Подари мне свет. Часть 3. Глава 4. 4


В последующие две недели Юля отбивалась от журналистов и различных комиссий, которые проверяли подлинность тех или иных упомянутых прессой фактов. Публикации набирали обороты, будто тот, кто их инициировал только входил во вкус и не собирался останавливаться на достигнутом. В последние дни она уже не отвечала сама на звонки мобильных телефонов и не выходила из банка даже чтобы переночевать в квартире. Спала в апартаментах Саввы, куда каждое утро Рудик привозил ей тщательно подобранный гардероб.
Колин не отходил от Юли ни на шаг. Мало того что он завладел ее рабочими часами, так теперь они вместе завтракали, обедали и ужинали. Каждый раз Колин ловко находил предлог совместить рабочий разговор с употреблением пищи. Когда еще публикации в прессе не набрали обороты, он пару раз напросился к ней в гости. Даже поехал в дом, который присмотрела Юля для родителей, и ходил следом за ней по комнатам с такой гримасой на лице, будто сам его покупает.
Из-за того что они редко расставались в банке их прозвали «Твикс» или «Сладкой парочкой». Кто-то слил эту информацию прессе и к концу недели их уже буквально попятам преследовали журналисты. Заметив «засаду», Колин всегда сжимал ее руку или закрывал собой, стараясь скрыть ее лицо от настойчивых вспышек фотоаппаратов. Но журналисты как кислота просачивались во все двери и даже умудрялись подбежать к их столику во время обсуждения какого-то спорного вопроса и сделать несколько снимков, пока разозленный Колин не вызывал охрану или менеджера ресторана. Никто не давал журналистам информации об истинных отношениях коллег и правду домысливали сами издания.
– Мистер Кэмпбелл спрашивает, может ли он к вам зайти, – послышался в интеркоме голос Галины.
«Когда это ему нужно было мое разрешение?», – Юля еле сдержала раздражение.
– Пусть войдет.
Юля только что закончила просмотр утренней прессы и нашла две новые публикации. По версии одного издания вчера влюбленные голубки спорили за завтраком после жаркой ночи. Другое издание оповещало своих читателей о предстоящем отпуске «Сладкой парочки». Юля поняла, что от зорких глаз репортера не укрылась брошюра об отдыхе на греческих островах, где она планировала провести их с Рошей свадьбу.
Самым странным во всей этой ситуации было молчание Колина, а когда его подлавливали журналисты с очередным вопросом об отношениях с Юлей, он лишь загадочно улыбался и говорил: «Без комментариев». Так улыбается мужчина, когда не хочет афишировать своими только что начавшимися отношениями, но не может скрыть переполняющих его чувств.
Дверь открылась и в кабинет вошел Колин. Застав ее за изучением прессы, он скривился в довольной улыбке и спросил:
– Ты идешь сегодня с боссом на юбилей бизнес-клуба?
– Не знаю, от всей этой шумихи и проверок он в полном раздрайве и, скорее всего, не пойдет.
– Может, тогда поужинаем у меня? – Колин навис над ней и сверлил пристальным взглядом. На этот раз в его глазах не было ни теплоты, ни интереса. Он будто всем своим видом подчеркивал, что они друзья, коллеги и ничего более.
– Тебе незачем меня обхаживать, – Юля показала на экран, где была выведена очередная статья об их якобы стремительно развивающихся отношениях. – В прессе и так уже девятый вал. Если ты боишься, что я передумаю на счет акций, то зря. Я же дала обещание, а от своих слов я никогда не отказываюсь.
– Так ты думаешь, что я кручусь вокруг тебя из-за акций? – Колин был искренне удивлен. – Ты ошибаешься. Помимо бизнеса мне приятно с тобой проводить время. Прости, если показался тебе слишком навязчивым, – он приложил руку к груди в области сердца. – Завтра я улечу, и твоя жизнь снова войдет в привычные рамки.
От этой мысли на сердце Юли пролился бальзам.
«Скорее бы наступило это завтра!».
Ей еще предстояло объяснить все эти публикации Роше, который отреагировал на «ее новый роман» слишком болезненно. Вопрос о его пребывании в монастыре еще решался, а пока он проживал там как гость и имел доступ ко всем средствам связи и интернету. Юля отправила ему длинное письмо с подробными объяснениями, но именно эти старания и взбесили Романа.
