Контролер


Контролер
Он ехал в ночном поезде, сидел возле окна и смотрел в ночь. Странный поезд. Судя по лавкам, это не поезд, электричка. За окном мелькнули фонари и осветили на мгновение пустой вагон. Он ехал один. Куда? Непонятно. Но был страх. Возможно, он боится Контролера, денег не было, билета тоже, это он знал, можно не проверять. Он прыгнул в поезд на бегу, спасаясь от кого-то, и поехал незнамо куда. Не до билета было, в таком состоянии только бежать. Покурить? Надо покурить, пока его нет. Кого нет? Он придерживался правил, даже если нужды не было. Встал и пошел в тамбур. Поезд катился неслышно, но он ощущал скорость по качанию пола под ногами и мельканию редких фонарей, по скользящим косым теням и отблескам. Скорый поезд, идет без остановок. И только тут сообразил, что сигарет тоже нет, все равно вышел в тамбур. Стоял там и смотрел за окно, не забывая в моменты освещения окинуть взглядом пустой вагон. Куда идет поезд? Неизвестно. Он попытался узнать местность за окном по очертаниям темных строений, оглянулся. Вот он! Дверь в другом конце вагона открылась, там показалась тень, и свет погас, это он. Так бывает во сне. Бежишь, бежишь, а убежать не можешь, ноги как ватные. Или наоборот, вдруг вываливаешься из одного места в другое. Так и тут. Он не стал убегать по вагонам и тамбурам, открыл наружную дверь и спрыгнул, как раз поезд замедлил ход. Нет, не электричка. Там двери раздвижные, а тут поезд. Повезло! В жизни бы не стал рисковать, а тут деваться некуда, угадал прямо на платформу, пробежал по инерции несколько шагов, все. Под ногами асфальт, поезд умчался, увез Контролера. Кто он такой? Стоп-кран не дернул, не догадался, это очень хорошо, уехал. Он проводил взглядом хвост поезда. Странно, никаких фонарей.
     Черный поезд, идущий неизвестно куда. Он ехал один в целом поезде? Поезд ушел, и страх ушел. А что это за станция? Небольшое здание на перроне, и тоже никого, ни одного человека. Заходить внутрь не стал, пошел вокруг, за угол. Это его родной город? Где он родился и вырос. В темноте сразу не узнал, не был тысячу лет, но ощущение детства накатилось. Бегали тут пацанами, окрестности знакомы. Так птицы узнают родные края, вибрацией. Все изменилось, и все равно знакомо. Запах шпал, ночные звуки, даже кусты знакомы. Асфальт под ногами щербатый. Когда ходишь в детстве, каждую выбоину ноги знают. Он вышел на площадь. Все вокзалы одинаковы в провинции. Он оказался в центре. И вспомнил! В его городе вокзала не было, поезда не ходили, он перепутал с другим городом, где тоже когда-то жил, и тоже помнил хорошо. Чувства не подвели, ошибка во времени. Здесь на углу должен быть магазин? Когда-то был обычный магазинчик, а теперь ночной. Работает, внутри свет, люди, и он решил зайти. Поговорить, узнать. Он уже подходил, но задержался, заглянул через витрину, увидел стеллажи с яркими упаковками, в каждой дыре супермаркет. Да это налет? В магазине трое парней, один бритый наголо, рэкетиры, наверно, трясли за грудки пожилого мужчину в очках. Продавец? Отступая, тот навалился спиной на стеллаж, сыпались разноцветные упаковки, леденцы веером поскакали по полу. Да это его отец!? Он ворвался, растолкал парней.
     - Вы что его бьете!
     Закричал, и бандиты отступили, не ожидали. Видать, хозяева в этом городе, опешили, и стояли. Он тоже не знал, что ему делать. Мужчина не был отцом! Только показалось снаружи. Он оглянулся и замер. За окном стоял тот, кто уехал в поезде. Контролер. Только темный силуэт, слабое отражение, тень за окном, но это точно он. В надежде, что тот его не разглядел, он спрятался, встал за стеллаж с кухонной утварью. Сковородки, ножи, рука нечаянно легла на тесак. Надо же! Принял за отца постороннего человека? Вступился. За чужого бы не стал, вообще не зашел, не до этого сейчас, спасаться надо. Он стоял за стеллажом и наблюдал. Бандиты оправились и не подозревали, кто сейчас заходит в магазин, они повернулись к мужчине, тот оправдывался. А в руках что? Ножи, кастеты. Игрушки в общем. Контролер зашел, но он на него не смотрел, нельзя. Это не человек, это зверь. Именно зверь. Не медведь, не обезьяна, просто похож, шерсти много. Это тьма! Само ее воплощение. Где стоит или находится, там просто тьма. Налетчики понять ничего не успели, кусками падали на пол, их рубили мачете, как в джунглях. Зверю оружие не требовалось, он рвал и рубил руками, впрочем, рук не было. Зачем тьме руки? Не нужны. Парни развалились кусками. Одна голова бритая, как голова поросенка, угодила на прилавок, легла как на продажу. Все яркое, цветное, все пестрит. Пожилой мужчина стоял, его очередь. И вдруг узнал. Это все-таки отец? Изменился. С улицы узнал в общих движениях, а вблизи обманулся, много прошло времени. Тут он вмешался, вышел из-за стеллажа.
     - Здравствуй, папа, – про зверя он вдруг забыл. Это же папа! Тот смотрел на сына, не узнавал. Решил, что это он разделал парней, порубил голыми руками. Объяснить невозможно, он в джунглях не был. А где Контролер?.. Он повернулся. И снова оказался в ночном поезде. Сидит, где раньше сидел, в пустом вагоне. Смотрит в окно, мимо плывут далекие огни, мелькают полустанки. Куда он едет, кто его преследует? И вдруг понял. Никто не преследует, он бежит от самого себя, от прошлого. Не было никакого Контролера, это он и есть. И не бежит. Он умер недавно. Или спит? Бритый поросенок, смешно. Теперь он не боялся. Очередной налет света и тени. Он достал носовой платок, начал вытирать руки. Он ехал в ад.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 30.11.2017 Евгений Бугров

Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1