Застывший шедевр. Глава 2. 1


2 июля 2012г. г.Рязань, хоспис
Громов припарковал «Мицубиси Аутлендер» перед невзрачным двухэтажным кирпичным зданием и выключил двигатель. От Свято-Иоанно-Богословского мужского монастыря хоспис отделял высокий белокаменный забор. День выдался солнечный, температурный датчик на приборной панели показывал двадцать четыре градуса. Выйдя из охлажденной кондиционером машины, Вадим вдохнул прогретый летним солнцем воздух и размял затекшие мышцы.
Внимание следователя привлекло окно второго этажа, через которое за ним наблюдала молодая девушка. Ее миловидное лицо не выражало никаких эмоций. Вадим подметил белокурые волосы, стянутые цветастым платком, темную блузку, на фоне которой девушка казалась болезненно бледной.
«Такая молодая, а уже пациентка хосписа», – с сочувствием подумал он.
Он отлепил от силиконового коврика-держателя телефон и сунул его в карман джинсов. Включил сигнализацию, стремительно поднялся по ступеням на крыльцо и бросил быстрый взгляд на табличку рядом с входной дверью «Отделение паллиативной медицинской помощи».
Открыв дверь, Вадим ощутил стойкий запах медикаментов, больничной еды и от нахлынувших болезненных воспоминаний поморщился. Три года назад от рака умерла его мать, так что у него был незабываемый опыт в посещении подобных заведений. Пока он стоял перед стойкой регистрации, перед глазами мелькало истощенное и измученное болезнью ее лицо.
В вестибюль вышла старшая медсестра и пригласила его пройти в ординаторскую. Пока они шли по коридору мимо вереницы больничных палат, больные и медицинский персонал с осторожностью поглядывали на следователя. По их лицам он понял, что о его визите не знала лишь кошка, которая вальяжно расхаживала по отделению.
– Проходите, – пригласила медсестра с деланной улыбкой, открывая дверь ординаторской.
В заставленной письменными столами комнате у окна стоял мужчина в медицинском халате и говорил по телефону. Заметив Вадима, он жестом пригласил его сесть на потертый офисный стул, а сам продолжил разговор. Судя по коротким сухим ответам, он говорил с родственником умирающего больного.
Громов вынул из кармана брюк блокнот и освежил в памяти перечень вопросов, которые накидал еще в офисе во время совещания.
Закончив разговор, врач-паллиатолог поздоровался и сказал:
– Извините, у меня мало времени, так что сразу хватайте быка за рога.
Следователь понял, что врач не собирается садиться и тоже поднялся.
– К вам у меня всего два вопроса: кто навещал Довлатова в хосписе с первого дня поступления, и удалось ли вам найти свидетелей его похищения? – деловито начал Громов. – Когда мы говорили по телефону, вы обещали, что поручите кому-нибудь опрос больных. Так же мне нужно осмотреть палату, в которой лежал Довлатов, и поговорить с персоналом, который в тот день дежурил.
– По поводу посещений я дам распоряжение, вам выдадут информацию, сам я не вникаю в такие вопросы. Лично я никого у его койки не видел. На второй вопрос...
Разговор прервал скрип двери, в ординаторскую заглянула одна из медсестер, которую Громов видел в коридоре.
– У Ковалева резко упало давление, нижнее: сорок.
– Реакция на новые препараты? – быстро отозвался врач.
– Еще не успели дать.
Девушка скрылась в коридоре, врач ни слова не говоря, тут же выскочил следом. Громов решил не дожидаться в ординаторской и последовал за ними.
– Где палата Довлатова?
– Там уже лежит другой больной, – бросил через плечо доктор и заскочил за медсестрой в палату.
Громов притулился к стене и стал наблюдать за хорошо знакомыми действиями персонала. Мимо него величественно прошагала та самая девушка, что наблюдала за ним из окна второго этажа. В руках она несла упаковку томатного сока и скрученное в валик шерстяное одеяло. Ее большие голубые глаза были наполнены слезами. Громов проводил ее взглядом до лестницы и снова повернулся к врачу. Тот уже сделал осмотр и скорректировал назначения. Увидев все еще стоящего рядом следователя, он выглянул в коридор, позвал старшую медсестру и сказал:
– Катя, проводи следователя к Наталье, а потом ответь на его вопросы.