«...слишком много слов, моя дорогая! Ты будто изо всех сил пытаешься убедить в этой правоте не только меня, но и себя...» – написал в ответ Роман.
Письмо получилось сухим и отстраненным. Юля чувствовала его раздражение. Когда-то он сказал, что единственное, что может встать между ними, это ее измена и Юля очень беспокоилась за их отношения. Был бы он рядом, этого недоразумения можно было бы избежать, но огромное расстояние между ними, ее постоянная занятость и недоступность по телефонам подталкивали Романа домысливать ситуацию по собственному сценарию.
Колин взял со стола фотографию Романа.
– Понимаю, почему ты его полюбила. Он красивый, особенно глаза, – подметил Колин и небрежно забросил фоторамку в верхний ящик стола. Юля попыталась вернуть рамку на место, но он сел на стол и загородил ногой ящик. – Когда я с тобой, ему здесь делать нечего.
Юля фыркнула.
– Колин, не наглей, – буркнула она и отпихнула его от стола. Открыла ящик и поставила фотографию на прежнее место.
Это было удивительно, но Колин ни разу не спросил, где ее жених и Юля пришла к выводу, что босс рассказал ему всю историю в подробностях.
– Так что на счет прощального ужина? Обсудим твои перспективы в компании. Дам тебе парочку советов и поделюсь Гарвардским методом ведения переговоров.
– Стратегия "win-win"[1]? Я и без тебя ее знаю, – Юля закатила глаза. Да за кого он ее принимает?
– А я докажу что не знаешь, – Колин поцеловал ее руку и направился к двери. – В десять? Не слишком поздно? Надеть то белое платье, что тебе вчера купил Рудик.
– Откуда ты знаешь о платье?
– Don′t be late[2]! – промурлыкал на ходу Колин и покинул ее кабинет.

¨¨¨
Юля бросила на свое отражение в зеркале последний оценивающий взгляд и вышла из гардеробной. На телефон поступило сообщение от Колина.
«Ужин готов. Десерт в духовке. Скажи, что ты уже выезжаешь, иначе я захлебнусь слюной».
Юля усмехнулась. Он сам готовил ужин? С ума сойти!
«Буду в десять».
Поддерживая длинный шлейф белого облегающего фигуру платья, Юля спустилась по лестнице на первый этаж и столкнулась в холле с Рудиком. Лицо его было белым как полотно, и Юля не на шутку перепугалась.
– Что-то с Самирой?
– Нет, слава богу. Мне только что внизу передали для тебя посылку, – Рудик протянул ей плоский сверток, который вскрыла охрана. – У меня плохое предчувствие.
Это оказался CD-диск. Юля покрутила его со всех сторон. Подписи нет.
– Когда это пришло?
– Никто не знает, обнаружили на столе консьержа с пометкой «Для Юлии Дубровиной» и все. Не нравится мне это.
Взглянув на часы, Юля закусила губу, ей уже нужно было выезжать, Колин не любил когда она опаздывала. Но диск не давал ей покоя. После минутного размышления Юля прошла в кабинет. Рудик скинул куртку и последовал за ней.
Когда ноутбук был загружен, она вставила диск. На нем оказался единственный видео-файл. Нажав на воспроизведение, Юля села в кресло. От волнения вспотели ладони, и она потянулась за салфеткой. На экране появилось изображение, Юлю окатило холодным потом. Артем Власов. На нем была клетчатая фланелевая рубашка, застегнутая на все пуговицы. Бледный, осунувшийся и злой. Он сидел в кресле, на фоне стены с полосатыми обоями.
– Привет, Рыжая Юла. Видел тебя как-то на юбилее у родственника, хотел поприветствовать, – Артем потер подбородок, – но твой бывший женишок вмешался. Полез в драку и не дал мне к тебе подойти.
Рудик сжал Юле руку.
На записи Власов поддался вперед и сложил руки в замок. Юля видела, как он нервничает.
– Времени у меня мало, так что сразу к делу. Полгода назад на меня вышел один чел. Расчетливый, умный, осторожный. Я ему сразу кликуху Мориарти дал. Три ха-ха! Черт его знает, как у него мозги работают, но браво, – Артем манерно похлопал, – снимаю, так сказать, перед ним шляпу. Подманил меня ловко и наобещал всего, что я хотел. Этот злобный гений был зациклен на тебе. Тогда он мне всех своих планов естественно не раскрыл, иначе я бы отказался. Он сказал, что хочет отомстить тебе, типа ты его кинула, и тут я с ним был солидарен...
