Скрипач на крыше


Посвящается Н.Г.Истошину

Начальники тоже люди,
и тоже любят танцевать.
Инна Кучерук

Санаторий «Горный воздух» в Железноводске всегда считался одним из лучших на Северном Кавказе.

Из собственности ЦК КПСС он был передан в администрацию Президента России, и сумел в смутное время сохранить лечебную базу, роскошь и изысканность.

Кроме, прекрасно обустроенного, общего обеденного зала в санатории имелся «Голубой зал» на 8 столиков, где питались первые лица страны и регионов.

В дальнем углу от входа был длинный стол, за которым устраивались банкеты, когда возникала такая необходимость.

В этот раз руководство Ставропольского края встречало И.О.Генерального прокурора России Алексея Николаевича Ильюшенко.

Устройством досуга гостей занимался тогдашний мэр Железноводска Владимир Кулаковский – человек весёлый и деятельный.

Чтобы гостям не было скучно, он послал водителя за местной знаменитостью.

Этой знаменитостью оказался сорокалетний небритый мужчина во фраке с футляром для скрипки.

По словам мэра, за какие-то грехи, скрипача уволили из столичной филармонии, и он влачил жалкую жизнь, как и многие артисты в начале девяностых.

Поскольку в Москве его квартира была служебной, то он, потеряв её, вернулся к матери в Железноводск.

Гости принялись выпивать, закусывать и произносить обязательные скучные тосты, а скрипач, которого все называли Федя, тихонько себе что-то наигрывал в противоположном углу, поглядывая на невиданные закуски голодными глазами.

Время было тяжёлое и голодное.

Чувствуя, что на него никто не обращает никакого внимания, Федя, неожиданно громко, рванул «Рондо Каприччиозо» Сен-Санса, чем заставил всех умолкнуть и сделать умные и значительные лица.

Наконец-то, все осознали, что перед ними талантливый человек и поспешили приобщиться к его дарованию.

Расчувствовавшись, большие начальники, стали подходить к играющему Феде с рюмкой, чтобы уважить хорошего человека.

Через какое-то время Федя «разогрелся» и стал играть более земной репертуар.

А когда дошёл до «Цыганочки», то мэр Пятигорска выбежал танцевать, увлекая за собой одну из официанток.

Плясал он неплохо, поэтому инцидент прошёл гладко.

Но, когда Федя заиграл «Мурку», а всё начальство стало ему громко подпевать, главный врач санатория Истошин решил, что дальше может быть ещё хуже и пригласил Федю за стол покушать, что остальные горячо поддержали.

Нетвёрдой походкой, уже много выпивший, скрипач подошёл к столу и уселся рядом с Генеральным прокурором на свободный стул.

Алексей Николаевич стал ухаживать за ним, подкладывая и подливая, а Федя, ни на кого не обращая внимания, ел и пил не переставая.

Казалось, что насытиться он мечтает навсегда.

Официантка, по распоряжению главного врача, положила рядом с Федей большой свёрток с продуктами, от которого скрипач не отводил голодных глаз.

Закончив, наконец, кушать Федя устало прилёг грудью на край стола.

К этому времени все дежурные тосты были произнесены, и прокурор, желая, видимо, показать свою простоту и демократичность, предложил Феде сказать тост, отчего скрипач несколько растерялся.

Но, быстро сообразив, что он тут свой, с трудом поднялся, держа свёрток с продуктами под мышкой.

-Я вообще-то говорить не мастер.
Я артист, а не крыса кабинетная - и он обвёл всех сидящих презрительным взглядом.
-Сыграть мне, конечно, легче, но раз публика просит, то не обессудьте, если чего не так.
Потому что ничего хорошего сказать я вам не могу, да и много чести перед вами, хапугами, тут расстилаться.
Вот вы тут жрёте деликатесы – он плотнее прижал к груди пакет с продуктами - а народ на картошке да на макаронах сидит, чтобы вы, сволочи, тут пили и ели за наш счёт.
Одним словом, козлы вы все.
Так бы и пересажал вас всех.
А лучше так расстрелять вас, подлецов, без суда и следствия.

Прокурор тихонько потянул Федю за фрак, но тот только отмахнулся.

И повернувшись в его строну, заявил:
-А тебя, гада,так первого посадил бы, будь моя власть, чтобы знал, как простым людям жить приходится.

В это время его взяли под руки два охранника и почти выволокли из зала, поскольку сам он уже идти не мог.

Все сидели молча, боясь смотреть друг на друга.

И только прокурор был весел:
-Полезно иногда узнать, что простые люди о нас думают.

Он взял корзинку из-под салфеток и положил туда сто долларов:
-Давай мужики!
Всякий труд должен быть оплачен.

И он пошёл с корзинкой вокруг стола.

Когда все расстались с частью своих денег, он послал своего охранника Колю, чтобы тот передал деньги и отвёз скрипача домой.

Затем он обратился к своему заму Хапсирокову:
-Назир!
Разберись там, чтобы скрипача взяли назад на работу и реши все его проблемы.

-Не волнуйтесь шеф!
Всё будет в лучшем виде.

Через месяц Федя уже работал в Москве на старом месте и получил служебное жильё.

А ещё через два месяца прокурора Ильюшенко Алексея Николаевича арестовали и посадили в Лефортово.

Через два года его освободили, извинились и устроили на работу в Московское правительство.

Наверное, это Федя ему помог.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 29.11.2017 Яков Капустин

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1