Женщина кивнула и повела Громова назад в вестибюль.
В приемной выяснилось, что Довлатова никто не навещал и не звонил. Тот же напротив, звонил из хосписа много раз, так как своего мобильного телефона у него было, но итог этих разговоров всегда был один: он со злостью бросал трубку. За что ему персонал неоднократно делал замечания. В конце беседы регистратор поведала, что характер у Довлатова был задиристый и вспыльчивый. Он часто грубил персоналу, а однажды, не получив во время дозу обезболивающего, швырнул в медсестру ботинком.
Следователь поблагодарил за информацию и присоединился к старшей медсестре, которая с недовольным видом все это время ожидала его в коридоре.
– Я бы хотел осмотреть палату, в которой лежал Довлатов, – Громов потер травмированное на последней тренировке плечо.
На секунду она закатила глаза, давая понять, как ее нервирует его присутствие, затем качнула головой в сторону лестницы и первой пошла вперед.
– Как я понял, это вас руководство просило провести опрос больных на предмет свидетелей похищения? – спросил он медсестру, чеканившую шаг словно солдат.
Она обернулась вполоборота и закивала.
– Что удалось узнать? – с нетерпением в голосе спросил Вадим.
– Никто ничего не видел, – она развела руками, как бы извиняясь, и добавила: – Вы, наверное, это часто слышите.
Громов оставил ее догадку без комментария. Выезжая из Москвы, он предполагал, что обычный опрос свидетелей в таком учреждении невозможен, большая часть пациентов сидит на обезболивающих препаратах, от которых ослабевает сознание и искажается восприятие реальности, вследствие чего они не могут быть надежными свидетелями.
Поднявшись на второй этаж, они зашли в первую же дверь и оказались в палате, рассчитанной на две койки. У окна стояла та самая блондинка в платке, которую он заметил, как только приехал. Он проследил за ее взглядом и понял, что она смотрит на церковные купола. На койках лежали двое мужчин, один из них примерно шестидесяти лет был накрыт тем самым одеялом, которое только что принесла девушка. Больного бил озноб, на лбу выступила испарина. Его худощавое лицо имело серо-зеленый оттенок. Второй, пациент спал, отвернувшись к стене.
– Как видите это обычная палата, – вполголоса сказала медсестра, стараясь не разбудить спящего больного.
Громов осмотрелся. На окне решетка, через широкий дверной проем с легкостью проедет каталка. Рядом с палатой пост медсестры.
– А кто дежурил в тот день?
– Валентина.
– Могу я с ней поговорить?
– Она на больничном.
– Дадите ее адрес?
Медсестра кивнула и кивком показала в сторону коридора.
За все время пребывания следователя в палате, девушка в платке так и не повернулась, стояла словно монумент, плотно сомкнув губы, и не отводила взгляда от монастырских куполов.
– А лифт у вас есть? – спросил следователь, выходя из палаты.
– Лифт есть, но он включается очень громко и перебудил бы всех больных, так что можно сказать с полной уверенностью, что им не пользовались.
Заполучив номер телефона медсестры, дежурившей в ночь похищения Довлатова, Громов позвонил и в нетерпении переминался с ноги на ногу. Шли гудки, но трубку она не взяла. Тогда он спустился в регистратуру и попросил ее домашний телефон. Опять потерпел неудачу и вернулся в отделение. Следующий час он опрашивал персонал и больных, которые еще самостоятельно передвигались по коридору и, не добившись от них новой информации, решил вернуться в Москву. Нутром он чуял, что все с кем он беседовал, знали гораздо больше, чем говорили, но ощущения в протокол не впишешь.
Разочарованный и пропахший запахом медикаментов он вышел на крыльцо и вдохнул свежий воздух. Рядом с его машиной стояла та самая блондинка со стеклянным взглядом.
– Вам здесь правду никто не скажет, – быстро произнесла она и двинулась вдоль дороги.
