Сплав в Якутии


Зимой в 1985 году между сезонами жил я у друга Кольки Макарова в деревне. Он после сезона в геологии приехал сюда на шабашку, местная доярка Таня на обед приносила ему молоко, видимо, подкупила она его молочком парным, он и остался в деревне, женился на ней, с геологией завязал.
А я с нетерпением ждал весну,-свежий ветер, птицы перелётные летят и хочется с ними на Север, в тайгу, в тундру в горы. Ну вот пришла весна, разлилась река Тунгуска-приток Амура, кругом вода, местность здесь равнинная, совхозные поля разработаны на осушенных болотах.
Мне бы подняться на сопку и посмотреть сверху на землю как на карту,-внизу ручьи, речки бурные, а вокруг до горизонта, куда ни глянь,- горы до облаков и выше, в пасмурную погоду небо кажется низко, а когда ясно и редкие облака высоко, смотришь на эту красоту, кажется, что попал на другую планету.
Внизу слышатся голоса, женские, первое время я прислушивался и не мог понять, откуда люди, ведь никого нету кроме нас, отряда геологов, соседи километров за двадцать стоят, а до ближайшего посёлка может километров сто. Сказал геологу Сергею, что слышу голоса, а он говорит, что это ручей шумит, но я ещё спорил, доказывал, что люди разговаривают, потом привык, не стал обращать внимания.
На Камчатку я опоздал в тот год, так как Камчатка, Сахалин, Магадан, Чукотка - всё это были погранзоны, въезд по пропускам, пропуск делали десять дней через Москву.
Поехал в Хабаровск в аэропорт, посмотрел расписание, куда есть свободные билеты, - в Якутск было свободно, там я ещё не был, узнал в кассе, что пропуск не нужен, взял билет да и полетел в Якутск. Пришлось побегать по городу, так как, в основном, сезонных рабочих в экспедиции, старателей в артели уже набрали. Нашёл тематическую экспедицию объединения " Якутскгеология", устроился. Со мной вместе устроился ещё один рабочий-местный парень, звать Петя, двадцать лет, в армии не служил, хулиган, и в тайгу пошёл из за проблем с милицией.
Геолога звали Толя, лет за сорок было ему, у него была напарница из Института Геологии Академии наук, геологиня Светлана, и того,- отряд был четыре человека.
Поехали на базу, получили продукты, палатки, лодки резиновые, спецодежду, - и в малый аэропорт. День прождали зря, погоды не было, по трассе вертолёты не летали. Толя поселил меня на турбазу, далеко за городом в сосновом лесу, ехать туда с пересадками через весь город,- неудобно. Я остался ночевать на вокзале, пассажиров было немного, места свободные, диваны мягкие. Познакомился с парнем,- старатель бульдозерист, ехал в артель на Алдан. Вечером ходили в кино в деревню. Деревни тут на тракте расположены так: одна улица вдоль дороги несколько километров, не помню уж сколько километров эта улица была,- три или пять, магазин и клуб были посередине. А бывают деревни по десять километров, и всё одна улица вдоль дороги.
Так прожил я два дня на вокзале, в субботу утром дали добро на вылет, стали грузиться в вертолёт. Я сразу переоделся в рабочую одежду, обул болотные сапоги, пока грузились, опять дали "отбой",-погоды нету по трассе, день прождали зря, пришлось разгружаться. Я почему-то не успел переодеться, склад закрыли, так и остался в рабочей одежде.
Геологи уехали домой, а мы с Васей пошли в ближайший магазин, он был тут рядом с аэропортом, удобно. Взяли по одной бутылке красного вина "Портвейн" 0.7 , ушли куда-то на край оврага за высокий забор, чистая зелёная поляна, красивый вид. Солнце уже садилось, было тепло , но не жарко, невдалеке местные мужики отдыхали, так же, как мы, с красным вином.
Сапоги болотные я снял, чтоб ноги не потели, расположились на травке, вино попиваем, потихоньку разморило, мы и уснули. Проснулся я первый, хотел обуть сапоги, да идти на вокзал досыпать, а сапог-то и нету!Растормошил Васю-старателя , он смотрит на руку -время узнать - часов нету на руке! Погнал на меня: ,,Ты часы снял!.."
-Ты что, Вася, думай давай, что говоришь,-я у тебя часы снял, а ты у меня сапоги украл? Я в носках остался! Ладно, пошли на вокзал.
Идем, ругаемся, перепираемся друг на друга- : ,,Ты проспал!" ,,Нет, ты проспал мои новые болотники!" Думал попрошу у работников аэропорта, дадут же какие -нибудь обутки.
Время было раннее, вокзал ещё не работал, пассажиры спали на диванах.
