Другие миры. Планета Бэхет


Другие миры. Планета Бэхет
Проба. Попытка фантазировать


Вместе с десятилетней дочкой Каролиной Лада в данный момент как раз находилась в очереди в кафе. Они уже выбирали на десерт к имбирному чаю кусочек любимого «Брауни» и штруделя вишневого. Повезло в этот день – и то, и другое.
Взяв подносы, им опять повезло – место у окна было свободно. Дочка села у стены – можно обозревать улицу из окна и соседей по кафе. Лада же села напротив. Ей тоже нравятся места, где позади стена и никто не сидит за спиной. Но уступила дочери, главное, с дочкой вместе! Не раз приходила сюда, в излюбленное место для горожан и даже туристы знают, что в «К.» всегда сытно, порции большие, и, конечно же, почему сюда валит народ – не дорого. Один минус – наличные приходится брать с собой постоянно на этот всякий случай. Порой карточек у Лады, как и у большинства населения столиц и больших городов, (разумеется, не банковские карты, а «магазинные») бывает больше денег. Это, разумеется, такая шутка в народе.
Лада поглядывала на свою дочку и радовалась. Наконец, она с ней! Сын пока с ним живет с бывшим мужем, в другом регионе. Слава богу, далеки друг от друга. Да и не были близки даже рядом.

Что же это такое?

Опять что-то встревожило ее душу. Очень тяжело и страшно стало как-то, будто она сейчас смотрела какой-то нуар со страшной неземной музыкой-скрежетом-шумом-звуками. Не понравился ей тогда тот фильм, но впечатлил.
Она посмотрела сначала на улицу. Стала для себя «детективом» - нужно раскрыть тайну внезапного волнения и тяжести в груди, будто сердцу стало тесно.
Так, перед нами небольшая площадь квадратом. Посередине – большой огражденный газон с небольшими кустами по бокам, за бордюром – дорога и тротуар. Кругом магазины на первых домах зданий, почти так, как описано в Э. Золя в «Дамском счастье». Мрачновато как-то. Но в их семье рады любой погоде, как и Фрейндлих поет: «У природы нет плохой погоды!» Дождь ли, солнышко ли, ясная погода-непогода – все равно хорошо. Даже если мороз, особенно уместен он зимой, тоже хорош – прибежишь домой в тепло, в ванную, потом и чаек попить.
«Да, сегодня небо с утра хмурое, а настроение отличное. По крайней мере, было до этого состояния. Дочь не заметила, надеюсь. Что-то не так!»
Небо. Небо как небо – тучи серобурочёрные, мрачные и давящие. Будто сейчас они все опустятся черным туманом на город. «Дочка что-то пишет. Пусть, только бы не заметила мое волнение! Мои эмоции всегда меня подводят – не скрыть вовремя, не убрать, не удалить. Мое настроение всегда на лице, это природа».
Вдруг Лада стала всматриваться в одну странную тучку. Они чем-то отличилась и привлекла ее. Внимательно приглядевшись, она отпрянула непроизвольно: «Ма, ты что увидела НЛО в небе?» Дочь, которая написала две фантастические сказки и редактор сайта – известный редактор – захотел с ней сотрудничать. Но для дочери это было не более, чем вывести наружу ее эмоциональный подростковый всплеск. Космос – это ее стихия. Потому и шутки у нее литературно-космические. Блогер, как никак, и 10 тысяч подписчиков для маленькой белой вороны, это неплохо. Мир ее слышит, мир ее любит, мир отплачивает ей добротой и поддержкой. Хоть так.
- Не знаю, сама посмотри вон туда!
- Ма, мне страшно!
Небольшая тучка вдруг будто скорлупа, раскрылась и, будто бы они, там, которые находились в этой тучке и наблюдали за ними, поняли, что их заметили, и решили скрыться, взметнув свой агрегат молниеносно вверх. А там, на земле, только двое – мама с дочкой – одни и заметили, как быстро выпульнулась какая-т длинноватая конструкция. Не самолет, не вертолет, конечно. Звездолет?! Ведь устремилось-то оно в… космос! И тучка приравнялась со всеми другими. Значит, он прятался и тоже наблюдал! Бррр!
- Мам, мне почему-то кажется, что мы им нужны?
- Я тоже так почувствовала.
- Что будем делать?
И, пока они размышляли, глядя в окно, там неожиданно недалеко от дороги появилась странная женщина. Надо сказать, что в это время, пока они глядели на небо, потом вернули взгляд на газон, вдруг погода стала ясной, будто вообще не было туч. Людей они не увидели, а только одна женщина. Она отличалась от всех только тем, что была одета не по погоде – легкое воздушное бледно-розовое платье. Глядела она прямо на них. Каролина, которая от страха подошла к маме, обняла ее и сказала:
- Она к нам обращается!
- Да ты что, зачем мы ей?
- Не знаю, но она постоянно переводит взгляд то на тебя, то на меня. – Шепотом говорила она. – Мне будто кто-то толкает выйти и сделать то, что она скажет…Не знаю, скажет или как…
- Девочка моя, ты начиталась книг, общаешься с такими космическими, вот тебе и видится уже наяву.
- Мам, смотри.
Женщина в бледном посмотрела на них пристально, это уже понятно стало, что она уже выбрала их. Другие ее не интересовали.
Каким-то непонятным образом Ладе показалось, что встала и они с Каролиной вышли за дверь. Они не догадывались, что может произойти – никакие умные мысли не приходили в голову. Вообще их не было.
Они видели только женщину, которая посмотрела на них, поманила медленно жестом, потом показала на себя, мол, смотрите и повторяйте.
Неожиданно легла на газон и приняла позу мертвеца, но руки положила вдоль туловища. Смотрела на них. Будто она на какой-то сцене играет роль, а к ней, как тонель, шел коридор как большой мыльный пузырь, который увеличивается в размере порой настолько, что может поместить туда несколько людей. Фантастика!
Какая-то невидимая сила заставила двоих зайти на газон. Они видели только женщину и чувствовали, что стали управляемыми неведомой силой.
Сейчас произошло нечто невообразимое земному уму. Такое только в фильмах можно увидеть, удачными выдумками фантастами. Земля под женщиной стала опускаться, и женщина, как в лифте, медленно уходила вниз. Словно зомбированные, Лада с Каролиной поступили таким же образом.
Когда они легли, крепко схватились за руки:
- Мамуль, может, это и к лучшему, от нас избавятся и мы покой найдем!
- Что ты, доченька, тебе ли говорить! Это вы, мои ангелы, мои крылья, поддерживаете мою жизнь. Ради вас я и живу! Без вас, крыльев, я уже не птица!
Чувствовать такое было не дано людям. С лифтом только сравнивать можно.Лада повернула голову к дочери, потому что та смотрела на нее пристально. Так и лежали и ждали…
Земля вдруг незаметно и легко «пошевелилась», и, как будто они лежали на софе, застеленным мягкой периной, стали медленно погружаться. Они закрыли глаза – от страха и по инерции, чтобы земля не попала на слизистые глаз.
Мысли никакие не шли, только страх: земля попадет в нос, легкие, умирать будет очень тяжело…
Но что это такое? Почему они медленно опускаются, а на них ничего не падает? «Может, это на меня ничего не падает?», - подумала каждая из них и, открыв глаза, посмотрели друг на друга. Улыбка – это их и друг, и враг. Но улыбаться не получилось, все было странно. Не темно и не светло. Земли нет. Но тогда что это и как?! Но решили закрыть глаза. Была не была!
И тут опять. Какая-то остановка, и они непроизвольно закрыли глаза. Страх как инстинкт сохранения делал свою функцию.
Где мы?