– О ком это он? – Рудик сел на диван.
– Понятия не имею, – пожала плечами Юля и жестом дала понять, чтобы Рудик ее не отвлекал.
– ...Его интересовало о тебе все... буквально все. Начиная с самого детства. Я все ему выложил, как на тарелочке. Взамен он был щедрым, я даже поправил свои дела. Мы тебя обложили со всех сторон. Вели слежку в доме, в офисе, в машине. Даже перекупили пару твоих телохов. Потом случилось то, что этот гений никак не ожидал. Ты снюхалась с младшим Дорофеевым, да еще и залетела.
Юля передернула плечами, слышать это от Власова было неприятно. Будто он марает память ее народившегося ребенка.
– Этот крендель сразу взял тебя в оборот, сменил охрану и наши люди вылетели как пробка из-под шампанского. Что-что, а нюх на изменку у него работал как надо. А потом вы все там с катушек слетели, – Артем скривился в ухмылке, – прямо подарок с небес и братца твоего не надо было убирать, он сам с дороги убрался.
Юля и Рудик переглянулись.
– Оставался Ярик. Мориарти его сам трогать не хотел. Типа чистенький. Я ему и стрелка нашел и фраера, что брался за «несчастный случай», но наш гений простых путей не искал и разработал умопомрачительный план. Подобрались мы к нему через его телку, что он за собой таскал, – Артем с издевкой усмехнулся. – Как ты с ним связалась? Он же больной был на всю голову, – Власов шмыгнул и утер нос рукавом рубашки. – И тут твой Ярик сваливает. Я на дыбы, а Гений говорит: «Это супер! Пусть». Типа нам еще лучше. Батяни и братца рядом не будет. Так и произошло. Не знаю как уж он там на рычаги нажимал, но девка сработала как по нотам. А женишок твой, – Артем хмыкнул и брезгливо сморщился, – в последний момент заартачился. Дом с телкой поджег, а сам с криком «А жизнь все равно победит!» в горящей одежде выскочил и сиганул в бассейн...
Юля вскрикнула и закрыла рот рукой. Это были ее слова, так она сказала, когда они гуляли по кладбищу в Гаване. Рудик ругнулся, вскочил и сжал ее плечи.
На телефон поступило еще одно сообщение от Колина и Рудик нажал запись на паузу.
«Где ты? Охрана сказала, что ты еще в квартире! Опаздываешь! Все остывает!».
– Колин, – вздохнула Юля. – Вот неймется ему... зачем я согласилась на этот чертов ужин?
Юля нервно напечатала ответ, мол, задержусь на полчаса, неотложное семейное дело. Рудик оставил ее слова без комментариев, тяжело вздохнул и включил запись.
– ...Но и тут наш Гений подстраховался и за пару дней до пожара воткнул в обслугу своего человечка. Вот он дело и закончил, а после назад к подружке подкинул. Три ха-ха! Ох! Поржал я тогда...
– Сука, – застонал Рудик. – Я знаю, про кого он говорит. Лысый мулат с татуировкой кинжала на запястье, он как раз появился на вилле накануне пожара.
– ... к концу моей записи я приложу фрагмент видео, на котором твой бывший женишок бросается в горящей одежде в бассейн. Я мог бы выслать эту запись твоему боссу, но ты уже, наверное, в курсе, что этот гундос сделал с моей теткой...
Юля даже пошевелиться не могла, перед глазами стояла описанная Власовым картина. Бассейн... тот самый, рядом с которым Ярик лежал в лучах заходящего солнца в их последний разговор.
– Следующей стадией был твой братец. Но он падла куда-то чухнул и мы долго не могли найти его следов, а когда он снова появился, то был уже не опасен и Гений отступил. Правда, потом пожалел, что дело до конца не довел. Живучий же этот гад Воронцов. Гундос-виртуоз!
– Надо связаться с Рошей, – Юля вся дрожала.
Рудик набрал с ее телефона номер Романа. Шли гудки, но трубку никто не брал. Пальцы Рудика быстро набирали сообщение.
