Письмо XXXIII. К дочери.


Письмо XXXIII. К дочери.
                                                                                                                                                                                                                                              5 – 12 – 43 г.

                                                                                                    Дорогая моя Галя!

     Позавчера получил от тебя письмо, в котором ты пишешь о своем желании поступить в муз. школу. Это, конечно, дело неплохое, но я боюсь, что занятия в институте, в физ. Кружке и в муз. Школе, отразятся на всех видах этих занятий. Лучше взяться, как следует, за что-либо одно. Основное, безусловно, - это институт и больше тренировки в решении задач и примеров по математике. У тебя есть ценные книги по математике (на одной из них написана дяди Миши фамилия, она – одна из лучших книг). Вот этим друзьям-книгам и уделяй как можно больше внимания.
     Когда я учился в заочном строительном институте, мне тоже математика плохо давалась. Однако я осилил ее, т.к. много уделял ей внимания. При этом, я занимался совсем один. Изредка, правда, мне помогал дядя Миша*.
     Всё, Галюша, можно осилить. Нужно только попотеть.
 
     Я живу хорошо. Питаюсь неплохо. Было б еще лучше, если б давали меньше мяса. Уж больно оно надоело. Курева мне вполне хватает.
25 дек. мне исполняется 42 года. Это уже старость. Правда, я чувствую себя хорошо, бодро. Но возраст все же свое берет, так, например, я не могу помногу бежать, или быстрыми шагами подниматься на гору – воздуха не хватает. Зимой у меня были опухшими руки и ноги. Вероятно, сердце у меня не совсем в порядке. Во всем остальном я ничуть не уступаю молодым казакам. Меня считают хорошим и крепким казаком, особенно хорошим разведчиком.
Я очень люблю острые моменты в военном деле. Этой остротой и является разведка. Моя разведка всегда была удачной, за исключением одного раза, в августе месяце. Нас было пять человек. Мы на лошадях ехали вдоль древопосадки, или как ее здесь называют, ветроупорки. Впереди ехал я с одним товарищем. Неожиданно натыкаемся на 4 машины с немцами. По нас открывают стрельбу из автоматов и пулеметов. Мы поворачиваем коней и галопом мчимся обратно. Немецкая пуля прорывает мне брюки, и осколочек разрывной пули впивается в сапог. Мой товарищ ранен в то место, откуда ноги растут и осколок остается в штанине. Четыре наши лошади мчатся вовсю. Мой конь стал отставать и на много отстал. Я вначале думал, что он ранен. Но это было не так. Он просто обессилел. Немцу легко было нас нагнать, особенно меня, отставшего. Но немцы вперед не двигались, струсили. Это меня и спасло.
 
     Я очень рад, что мама и Юрик поправляются. Желаю, чтоб их полнота не шла на убыль.
     Я дяде Шуре, дяде Васе писал письма. Получили ли они их? На письмо Горьким мной получено два ответа.
     Как же Юрик использовал свои 78 руб.?

Целую тебя крепко.
                                                                                                                           Папа.

     Привет всем родичам и знакомым.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
*Речь идет о младшем брате Е.В.Бабич (Мишановой) М.В.Мишанове.

=====================================================================
На илл. Г.А.БАБИЧ. г.Баку, 7 мая 1951 г. Фото из семейного архива.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 29.11.2017 Глеб ФАЛАЛЕЕВ

Рубрика произведения: Проза -> Письмо
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1