Девушка сняла платок и встряхнула головой. Пряди густых длинных волос рассыпались по спине. Она обернулась и убедилась, что он смотрит ей вслед.
– А вы? – спросил Громов, наблюдая за ее странным поведением.
– Не здесь... – отозвалась она и скрылась за поворотом.
Громов сел в машину и завел двигатель. Когда он повернул за угол здания, девушка стояла у обочины. Он остановил машину и открыл перед ней дверь.
– Как вас зовут?
– Никак... – ответила, как отрезала блондинка, садясь в машину, – мой дядя умирает в этом хосписе, я не хочу, чтобы он пострадал от моего длинного языка. Езжайте на заправку, я сойду перед трассой.
Громов нажал на педаль газа. Машина медленно покатила, держась ближе к обочине.
– Вам никто правду не скажет потому, что в хосписе принято ограждать больных от всех проблем извне. Им и так остались считанные дни, многие не доживут и до следующей недели, лишние переживания им не нужны.
Девушка перевела дыхание, оглянулась, осмотрела дорогу. Затем ее взгляд скользнул по окнам хосписа. Убедившись, что их никто не видит, она снова повернулась к следователю.
– За день до исчезновения Петра я видела, как в хоспис приходил странный парень. Вел он себя ужасно, врывался в палаты к больным, забирал еду, оскорблял всех, кто пытался его вразумить. Медперсонал был на совещании, поэтому его не сразу выставили.
– Ты лицо его запомнила? – с надеждой в голосе спросил Вадим.
– Нет. Он прятал лицо под бейсболкой. Синяя такая... на ней была вышита надпись, что-то... – ее лоб прорезали тонкие морщины, – не помню короче...
– Во что бы одет?
– В черные узкие джинсы и разноцветную футболку.
– Телосложение?
– Худой... даже слишком... высокий...
– Что он говорил?
– Кричал, что все цепляются за никчемную жизнь, что они ничего для бога не значат, что они жуки навозные. Было жутко... Это я позвала санитаров, его сразу прогнали. Думала, он снова заявится, зачем-то же он туда приперся, сами понимаете, нормальный человек это место будет стороной обходить, но нет, больше я его не видела.
Громов почувствовал, что она что-то недоговаривает.
– Что еще? – спросил он и припарковался рядом с автозаправкой.
– Больной с первого этажа сказал, что видел, как он выскочил из первой палаты весь в слезах. Сначала рыдал сидя на полу, его начало штормить. Вырвало на линолеум... ну а потом наглотался каких-то таблеток и его понесло. Мы думали он нарик, таких тут много крутится в надежде поживиться.
Следователь прожег незнакомку проницательным взглядом.
– Ладно, вылезай, я поеду обратно, – Вадим хотел открыть пассажирскую дверь, но девушка запротестовала.
– Вы что?! Вам нельзя возвращаться, тогда они точно узнают, что это я вам рассказала.
– Слушай, я тут с тобой в шпионские игры играть не буду, я веду расследование убийства, так что ты мне под руку не лезь, – грозным тоном выпалил Громов.
– Дайте мне слово, что не вернетесь, и я вам все расскажу, а что не знаю, так узнаю позже, – взмолилась девушка.
– Как тебя зовут? – снова спросил Громов.
– Вика, – еле слышно произнесла она и опустила голову.
– Так вот, Вика, говори, что знаешь или я вернусь, и весь этот хоспис на ноги поставлю, – грозно произнес Вадим и жестом показал в сторону кирпичного здания.
Оставалось загадкой, зачем она с ним сама заговорила. Могла бы промолчать, раз так переживала за родственника. Но нет, она настойчиво привлекала к себе внимание следователя с момента его появления.
– Первая палата – мужская, туда попадают больные, которых только перевели из больниц. Это своего рода приемный покой. Там лежат несколько дней, а потом их переводят в другие палаты. Так вот, в первой палате в тот день лежали двое: старичок, который умер на следующий день и Артур, которого потом перевели на место Довлатова в палату к моему дяде.