– Как только твой братец уехал, Мориарти перешел к реализации собственного плана и вот тут-то наши дорожки разошлись, – Артем щелкнул пальцами, – я стал лишним. Много знаю. И он решил меня убрать, – он расстегнул рубашку, Юля увидела на животе окровавленный пластырь. – Да не вышло. Он же не знал, что я в броннике хожу. Осечка. Надо было в голову, а этот пентюх шарахнул в живот. Лошара! Я тебе это показываю не чтобы сочувствие вызвать. Мне твое сочувствие до лампочки, стерва! Хочу, чтобы ты знала, что он делает с теми, кого считает отработанным материалом.
Рудик нажал на паузу.
– Юля, что ты ему сделала, что он тебя так ненавидит?
– Знать бы! – гневно выпалила Юля и кивком показала, чтобы Рудик снова включил запись. – Может, скажет... окажет милость...
Пальцы Рудика стукнули по клавиатуре и видеозапись «ожила».
– Я быстро смекнул, что надо сваливать, – продолжил вещать с экрана Власов. – Переправил семью в безопасное место и сам затаился. Но без баблосов я долго не продержусь. Так что слушай меня внимательно, Юла! Переведешь на мой счет лимон евро и поучишь все доказательства причастности Мориарти к смерти Дорофеева, – Власов потер шею, – и не только... будет там тебе полный набор. Все его делишки. Есть запись разговоров с его папочкой. Из них все мотивы вытекают. Сразу понятно, что да как... Я долго не мог въехать, чего он на тебе зациклен, ведь у него полно баб, а ты даже не в его вкусе. Оказалось, что твой босс по тупости раскрыл ему свой план развития и захвата финансового рынка в России и двух островных государств. Ему тебя пообещали преподнести на блюдечке с голубой каемочкой, как часть сделки. Самый Дорогой Актив – так тебя назвал твой босс. Вот Гений и побежал к своему папочке хвастаться. Не удержался! Три ха-ха! А папочка по жизни сынка не кнокал и тот всегда искал его одобрения, даже по телефону можно было различить, когда он с ним говорит...
Юля напряглась всем телом. Колин! Его разговоры с отцом всегда отличались излишней любезностью и взволнованностью. Он потел, бледнел и почти не дышал. После разговора Колин долго не мог прийти в себя. Часто уходил в другую комнату или убегал в туалет.
По выражению лица Рудик понял, что Юля уже знает о ком идет речь.
– Не томи! О ком, черт возьми, он говорит?
– О Колине... – еле слышно отозвалась Юля.
– Что? – Рудик застонал и обхватил голову руками. – Черт! А он так мне нравился! Я прямо фанател от него!
Успокоившись, он включил запись и взглянул на Юлю. По ее щекам ручьем текли слезы.
– ...Открывшиеся перспективы папочке понравились, он возбудился как никогда. Семейка даже составила план и сынуля воодушевился. Впервые папочке угодил. Умора, циркачи еще те! – Власов хохотнул. – И как же объяснить потом папаше, что весь грандиозный план полетел в тартарары из-за того что ничего не подозревающий Самый Дорогой Актив связалась с бывшим боксером и залетела. Поэтому он и перешел к расчистке территории. Ты уже и сама догадалась о ком я толкую. Всегда умной была... сука... Если бы меня нужда не заставила... ох как бы я на тебе оторвался. Я годами вынашивал план мести. Но... видишь, как все обернулось.
Рудик набрал номер телефона Левы, но трубку опять никто не взял. Тогда он выслал ему такое же сообщение, как и Роману.
– А теперь я сижу и молюсь, – продолжил на записи свой монолог Власов, – чтобы ты, сука, этот диск получила до того, как он свой план до конца довел. Три ха-ха! Если я опоздал, то ты уже начиненная химией летишь в Штаты. В банке он, конечно, скажет, что ты уехала на стажировку. Но на деле он приготовил уже тебе хрустальный домик с каретой и охраной. Так что будешь жить как королева, вот только одно плохо: не будет у тебя больше свободы выбора. Он будет твой бог и царь. Но, а если ты еще не успела на ваш последний ужин, то дам тебе совет: ничего не ешь, ничего не пей. Компания, за акциями которой он носится, разработала один очень интересный препарат подавляющий волю. Он продемонстрировал мне его в действии. Мечта насильника. Жуть...
Артем прочистил горло и скривился от боли. Посмотрел куда-то поверх камеры и заговорил уже другим более деловым тоном.