Теперь они открыли щелочки век-штор-защитниц, и увидели очень высокий потолок. Где дедукция Шерлока Холмса? Где методы Пуаро, мисс Марпл? Что бы подумал Калтыгин, Анискин?Постоянно, время от времени, они пожимали друг другу руки, чтобы понять, рядом они или нет. Живы или нет…
Они стали осматривать потолок. Слишком высокий, чтоб быть жилым строением – ремонт, если понадобится, во сколько обойдется. Раз в пятьдесят лет, если только. До таки потолков добраться какая дорогая конструкция должна быть – макси-стремянка.Значит, дворец. Возможно, дворец.
Слишком огромные окна в пол, двери мощные, перила недалеко от них – лестница. Музей напоминает.
- Ма,- шепотом, как будто в горле першило, - ты как?
- Давай встанем, что так лежать?
Они медленно, как будто их завели в клетку и опять, будто наблюдает кто за ними, осматриваясь по сторонам, наконец, встали.
- Мам, мы на втором этаже?
- Я тоже так подумала. Вид из окна на это намекает, и мощная лестница явно не в подвал ведет, как в ужастиках! Тебе не кажется, что это не последний эта?...
Она прервала свои размышления, потому что рот ненадолго остался открытым. Впереди себя, в большом зеркале, вместо себя и Каролины она увидела… своих любимых бабушка и отца, которые умерли каждый в свой високосный год с разницей в 4 года. Как она радовалась, когда она с ними хоть во сне встречалась, разговаривала. И все, как в жизни.
- Здравствуйте! – сказал бесцветным голосом «папа». – Рады приветствовать вас на нашей планете!
Бабушка благородно кивнула головой, приветствуя их.
- Здравствуйте! – разом отреагировали земляне. И переглянулись. Взгляд у обеих был такой, что расшифровать не смог бы никто. Там, в земле, была смесь страха животного от непредсказуемости ситуации и будущего, ужас от того, что это вообще такое, любопытство – это они живые или уже нет, ожидание конца «поездки» на необычном лифте.
А теперь к страху добавился другой: «с нашей головой все ли в порядке»? Мы что, привидения увидели? «Бабушка умерла 30 лет назад, я никого из них не видела. Но они были самые лучшие люди на планете, как говорила мама». «Папа? Бабушка? Это мы тоже в рай попали?» Судя по виду из окна, рай, видимо, и должен быть таким – солнечно, птички какие-то невиданные, какие-то зверюшки пробегают. Травы большие есть, под ними мелкие звери бегают, что-то кушают. Иногда люди проходят. Это успокоило их больше всего, потому они в резко успокоились. Мало ли похожих людей там, на Земле.

Знакомство

Инопланетные создания терпеливо ждали, словно они читали их мысли.
Осмелев, девочка оказалась шустрей матери, спросила:
- Я никак не могу понять, кто вы и где мы?
Мама благодарно поглядела на дочку и прижала ее к себе.
- Да, вопрос ясен, – сказал лже-дедушка. – вы шокированы. Но на самом деле вы правы. Вы находитесь на нашей планете. Название мало что вам скажет, планет много. Но вы – одни из немногих, кого выбрал наш консилиум, который утвердил Высший Инопланетный Совет старших.
Мама с дочкой удивились, что же в них особенного.
- Мы видоизменяемся по обстоятельствам. И, чтобы вам было легче и спокойней к нам адаптироваться, мы приняли облик ваших самых любимых людей. Мы бываем у вас во снах после смерти родственников и смотрим на посещаемость. Так мы вычисляем тех, кто вас любил так, что вы не желаете забывать их любовь.
«Ну и так неплохо: голоса подделали отлично, и манеры, все хорошо играют. Хоть как с живыми…»
- Я – главная старшая на этой планете. На Земле я делала много добрых дел, была честна и справедлива. Мной гордятся на Совете, даже здесь прислушиваются. А вот «папа» твой – мой Главный помощник, зятя своего я выбрала потому, что он такой же, как и я. Он и заменяет меня, когда я уезжаю на другие планеты в командировки. Словом, мы не выходим из этих образов, они нас устраивают. Можно сказать, здесь все живут избранные, кто оставил добрый след на Земле. Рай – это другое. Мы живем на планете Бэхет, потому называемся «бэхетле» («Бэхет» - «Счастье» (мусульм.), «бэхетле» - «счастливые», «счастливцы»).
Земляне поглядели друг на друга, вот, мол, где рай. Впервые они отцепили руки и потрясли ими.
- Мы вас выбрали для особой миссии. Если вы не против, сначала пообедайте, потом мы введем вас в курс проблемы и обсудим детали.
Они направились к говорящим, но то, что они подумали про зеркало, оказалось не зеркалом. Это такие двери-порталы. Смотришь, массивные двери, но открывать их не нужно. Они заперты без замков. А, если они открыты, то становятся рамами как на антикварном зеркале: широкие, с узорами. Как в жизни обычной.Достаточно подойти на несколько сантиметров к дверям, то они отворяются сразу. Бесшумно открываются и закрываются, словно на каких-то хорошо смазанных шарнирах. Открытые двери – вход в портал. На дверях находится длинная панель с несколькими кнопочками с подсказками, как в обычных лифтах номера этажей, только возле этих кнопках обозначен нужный маршрут. Все как в играх-квестах и поисках вещей. Наяву так не бывает.
- Доча, мы в сказку попали ведь?!
- Не знаю, мам, но мне и здесь нравится.
- Мне тоже. Вроде как дома. Только неведение немного тревожит. Нельзя доверять людям…
- Мам, вот ты опять, надо открываться, тогда и к тебе потянутся добрые люди, мечты будут сбываться. У меня ведь потихонечку материализуются то, о чем мечтала. Ты же вчера неожиданно подарила мне «Рафаэлло», а я так давно мечтала! И вдруг – ты! На этот год осталось только цветы получить. Вот кто, конечно же не ты…
- Будут деньги, куплю…
- Ну, я просто сказала, - улыбнулась дочка.
- Да, лучше, чтоб кто-то другой подарил.
Они сели за длинный стол. Закоторым уже сидели несколько человек, некоторые с детьми маленькими. Когда они все вошли, все устремили свой взгляд на вошедших.
- Вот, теперь вы и дома. Эти люди – ваши друзья. Присоединяйтесь и чувствуйте себя как дома.
- Спасибо!
- Мы находимся на последнем этаже, третьем. Это наша защитная комната. Этого этажа не видно со стороны. Мы же видим внутри все три, потому что на самом деле здание трехэтажное, - сказала Каролине девочка, которую посадили рядом с ней.- Меня зовут Раиля.
- Очень приятно, - еще бы, здесь есть и дети, и это здорово. – Меня Каролиной зовут.
- Знаю, нам сказали. Здесь есть дети, и мы попросили своих родителей, чтобы Ладушка пришла с тобой. Ты нам понравилась сразу! Я тоже была изгоем, но мне не повезло. Мама от горя и обид умерла, а папа отдал меня в детдом. Там мне было еще хуже, чем в школе. Так вот я оказалась с мамочкой и очень счастлива, что я при ней.
Еда была самая обычная. Но празднично, в честь гостей.
После ужина девочкам предложили пойти поиграть в Большую Игровую, и Каролина с Раилей схватились за руки и быстро побежали.

Встреча бывшие подружки из далекого детства
«Бабушка» и «папа» беседовали с какой-то группой людей. Лада решила подождать. Никто никого никуда не торопил. А куда, собственно, торопиться и ей?!