Заглянул случайно за стойку,- там стояли тапочки, женские, натянул я их на ноги, размер, конечно, не мой, а что делать? Мне ещё в город ехать надо,-Толя попросил помочь крышу на гараже перекрыть.
Приезжаю к нему, показываю на тапочки, говорю: ,,Сапоги украли, что делать? " Я думал, он дома у себя найдёт старые. ,,Ну ладно, украли так украли, сегодня выходной в магазине, если завтра не улетим ,купим, давай крышу крыть.
Однако, как назло, в понедельник с утра дают погоду, мы грузимся и первым рейсом улетаем в тайгу. Сижу в вертолёте, смотрю на тапочки, настроение- ноль, думаю, как же я в тапочках буду по тайге да по сопкам ходить.
Работы в этом районе было примерно на месяц, потом должны были вылететь в город, дальше по плану лететь на север в Усть-Куйгу, там где мамонтовое кладбище. Но месяц мне надо как-то ходить на работу, сижу соображаю: рабочих нас двое, может один будет на кухне дежурить целый день,а второй на работу ходить, по очереди, в одних сапогах.
Оторвался от тапочек, стал смотреть в иллюминатор. Местность была равнинная, сосновый лес, много озёр красивых,- я таких не видел!Некоторые озёра были круглые, а посередине - круглый островок, заросший соснами, в каждом озере остров. Красота!
Пролетели над рекой Алдан, дальше пошла горная гряда. Прилетели на место, выгрузились в русле сухой реки, текли только небольшие ручьи метра по два-три шириной. Светлана дала мне свои болотники, 39 размер, натянул на босу ногу, надо было переносить груз через ручей на берег.
Стали носить, вдруг раздались выстрелы, пять раз подряд. Прибегаем с Петей на косу, -лежит медведь!
Потом Толя рассказывает: ,, Взял мешок, пошел, оглянулся,- медведь! И он увидел,- кинулся на меня! Я успел до карабина добежать!" Он, видимо, был неподалёку, когда мы прилетели, видел и слышал вертолёт, лётчики не заметили его сверху,- тут были густые кусты ивняка. А когда вертолёт улетел, он и пошёл проверить, кто тут и что, может геологи сгущёнку привезли?
Сгущёнку медведи все пробовали, воровали у геологов, где есть геологи, там ,наверное, ни одного медведя нету, который бы не ел сгущёнку.
Ну теперь будем со свежим мясом! Медведи здесь не больные, как на море, которые на красной рыбе живут. У здешних мясо съедобное, а у тех не едят, опасно для жизни. В Охотске москвичи отравились, поели вяленое мясо и умерли, его варёное-то не едят, если не голод. Было такое: когда я был на на Камчатке, мы голодали, продукты кончились, непогода, вертолёт не летит. Рядом с нами стояли сенокосчики с рыбозавода, к ним катер не может придти,- море штормит. Взяли они медведя небольшого, поделились мясом с нами, но предупредили, чтобы варили не меньше четырёх часов, так я его часов шесть, наверное, парил. Съели,- все живые остались.
День ушёл на обустройство, поставили палатку, разделали медведя.
Берег русла здесь был невысокий, если дожди пойдут,- затопит, но надеялись, что погода с неделю постоит, а потом будем переезжать на новое место.
На следующий день все ушли на работу, меня оставили дежурным на кухне.
Днём стал изучать окрестности в надежде найти сапоги, про себя смеялся ,где тут сапоги найдёшь,- вокруг ни души, тайга, медведь-хозяин, ни геологов, ни пастухов близко нету. В тапочках по камням перепрыгнул через ручей шириной метра три, он впадал в русло реки. А там, на небольшой террасе, старая стоянка пастухов, лежит куча рогов снежного барана, и куча сапог-болотников, пар десять-пятнадцать, но все худые, выбрал пару, что получше и один сапог взял на заплаты. У меня с собой были нитки капроновые, нарезал заплатки, пришил, ну и сапоги получились! Все в латках,- круглых, квадратных, длинных, узких, пришитые нитками, самому смешно стало, в жизни не видел таких сапог! Пошёл испытывать,- зашёл по колено в воду, постоял, конечно, протекают, но ходить через ручьи можно, уже не в тапочках! Так я обзавёлся сапогами в тайге.
Делать было нечего до вечера. Над нами была крутая почти отвесная терраса, а немного ниже по ручью- вертикальная, как стена, обрывалась в воду. Я заметил, что из неё наполовину торчат какие-то каменные плоские кругляши правильной формы, похожие на диск. Я стал их выковыривать осторожно, они были хрупкие, ломались, на них был рисунок по краю круга. Достал один кругляш маленький, сантиметров десять в диаметре, не похожий на другие,- у него форма была, как колесо от машины: баллон, диск внутри и даже протектор был какой -то,- по краю круга рисунок, как на тех плоских.
