Трон для королевы


Трон для королевы
- Так ты Валеркина жена, значит? – Наталья Петровна прищурилась, рассматривая меня прицельным взглядом опытного снайпера.

- Жена. – Я сглотнула, замирая как на экзамене. Было ощущение, что выбрала билет, а что отвечать – не знаю. Замужем я была всего месяц. Потому, вороша в памяти «проверочные» ответы, ждала проверочных вопросов.

Наталья Петровна вдруг улыбнулась, рассеивая мрак в моей застывшей от страха душе.

- Иди, я тебя обниму! - она встала из-за стола, пробираясь ко мне среди уставленных на полу горшков с цветами. – Наконец-то женили парня! Такой хлопец пропадал в одиночестве! Будешь мне – как дочь. Ведь Валерка мне – как сын. Как третий сын. Вот прямо рада за него. И за тебя, молодуха, рада.

Она щелкнула кнопкой. И в чайнике, уцепившимся за старенький подоконник, забурлила вода. Достала два бокала. Печеньки. Пару залежавшихся конфет. И, раздвигая бумаги на столе, пригласила погреться кипяточком среди холодных взглядов и стен.

Наталью Петровну в коллективе не любили. За характер – мужской да прямой настолько, что мужики, служившие у нее в подчинении, рыдали, не в силах перепрыгнуть ее высокую планку. За острый язык. Такой, что каждое слово, брошенное в лицо, щипало и жалило перцовыми крошками. И за настойчивость. Которой она сдвигала горы, управляя этим огромным зданием и добиваясь у начальства всего того, что необходимо было по списку.

Маленькая ростом, она обладала таким пронзительным голосом, что, если совершала свой ежедневный обход, слышно было не ее тяжелые шаги, а визгливые недовольства, усиленные эхом высоких стен. Красная помада, слишком кричащая на ее красиво стареющем женском лице, была одним из ее главных орудий. Широко раскрывая рот, четко очерченный красной линией, она говорила так громко, что впору было прижаться к холодному мраморному полу, чтобы не оглохнуть от бесконечной кононады. А говорила Наталья Петровна много, долго и так быстро, что человек, не знавший ее близко, терялся, не успевая за ходом ее стремительных мыслей.

Мне, говорившей так же быстро, она была понятна. Понятна в ее боли за родное предприятие и вверенное ей многоэтажное здание. Понятна со своим стремлением вершить добро для каждого, кто хоть как-то пригладил ее седеющую голову добрым словом или согрел теплым взглядом. А таких в этом женском коллективе, который иначе как змеиным клубком Наталья Петровна назвать не могла, было немного. Тех, кто осмеливался дружить с камендой в открытую, «сжигали» заживо презрительно обходя молчанием. Потому, не желая активных боевых действий, многие дружили с ней тайно. Тайно начала дружить и я. Пока муж, работавший в другом здании, не вмешался в рабочий процесс, нарушив наши тихие условности.

Так получилось, что, придя в новый коллектив, я оказалась без рабочего места. Стола у меня не было. Стула не было. И все, что нужно было мне для «эффективной» работы, приходилось записывать на коленках. Отсидев неделю чуть ли не в коридоре, я поделилась с мужем своими опасениями. План продаж был выставлен. Испытательный срок шел. А условий для работы не было.

На утро муж-инженер приехал с «инспекторской проверкой». На уши были подняты все. Мой начальник – мальчик намного младше меня, считающий себя кем-то вроде бога, вытянулся, как на плацу, увидев рядом с камендой двухметрового солидного мужчину. Втроем они притащили для меня стол из пустующего соседнего кабинета. Прикатили тумбочку для бумаг.

Получив от Натальи Петровны все нужные канцелярские принадлежности, я замерла, увидев ее главный подарок. Это было кресло. Вертящееся. С мягкой тканевой сидушкой и высокой спинкой. В нашем отделе продаж таких не было ни у кого – все работали на обычных стульях, уходя в конце дня с ноющими поясницами.

Гром грянул. Коллеги посчитали меня «блатной». Обвинив в порочных «связях» с камендой, они устроили заговор, высмеивая мою дружелюбную манеру общения с клиентами. Все, что я делала и к чему прикасалась, бурно обсуждалось и осуждалось. Я попала в черный список. В список людей, приближенных к этой маленькой вредной женщине. В список с несмываемым клеймом, которое Наталья Петровна носила много лет, работая во благо развития «цивилизации».