Громов мысленно пытался вспомнить парня, который спал лицом к стене. Обесцвеченные на концах пряди волос, клетчатая рубашка, трикотажные черные спортивные бриджи, в ухе прокол от серьги.
– После исчезновения соседа, дядя сказал, что у него пропала куртка и пакет с фруктами. Я подумала, что это мог взять тот самый парень. Он ведь воровал еду у больных.
– В ночь, когда пропал Довлатов, ты была в палате?
Она покачала головой.
– Нет, я пришла к обеду.
– Твой дядя что-нибудь видел?
– Его боли сильно мучили, не спал несколько дней, поэтому еще с вечера ему дали большую дозу снотворного, он проспал всю ночь. Ничего не слышал.
У Громова промелькнула мысль, что без внедрения своего человека в хоспис до сути происходящего не докопаться. Он сунул визитку Виктории, попросил глаз не спускать с нового пациента и докладывать обо всех посетителях.
– Попытайся его разговорить, но не усердствуй. Если он причастен к похищению Довлатова, то насторожится и замкнется. Будь осторожна. Поняла?
Девушка кивнула, распахнула пассажирскую дверь и пулей выскочила из машины. Нахмурившись, Громов смотрел, как она вышла на трассу и пошла к остановке. Он так и понял ее мотивации, ее поведение не складывалось в общую картину и это дико раздражало.

†††
2 июля 2012г. г.Тула, центральный парк
Паренек плотного телосложения, запыхавшись после пробежки, опустился на скамейку у пруда и с облегченным стоном вытянул ноги. Летний ветерок приятно обдувал лицо и теребил мокрые от пота волосы. Обтерев лицо подолом необъятного размера майки, он пытался восстановить сбившееся дыхание. Сердце, словно птица, запертая в клетке, готово было вырваться из груди. Сегодня он с трудом выполнил половину намеченной нагрузки. За последние недели он стремительно набирал килограммы, ни диета, ни чудо-чай для похудения, который купила ему мать, не помогали. Он снял кроссовки, помассировал отяжелевшие ноги и огляделся по сторонам. Тусклый рассеянный свет фонарей еле освещал тротуар и береговую линию пруда. Вдоль берега плыла пара белоснежных лебедей, рождая в сознании определенные ассоциации. В памяти мелькнул образ девушки, с которой он накануне поссорился, но телефонный звонок не дал ему погрузиться в мучительные воспоминания. На дисплее он прочитал «дом» и ответил:
– Мама я еще не закончил, осталось полкруга.
– Не слышу, чтобы ты бежал, – усомнилась мать.
– Я устал, присел на лавочку, – с раздражением возразил парень.
– Хорошо-хорошо, я просто хотела удостовериться, что с тобой все в порядке. Я приготовила ужин.
– Мама, ну какой ужин?! Я худею, – взмолился он.
– Это легкий салатик: зелень, помидоры и огурцы, от него не поправишься. Ешь хоть целый таз, – звонкий смех матери заставил его улыбнуться.
– Только лук не добавляй! Скоро буду, мам.
– Я без тебя не сажусь за стол. Так что не рассиживайся там на скамейке. Завтра мне рано вставать.
Он спрятал телефон в карман спортивных брюк и тяжело вздохнул. Со стороны дороги послышался приглушенный стук и чье-то чертыханье. Паренек оглянулся и увидел молодого мужчину с костылями, который пытался поднять с асфальта упавшие книги. Одна нога была в гипсе. Он поднимал книги, а другие тут же падали. Недолго думая, бегун втиснул распухшие ноги в кроссовки и побежал навстречу незнакомцу.
– Давайте я помогу, – услужливо предложил он и начал поднимать книгу за книгой.
– Спасибо, – сдержано поблагодарил незнакомец и, опираясь на костыль, проковылял к синему фургону.
Бегуну ничего не оставалось, как последовать за ним. Незнакомец открыл нараспашку двери.
– Если вам не сложно положите книги ближе к сиденью.
Бегун запрыгнул в фургон. Складывая книги стопкой, он невольно принюхался к устойчивому запаху химикатов и брезгливо сморщил нос.
– Как же вы поедите на машине, если у вас нога в гипсе?