Пока народ расходился, к Ладе подошли две девочки и спросили.
- Ты нас не помнишь, а мы знаем тебя. Я – Гузель К., меня, дочь директора маслозавода, отравил беленой соседский мальчик, сказал, что она вкусная. – Лада вспомнила, конечно, ведь с ней они успели пообщаться только раз в лето и подружились , казалось бы, навсегда. Но весть о смерти новой подружки, тогда и ей было 5 лет, впервые показало, что на свете есть Смерть. Забыла б она ее, но ведь ее мама – подруга Александры Игнатовны.
- Я – Гузель Ситдикова, мои родители…
- Да, помню. Твой папа был хирург, наши родители дружили семьями. Мы с тобой дружили в начальной школе. Еще помню, что ты мне втихарясмотрели какой-то атлас хирурга, там столько страшного было. А для тебя было привычно, и я удивлялась этому. Но я знаю, что ты внезапно заболела…
- Да, осложнение от гриппа.
- Мы по тебе скучали.
- Знаете, а я до сих пор иногда про вас вспоминаю. Теперь у вас братишки растут и не думают о том, что вы были. Даже тети привыкли, а для меня вы были самые первые впечатления – мои подружки, малышки…
- Вот видишь, значит, так нам суждено было! Не знаем, было бы нам там хорошо, но здесь нам замечательно! Все взрослые нам как родители, как воспитатели. У нас страна и есть наш огромный город.Мы ростом как тогда, а развиты, как могли бы быть на самом деле. Вот Гузель совсем не хирург, она помогает тем, кто любит возиться с цветами в наших садах. А я люблю медицину, делаю уставшим детям массаж.
- Вот ведь как бывает в жизни! Я даже не знаю, как и почему мы здесь, но здесь нам понравилось.
- Здесь всем нравится!
- А что, мы – не единственные?
- Нет, - с каждого мегаполиса и республики, с региона или страны выбраны разные люди, но с одинаковой характеристикой, как вы. У каждого своя миссия у нас. Ведь вы – реальные люди, потому только вы и можете спасти нашу планету...
- От кого же?
- Нам не велено раскрываться. Но я скажу, что процесс запущен давно, но нам не хватало еще пару человек. Как раз и вы подошли. Мама твоя живет отдельно от мужа, семьи, так сказать, пока нет. Значит, более свободна. А ты – рядом с ней. Разлучать мы не может – это преступление. Это и так ясно.
- А насколько это долго? Я ведь все же захочу с дочкой вернуться.
- Этого я не могу сказать. В утешение только скажу, что ваше и наше время – оно не одинаковое. Если вы вернетесь, то вы опять будете сидеть в вашем любимом кафе и смотреть так же в окно.
- Как в кино!
- Примерно так! – улыбнулась собеседница.
- Фантастика!

Искренние «улучшители» жизни как условие кастинга Бетэле

Кто-то пристально наблюдал за ними. Лада перевела взгляд. То терпеливо стояли ее «бабушка» и «папа».
- Мне пора, удачи тебе!
- До встречи! – и Лада направилась к тем, с кем предстоял серьезный разговор.
- Садись! Меня можешь называть папой, а ее, соответственно, бабушкой. Так будет легче тебе принимать как в реальном мире.
Лада молча села и приготовилась слушать. Было страшно от того, что она теперь обязана тоже спасти мир. Не котенка, который не смог самостоятельно спрыгнуть с ветки дерева, куда он взобрался. Не Кузю, своего котика, изо рта которого нужно было вытащить кость от рыбы, отходы от нее вытащил из мусорки. Не бомжа пьяного, которого они спасли с детьми, когда шли в гости к «бабушке мулле», когда тот спал на широком бордюре, повернись, и он неудачно бы упал между большими мусорными баками. Не… А целую планету, неизвестную.
- У нас работают хорошие специалисты, но без помощи землян – самых добрых представителей Космоса – мы не можем победить настоящее Зло. Мы бессильны, потому что мы не материальны. У нас мощная техника, аппаратура, все есть, только нам нужны люди. Мы ведь думаем только тем, что было в нас тогда – много лет назад. Ряды пополняются чаще, но больше среди них те, кто ушел не по своей воле, кто не смог сам выпутаться из сложных жизненных ситуаций, детей, но умные и зрелые люди есть наверху. Кастинг выпадает не на каждого, мы отбираем только тех, кто подходит нам по разным тестовым параметрам.
Папа резко замолчал. Бабушка не вмешивалась. Они дали возможность пока переварить эту информацию.
- Доченька, ты у меня всегда была умничкой! Тебе от жизни столько досталось, что оценила многие вещи намного больше, чем другие. Им только кажется, что у них все плохо, им так удобно от скуки, для разнообразия или для того, чтобы другие не сглазили. Это не честные люди, им доверять нельзя.
Лада вспомнила, что через четыре дня, наконец, съедет с этой надоевшей комнаты без окон и без воздуха с искусственным всегда освещением. «Вот я теперь не хочу жить там, где нет окон, - сказала Луиза, недавняя соседка по комнате, которая неделю назад перешла из другой. – Там я думала, ужасней не бывает – окно выходит в маленький жуткий двор, а под нами – мусорные баки. Но лучше с воздухом, ведь можно не смотреть в окно, воздух здесь важней. Но здесь! Фу!» Год промучившись комнате, где должны по идее жить четыре человека, но бизнес есть бизнес – лишняя кровать – лишние деньги. Не то, чтобы некуда женщинам свои вещи ставить и лишний раз слышать возмущение уборщицы, которой самой бы за своей работой посмотреть – после коридора моет нашу комнату, не вытирает, а моет только видимую часть, где ходим, а после на полу волосы. Приходилось Ладе брать швабру другую, вытирать после нее. Бесплатно и от души, для своих же. Сколько не возмущались девушки, Лада велела терпеть. Но, когда уже безнаказанная и избалованная вещами и продуктами «иностранка из бывшего», не поняла намека, сказала сама. Вот тогда она оценила «не делай добра – не получишь и зла» и «лучше, чем комнаты с окном, только с окном, а то как в кладовке». Лариса как-то и недели не прожила: «Я в этом гробу жить не собираюсь!» Задумываешься ведь и стараешься изменить свою жизнь. Дочку пристроила к тете одинокой, после трех месяцев в общежитской жизни, лучше жить врозь в одном городе, чем видеть, что с тобой еще и собственный ребенок «парится»!
Так и жила – все видела, слышала, читала, изменяла жизнь к лучшему и свою, и мужа, и подруг. Никакой благодарности! По молодости так думала. Зато теперь боль утихла, как оно и бывает, что время лечит. Теперь она уже далеко от них забралась, а те все еще на достигнутом ею. Так не интересно. Лучше всегда стремиться жить «графику» вверх, чем стоять на одной линии, как в больницах, будто умерла жизнь в стабильности. Только к старости они вспоминают, что прожили жизнь, профукали то-то, это, другое…
Вот и увидели они стремление жить и улучшать в Ладушке и ее детям. Выбор пал на них сразу.

Разговор состоялся. Миссия выполнима

- Итак, ты женщина образованная, и не раз, я, дочка, верил в тебя и оправдала мои мечты. Нам нужен человек, как я, как ты, которые согласны пожертвовать собой ради улучшения жизни других, как это мы называем, спасением.
- Пап, а справлюсь ли я, хоть ты и уверен, а я ведь не знаю.
- Да, задача сама по себе проста, но выполнить ее было невозможным. Пока я не подумал, почему бы тебе себя не реализовать? Риск огромный, но миссия выполнима. Мы все просчитали. Тебе только нужно действовать по нашим планам и пунктам.
- Всего лишь… - задумалась Лада.
- Казалось бы, но мы всегда будем рядом. Порталы все откроем только для тебя. У тебя будет на запястье браслет с одной кнопкой. Она умная. То, что тебе понадобится, мы просто прочтем у тебя в мыслях.
- Сказка!
- Вот ты любишь сказки, и все вы сочиняли их, теперь побудь и героиней нашей сказки.
- Я согласна, - со вздохом сказала дочь, ведь она – кошка, которая гуляет сама по себе, и делает все по пути жизни, а не по указке, как в детстве.
- Понял. Не переживай! Вспомни, как я тебя учил: «У меня все есть! У меня все получится! Я все смогу!»
- Помню, пап! – как же не помнить, когда ей было плохо, то не мама со своим «ты вечно так» или «ты самая непутевая (ленивая, медленная или наоборот)» (и сравнивать давай с одноклассницами более успешными, с Наташей. Но потом оказалось, что заикание у нее было от того, что «отличницей» она была не по своей воле, а от давления и оров матери-музыкантши). - А тебя можно обнять?
- Да, мы в теле!
Вот тут-то ей как-то стало сразу же легко и хорошо. Впервые за это время. По-нашему, возможно, часа два. Но вот теперь задача, по их отчету сколько. Да надо ли это теперь? Главное, ее мечта сбылась, она теперь вроде как и во сне, но с папой и дочкой.
- А ребенка нужно ли вмешивать?
- У нее своя миссия!
- ???
- Да, многие дети попали сюда не по своей воле, искалеченные души. Каролина тоже «гадкий утенок», но при твоей материнской заботе и поддержке она работает надо собой, как и ты, если хочешь знать, и улучшает свою жизнь, беря пример с тебя!
- !!!
- Да, на маму не обижайся. Она выросла в деревне и там другие методы воспитания: как их воспитывали, так и они. Правда, она росла в семье педагога и медички, росла нормально. Но впечатлительная, она перебрала жесткие методы воспитания в чужих семьях, думала, что это действенно для непослушных детей. А ты просто была лидером от природы, как я. К тебе нужен был другой подход. А я – городской, методы свои. Мама практически одна тебя и воспитывала, как ей казалось правильней. Вот потому ты меня и не знала столько лет, хотя жили под одной крышей. Вот потому тебе меня не хватает. А мне – тебя. Но твое время еще не наступило и еще не скоро увидимся. Мать твоя тоже стала понимать, у вас все еще впереди. Вот потому ты столько лет искала себя, в этом тебе помогали люди, даже мать и твой муж бывший – главные стимулы, чтобы начать новую жизнь в новом городе с новой страницы.
- Пап, я так давно об этом знала и мне не хватало, чтобы на это кто-то поставил печать. Как теперь мне стало легче. Ведь мама и муж по-своему желали мне добра, но они больше подходят друг другу. Мой муж - послушный для нее сын, о котором она мечтала и получила в лице моего мужа. А у мужа мама появилась, о которой мечтал, он не терпел свою, а она мне нравилась. Такая странная эта жизнь!
- Может, в этом и есть прелесть для человека разумного? Чтобы управлять, думать, улучшать и работать. Ведь только в работе человек жив.
- Поняла, работа – это все, без труда не вытащишь и рыбку из пруда. Ты учил, чтобы чего-то добиться, не достаточно одной мечты, мечту нужно реализовать через старание, потрудиться и всегда идти только вперед!
- Отлично! Тогда теперь приступим к главному?
- Ох, пап, страшновато как-то.
- Справимся! Поможем!