Первый раз видел такие камни! Стал соображать-фантазировать:,,Может это летающие тарелки, окаменевшие?" Мне даже не по себе стало от такой мысли! ,,Но говорят же ерунду всякую про тарелки, а почему такие мелкие, самая большая была сантиметров двадцать в диаметре, уменьшились что ли за миллионы лет, усохли?" Потом геологи мне говорили, что в Усть-Нере бывают до шестидесяти сантиметров в диаметре! Аммониты называются, или Аммоноидеи по научному. Мне было интересно, что внутри у них? Расколотил все, и даже ту единственную, которая была не похожа на другие! Но в них только были белые кристаллы кальцита, ничего интересного.
Пришли геологи с работы, высыпали из рюкзаков такие же круглые камни.
Я спросил:,, Что это такое?"
-Ракушки, не видишь что ли,- ответил мне Толя.
-Да я их целую кучу наколотил, вон из борта торчат, здесь их много!
Показал ту, которая на колесо похожа была. Толя как рот открыл, заругался!
-Зачем ты их поломал, плоские- то ладно, их много, но вот эта редкая и нужна она целая для работы, а разбитая не годится.
Только теперь я узнал, что они палеонтологи, по этим ракушкам изучают возраст породы, а возраст им, в общем, миллионов двести плюс-минус пятнадцать! Миллионы лет назад здесь было море! Ну а я-то думал, геологи как геологи, камни собирают, золотишко ищут, они ничего не говорили про свою работу, могли бы и объяснить, предупредить чтоб ничего не ломал.
На следующий день на работу пошёл я, а Петя остался дежурным на кухне.
Идти надо было вверх по руслу километров пять, потом по ручью в распадок. Попадались камни разные-интересные, нашёл графит размером с пол-спичечного коробка! Толя сказал, что это чистый графит, в природе редко встречается. Были чёрные слоистые камни, на слоях были отпечатки иголок, веточек, похожие на лиственничные, видимо, ещё не сформировавшийся каменный уголь. В ручье нашёл черный камень, как кусок дерева, с годовыми кольцами, капелька смолы белого цвета, красивая, выглядела как драгоценный камень! Я отломил её, хотел себе взять, но оказалась слабой рассыпчатой. На обеде камень бросил в костёр, он нагрелся докрасна, я думал, будет гореть, как уголь,- не дождался. Я смотрел на огонь, на камень, миллионы лет назад этот камень был деревом, сколько же ещё миллионов лет надо что бы он стал горючим углём.
Я работал на Камчатке на восточном побережье-Берингово море, на западном, на Охотском не был, а мужики кто там был рассказывали что там целые деревья лежат как дрова, окаменевшие, ствол, сучья корни всё сохранилось.
Миллионы лет для Вселенной это всего лишь миг, а кто мы, люди со своей короткой жизнью? Букашки как вот эти комары да мошки которые донимают нас в тайге, а живут они всего несколько часов. Так же и мы люди- человеки в Космических масштабах живём может даже не часы, а минуты или секунды, какие же мелкие мы для Вселенной!
Снова ночь, на звёзды смотрю
Метеоритом быть Я хочу
Вселенную всю, хочу облететь
В дальний Космос пойду
Мимо Земли пролететь
На обратном пути, лет через сто загляну
В атмосфере бы мне не сгореть
Всем привет передам, рукой помашу
Если конечно, притяжение проскачу
И как брат мой Челябинский
Под лёд, на озеро, не упаду
Смотрите на звёздное небо
Может быть это я, в атмосферу вхожу?
Так ходили мы неделю, ковыряли ракушки в ручьях, в бортах скал.
Работу заканчивали, в последний день Света не пошла, свою работу она сделала, надо было переезжать на другой участок.
Утром погода была ясная солнечная, но в обед пошёл сильный дождь . Толя сказал, что надо выходить , пока вода не поднялась. Вода поднималась на глазах, дождь усиливался, ручьи разлились, хватало только болотников перейти, успели, но пришли насквозь мокрые. Света топила печку в палатке, переживала, что не успеем придти. Ливень хлестал, как из ведра, всю ночь без перерыва. Вышли утром из палатки,- местность не узнать, перед нами бурлящая река, плывут деревья с корнями, стоит гул!Посередине русла был остров, там росли тополя метров двадцать высотой, это сколько им лет было? Смотрим: тополей как не бывало,- смыло! ручей, который я переходил в тапочках на стоянку пастухов поднялся метра на полтора, грохот стоит от камней-валунов катящихся по дну! Вода стала затапливать берег, надо было уходить наверх, на террасу, но неохота карабкаться-круто, снимать палатку, перетаскивать всё хозяйство, там опять обустраиваться на сырой земле. Дождь прекратился наконец, сутки лил, гром, и молния сверкала. Сидим у костра, пьём чай, а вода уже подходит к палатке, решили держаться до последнего, пока костёр не зальёт, Толя бросил окурок от сигареты-,,Затопит окурок, будем сматываться". Сидим, ждём, осталось немного, но тут вода и стала, остановилась, мы вздохнули с облегчением,- теперь дня два надо ждать, пока она стечёт со всех сопок. Мы стояли на высоте 750 метров над уровнем моря, над нами была гора 1400 метров, вот пока вся вода не сойдёт, падать не будет. Ночь прошла спокойно, гул на реке затихал, гром не гремел. Выходим утром- красотища-то какая! Середина июня и выпал снег, побелил вершины сопок, граница как раз по нашей стоянке проходила, ниже он выпал дождём. На том берегу поросшая лиственницей сопка полого поднималась вверх, вершины деревьев были жёлтыми, а нижняя часть кроны зелёная, чем выше сопка, тем больше жёлтого цвета, меньше зелёного.