Ответа он не услышал. Разряд электрошокера встряхнул все тело, от чего оно словно мячик подпрыгнуло в воздухе и распласталось в фургоне поверх книг. Один кроссовок спал с ноги и отлетел на обочину. Отбросив костыль, мужчина проворно запрыгнул в фургон и захлопнул двери. Тщательно обыскал карманы доверчивой жертвы и изъял мобильный телефон, ключи от квартиры и упаковку жвачки. С большим трудом он перевернул обездвиженное грузное тело на спину, аккуратно разрезал портняжными ножницами промокшую от пота футболку и осмотрел лицо и плечи.
– Хм... Так-сяк... не идеально, но приемлемо, – произнес, потирая взмокшие от перевозбуждения ладони похититель, и перелез на водительское сиденье.
Сняв накладной гипс с ноги, он небрежно закинул его в салон и завел мотор. Через минуту фургон вырулил на дорогу и перестроился в крайний левый ряд. Одну руку водитель держал на руле, второй разобрал телефон жертвы и извлек сим-карту. Больше она здоровяку не пригодится. Сим-карта упала на проезжую часть под колеса ехавшей следом машины.

†††
Хотя в министерских кабинетах было прохладно, Кира спустилась в колонный вестибюль взмокшая с пунцово красным лицом. Тесты, опросы и бег из кабинета в кабинет вымотали ее до предела. Чиновники, особо не церемонясь, несколько часов штудировали детали ее биографии и профессиональные навыки, словно рассматривали микроб под микроскопом. Такому прессингу она не подвергалась даже когда ее зачислили в новый отдел профайлинга. Такой жесткий отбор можно было объяснить тем, что утвержденная кандидатура должна была представлять в международной группе Россию. Это была ответственная и самая важная часть ее карьеры. После курса повышения квалификации в ФБР Кира может рассчитывать на повышение в звании и продвижении по службе.
Выходя на улицу, она с облегчением выдохнула, открыла сумочку и нашла ключи от арендованной машины. Знакомая фигура мелькнула на стоянке, Кира замерла, не веря своим глазам.
– Глеб? Это ты?
Из темноты на свет фонарей вышел брюнет среднего роста – ее бывший напарник – и деловитой походкой двинулся ей навстречу. На лице растянулась довольная улыбка.
– Вот это сюрприз! – воскликнул он. – Не ожидал тебя здесь увидеть.
– Да уж, сюрприз. Ты что тут делаешь?
Он подошел так близко, что Кире пришлось сделать шаг назад. Его карие глаза жадно ощупывали ее фигуру.
– Меня перебросили в новую группу, был здесь по делам, – уклончиво ответил Глеб и с нежностью добавил: – Привет.
– Привет. Можешь не шифроваться, я знаю, что ты работаешь в Интерполе.
Ее осведомленность он воспринял по-своему.
– О, следишь за моей карьерой? Приятно, не скрою.
Такая реакция Киру не удивила, бывший напарник с первых дней не скрывал своего интереса и, несомненно, ждал от нее ответной реакции. Разубеждать бывшего коллегу она не стала, хотела посмотреть, куда заведет эта встреча. Возможно, ей удастся его разговорить и выведать какие улики есть у Интерпола на Бирка.
– Не хочешь чего-нибудь перекусить?
– С удовольствием, – улыбнулась она, – за весь день у меня во рту не было ни крошки.
Они перешли по подземному переходу на другую сторону дороги и расположились в ближайшем кафе. Просторное светлое помещение, отделанное деревянными рейками и зеленой керамической плиткой, было наполовину заполнено посетителями. Бывшие коллеги сели за самый удаленный столик и сделали заказ.
Глеб облокотился на стол и почти прильнул к ее лицу.
– Ты не представляешь как я рад нашей встречи. Два месяца я звонил тебе на мобилу, но ты была недоступна. Я думал, что с тобой что-то случилось, а вчера мне сказали, что ты снова выходишь на работу в отдел профайлинга.
– Я поменяла номер мобильника, так как бывший муж доставал звонками.
– О! Неприятно, наверное, такое навязчивое внимание?