Как все просто?

- Слушай внимательно. В нашем городе среди людей есть сущности, которые очень похожи на других. Они даже могут временно выполнять жизнь другого, пока тот, например, в отъезде, в отпуске, спит, моется в душе. Они запутали всех, внедряются в документации, подделывают документы и проходят везде как главные носители информации. Им верят и доверяют. Но утечки пошли большие, нестыковки, ломки аппаратуры и невозможность ее починить, и многие другие странные вещи. Люди стали бояться, в каждом начинают видеть врага. Никто даже в семье не может спокойно жить. Паника стала уже медленно нарастать. Кто это и что – мы не видим. Но противоядие уже нашли. У нас есть капсулы, которые придумали мы с моими друзьями – Аликом, Валерой, Фатыхом. Помнишь их, конечно?
Как не помнить?! Они про папу говорили: «Голова, которая химфизмат окончила – дорогого стоит!». А Фатых – муж сестры Тамары, которая тоже живет в этом городе с мужем.
Эти капсулы я сделал так просто, чтобы можно было успеть в любых, даже экстремальных, условиях. Нужно просто нажать на нее и порошок поразит врага, направление он вычисляет, сам и «примагничивается» к нему и нейтрализует его систему, потом доводит до нуля.
- Убивает?
- Можно так сказать. Только как мыльный пузырь – был и нет.
- Тогда ладно. Хоть не убийцей буду.
- Ну, если уж люди убивают тараканов, клопов, комаров, то они себя убийцами не желают считать. А здесь – не живой организм, а роботы. Их придумала Система из планеты Зла, чтобы сделать здесь Военный полигон, чтобы пробовать свои установки и разбивать другие добрые планеты.
- Жуть!
- Наша задача – уничтожить остальных. Осталось не много, почти 5 процентов, но с ними тоже не просто. Только настоящий человек способен сделать добрые дела, а они боятся людей. Потому что люди – разумны. Они свою планету стараются сберечь, значит, смогут помочь и другим!
Лада задумала и попыталась понять: во сне ли она, или в каком-то фильме. Понятно, что и не то, и не другое. Но все это как-то непонятно и…
- Почему тебя? Потому что ты – моя дочь. Жертвовать другими я не могу, и тобой тоже, конечно. Но мы – одной крови, думаем одинаково, в детстве мы немного пообщались, но мне только и было с тобой хорошо, очень я тебя любил и жалел. Но я не смог тебе помочь. Мама – есть мама… Но теперь я помогу тебе! Ты, как и вся страна, любила Тимура и его добрые дела с его товарищами. Тимуровцем мечтала стать, но эта мечта не сбылась. Не везде удавалось тебе быть тиморовцем. А теперь у тебя есть возможность осуществить мечту.
Выспись, как проснешься, мы дадим тебе все, что необходимо. Это будет первая здесь длинная ночь и последняя. Больше ты спать не будешь…
- Почему? – перебила папу Лада.
- Потому что во время сна ты просто станешь временно членом нашей планеты, а здесь все живут в одном времени и не устают.
- Вот здорово!
- И не мечтай! Успеешь еще в раю жить – это бесконечно. Лучше на том свете поживи сполна и счастливо! Ты постоянно оцениваешь жизнь и умеешь радоваться каждой мелочи и удачам, особенно чужих людей. А это ценное качество!
- А как насчет браслета и где я буду держать кучу капсул?
- Не спеши, - обнял он дочку, - завтра.
Да, папа всегда так говорил. Завтра. Утро вечера мудренее!

Новый день новой жизни в Бехэте
Вдоволь обменявшись информациями прошедшего дня и вечера, обнявшись,они крепко заснули. Во сне им снился кот Кузя, какая-то красивая квартира в Питере, в которой они будут жить вместе, к ним и сын переберется. Там она и состарится…
Проснулись по нашим часам где-то в районе 11 утра.
Выполнили утренние процедуры, привели в порядок спальню, заправили кровать. На двери нашли кнопку «Столовая», и оказались на своем месте. Все сидели как вчера.
- Мам, я пошла к детям? Они так меня полюбили! Я уже успела много сделать, мне с ними так уютно. Я пошла? – она обняла маму и пожелала удачи.
- Иди, моя умница и красавица, пусть у вас все будет хорошо!
- Пап, бабуль, я готова, - сегодня к беседе присоединилась бабушка.
- Доченька, теперь я скажу. У меня браслет, который связала для тебя простой вязкой. Браслет это особенный, скажем, волшебный. Его невозможно потерять так же, как и капсулы. Их я разместила по выпуклостям, как в кармашки положила. В нужном месте тебе будет достаточно нажать или вытащить и нажать на любую капсулу, которая попадется, и она сама знает, что делать. Только нажать и все. Если капсулы заканчиваются, они восстанавливаются, потому что заполняются содержимым. У нас есть экран, мы видим и управляем тобой и силами.
- Это что же я теперь, еще и игрок компьютерный?
- Мммм, ты всегда умела сравнивать удачно! Пусть будет так. Ведь игры тоже кто-то придумывает. А порой и из жизни берут.
- Тогда это просто замечательно. Я играю в игры.
-Но одно есть «но»…
- Как всегда!
- Ты должна вычислить его по-разному. А, если ты вычислила правильно, то у нас загорится зеленый сигнал, и ты поймешь, что нужно распылять капсулу.
- Как все сложно!
- Не так просто. Потому мы и обратились к твоему отцу. И он ради народа решил пожертвовать твоим временем. Но это не страшно, на том свете время для вас приостановлено. Зато у тебя только три чело…существа.
- Всего три!... – и замолчала. Вот эмоции, выдают, как ребенка. Ну, почему я такая?! Нет, ответы я на свои вопросы давнооо уже знаю! Для этого нужно родиться у моих родителей. Так и у всех! У каждого.

