А смерти нет...




Настоящая верность


Шелестит-шепчет, на крылышках, на цыпочках бесшумных, сквозь дремоту больную мою: ты спи, спи, а я, пока ты спишь — поболею за тебя, поболею — а ты проснешься здоровый, и всё пройдёт…
Как будто можно болеть вместо человека. Или умереть вместо человека.
Нелепо, нелепо, когда говорят: я готов умереть за тебя, он готов умереть за нее...
И боль, и смерть — у каждого своя, тут ничего не заменить, и не прикроешь собой, и не отсрочишь.
У тебя смерть одна, и ты у нее один. Никаких третьих лишних. Никаких сложных отношений. Все просто, ясно и прозрачно. Всё честно. Настоящая верность.


Смерти нет

Устал совершать ошибки, а значит — жить устаю, передохнуть бы.
Стараюсь жить незаметно, дышать тише, ходить, не оставляя следов. И все равно ошибаюсь — в мелочи какой-нибудь, в детали, и осыпаются мои благие намерения, как листья с деревьев, и рушатся планы, как карточные домики.
А ты говоришь с досадой: ты как всегда! И еще говоришь: ну вот, вечно ты… — а дальше перечисляешь всё, что я делаю не так, и некстати, и чего вообще не должен бы делать.
А я думаю: как же ты права.
И верю тебе. Да и как усомниться в твоих словах? Вечно. Всегда. А значит — нету смерти в моей дурацкой и неправильной Вселенной. А смерти нет, mon ami, нет её… Нет её… Amen.


Бессмертие

Ты спрашиваешь: раз нету смерти, значит мы ведь будем всегда? Не знаю.
Бессмертие — странная штука. Душа бессмертна, это лично для меня, например, факт. Но для души моя личность, быть может — лишь эпизод из бесконечной истории. Существует ли жизнь после физической смерти в том понимании, которое мы вкладываем в понятие «жизнь»? Думаю, если теоретически бессмертие есть — оно не похоже на привычные наши представления о жизни.
Иногда мне видится существование души во времени, как вереница личностей, людей, таких как мы с тобой. Гостит в теле этот неуловимый сгусток духа, в одном из бесконечного количества тел. Мы рождаемся, умираем, душа освобождается от ставшего бесполезным тела, от вороха перепутанных воспоминаний, от бессмысленных привычек, заблуждений наших, от суетливых мелких стремлений, вечной обеспокоенности мелочами… Так что это не мы перерождаемся, а душа перевоплощается, приобретая неведомый опыт, состоящий из радостей, мучений, боли и сладости, из отваги и страха, из ненависти и любви.
Кажется, дело обстоит именно так… И так хочется ошибаться!
А нас, таких, какими мы являемся сейчас сами себе, кажется мне, там — не будет. Потому что мы — это наше тело, память, эмоции, впечатления, интеллектуальный багаж. Мы всего лишь фрагмент, эпизод, кадр на кинопленке — в этом вечно длящемся, древнем кино. Лишь тени чего-то более глобального.


Просто


— Вот скажи: тебя что не устраивает?
Удивившись:
— В смысле — не устраивает?
— Ну, в нашей жизни… Во мне.
Подумав:
— Всё устраивает.
Зачем-то долго, сосредоточенно глядя в кофейную чашку и помолчав:
— Ну только если ты умрешь — то не устроит. А так-то — все устраивает.

Как-то так... Буднично. О любви, о жизни и смерти.
Без нервических сложностей и романтики.
Без надрывной философии и зауми.
И никакой экзистенциальной тоски.
Душевно как-то. Просто.




© Птицелов Фрагорийский.
из кн. Блокнот Птицелова. Сад камней





Рейтинг работы: 10
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 39
© 29.11.2017 Птицелов Фрагорийский

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра
Оценки: отлично 4, интересно 1, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 6 авторов



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1