История погружения


История погружения
Подводный мир. С детства боюсь глубины. С уроков зоологии. На цветной обложке учебника были нарисованы подводные обитатели. Причем, чем глубже они обитали, тем страшнее были их рожи. Или лица? Или морды? Что там у рыбы?
Ну, не боюсь, а как-то сильно неприятно. Черт его знает, кто там плавает? Что у него на уме? С поверхности не видно. Богатое воображение может до инфаркта довести. У меня как раз такой врожденный недостаток с воображением. Ну, река, озеро - это нормально. А вот море... Не люблю, когда глубоко. Там разные твари водятся.
Как-то в стеклянном тоннеле аквапарка Гонконга на меня напала мурена. Ну, не на меня... Но там такие прозрачные стекла! Я чуть камеру не уронил. Отпрянул так, что двух китайцев, стоящих сзади, перепугал до смерти. Просто не ожидал. Как вспомню - озноб по коже до сих пор. Хотел снять большую белую акулу, величаво парящую вверху. А тут - ярко-желтый песок, темные камни, из под которых метнулась оскаленная пасть извивающейся бархатистой молнии с блестящими и равнодушными черными зрачками. О чем она думала? Да ни о чем, наверное. Просто увидела какую-нибудь рыбешку около стекла, и сработал рефлекс, выверенный и отточенный миллионами лет.

Все рвутся на море летом. Раньше все ломились в Турцию. И летом 2010 года мои дамы - супруга и младшая дочка меня уговорили.
Поплавать, позагорать, прокатиться на экскурсию. Короче - скука беспросветная! Но что поделать? Я давно понял, что у меня лишь совещательное право голоса в нашем семейном, в основе своей дамском, коллективе. И я смирился. Конечно же, я могу пережить скучное однообразие на море и пляже. Но тащиться по жаре за полторы сотни километров, чтобы поглазеть на развалины какого-то амфитеатра, посидеть на потертых сандалиями древних римлян горячих ступенях, поплескаться в развалинах бассейна Клеопатры с родоновым источником - это на любителя. Я не любитель, но имею урезанное право голоса, поэтому терплю.
Выбор занятий на морских курортах, конечно есть, и Турция не исключение. Сафари на джипах, полеты на парапланах, водные лыжи, катамараны - это все есть. И, хотя все развлечения на воде проводятся в спасательных жилетах, это слабо утешает. Что там под водой, в глубине, а главное - кто там, все равно остается загадкой. Включается проклятое воображение, которое рисует жутких зубастых тварей, и неприятный озноб пробегает по коже.

