Дума тридцатая. «На душе и в городе слякоть».


Межсезонье. Да, есть на свете благословенные места, где время межсезонья – ноябрь. А у нас, «на Севере диком», ноябрь – глубоко зимний месяц с устойчивым снежным покровом и «легким» морозцем градусов под 30.
А межсезонье случается гораздо раньше. Над нами «хляби небесные» разверзаются в конце сентября - начале октября. А вместе с хлябями устанавливается «в душе и в городе слякоть». Почему? Потому, что мы, люди, метеозависимы. Зависимы от погоды на улице, а еще больше, как поет Долина, от «погоды в доме», которая «важнее всего». И если на погоду на улице мы повлиять не в силах, то погоду в доме создаем сами.
Создаем в течение всей жизни. Кто-то очень старательно, кто-то не очень. В нашем домашнем микроклимате, на который существенно влияют и внешние факторы, существуют свои зимы, вёсны, лета и осени. Но страшнее всего – межсезонья. И прямых виновников в затяжных семейных межсезоньях нет, но сути дела это не меняет: в доме зябко и тоскливо. Почему? «Вопрос, конечно, интересный».
Но не менее интересно было бы найти интересный ответ на него. Не получается. Это молодость с наглым самодовольством уверенно может дать ответ на любой вопрос. А в зрелые годы все чаще встаешь в тупик перед вопросами гораздо менее глобальными, чем «Кто виноват?» и «Что делать?» И тогда остается только отвечать на вопрос вопросом: «А все ли я правильно сделала для того, чтоб погода в доме была благоприятной?» До недавнего времени ответила б утвердительно. А сейчас...
Сейчас надо подумать.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 43
© 29.11.2017 Надежда Лукошина

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1