду с вишнуизмом) течений в индуизме, распространенное в основном в Юж. и Вост. Индии. Шиваиты почитают Шиву как высшего всемогущего Бога.

* - Эзотерический (греч . esoterikos - внутренний), тайный, сокровенный, понятный лишь избранным, предназначенный только для посвященных. Ср. Экзотерический.

30.11.17








Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 30.11.2017 Антон Тюкин

Рубрика произведения: Поэзия -> Декадентская поэзия
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1