Обмундирование
- Доча, теперь идем одеваться, - сказал папа.
- Пап, я всегда доченьке говорю «доча», как и ты. Меня иногда поправляют, это ведь просторечное слово.
- Знаю, у нас общего столько, как одно целое. Только добрые уж мы очень, а опыт набираем только с противоположными, таких полно и здесь. Все ведь оттуда! Мама и твой муж… Но они на одном месте, а мы – в движении. В том и наше преимущество!
Отец открыл металлические створки какого-то большого шкафа. Оказалось, что здесь берут обмундирования для работ.
Вот надела Лада комбинезон непробиваемый, сапоги-ботфорты, шлем, чтобы шумы не мешали, внутри есть амортизаторы от шумов, можно управлять, нажав на мочки своих ушей. Браслет. Вот и все.
- Подойди к зеркалу.
Лада подошла к зеркалу и удивилась. На ней была та же клетчатая рубашка утепленная, которые любил носить когда-то папа в семье, там, на том свете. И обычные джинсы, индиго. Первые джинсы папа привез ей из Москвы, когда ей было 15 лет. Волосы, собранные в «крабик».
- Да, вроде как и нет обмундирования, но ты сама это одна видишь. А другие – нет. В том и преимущество, враги не понимают. Потому что роботы. А они не думают, а только управляются. Так что знай, что, если попадется к тебе на крючок умная машинка, то за тобой уже будут наблюдать обе стороны.
- Ух, даже интересно. Пап, а ты скриншоты сделаешь, я потом выложу и сыну покажу.
- Да мы тебе закачаем в носитель, сама посмотришь, - погладил по головке дочери, которой далеко за сорок.
- А как я вычислю?
- Башкой, - и они оба посмеялись. Это просторечное словодо сих пор употребляется на родине.

Думай, думай

Как только Лада вышла в другой портал, «на улицу», ей поначалу стало не по себе. Она никогда не была смелой, не бывала в экстремальных условиях и жила как многие простые граждане. А тут она – супергерой. !Да подожди ты, героиня! – посмеялась она про себя, - сначала выполни миссию!»
Как красиво вокруг. Вряд ли у меня получится описать необычные красоты и мир вокруг. На это время тратить сейчас не нужно. Вообразите себе сами свою милую и красивую страну, где живете только вы и вам там комфортно и уютно.
Она и не знала, что уже в «игре» престолов. Но как быть ? С чего начать? Где эти твари и как они выглядят?
«Не паникуй. Ты просто живешь и слушаешь мир вокруг тебя. Подсказки появятся. Работаем!»
Как и любая женщина, которой нужно пройти через «попробовать на вкус, понюхать, потрогать» и прочие манипуляции, чтобы оценить то, что перед тобой, Лада дотрагивалась до стволов тех больших листьев, размером как деревья первого яруса, которые казались им из дома просто большими. Понюхала и бутоны цветов, которые от тяжести опустились до ее головы. Похлопала ресницами, любуясь райскими птичками, чуть не забыв про задание.
За пультом улыбались, понимали: сами такие.
- Доча, мы тебе облегчим задачу. Все так быстро у них меняется. Мы будем вычислять, а ты будешь проверять. Почти то же самое, только у меня есть старые формулы и они для твоей работы годятся. Ты же моя дочка!
- Папуль, спасибо!
- Нажми на браслет изнутри – окажешься во дворах, помещениях, «внутри». А на внешнюю – выбираешься наружу.
- Хорошо. Нажимаю.
- Ты оказалась в поликлинике. Там нужно найти врача, который в отпуске. У нас не лечат, а как бы играют в игры, которые были их профессиями. Можно сказать, мы копируем жизнь, все так же, как у вас, только… Даже не знаю, как сказать. Как-то так.
- Интересно, вот бабушка Лада будет своим дети сказки про эту миссию рассказывать. А, пап!
- Ага, вот проверь «врача» в кабинете номер 8, он вернулся или другой.
Лада постучалась, дождавшись своей очереди. Оказалось, это был терапевт. Как быть? Медиков в роду полно, сама «медсестра запаса», бабушка – медик. А как не растеряться и как выявить?
В очереди, а это порой очень полезно и удобно для размышлений, в голове было слишком много мыслей, чтобы ухватиться хоть за одну. Зато были. И это плюс. Просто как будто матрица и все меняется. Даже в жизни так не было.
Надо подумать, о чем роботы могут не знать. Те, кто ими управляют, не дураки, раз решили такой хитростью завоевать планету. Тоже зеленую и веселую.
- Давление давно не мерили?
- Давно, год назад. (Точно, год, когда медкомиссию проходила для устройства на работу).
- Так, проверим…
Обычная процедура. Вот что оно. У него нет медсестры. Но ведь помощники порой уходят по личным делам или на обед.
- Нет, доча, не он,- услышала она.
- Как же вы, милочка, скачете как кузнечик с таким давлением? 140 на 90?
- Да я себя хорошо чувствуют. Может, это мое нормальное?
- Нормальное, значит, нормальное, иди и прыгай дальше.
Пусть у тебя и вес немаленький, сердце работает как ему хочется – само по себе, как хозяйка – то спит, то скачет, то носится как угорелое – аж внешне видно, вся кофта пульсирует. Заметно. Зато «провел» обследование. Время и деньги…Это у нас. А там – игра.
- Объект на улице. Внешний нажим браслета.
- Пап, я не маленькая, помню.
- Хорошо. У нас положено инструктировать.
- Аааа. Извините! Молчу! Так даже удобней, вдруг, на самом деле, растеряюсь и забуду…
- Это вы с кем разговариваете, - удивилась старушка. – Такая молодая, а сама с собой болтаешь. – начала ворчать старушка. – Ты проводи меня до 6 кабинета,а? – и нагнулась, чтобы посмотреть мне в глаза.
- Стоп! Она изучает тебя. У них тоже есть свои новинки! Они у нас взяли! Утечка где-то! Доча, нажимай на капсулу, это она. Кабинета номер шесть нет, это процедурная, там сейчас закрыто.
Лада быстро нажала на первую попавшуюся капсулу и даже не увидела ожидаемых брызг как от спрея. Но бабушка вдруг исчезла. Ой, она же только что смотрела на нее злыми-презлыми глазами-щелками, очень близко усаженных к носу. Уши растопырены, так их учили, толстые мочки – жестокая. Вот ведь, прямо Шерлок Холмс. Может, он тоже где-то в этом большом городе-стране?! Гордится своей «ученицей», или преподаватель по психиатрии, у которого я получила «хорошо», но не «отлично», потому что я не сделала слишком длительную паузу – вспоминала. Но когда я вспомнила, он уже написал «хорошо» и уже исправлять не стал. Хотя я была одной из лучших его учениц нашего курса. В оценке ли дело? Опыт и практику не купишь! А в практике все доказательство твоей учебы и старания.
- Доча, молодца! Устала?
- Честно? Да ты и так знаешь мой ответ.
- Предположительно! Мы же не волшебники. Просто у нас куча времени – жизнь-то у нас бесконечная: сиди и развивайся, придумывай и воплощай.
- Пап, а бабушкин браслет красивый. Она может мне епотом подарить.
- Я тебе лучше свяжу, - улыбнулась бабушка.
- Нет, я именно этот хочу. Я ведь с ним работаю!
- Конечно твой. Только мы удалим оттуда информацию и он твой!
Лада вышла из поликлиники. Изучала город – архитектуру, высоту и размер других строений, памятников и обелисков и стел, клумбы с цветами как в играх – квадратные, овальные, разной формы, а некоторые имели такой цвет, что нужно иметь настолько четкий и чуткий глаз настоящего художника, чтобы правильно смешать и получить подобие. Любовалась она всем, что мог объять его взгляд. Здоровалась, гладила кошек. Ну, все как на Земле. И все смешано со сказочностью.