Кира не стала вдаваться в подробности и объяснять настоящую причину конфликта с бывшим мужем, а это были банально деньги, вернее, низкая цена по которой он хотел в кратчайшие сроки продать совместно приобретенную квартиру. Он не скрывал, что спешит с переездом, поэтому Кира предложила ему оформить на нее доверенность, по которой обязалась продать ее сама и перевести на банковский счет половину вырученных денег. Роман согласился. На этом вопрос был исчерпан.
– На мой взгляд, дважды в реку не войдешь. Тем более... после измены.
Ни один мускул не дрогнул на ее лице, но внутри Киры все напряглось. Про ее развод знали единицы, а причину не знал никто. Тогда как, черт возьми, этот проныра узнал такую подробность из ее личной жизни?
– Поэтому и развелась, – ответила Кира и попыталась улыбнуться.
– Этот шаг я одобряю, – быстро отозвался Глеб и тут же помрачнел, – а вот связь с психом решительно не понимаю. Пожалуйста, скажи, что это просто сплетни.
Кира поняла, что он говорит о Расмусе и усмехнулась. Сказать правду она не могла, но и без ответа оставить вопрос было невежливо.
– Не могу ни опровергнуть, ни подтвердить информацию, – с улыбкой ответила она заученную фразу, – но честно говоря, надеялась избежать этой темы.
– А не выйдет... – сухо отозвался он и, заметив официантку, замолчал.
Когда принесли заказанные блюда, Кира вытерла салфеткой столовые приборы и набросилась на еду.
– Ого, про крошку во рту ты не шутила! – засмеялся Глеб.
Майор жестом дала понять, что предпочитает сначала поесть, а потом продолжить разговор. Глеб словно ждал подобной ситуации и тут же ею воспользовался. Пока Кира поглощала греческий салат и бефстроганов с жареным картофелем, он пошел в атаку.
– Я не поверил, что ты до сих пор живешь у этого психопата, но потом в газетах стали появляться ваши снимки... ты и Бирк... – он тяжело вздохнул, лицо исказилось в мучительной гримасе, – как серпом по... ну ты понимаешь...
Она замотала головой, давая понять, что не понимает.
– Бирк – ходячая катастрофа. Он как магнит притягивает к себе маньяков и всякий сброд. По его вине погибло куча народу. На закон ему наплевать, он действует напролом, идет к цели любыми путями, – со страстью произнес Яковлев, тыча пальцем в плечо Киры, словно она и есть Бирк. – Ох, с каким удовольствием я надел бы на него наручники!
Наконец он заметил перед собой тарелку, от которой исходил аромат свиной отбивной с розмарином. На минуту за столом наступила тишина, Кира судорожно выбирала подходящую тактику.
– А его окружение? Этот его помощничек... – Глеб отправил очередную порцию мяса в рот и тщательно проживал. – Ты знаешь, что его родоки были найдены мертвыми, а он единственный свидетель происшествия? На руках и пижаме были обнаружены брызги артериальной крови обоих родителей. Психологи долго не могли вынести свой вердикт, а когда японская полиция все же захотела изъять мальчика у родственников, чтобы определить его в учреждение для особо опасных детей, тот таинственным образом исчез.
– Ты про Сото? – уточнила Кира и отодвинула от себя пустые тарелки.
– Да не его это имя. Я пробил его отпечатки по базе – Акира Ито – единственный наследник табачной империи Ито.
– Откуда у тебя его отпечатки? – спросила удивленная Кира.
– Снял их с бутылки воды, которую тот выбросил в офисе.
– Находчиво, – усмехнулась майор, в очередной раз, подмечая прыткость бывшего напарника.
– В отличие от тебя я не околдован шармом Бирка, а вижу его гнилую душонку насквозь.
Кира тяжело вздохнула и сложила руки домиком.
– Глеб, ты как заблудший клещ вцепился в старую раненую собаку и сосешь отравленную горьким опытом кровь. На кой черт тебе сдался Бирк? – она усмехнулась. – Преступников что ли не хватает? Я могу подкинуть тебе с десяток. Какие у вас против него улики?
Яковлев отвел взгляд.