Разожгли костёр, сварили чай. Толя сказал: ,, Завтра будем спускаться вниз на большую речку, пока вся вода не ушла и русло не пересохло, иначе придётся пять километров тащиться по камням, если воды будет мало, но сегодня ещё многовато, течение сильное, опасно."
Сидим чай пьём, курим обсуждаем завтрашний сплав, а по тому берегу медведь идёт, большой чёрный, да на белом снегу- машина! Не торопясь шёл по берегу, нас он не учуял что ли, хотя костёр горел, расстояние от него до нас было метров сто пятьдесят. Немного выше по руслу у пастухов был новый лабаз, в ту строну он и шёл. Только вчера нас предупредили по рации, чтоб были осторожнее, медведь убил человека, в какой-то экспедиции,- механик пошёл пешком на соседний участок- не дошёл, нашли мёртвого.
А Толя ещё и карабин не пристреливал, того небольшого медведя он стрелял с близкого расстояния, а пристреливать надо метров за сто. Дело в том, что он получил новый карабин. Старый был надёжный, но привезли партию новых, понадеялся, что новый будет лучше , поменял, как потом оказалось, зря. Когда голодали и ходили за баранами на гору, до конца сезона плевался и ругал себя.
На следующий день стали собираться на сплав. У нас было три лодки- пятисотка,-грузоподъемностью 500 килограмм,- на ней плыл Толя, и две трёхсотки, я должен плыть один, а на третьей Света и Петя.
Толя спросил у меня: ,,На лодке сплавлялся когда-нибудь?"
- Да нет,-ответил я,-только в море рыбачил, сетку ставил.
-Ну если на море, значит поплывёшь,- решил он.
Но в море мы не плавали на резинках,- опасно, может ветром унести или течением сильным во время отлива, не выгребешь. Просто ставили сетки от берега на красную рыбу, если был прилив, пережидали большую волну, за ней шла малая, бросали лодку на волну, прыгали в неё и надо было быстро отгрести от берега, пока не подошла следующая волна, успели-хорошо, не успели-лодку выкидывает волной на берег, мы из лодки валимся в воду в бушлатах, в болотных сапогах, плаваем, весело, смешно, идём в палатку переодеваться.
Ну ладно, днище лодок мы обтянули брезентом, чтобы не порвать о камни, когда будем тащить волоком через перекаты, оказывается, это придумал ещё Григорий Федосеев-геодезист, писатель, когда сплавлялся по реке Мае.
Я свою лодку загрузил полностью, оставил для себя место на корме.
-А как ты будешь грести?-спросил Толя.
-Я не буду грести, буду просто рулить одним веслом, течение быстрое чё грести.
-Ну смотри, как знаешь.
Тронулись. Толя первый, нас предупредил вперёд не заплывать.
Небольшие плёсы мы проходили на вёслах или тащили лодки за верёвки, по перекатам волоком по камням. Чем ниже спускались, тем глубже была речка, уже можно было плыть на вёслах. Толя на повороте налетел на завал, пропорол лодку сучком,- остановились. Заклеили- поплыли дальше. Спустились до большой речки, речка широкая, глубокая , но с перекатами, конечно, всё-таки горная.
Стали осматривать лодки, я заметил, что у меня порвался брезент, посередине был шов и получилось так, что я привязал брезент швом вдоль лодки, он и порвался, когда тащил по камням.
-,, У меня брезент порвался, снять его?"-сказал я Толе.
-Ну порвался так порвался,-пробурчал он.