- Доча, посмотри, возле магазина на привязи сидит болонка. Странная нам кажется. Что-то у нее с ухом. Он у нее торчит, как антенна. Какая-то несуразица.
- Какая милая собааачка, - сказала Лада, приближаясь к ней. Ведь она с детства была собачницей. В ее втором городке, первой родине, где прошли ее садиковские и школьные годы, все собаки были ее друзьями. Поход в музыкальную школу радовал только потому, что после урока она заходила за школу, где был частный сектор. Один прикол забыть не могла: хозяин наорал на меня только от того, что испугался за меня.ведь я сидела на корточках возле мощной овчаренции. Не виновата же я, что он ненадолго зашел домой и решил из окна проверить его «владения». Чувствовал, поди. Испугался за меня. Он и не знал, что мы с ней дружим уже два года! Так что, как подойти к собаке, опыт имеет. Но осторожность тоже должна быть. Потому не резко и изучая друг друга.
Собачка следила за мной. Но от радости она стала прыгать, вертелась, пытаясь дотянуться мордочкой до Лады, чтобы та ее погладила, и подставляла головку. На шевеление вышла хозяйка. Девочка лет восьми.
- Тетя, у нее ушко болит. Осторожно!
- А что с ней? – Лада внимательно стала присматриваться к ушку псинки.
- Ее оса укусила, врач удалил нарыв и забинтовал в гипс.
Вот дела, ушки в гипс. Это что за врач такой?
- Правильно мыслишь. Собака оказалась подсказкой. Спроси, где найти этого ветеринара. – подсказывала бабушка.
- Меня Ладой зовут, а тебя как?
- Зачем вам?
- Я – учительница, потому я привыкла обращаться по именам, если я хочу поговорить.
- А мне некогда!
«Хамка! Нет, ну почему сразу как все! Сначала подумай. Может, ждут дома. Может не хватило денег, нужно сбегать домой. Могут же быть разные причины. И вообще не хамит, а просто отвечает так, как удобно ее типу. Какой у нее тип. Да, эпилептоидный. Странно, собака у такого типа. Что-то не то здесь.
- Погоди, - вспомнила она любимую Дарью Донцову, в произведениях которых приходится соврать ради дела. А ведь так часто в жизни врут, что забывают и врут по-другому. «Врать не красиво!» Мне повезло, мне спокойно спится! - У меня котик прищемил хвост, завязала его бинтом. Тут ухо в гипсе, может, мне тоже…
- Да конечно же! Вашему коту нужен лучше врач.
- Но я здесь впервые, - девочка поглядела и оценила, видимо, не видела и поверила. – Не могла бы ты подсказать мне адрес, куда можно отнести котика?
- Ладно уж. Мой папа – ветеринар. Идемте, я как раз к нему иду. Он просил лекарства для клиента быстро купить.
Пес – норма. Девочка – просто все дети хотят животных. Может, для этой девочки – отдушина, исключения тоже бывают. Хирург – тоже не все идут на эту профессию. Ветеринар, животных любит. Стоп, может, и наоборот. Убежал от людей, среди животных он не в обществе. Нелюдим, что ли. Думай!
- Добрый день!
- Ясно, новенькая, - ответил грузный мужчина с бородой. Неприятный как мужчина, он был один. Ждал дочку. Свысока он посмотрел на посетительницу без животного. – Зачем явилась? – по-хамски спросил он. Вот в кого дочка-то.
Какая невежливость. Я намного старше него и не знакомы, а он как с девчонкойна «ты» без предупреждения.
Начала было расстраиваться Лада, что не может совладать эмоциями и даже люди видят в ней ребенка. А когда она становится по обстоятельствам «взрослой», то ее слушаются, уважают, прислушиваются к ее советам. Но ей нравится быть «ребенком», видимо, в нем ей комфортно, потому ей нравится быть кошкой сама по себе! Недостатков от внимания мужчин не имеет, очень приятно, но и женщинам мало кому нравится. Такая вот глупая их устраивает больше. Так удобно и Ладушке. Пока не достанут. Тогда выходит на поле боя «взрослая». Потому и трудно назвать Ладу по возрасту. Но уважают ее все. Это ей приятно, значит, не дура. По одежке встречают (она пока скромная), но по уму провожают хорошо. Ждут и рады знакомству. Как-то так получается. Не все достается не легко. Только через терпение, которое сажает на шею нечистоплотных и морально непорядочных людей, тут скандал просит сторона, которой так это надо. Бой опять завершен, Лада, как всегда, победитель! Обидчики либо «уволены» из поля зрения, или «delete» из ее жизни навсегда. Но большинство становятся друзьями. Потому она разбираться научилась почти с первого класса. И «предупрежден - вооружен».
- У моего кота… - начала рассказывать легенду.
- Тяни, никак не можем найти вторую волну, чтобы посмотреть - совместится или закрутится по спирали, - взволнованно сказал кто-то. – Не беспокойтесь , нас здесь много. Каждый по своей части. Я – по животным. Антон.
Ладе стало спокойней.
- Чего вы мямлите! Говорите четче!
Ладе было страшно в детстве учиться у учительницы в начальной школе. Самая послушная и лучшая ученица, впечатлительная натура, которой всегда жалко березку, у которой «лапку» сломали, «кровь» пьют. Так учительница прививала любовь ко всему живому. Но и с первого класса она стала заикаться, потому что бабушка Лада Кузьминична, родом из Украины, всегда «гхакала», и все дети повторяли за ней этот стрнный звук. Учительнице это не нравилось, и все были у нее «турками», «бездарями», так и росла. Дома мама, в школе – учительница. Психологов не было, учителя не умели понимать, логопеды только-только стали появляться. Это было от страха. Но с годами она стала уверенней в себе, воспитывала и занималась сама, но только уверенность в своих силах и возможностях скорректировал в ней характер. Надо теперь вспомнить про заикание.
- Ээээ, у ммоегокккота, хвост…
- Уф, еще и заика. Дурочка что ли? Чего встала как не знай кто. Иди отсюдова!
- Погодите, а как же ваш врачебный дддолг, - вспомнила она про заикание. Как трудно успевать сказать, когда мысли уже давно составили предложение. Вот потому заики больше молчат либо говорят коротко, четко и ясно, продумывают. Думай!
- Ты чего здесь делаешь? Что тебе надо? Кого ты привела, Даш?
- Папуль, у нее котик болеет. На хвост гипс нужно наложить, вот я привела.
- Не он, - сказал Антон. – Просто хам, один в нашем районе.
- До свидддания!
- Ищи другого врача! – не однозначно сказал доктор зверей.
- А вы поищите себе психиатра! – смело сказала в лицо Лада, оставаться в долгу перед хамом не хотелось. Она просто включила «женщину», временно удалив все приличия. Он же тоже игрок.
Темнеет. Пора домой.
- Да, на сегодня все, - сказал Антон. – Спасибо, мы зато как жители много поняли. Будем работать!
- Ух ты, надо, надо учить, как обращаться с людьми, они – не животные. А с животными вообще нужно по-доброму. Они добро всеми флюидами чувствуют! Тогда добром и ответят. По своему опыту знаю!
- У них отдел в борьбе с нарушителями вежливости. В прошлой жизни принес старое, лечим.-
- Как?
- Да очень просто. Напоминаем, как и за что он оказался здесь с дочерью. Девочку вот жаль. У нее такая жизнь намечалась хорошая, если б он не увез от матери ребенка.