– Дай угадаю, никаких. Иначе бы вы уже следовали за ним по пятам как гончие.
Бывший напарник покончил с отбивной и откинулся на спинку стула. Его взгляд стал жестким и недоверчивым.
– Ты, конечно, делай, что задумал, мне до лампочки. Просто жалко твое потраченное время. Кто Бирк на самом деле меня совершенно не волнует, главное он ловит маньяков и делает это лучше всех. То, что у него проблемы с психикой ни для кого не секрет, даже там об этом знают, – Кира показала на здание министерства. – Пойдешь против Бирка набьешь шишек и братец тебе на этот раз не поможет. Лучше займись реальными делами. Очищай страну от скверны.
Официантка принесла чай и десерт. Несколько минут за столом стояла напряженная тишина. Глеб ехидно улыбался и не сводил взгляда с бывшей напарницы, пока та доедала ягодный мусс.
– Время покажет Митяева... время покажет... – философски изрек он.
– А по поводу сплетен мне даже как-то обидно стало. Ну ладно другие, но ты ведь был моим напарником, я тебе подробно и внятно растолковала свое к нему отношение.
– А на следующий день осталась у него ночевать, – с издевкой произнес Глеб и прожег ее колючим взглядом.
– Ммм... из чего ты сразу сделал вывод, что у нас роман? – усмехнулась Кира и жестом попросила официантку принести счет. – Не фантазируй... спустись с небес на землю. Даже если он будет последним мужчиной на земле...
Официантка приблизилась к столику и положила счет перед Глебом, тот поблагодарил и протянул ей кредитную карту. Когда она удалилась, Яковлев поднял на бывшую коллегу глаза и выпалил:
– Если так, то присоединяйся к нашей группе... стань информатором. Это тебе зачтется. Мой шеф весомый человек, ни то, что Лимон... В отделе профайлинга ты точно карьеру не сделаешь.
Кира выпрямилась как натянутая струна. Догадка прожгла сознание: их встреча не случайна. Яковлев знал, где ее искать, а раз так, то в министерстве у него был свой осведомитель и она сегодня с ним встречалась. А значит он в курсе, что она проходит собеседование на стажировку в ФБР.
– Кира, я кидаю тебе спасательный круг. Не хочу, чтобы ты пострадала. Ты этого не заслуживаешь.
В голове майора проносились десятки версий происходящего, но из всех она выделила лишь одну и на ней сконцентрировала внимание: Интерпол ищет среди сотрудников отдела профайлинга стукача, который бы снабжал их надежной информацией о Бирке. Кира – идеальная кандидатура. Если откажется она, Интерпол продолжит свои попытки с другими членами команды, а вдруг кто-то будет более сговорчивый, чем она и пойдет на контакт? Например, Громов. Ведь именно Бирк встал между ним и курсами ФБР.
– Если я соглашусь, что я должна буду делать?
– Не знаю. Я просто предложил. Решать будет мой шеф.
Майор потерла подбородок, делая вид, что раздумывает. Когда пауза стала неприличной, она подняла глаза и сказала:
– Я скоро уезжаю на стажировку, как приеду дам ответ.
Он усмехнулся, всем своим видом давая понять, что осведомлен больше чем она.
– Ты никуда не поедешь – утвержден Громов. Завтра утром тебе дадут отказ. Но ты можешь еще все исправить, – он придвинул к ее руке свою визитку и нежно погладил ее тонкие длинные пальцы, – если позвонишь до десяти часов утра, я смогу тебе помочь.
После этих слов он чмокнул ее в щеку, попрощался и с довольным видом вышел из кафе. Кира посмотрела ему вслед и почувствовала себя как на раскаленной сковородке.
«Утвержден Громов? Но шеф был уверен, что поеду я. Неужели вмешался папаша Вадима?», – подумала Кира, глядя, как Глеб спускается в подземный переход.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 21
© 29.11.2017 Инесса Давыдова

Метки: детектив, маньяк, убийство, расследование, профайлинг, профайл, Караваджо, живопись, искусство, картины,
Рубрика произведения: Проза -> Детектив
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1