Я подумал, что ничего страшного, поплыву так. Отчалили, Толя- первый, за ним- Петя со Светой, я- последний. Сижу на корме, пытаюсь рулить, но из-за порванного брезента лодка оказалась неуправляемая. Еле выгребся на середину реки, чтобы к берегу не прибило. И надо же, прямо на середине оказался валун под водой, я его не заметил. Лодку развернуло боком, брезент зацепился за валун и я по инерции вылетел из лодки! За мной летит чайник, я его на лету поймал, встал, воды по колено! Стащил лодку с камня, поплыл дальше. Впереди был перекат. Толя-то обошёл его по глубокому месту, а Петя сел на мель, вылез из лодки протащил за верёвку вместе со Светой, дальше подхватило течение и потащило лодку, запрыгнуть он не успел и удержать за верёвку не смог- слишком сильное было течение, лодка тяжёлая, гружёная килограмм двести. Петя бросил верёвку и остался ждать меня. Света одна в лодке, сидит на носу, хотела до вёсел добраться, но лодку потащило под завал,- с берега низко над водой висели вершины лежащих деревьев Как потом рассказывала Света: ,,Я с перепуга упала на спину, закрыла глаза руками боялась, что глаза останутся на сучках!" Пронесло, однако! Лодка пролетела под завалом, прибило к берегу, а я забрал Петю, высадил его у завала, сам поплыл за Толей. Толя ушёл по другому руслу, встал на перекате, смотрел как дальше плыть, я остановился рядом-он же сказал не заплывать вперёд его. Я стоял на краю ямы, пока мы смотрели и думали как плыть, мою лодочку потихоньку у меня за спиной течением стащило на глубину и потащило, запрыгнуть не успел, пытался удержать за верёвку, да куда там! Меня самого стащило в яму, дна не достал, но верёвку не бросил, подтянулся к лодке, кое как вскарабкался, в болотных сапогах полных водой. Толя кричал что то, сталкивал свою лодку что бы спасать меня. Я взял весло и как ни в чём не бывало стал рулить, безуспешно, лодка совсем не слушалась.
И понесло меня течением, как дрова! Впереди была отвесная скала и резкий поворот под девяносто градусов, лодку несёт прямо на скалу, а на скале торчали острые тонкие камни, как будто железные штыри.
-,, Ну всё,- думаю,- повисну я сейчас на этих гвоздях каменных вместе с лодкой". На всякий случай выставил весло вперёд оттолкнуться, если хватит силы. Оставалось метра два до скалы, лодка вдруг плавно встала. Я смотрел на скалу, на эти камни острые, как гвозди, ничего не понимал. А лодка постояла немного, поднялась на волне и плавненько пошла вдоль берега. Тут я понял-течение очень сильное, бьёт в скалу и его отбивает назад, поэтому и лодка остановилась, а потом пошла вниз по течению."
Пропустил вперёд Толю, плыть оставалось немного, добрались все живы-здоровы, не покалеченные, только я искупался, да Света страха натерпелась. Причалили к новой стоянке, стали разгружаться, я уже приготовился нагоняй получать от начальника, а он говорит:- ,,Ну ты молодец, не растерялся! Хорошо что верёвку не бросил. Я испугался, поплыл спасать тебя, а успел-бы?- это вопрос, течение сильное, глубина".
Ну я успокоился, даже похвалили сам себя, молча, про себя, а Петю-то начальник отругал, за то что лодку бросил с человеком.
Обустроились на новом месте, тут рядом была наледь, вечная, не успевает стаять за лето, топором вырубили яму в ней, поставили туда флягу с мясом, как в холодильнике.
Неделю отработали ровно, погода позволяла. Интересно в горах эхо отдаётся от выстрела! Однажды Толя догнал нас: ,,Слышали, я стрелял? Звал вас? - ,,Нет, не слышали, мы внизу были."
На следующий день он ушёл вниз раньше нас, тут я услышал как отдаётся эхо, от одной сопки как от стенки переходит через распадок на противоположную сопку, от неё назад, постепенно в шахматном порядке в верх к вершинам сопок и там растворяется, звук чёткий-бах-бах-бах, интересно!
В последний день Толя ушёл с Петей, Света свою работу закончила, мы остались. Нагрели воду во фляге, помылись в бане, постирались. Для бани возили одноместную палатку, сначала разводили костёр на камнях, нагревали их, потом сверху ставили палатку, при желании можно было париться, только камни надо было накалять сильно.
Вечером пришли Толя с Петей, Петя хмурый, сразу залез в палатку, даже чай пить не стал. Толя сел к костру, налил чай, закурил и ухмыляется, головой показывает в сторону Пети, рассказывает: -,,Идём по лесу, я из карабина отстрелил гриб с тополя, положил в рюкзак, Петя спрашивает-зачем гриб?
,,В аптеку сдам, деньги будут, ,,Москвич" есть, хочу ,,Волгу" купить, денег не хватало, теперь хватит". Идём дальше, я назад косяка давлю, Петя по деревьям глазами зыркает, я увидел гриб, отошёл в сторону, просвет для него сделал, а сам вроде и не вижу. Петька заметил, закричал:,,Ы-ы-ы, мой гриб, я первый увидел!" Руку выставил вперёд и бегом к дереву, давай прыгать на него, достать не может, мне кричит:,,Давай отстрели из карабина!"