Как оно и бывает

На форс-мажоры у них был заключен договор, чтобы при непредвиденных обстоятельствах они могли моментально связаться. Не было сотовых там, и не нужно. У них разработан в лаборатории «экспресс-сигнал». Самый элементарный – хлопнуть ладонью на любую область комбинезона. И все на связи.
Домой она шла довольная. Папа ведь не стал ученым, как и она, хоть и сданы кандидатские минимумы, только потому, что они- семейные люди. Либо ты ученый, либо ты семьянин: муж, отец детей и «обеспеченец», последнее, банальное явление для мужской половины человечества. Папа выбрал семью. А папой он был самый лучший!
Так шла она с воспоминаниями о прошлой жизни. Все как-то тепло стало на сердце. Хоть так, да с папой и бабушкой общаюсь. Пока так шла, за поворотом – площадь, а там и дворец. Как же он напоминает месторасположение кафе… Нет, показалось. Мало ли сходств в городах. Пора голове отдохнуть. Напевая про себя «В родных местах ромашкой пахнет ярче» Антонова Ю., идет Лада «домой». Там ее… ждут! Там ей хорошо, ведь как это важно, чтобы в семье был лад и мир, чтобы члены семьи понимали и терпели друг друга. Тогда и рай хоть во дворце, хоть в «хрущевке», хоть в бараке, хоть в общежитии!
- Сигнал, Лада на связи, - сказал дежурный диспетчер Антону.
Дежурные подключили видимость, но только волны были на экране. «Что это может быть?» - задались бы земляне вопросом. Но не ученым у пульта. Если такие помехи – беда! Что-то случилось. Кто-то сильно повредил сигнальную зону. Нужно спасать Ладу.
Перелистав все записи, проанализировав сложившуюся ситуацию, Антон дал команду «Розыск» и включили красную кнопку. У всех, кто задействован и участвует в «миссии», включился миниэкран (он у них повсюду, где бы каждый не находился). Все думали. Искали.
Через три наших часа папа собрал группу типа нашего спецназа, руководителем которой он был. Ведь при жизни он был боксером, лыжником, конькобежцем, плавал с детства в деревне, рассчитывать и планировать он уже умел до поста директора. Потому и убедили его занять это место. Не его место. Его место – семья. Как и для Лады. Отличный руководитель, честный и правильный директор пропадал на работе, в командировках, показательные мероприятия успешного мастера и преподавателя сократили жизнь в семье, в которой он теперь существовал десять лет. Сердце настоящего учителя и отца разорвалось, и так он оказался здесь. Внезапно и не предсказуемо! Такой был человек! До сих пор его вспоминают только как одного из самых интеллигентнейших руководителей города.
Мозг его был правильным, большая голова и высокий лоб… Думал он быстро и четко. Решения принимал обдуманно: раз и навсегда.
- Толик, - сказал он бывшему тогда соседу, который в армии был в ракетных войсках, - давай твою испытаем еще раз. Эдварду как помогло! Он уже последнего ищет.
- Я только рад. Командуй!
- А, давай без формальностей. Инструкцию знаешь, «добро»!
Толик вспомнил свою маленькую соседку Ладу, которая написала под его диктовку письмо своей взрослой дочери, когда у самого был перелом руки. Он всегда считал ее вторым отцом, когда папа был в командировках, очень хотел защищать ее, если кто нападет или будет приставать. Но девочка росла домашней и послушной. Тогда он просто был не только другом семьи, но и названным дядей. Родители были не против, ведь друг – это очень ценно! Как же не помочь, когда его любимице грозит опасность. В одержимой решительности найти негодяя, Толик запустил мини-ракетную установку «Поиск - 1». Беспроигрышный вариант.
Видео-наблюдательный прибор в мини-ракете показывал все, что не видно снаружи. Все помещения сканоровались, и передавались на экран в дневном освещении.
К счастью, поврежденная форма была найдена. Она была на Ладе, только не работала. Лада сидела на скамейке и не могла прийти в себя.
Антон сам вызвался пойти за ней. Это бывший студент руководителя, который любил дочь директора, но не смел даже показать виду. Ведь это выглядело бы как подхалимаж. Но здесь он раскрылся. Они стали друзьями, и главный отпустил. «Эх, как много мы не видим и не догадываемся там. Грустно! А ведь парень-то что надо! Такого жениха я и хотел бы. А не этот, бедняга, вот и не получилось ничего, я же говорил ей», - подумал он о жене, которая сватала к дочери чуть ли не каждого, кто ей нравился как будущий зять. А дочь и не думала смотреть. А кто нравился дочери, то он гулящий или еще что придумает. Помнит ли она Антона?
Антон подошел к Ладе.
- Вы кто? – спросила она.
«Ясно, выбили память, а комбинезон нужно срочно залатать. По размеру только он и подходит!»
- Идем домой. Тебя папа и бабушка ждут!
Никакой реакции.
- Каролина беспокоиться начнет, если узнает, что вы еще не в здании.
- Каролина! Доченька моя! Темно-то как? Что было?
- Мы не знаем, но, скорее, комбинезон порвался, кто-то шокером или чем-то похожим пытались порвать или нейтрализовать вас.
- Кушать хочется! Что на ужин?
Антон улыбнулся:
- Ужин давно был. Но вам оставили. Сами выберете!
- Какой загадочный ужин!
Наевшись от души на ночь глядя, после вечерних процедур они поболтали с дочкой. Каждый рассказал о своей работе. Обнялись и заснули.
Во сне она видела сны и много. Какие-то кошмары, видела старую квартиру, где они жили, как ей казалось, счастливо, вместе с родителями. К утру она увидела лицо. Мигом и забыла, когда проснулась. Но лицо «мелькало» перед ней как напоминание. Лада уже привыкла анализировать сны, и знала, что или кто к чему. «Надо подождать. Это – намек, сигнал…»
Она уже стала привыкать к тому, что за ней наблюдают, жутковато, что недруги тоже. Привыкли к ней и «свои». После завтрака они с дочкой опять занялись своими делами.
- Папа, мне приснился сон. В конце…
- Вот, давай попытайся вспомнить и рассказать заново. А мы запишем сон на видео и посмотрим вместе. Это как открытый гипноз.
Как только к голове «испытуемой» подключили датчики, ей дали сигнал на начало воспоминаний. Она рассказывала и иногда возвращалась, потому что вспоминались разные мелкие детали, которые могли помочь «следствию». Когда дошло время до описания лица, она не смогла ничего сказать такого, чтобы можно было зацепиться.
- Доча, закрой глаза и просто представь себе то, что будто видела только что.
- Открой глаза. Он?
«Боже, до чего дошел прогресс! Они увидели то, что не способна увидеть я!»
- Наверное, он.
- Он, потому что ты его нам так преподнесла.
- Рада помочь следствию, - обрадовалась Лада.
- А как будете искать?
- У нас все быстро и по-другому. Помнишь, как мы удивлялись и радовались успехам Холмса, Пуаро? Вот теперь я радуюсь своим изобретениям с друзьями. Пока мы тут об этом говорим, копии уже давно изучаются специалистами.
- Хочешь, провожу до парка?
Отец хотел расспросить и рассказать о чем-то, а она радовалась, что и она расскажет. Но тепло руки папы, который взял дочку за руку, перенесло мысленно обоих в те недолгие вечерние прогулки перед сном, где они впервые, в ее 16 лет, немного успели узнать друг о друге больше, чем они могли открыться дома, при маме.
Им не нужны были слова. Они были счастливы, как тогда.
Кто знает, может, папа был бы жив, если он оставил ее у себя, когда предложил его жене развестись. Но мама, человек упрямый и властный, не вынесла такого и пожизненно делала все, что ему не нравилось. «Дочка, не обижайся на меня, потооом поймешь!»
Теперь все ясно. «При папочке тепло, при папочке добро!» Все у Лады наоборот в жизни, не как у нормальных людей, даже эта перефразированная поговорка. Все да что-то идет не так, как хочется. Потом трудности. Потом – конец трудностям. Потом – все хорошо. И так как по кругу. Ан нет! Не по кругу. А по спирали вверх. Это и есть хорошо! не на одной линии графика!
- Доча, мы дошли. Я специально привел тебя в парк. Сюда приходят в одно и тоже время одни и те же люди. Это понятно. Но бывают и чужие.
- Мне нужно попытаться найти чужих среди всех?
- Молоток! Задача эта не простая. Потому что облик один, а внутренний состав – робот и живой, ну, ты поняла, человек, это два мира. Один из них – враждебный. Если мы найдем и уничтожим оставшихся двоих, то планета покроется невидимой непробиваемой оболочкой. Она никому не мешает и будет все, как всегда. Просто уже к нам будут поступить представители как по домофону. Тогда у нас есть свои определители. Просто мы несколько раз пытались закрыться, но среди нас был «крот». Мы его вычисляли почти 40 лет по вашему времени. Он оказался помощником бабушки твоей. Пока я был жив, он принял место. Уступать не хотел. Пользы не было, но вред, оказывается, наносил не только на нашей планете. Наши разработки передавались врагам, из вредности и зависти, какая-то бабушка управляет, а не он. Его маниакальная зависть переросла в ненависть и он прокололся. В порыве гнева он просто ляпнул, что недолго осталось нам радоваться. И умолк, потому что понял, что натворил космическую глупость.
- А потом, - как девочка, спросила его Лада.
- Все, он сам себя ликвидировал.
Лада не стала уточнять, главное, что злодея больше нет!
- Сегодня я лечу на Альтрезону, бабушка выходная. Антон будет твоим руководителем.
Они обнялись, она, как в детстве, смотрела на папу и не хотела выпускать руку.
Папа научил ее не оборачиваться. Теперь она знает, что это правильно. Она села на скамейку и продолжала думать.