Новый год принес в подарок перемены. Я забеременела. А Наталью Петровну, которой до пенсии оставалось два года, вдруг разжаловали, выслав на работу завскладом за край географии. Прощаясь, она не сдерживала слез. В тот день я впервые увидела, как плачет «железная» женщина, подчинившая огромное здание и всех, кто в нем работал, армейской дисциплине.

Мы созванивались, обмениваясь новостями. У меня рос живот. У нее - депрессия. И потому, чтобы хоть как-то поддержать Наталью Петровну, просила мужа «навестить» ее на складе, если окажется в той стороне по долгу службы. Ведь и там, в новом коллективе ее тоже не полюбили. За характер. За острый язык. И за настойчивость…

Когда я уходила в декрет, за кресло началась ожесточенная борьба одиночек, желающих всего, чего оказалось больше у меня: счастливого замужества и детей-двойняшек. Считалось, что кресло, подаренное мне камендой, заговорено на удачу и счастье. Так говорили в тесных коридорах, завидуя мне, моим планам продаж и дружелюбным клиентам. А о том, что каждый кузнец своего счастья, почему-то никто из коллег не думал, снова «рисуя» клеймо (теперь уже клеймо удачи) на моем плече.

Наталья Петровна вышла на пенсию, но работу не оставила. Каком-то чудесным образом она засветилась у руководства, наведя идеальный порядок на вверенных ей складах. И, пользуясь особым положением, смогла влиять на политику правящей «партии», подбрасывая дров в пылающий костер. Отсиживаясь за кулисами, она свергала всех тех, кто играл на главной сцене. Всех тех, кто, желая расправы с камендой, упрятал ее «за решетку» самого дальнего склада.

А когда спектакль был сорван, и начались поиски другого актерского состава, Наталья Петровна вдруг уволилась, исчезнув из нашей жизни. Устала от сплетен и интриг. Ушла. Ушла, как королева. Отбелив свое доброе имя в истории предприятия.

Когда декретный отпуск закончился, я решила не возвращаться на прежнее место. Не потому, что там не было моей тайной защитницы. Просто решила, что буду работать на себя, украшая тяжелую поступь чужих текстов легкой походкой красивого слога. О коллегах и заговорах рассказывала друзьям, как о неудавшейся жизненной шутке. А вот Наталью Петровну всегда вспоминала добрым словом.

Муж, выйдя на работу из очередного отпуска, примчался на обед, спеша рассказать последние новости. Угадайте, кого он увидел первой, когда приехал с проверкой в наше здание? Наталью Петровну… Отучившись на охранника, она заняла боевые рубежи на вахте, пугая настойчивостью уцелевших и чудом удержавшихся на своих местах бывших коллег.

- Это ее третье пришествие… - шепотом жаловались мужики-электрики, одевая каски и готовя «оружие» к бою. Пересчитывая оставшиеся патроны, они тяжело вздыхали – этот бой они уже проиграли заранее. Ведь Наталья Петровна, несколько раз свергнутая с престола, всегда возвращалась и отвоевывала корону. А вместе с короной – и власть, вводя в своем маленьком государстве чрезвычайное положение.

И я очень надеюсь, что королева, отсидев в фаворитках несколько лет, снова поднимется на балкон, победоносно улыбаясь притихшей толпе. И что это, третье ее правление, будет самым долгим в ее истории, самым мудрым и самым продуктивным в истории предприятия.

Удачи, вам, Наталья Петровна! Пушки к бою! На абордаж!





Рейтинг работы: 10
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 22
© 30.11.2017 Олеся ДЕРБИ

Метки: знакомство, королева, случайности не случайны, трон, третье пришествие, спектакль, месть, торжество справедливости,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 2, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 4 автора


Елена Радкевич       30.11.2017   21:07:18
Отзыв:   положительный
Олеся, добро пожаловать в Избу! Рада знакомству! Вы очень слаженно пишете, после каждого абзаца идет новая волна интереса. Успехов вам и новых друзей -единомышленников! Будем друзьями! Искренне - Елена.
Олеся ДЕРБИ       04.12.2017   14:10:32

Благодарю за теплые слова. Рада знакомству!










1