-Ну да, у меня патронов лишних нету, твой гриб- ты и доставай как хочешь.
Попрыгал Петя вокруг дерева,-не достаёт, стал камнями сбивать,-не получается, палку взял,- бесполезно!
-Ну что Петь, не достал?
-Да ну его, этот гриб, у меня,, Москвича" нету и ,,Волгу" мне не надо, ты патрон пожалел.
Расстроился очень Петя: -Анатолий, ты ,наверное, пошутил надо мной?!
-,,Да нет, честно ,,Волгу" хочу купить, найдёшь ещё-,они бывают низко растут, топором срубишь."
Но потом втихаря гриб этот он в речку выкинул, чтоб совсем не расстраивать парня.
Надо было переезжать на на новый участок, закали вертолёт, так как там другой водораздел, на лодках не доберёшься. Утром собрались, пока ждали вертолёт, я бродил по берегу речки. Услышал гул, смотрю вверх, не вижу, звук близко то в одной стороне, то в другой, оглянулся назад, а вертолет вылетел из-за поворота речки, уже рядом, идёт низко, заходит на посадку, -шёл по ущелью по над руслом. Я не был на войне, но так подумал про себя: ,,Жути-то эти ,,восьмёрки" наводили, наверное, на вояк- душманов. Голову поднял на звук, а он уже над тобой из пулемёта строчит!"Да, машина, однако, ничего не скажешь!
Мы погрузились, перелёт был недолгий, перелетели через перевал, выгрузились на новом месте. Высота восемьсот пятьдесят метров над уровнем моря, вокруг горки под две тысячи метров. Здесь, как на первой стоянке было сухое русло метров сто шириной, посередине сверху весело бежал быстрый ручей. Поставили палатку на берегу у небольшой проточки. Ходили по ключам, собирали ракушки, мне было интересно, я и себе уже стал собирать личную коллекцию.
Справа от нас, если смотреть вверх по ущелью, была гора- тысяча восемьсот метров. Толя смотрел в бинокль, в солнечный день там на скалах грелись и отдыхали Снежные бараны. Скалы были отвесные, метров сто в высоту, прямо никак не подняться. Осталось недолго до конца работы,продуктов должно было хватить, а потом вылет в Якутск и на новый участок в Уст-Куйгу, в низовья Лены к Северному ледовитому океану . Там есть мамонтовое кладбище под охраной государства, интересно было бы побывать , рассказывают что кости мамонтов там лежат как дрова, как валёжник. Неделю отработали, снова заказали вертолёт,но из-за погоды опять застряли,- невезуха какая-то! Продукты на исходе, осталось немного гречки, риса, гороха и банка тушёнки, чай кончился, сигареты тоже. Толя решил идти на первую нашу стоянку, недалеко, километров двадцать за перевал, там был новый лабаз с продуктами у пастухов, надеялись, что в нём есть продукты, сигареты. Я в то время не курил, бросил, мне было легче. Взял он с собой Петю, ушли. Мы со Светой остались ждать с надеждой, что сегодня хорошо покушаем, попьём свежий крепкий чай, а Света ещё и накурится от души. Однако, обманулись мы в ожиданиях- они пришли пустые, Толя злой!
Я спросил:,, Ничего нет?",,-А что, что -то должно быть?"- пробурчал он.
Больше вопросы я не задавал, он, когда не в настроении, с ним лучше не говорить, как будто, ты виноватый в чём-то. А когда отошёл, рассказал, что там медведь побывал до них, наверное, тот самый, которого мы видели. Лабаз-это склад для продуктов, строится на столбах высотой метра два или выше от земли, от мелких грызунов и зверя, с досками в тайге туго поэтому их рубили из брёвен, как маленькая избушка-на курьих ножках. Пастухи пол настелили неправильно, половые доски не положили сверху на брёвна, как это обычно делается, а снизу прибили их гвоздями. Медведь не дурак, встал на задние лапы, роста ему хватило, чтобы дотянуться до пола, метра два не меньше он был на задних лапах. Оторвал с одной стороны две плахи, концы положил на землю, вторую сторону не отрывал, как по лесенке по доскам залез в лабаз. Но продуктов в лабазе не было, видимо пастухи ещё не загрузили. Были оленьи шкуры, медведь их порвал, как тряпки, чай в пачках не тронул, сигарет не было. Взяли двадцать пачек чая, да на нашей стоянке собрали намокшие окурки, вот и вся удача.
Табак из окурков поделили на троих, дня на два хватило. Вечером пошёл я за дровами по косе,-смотрю из кустов дым идёт-не понял кто тут? Подошёл ближе, -Света спряталась, курит втихаря,спрашиваю:,,Ты что прячешься?"