Жара нестерпимая. Море уже надоело. Экскурсия, слава Богу, тоже позади. Сижу под тенью пальмы в шезлонге у бассейна. Супруга - в другом шезлонге неподалеку, но на солнышке. Со скуки что-то читаю. Подходит младший ребенок. Старшая - Юля с нами уже не ездит, да и Олю еле уговорили. Ей шестнадцать, но для меня она навсегда - младший ребенок, такой милый, забавный и жутко сообразительный. Так вот, подходит она и вкрадчиво и ласково так спрашивает: "Скучно тебе тут, папуля?" Чувствую какой-то подвох.
- Для настольного тенниса погода ветреная, в бильярд ты меня постоянно обыгрываешь, в город по такой жаре я не хочу, а плавать уже нет никакого желания, - сказал я, как отрезал, но подумал, - будет о чем-то просить.
Олюся начала издалека.
- Тебе же нравятся фильмы про путешествия?
- Ну, допустим.
- Ты же любишь узнавать что-то новое, неизведанное?
- Ты это к чему клонишь? - спрашиваю с опаской.
- Съездим, поныряем после обеда?
- Ты, разве не нанырялась еще?
Она тут, наверное, все дно около пляжа изучила, ныряя каждый день за ракушками и красивыми камешками.
- Ну, ты ведь никогда с аквалангом не нырял?
Я сделал паузу, мысленно вообразил себя с аквалангом, среди всей той живности из учебника зоологии, и мне стало как-то не очень комфортно в таком окружении. Видимо, картина, представшая мысленному взору, отразилась на моей физиономии, и Оля поспешила меня успокоить.
- Там не глубоко, и с нами будет инструктор. Ребенку отказать сложно. А в самом деле, подумал я. Ну где я еще поплаваю с аквалангом? И потом, это хоть как-то разнообразит мое монотонное прозябание на морском побережье в шезлонге под пальмой. Не такое уж плохое предложение! Я посмотрел на дочку более осмысленно и спросил: "Какова цена вопроса?"
- Да, там ерунда, 30 баксов с человека.
- Даже не думай! - подала строгий голос Анжела, приподняв соломенную шляпу, прикрывавшую лицо от солнца и посмотрев на меня. Оля поглядела на маму, потом снова на меня - мол, давай, принимай решение! Я тоже посмотрел на супругу, разомлевшую на солнце, подмигнул ей и бодро сказал: "А поехали с нами?"
- Ни за что! - отрезала она, и добавила, - И вас не пущу!
- Ладно, не переживай. Мы быстро вернемся.
Анжела стала приводить кучу доводов. Говорила, что это опасно, что воздух в акваланге может закончиться, что в море водятся акулы, и так далее, в том же духе.
Оля ликовала - я был на ее стороне! Она вообще тяготеет, мне кажется, к экстремальным видам спорта. Зимой, например, обожает спускаться с горы с привязанными к доске ногами. Ну не бред?!

После обеда под недовольный и тревожный взгляд Анжелики, в назначенное время, мы покинули отель и направились к месту сбора. Кроме нас еще пришла молодая пара, по-моему англичане, таких же любителей острых ощущений. Подъехал микроавтобус, и, запрыгнув в него, мы покатили за город, туда, где в лазурных водах Средиземного моря щедрое турецкое солнце растворяло золото своего сияния.
Доехали, колтыхаясь на ухабах и неровностях дороги, минут за сорок. Еще с полчаса ждали пока освободится наш инструктор. Чтобы нам не было скучно, кто-то включил на компьютере видео по технике безопасности. Из всего увиденного, я запомнил
лишь как продуть под водой маску, если в нее попала вода, да пару жестов, которые означают, что все хорошо - знак "Ok", и знак - когда надо всплывать.
Наконец, мы натянули гидрокостюмы, на мелководье обули ласты и задом наперед зашагали к инструктору, который стоял по пояс в воде у самого конца деревянного пирса. Он помог нам одеть акваланги. Помня опасения жены про количество воздуха в баллонах, я спросил об этом инструктора. Тот глянул на манометр за моей спиной, как-то странно улыбнулся, показал на пальцах знак "Ok" и провел ребром ладони по горлу. "Не переживай, воздух почти кончился, но тебе, наверное, хватит, если будешь поменьше дышать", так я мысленно перевел его жестикуляцию.