Лада – герой неизвестной страны Бэхет

Ведь, когда миссия закончится, они вернутся на Землю…
Она предвидела и предчувствовала. Это у нее по линии бабушки у пульта. Это помогало в жизни и там, на том свете, где никто и не догадывается, где она. Да и кто особо ее там ждет? Только любопытствующие и наблюдатели за ее жизнью. Для подруг – не дай бог удачно замуж выйдет! Для коллег – хоть бы не вышла, а то опять ее хвалить будет начальство и защищать! Для начальства – очень удобная труженица и хороший человек! Для мамы – что с ней будет дальше, как дальше ее жизнь пойдет? Аналогично думает ее напарник – зять. Сын будет ждать своего 18-летия, который еще не быстро наступит, и мечтать, чтобы уехать из дома, возможно, поближе к маме. Мальчик ведь! А чужие и новые подруги будут радоваться за меня. Нееет, пусть будет так, как есть и продолжим улучшать нашу жизнь! Какие наши годы! А время само придет, и тогда я буду жить с папой и бабушкой.
Пока она размышляла, она «исследовала» каждого, так сказать, применяла теоретические знания на практике.
«Люди как люди. Может, и робот в них сидит. Молчаливый, угрюмый, вредный, злой, завидующий пакостник, ненавистник удачливых и успешных, это я сейчас про кого? Ну никак не могу его выкинуть из головы! Ведь он такой лицемер! При других, особенно приятных для него и более сильных мужчинах, он просто душка! Мне никогда никто не верил, ни подруги (их он только интересовал больше и больше, особенно после моих рассказов, а я думала, что они меня слышат. Значит, у них жизнь – это кошмар, потому любовники и уезжают погулять в командировки, а у меня жизнь – просто сказка что ли? Не подошли мы с ним, разве он не видел, что буду мучиться. Или ему это в кайф? Добиться нечестным путем – угрозой испортить мне жизнь – пришлось замуж. Маме надоела стареющая дева, только рада. Зять ее устраивал. Это ее тип. Но будь тогда папа в семье руководителем, и судьбинушка бы моя была иначе! Зато сделанная мной, а не по велению Кабанихи и Тихона…» Так, периодически сама как маниакально зависимая от прошлого, она думала и думала, что как хорошо, что это уже далеко позади, в прошлом!
Вдруг на дедушку, который сидел напротивоположной скамейке, просто «какнула» какая-то птичка. Сделала свое дело. С кем не бывает. Ну, невезучий оказался. Помню, как именно неприятности падали на ее подружку-соседку К., на которую почему-то попадали в цель вороны. Вспомнив это, Лада невольно усмехнулась. Дед некрасиво посмотрел на нее. «Вот, в фильме бы в детстве я подумала – бандит! А теперь анализируй и думай!» Подбодрила она саму себя.
Она уже отвела от дедушки взгляд, чтобы не смущать его и не злить дальше. Дед встал, направился в ее сторону. Стало не по себе. Что он задумал?
- Дочка, ты не против, если я присяду рядышком. Там птичкам я не нравлюсь.
По инерции, как в книгах, она про себя добавила: «А вы мне не нравитесь!» и постеснялась за мысль. Кому понравится, когда на тебя летят не осенние листья и не парашютики от одуванчика. А, извините, и врагу не пожелаете. Стоп! Враг!
- Не против! Присаживайтесь, места много! – попыталась быть вежливой Лада. Ей нравилось находиться в своем обществе на своей интимной территории. И если кто покушался на ее эту территорию, ей приходилось менять место или просто уходить. Она привстала и автоматически посмотрела на соседа, как обычно смотрят, не последует ли из этого чего? А чего – зависит от того, кто может выкинуть. Она заметила, что дед залез в карман, делал он осторожно и незаметно, как ему казалось.
От страха и от не знания, как ей поступить, ведь вчера на нее уже покушались. Она нажала на сигнал:
- Он! Пуляй! – сказал Антон оживленно.
Здесь произошло то, что сразу и не пояснить. Это они только по монитору ей показали.
Дедушка схватил ее за руку, ведь ее не успели научить осторожности, и не было времени на это, которую она быстро направила на браслет. К счастью, нажать на капсулы она успела, и не на одну. Дед зажал ее руку, чтобы она не успела что-то предпринять, но она по инерции на заданиях держала руки рядом, чтобы успеть. Потому что она не знала и не могла предвидеть ее природной реакции. Дед растворился вмиг. Людей было мало, деда практически никто не заметил. Но самое было интересное то, что дед полез в карман за другим. У него там был датчик, чтобы уничтожить ее как человека!
Датчик как предмет взорвался и Ладушка получила ранения, легкие повреждения защитного скафандра-комбинезона, на теле – небольшие царапины. Датчик и был тем третьим роботом.
Все роботы уничтожены.

Конец фильма
Сколько пролежала дома под наблюдением лучших специалистов, ей не сказали. Не долго, но ей нужно было отдохнуть, потом и санаторий пришелся ей как раз вовремя.
Каролина постоянно прибегала к ней, они обнимались, плакали и смеялись. Но Лада всегда знала, что она здорова, так учил жить ее папа. Не важно, сколько у тебя болячек в теле и в душе, она сама знает. Но потому она и здорова, что не думает о них. Лечение было успешным, бабушка прогнозировала ей 96 лет жизни в здравом уме и хорошем здоровье, счастливой старости и много внуков.
День выписки сделали праздником. А как почетный гость и герой планеты она занесена в особую книгу, и теперь в календаре появилась новая дата – день Лады, тогда друзья и знакомые отмечали дни ее рождения и вспоминали добрым словом. Ее, конечно, полюбили и ждали. Но не скоро и не сейчас!
Перед возвращением они долго говорили с бабушкой и папой. Потом все вышли провожать ее на площадку у дома. Там ждала ее Каролина.
- Дочки, закройте глаза и считайте до трех, медленно. Потом откроете глаза.
Каролина думала, что им еще что-нибудь подарят, так же и подумала Ладушка. Но оказалось, что подарок тот был самым лучшим в их жизни. Открыв глаза, они все так же сидели в кафе. Они улыбнулись друг другу и мир для них стал еще более краше и интересней. Они оценили жизнь через страдания и мучения, через встречи и победу над врагами! Люди и не могли догадываться, что за это время на другой планете они сделали много полезного, помогли спасти ее от вирусных роботов, и там их ждут.
Маме и мужу не расскажет, а то будет новый повод причинить себе боль их поведением и словами. Итак им было бы удобней считать ее неадекватной, потому что она лучше них, ее люди уважают и любят за то, что это она, за ее дела и книги. Ей это удается легче, потому что живет проще. А самые близкие – мать и муж – не желают отпускать от себя, а то далеко пойдет, а они не могут так, как она. Но они даже не догадываются оба, что этими рассказами, ее произведениями она только и делает их знаменитыми, хоть так. Благодарна им за то, что только они сделали ее такой и вытолкнули из серости в яркий мир другого города – по сути родного! Сколько людей сделали известными у нее на родине благодаря ей.
Лучше это пусть узнает наш общий лучший друг – сын и брат.
Не так-то и трудно делать добрые дела! Помогать и делать вместе – это настоящая дружба. Потому думать нужно, кто тебе друг настоящий, а кто – тот, кто тебя имеет. Иногда «лучше быть одному, чем вместе, с кем попало!»

Не забывайте вспоминать о тех, кто был с нами.
Берегите тех, кто пока с нами жив.

Это тоже релакс своего рода. Ведь при жизни было с ними хорошо. Значит, это нормально, если вспомните лишний раз. Каждый из нас думает, что он поступает правильно. Главное, не мешайте другим фантазировать, вспоминать, думать и загадывать. Ну то, что вы считаете неправильным Вы! Задумайтесь, что не все, что вы думаете, тоже есть «нормально». Для каждого норма то, что есть у него. Каждый видит и замечает у других то, что не умеет сам. Каждый старается унизить или подавить другого тем, что не умеет делать как он. Каждый выбирает себе жертву. Только от самого человека зависит, кем ему быть – жертвой-страдальцем или позитивным строителем своей жизни, в которой уютно близким и друзьям.
Так и рыбак рыбака находит. Но если посмотреть, то мы все рыбаки, только улов у каждого разный. Кто добрей и проще, у того улов богатый.

25 – 27 ноября 2017, воскресенье, писала 9 ч подряд. С перерывами на перекусы и в комнату, куда приходится бегать иногда ночью, когда приходится перебивать сладкий сон.





















Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 28.11.2017 Анна-Гюзель Алкинская

Рубрика произведения: Проза -> Повесть
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1