,,Да надоел этот Петя, свой табак выкурил, теперь ко мне на хвост, как самокрутку, он тут как тут:,,Покурим, Света,?", а у меня у самой кончается, вот и прячусь от него."
Стали мы ходить за грибами, у Светы было ружьё-одностволка, она дала его мне может дичь какая попадётся. Почему- то женщинам геологам оружие не давали, только мужикам положено по технике безопасности для защиты от зверя. Бывало так, что стоит один отряд геологов, начальник геолог- женщина, а сезонным рабочим вообще не положено оружие, вот женщины и умудрялись возить простые одностволки в спальных мешках, нелегально.
Добыл я одного рябчика, набрали мы полные рюкзаки грибов, грибы были только маслята, говорят, один килограмм грибов заменяет двести грамм мяса, но это сколько надо грибов на один килограмм? На опыте потом убедились, что ничего они не заменяют. Но делать нечего, стали жить на грибах, рябчик,правда,попался один, но он- птица мелкая, его одному- то мало, поделили его на четверых, сварили ведро грибов, добавили по ложке гречки, гороха риса. Вечером половину съели, а половину оставили на завтра, поели и сразу спать, спали до обеда, чтобы меньше двигаться,- так меньше есть хочется. В обед разогревали вчерашние грибы, набивали желудки и снова уходили в лес. Силы покидали, ходить было тяжело. Увидел соболя, но выстрелить не успел,- соболь был на дереве, заметил меня, прыгнул на землю, ушёл, зараза! Вечером у Толи спрашиваю:,,Соболя можно есть?".,,Да какая разница, хоть лягушку,- голод- не тётка." ,,Хорошо,- подумал я про себя,- Что на севере ни лягушек, ни змей нету, а так бы пришлось ловить их, да ещё и есть- голод, ведь,- не тётка."
Толя ходил с карабином в надежде добыть зверя, но здесь тоже пошли дожди,- лось, медведь ушли вниз, в долину. Решил он сходить на наледь. Внизу километрах в двадцати от нас была наледь, обычно летом на наледях спасаются от комаров и овода лоси, олени. Ушли опять вдвоём с Петей, Приходят вечером и,- снова пустые! Толя, как всегда, злой! На следующий день он решил идти на гору за баранами, взял меня с собой, я со Светиной одностволкой. Идти надо было в обход, прямо никак не подняться по скалам. Километров пять шли вверх по руслу, потом пошли на подъём. В одном месте подъём был очень крутой, хватались за кусты кедрового стланника, подтягивались. Вышли на пологую осыпь. Толя упал, еле дышит, я не стал садиться, отдыхал стоя, сядешь- потом вставать тяжело, да и мне было легче, я же не курил. Возраст тоже даёт о себе знать. Толе за сорок, двадцать лет все-таки в поле,- прошел тайгу и тундру, реки и горы; а мне ещё тридцати нету. Отдышались, пошли дальше. Подъём уже не был такой крутой. Я шёл впереди,- чистая серая осыпь, никого не видно. Вдруг за спиной слышу, Толя шипит: ,, Стой! Куда прёшь, не видишь бараны?!" Я увидел, как по склону хребтика не спеша поднимались Снежные бараны, они, как тени, сливались с камнями, серые, дымчатого цвета под цвет камней, крупные самцы-рогачи, килограмм под девяносто, наверное, рога закрученные! Четыре барана! Расстояние- метров сто пятьдесят! Толя присел на колено, прицелился в среднего... Выстрелил! Мимо! Мне хорошо было видно, как между ног у барана от пули поднялась пыль от камня, как дымок. Я стал корректировать: ,,Бери выше!" Он берёт выше- пуля ложится над спиной у барана. ,,Бери ниже!"- бьёт, и опять мимо, между ног!Расстрелял всю обойму- ни разу не попал! А бараны как шли, так и ушли спокойно, поднялись на хребтик, последний баран как бы ещё поиздевался над нами,- оглянулся, покачал рогами и пошёл за своими.
Бараны ушли... Мы поднялись на хребтик. Дальше к вершине горы подъём был пологий, высота была примерно тысяча семьсот метров над уровнем моря. Чувствовалась нехватка кислорода, расстояние до вершины было километра полтора или два, ноги были как ватные, шли медленно. Подошли к скалам, где были лёжки баранов, мы должны были ночевать и ждать их утром. Здесь почти на самом верху горы россыпью валялись ракушки, можно было собирать как картошку. Когда- то, двести миллионов лет назад это было морское дно! Так же россыпью валялись конкреции- обкатанные водой камни из глины, формой похожие на картошку,- из таких конкреций есть сейчас целые месторождения на шельфе морского дна, из них можно добывать разные металлы- медь, никель и другие.
Я нашёл кость, похожую на звериную, но Толя сказал, что эта кость доисторической рыбы, редкая, поэтому он забрал её себе для работы.