На самом деле, конечно, ничего такого героического в предстоящем погружении не было. Глубину обещали небольшую, всего шесть метров. Важно было только сохранять спокойствие. Как ни странно, я как раз был абсолютно спокоен. Мое богатое воображение, вероятно, осталось в шезлонге у бассейна греться на солнышке.
Надели маски, вставили загубник шланга в рот, и, убедились, что маска сидит плотно и не подтекает. Проверив, что с воздухом тоже все в порядке, мы показали инструктору, знак "Оk". Тот кивнул головой, и предложил нам следовать за ним, чтобы покинуть этот суетливый, но скучный мир повседневных забот и волнений, и окунуться в бесконечный, заманчивый и величественный мир новых ощущений и впечатлений.
Сразу от пирса дно достаточно резко пошло вниз.Оля с инструктором поплыли вперед и я последовал за ними. Крики чаек, плеск воды, шум мотора проплывающего неподалеку катера, сменились глубокой тишиной, которая нарушалась лишь бурлящим звуком пузырьков воздуха при выдохе. Безмолвная картина подводного мира имела бирюзово-голубые тона, быстро теряющие свою яркость по мере роста глубины погружениия. Оставленное в отеле воображение уже не будоражило сознание жуткими картинами. Я, как ребенок, впитывал в себя новые ощущения.
Оля с инструктором спокойно парили в этом бледно-голубом пространстве, я же прилагал заметные усилия, чтобы плыть с ними на одном уровне - безжалостная сила гравитации меня неумолимо тянула вниз. Вскоре наш коуч заметил мои мучения, подплыл ко мне и что-то там подкрутил в моем снаряжении, и я перестал мучительно бороться с притяженим. Тело стало просто невесомым, и я мог легко плыть в любом направлении, не прилагая усилий. Мог теперь спокойно глазеть по сторонам, отмечая детали. Под нами проплывало довольно унылое и однообразное песчаное дно, покрытое скудной растительностью. Вон там, внизу, покоится какой-то древний на вид глиняный кувшин с длинным, высоким горлышком и грациозно изогнутыми ручками. Видимо, давно тут лежит. Как и все вокруг, он покрыт слоем серо-зеленой пыли или ила.Откуда-то из далекого детства, рядом с кувшином возник было забытый, полупрозрачный образ Старика Хоттабыча, но почти сразу же, растворился в воде. Чуть левее проплыла стайка рыбок с коричневыми спинками, а чуть правее и выше - Оля в облегающем черном с красными вставками гидро-костюме, который выгодно подчеркивал стройность ее фигурки. Миновали затонувший якорь с какого-то судна, также покрытый плотным слоем ила. Якорь, вероятно, служил ориентиром, т. к. после него инструктор свернул направо, и мы стали погружаться еще глубже. Наконец, доплыв, вероятно до очередного пункта подводного путешествия, мы спустились за инструктором на дно какой-то впадины для проведения фотосессии. Наш коуч просил нас попозировать, а сам вел съемку камерой, помещенной в герметичный бокс. Затем он поднял со дна морского ежа и распорол его каким-то осколком камня. Мгновенно налетела целая свора различных рыбок, и пиршество началось. Он переложил ежа Оле в руку и начал снимать. Было очевидно, что распоротый морской еж Олю нисколько не смущает. Наоборот, ей было крайне забавно смотреть на рыбок так близко. Она даже пыталась погладить некоторых, но рыбки ловко уворачивались от ее пальцев, абсолютно ее не опасаясь. Я давно заметил, что с самого детства, все животные, земноводные и даже насекомые Олю абсолютно не боятся, и она, кажется, находит общий язык с ними. Вот и сейчас рыбки дружной толпой крутились вокруг ее ладошки без малейшей опаски.
Между тем, у меня этот трюк не удался. Такой же морской еж, также приготовленный, в моей ладони не вызывал у рыбок ни малейшего интереса. Вероятно, дело было во мне. Каким-то непостижимым образом, рыбки ощущали мое негативное отношение к тварям морским, появишееся еще на школьных уроках зоологии.
Тренер показал на часы и дал нам понять, что пора возвращаться. Его ожидала еще одна пара искателей приключений.
Потом, на берегу, стащив с себя гидрокостюмы и переодевшись, мы с дочкой обсуждали свои ощущения, пока инструктор приобщал к подводному миру тех англичан из нашего микроавтобуса.
По завершении всего, нам вручили диски с нашими фото и выдали сертификаты о том, что мы прошли начальный курс обучения. Сертификаты эти, наверное, пылятся где-то между старых бумаг, а на фото как-то наткнулся недавно, в результате чего и появились эти строчки. С аквалангом я так больше и не нырял. Красота окружающего мира мне нравится как-то больше, чем подводного, хотя по гороскопу я и рыба.

28.03.2017





Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 22
© 29.11.2017 Виктор Титов

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 1, интересно 1, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 4 автора












1