Любовью не бросаются.




Любовью не бросаютсяСергей Одзелашвили
фото из интернета.

Переезд на материк был тягостным. Начинать жизнь с нуля, это по молодости всё трын трава. А с годами налаженный быт и не в смысле, там, роскоши и финансового благополучия. Нет. Он привык к Северу, к его трудностям, к его ограничениям во всём, кроме той Свободы, которая давала ему эта бескрайняя тундра. Но и эти ограничения формировали его как личность. Не каждый вы­держит, он выдержал, и всем своим сердцем, всей душой врос в этот странный, жестокий, совсем не приспособленный мир для че­ловеческого житья.

А сейчас, он вновь в Петербурге, в своём родном городе. Только город, хоть и был его колыбелью, стал для него чужим.
Это сейчас, как прошла зима, он немного пообтёрся, вроде как привык. Но вечерами ностальгия душила по бескрайности. Он тосковал по безлюдью, по той скупой, но такой пронзительной кра­соте Заполярья.

Ему так не хватало звенящей чистоты воздуха, того ветра который пригибал его к тундровому фетру. Тут в городе, он ночью выходил, в так называемый мороз - минус двенадцать градусов, с надеждой увидеть Полярное Сияние.
Сияние видел - только реклам.
И так тосковал по оставленным ездовым собакам, особенно по Леди и Боцману. Господи, как они плакали от расставания с ним. Это не был вой - это был плач.

Вспомнил, и так стало больно на сердце. Он предал их, свою Свободу, и вспомнил тоску в глазах Валерии. Он прожил с ней три месяца. Она только приехала на Север. Преподавателем химии по контракту и они быстро прониклись друг другом. Это было как озарение.
Она осталась, да его и не удерживала. Скажи ему - останься и он бы остался. Два дурака, оба гордые. А сейчас сидит кроет себя последними словами.

Как он любил её имя, просто млел произнося - В-а-л-е-р-и-я. Её это так пронимало, она умела его слышать и понимала его, как никто.
И всё больше он утверждался в мысли, что всё бросит и поедет за ней. Плевать на контракт. Он только боялся, одна ли она? Уж больно видная, не сказать, что писанная красавица. Но присмотришься и глаз не оторвать.

Дурак, Господи, какой дурак, оставив там своё счастье.
Ни она, ни он, ни разу не созвонились, даже не поздрави­ли друг друга с Новым Годом.

Он так и не устроился на работу. Три последних года на Севере отработал без отпуска и сейчас отдыхал. Деньги были, всё присматривался, не открыть ли своё дело, но так и не решил чем заняться.
Неожиданно, вспомнил огромного сильного Боцмана, когда он уходил, оставив собак своему приятелю охотнику, потрепал пса по холке, а Боцман облизал его руку, подошла Леди, легла и поло­жила голову на его ступню, а рядом лёг Боцман. Это было так по человечески, так вопиюще больно от расставания.

Горько вздохнул и подумал, - а может бросить всё это к чёрту, и поехать за ними, и за своей Валерией. Чего бояться, ну нашла ему замену, что сделаешь — жизнь!

***

Прошло ещё полгода. Он не смог жить в городе и купил добротный дом за городом, с большим участком в пол гектара. Ко­нец сентября оказался невероятно тёплым.
Он стоял в дверном проёме из дома на террасу, тихо и смотрел, как у ног Валерии лежали Боцман с Леди, нос к носу и два пушистых щенка присосавшись к животу Леди тихо посапывали.
Боцман конечно же его почувствовал и чуть скосил глаз в его сторону.

А в кресле качалке, на выделанной шкуре полярного волка, лежала Валерия, с прикрытыми глазами, с тонкой улыбкой на устах, и к её груди припал их сын.
Он не хотел тревожить эту невероятную идиллию любви. Тяжело дыша, ощутил внутри себя такое непередаваемое счастье. И подумал.
Такой любовью не бросаются, ею дорожат.

21 июня 2016.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
© 29.11.2017 Сергей Одзелашвили

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1