Спустились ночевать в распадок, спугнули двух каменушек-горных куропаток, стрелять не стали, чтобы не пугать баранов. Развели костёр, сварили чай, открыли последнюю банку тушёнки-НЗ, разделили на два раза- на вечер и на утро.
Переночевав, утром пошли в засаду ждать баранов на тропе. Как назло, заморосил дождь.
-Ну если дождь пойдёт, то они не придут, -сказал Толя.
Просидели мы часа три, наверное, в надежде, что дождь прекратится и выглянет солнце,- всё бесполезно, неудача! Пошли бродить по распадкам, может так нарвёмся на них. Шли по склону вдоль распадка, в одном месте была осыпь из крупных камней, лежали плиты метровые, я встал на одну, а она тихонько поехала вниз, а я, не успев испугаться, отошёл от неё и стою наблюдаю, как ротозей. Толя зарычал: ,,Ну что ты стоишь, смотришь, переходи быстрей через осыпь! Если она вся поедет, из тебя фарш получится!"
Барана мы так и не добыли, и даже куропаток не видели, пришли пустые, голодные. Толя рассказал Свете, как он баранов стрелял:-Я не пойму, или у меня со зрением плохо стало, или карабин так бьёт, не кучно, раскидывает.
Давай, Свет, пристреляй ты- попросил он её. Света села на бревно, расстреляла обойму-пять патронов метров за сто, пошли смотреть.
-Да он у тебя на метр в сторону бьёт-говорит Света.
Толя опять стал ругать себя, плеваться.
-Вот дурак так дурак, был старый карабин надёжный, нет, надо поменять, думал новый лучше, обманул сам себя.
Так мы остались без мяса и без продуктов, опять зарядили дожди и всё повторилось, как вначале сезона на первой стоянке. Ручей три метра шириной превратился в бурную реку сто метров в ширину, река кипела, бурлила, стоял гул, грохот, по дну катились камни, плыли деревья. Вода поднималась. Уже затопило костёр... Пришлось нам переселяться наверх, хорошо что терраса была невысокая и не крутая, правда заболоченная. Поставили палатку на мокрый мох, затопили печку, обсушили внутри, постелили войлочную кошму, спальные мешки... Прожили тут ещё несколько дней, ничего интересного не произошло за эти дни. Голодали и ждали погоду- две недели! Наконец, дали погоду, по рации сообщили-,,Ждите борт, собирайтесь!" Прилетел долгожданный вертолёт! Я с голодухи-то думал, что лётчики нам и еду привезут, в голове одна мысль-пожрать бы! Но они прилетели вывозить нас, а не кормить. Быстро погрузились, взлетели. Пролетали рядом со скалами, куда мы с Толей ходили. Бараны лежали, грелись на солнышке, провожая нас глазами и качая рогами, прощались, наверное, счастливого пути пожелали и, чтоб больше не появлялись здесь бродяги-геологи. Они же здесь дома, а мы в гостях у них. Прилетели в город Сангар на Алдане, дальше в Якутск надо было лететь на самолёте. Разгрузились, пошли в столовую. Толя разрешил: берите, кто сколько хочет. Я набрал в два раза больше, чем ем обычно и всё съел, после грибов еда казалась ну очень вкусная!!! В гостинице упали на кровати кверху животами, лежали, как неживые. Отлежались, отдышались выпили по рюмке, расслабились. В соседней комнате жили лётчики-вертолётчики. В гостинице было душно, двери в комнаты не закрывали. Лётчики рассказывали про охоту на волков с вертолёта, когда только начинали отстреливать их. Волки зимой ходят цепочкой, след в след. Охотники догоняют на вертолёте стаю, стрелок из автомата Калашникова начинает бить с последнего волка вперёд по цепочке, и так можно было взять всю стаю, когда как получится. Но волки потом поумнели, как услышат вертолёт, бросаются врассыпную! Приходится за каждым гоняться отдельно, всех уже не возьмёшь, уходят. Вожак у волков хитрый был, догоняют его на вертолёте, а он разворачивается и бежит на вертолёт под брюхо, под винты, уходит с линии огня. Пока делают разворот, волк зарывается в снег, только один хвост торчит... Вот так регулировали численность волков в те годы, сейчас с вертолётов не отстреливают, дорого, поэтому и волков развелось много, наносят огромный ущерб оленеводству. Волк убивает оленей не сколько ему надо для еды, а сколько может в зверином волчьем азарте, пьянея от крови!.. Так незаметно я уснул с рассказами про охоту на волков.
А утром погрузились в самолёт и полетели в Якутск, на этом участке наши приключения закончились. Прощай тайга!






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 29.11.2017 Магадан

Рубрика произведения: Проза -> Приключения
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1