– Так-так-так... больше времени нет, – он размял шею. – Переводи баблосы. Какая гарантия, спросишь ты? Хочу видеть эту гниду в российской тюряге! Там я до него и доберусь. Нет... ты не думай, я его не завалю, но петушком он у меня запоет! А не захочешь с евриками расставаться... дело твое... я найду, как деньги получить, а ты так и не узнаешь, каким образом он твоего братца решил завалить. Ему надоело, что он вечно маячит перед глазами. Если он уедет, со Штатов ты его не вытянешь. Бери его сейчас! Даю тебе время до утра. Потом сам с ним расправлюсь. Я буду отслеживать пополнения счета и никакой торговли. Поэтому никакой связи, только счет.
Власов прочитал по бумажке номер счета и запись закончилась. Затем щелчок и на экране показалась та самая запись, на которой Ярик в полыхающей одежде выбегает из объятого пламенем гостевого домика и с криком бежит к бассейну. Снимали из дома и тот, кто снимал, быстрыми шагами приближался к двери на патио. Ярик выплыл на поверхность, встряхнул головой, выплюнул воду и поплыл к бортику. Убийца осторожно открыл дверь. В кадр попала рука с татуировкой кинжала на запястье. Затем экран погас.
Несколько секунд Юля сидела, задержав дыхание. Потом вскочила и побежала в холл, набирая на ходу телефон босса.
– Рудик! Вышли мне на почту это видео!

¨¨¨
Пока Юля и Рудик бежали через вестибюль, секьюрити доложили, что Дорофеевы все-таки поехали на юбилей бизнес-клуба. Сейчас идет торжественная часть и по протоколу мероприятия никого из охраны внутрь здания не пускают. Глава службы безопасности пытается прорваться через кордон и оповестить босса, но на это уйдет время.
– Ты понимаешь, что едешь в логово зверя без поддержки? – истерично заверещал Рудик, садясь в машину рядом с Юлей.
Служебный «Бентли» отъехал от подъезда и вклинился в поток машин.
– У нас нет другого выбора. Дорофеевы недоступны. Время на исходе. Я сама могу заплатить Власову.
– Ты с ума сошла? Что ты будешь делать с этими доказательствами, если они вообще есть на белом свете. А что если миллион евро и есть цель? Ты об этом подумала?
Юля закусила губу, да, ей такая мысль тоже приходила в голову.
– Я рискну. На кону жизнь Роши, – безапелляционно выдала Юля, напряженно всматриваясь в образовавшуюся впереди пробку.
– Может Колин вообще ни при чем! Власов мог сам технично перевести стрелки на американца, чтобы отвезти от себя удар. Ты сейчас дашь ему деньги и поминай, как знали. Этой суммы ему до конца жизни хватит. Будет попивать текилу на пляже и потешаться над тобой.
– Рудик, другого выхода нет. За деньги не переживай. Мы отследим платеж, найдем Власова и вернем деньги. Он еще в России. Раз он дал нам время до утра, значит, его люди будут наблюдать за Колином. Он где-то поблизости, я уверенна.
– Мне бы твою уверенность! – проворчал Рудик и потянулся к зазвонившему телефону.
Юля слушала разговор вполуха. Рудику перезвонил приятель, мать которого работала несколько лет назад в Русском посольстве в Китае. Юля понимала, что Рудик старается задействовать как можно больше контактов, чтобы найти Романа. Липкое неприятное предчувствие сдавило грудь. Ей казалось, что смерть в очередной раз уже протянула к ней свою костлявую руку и вот-вот схватит за горло. Знать бы заранее за кем она пришла на этот раз, за Рошей или за ней самой.
Как только машина добралась до дома Колина, Юля, не дожидаясь телохранителя, сама открыла дверь и выпорхнула наружу. По договоренности Рудик остался в машине и продолжил бомбардировку телефонов босса и Саввы. Он выслал им видео и ждал реакции. Юля взяла с собой только Алексея и по пути к апартаментам подробно его проинструктировала. В глубине души она была уверенна, что ей самой ничего не грозит. Для чего-то она нужна Колину. Но противник он был опасный, его нельзя было недооценивать.
– Воткните это в ухо, – Алексей протянул ей беспроводной мини-наушник.
Пока лифт поднимал ее на двенадцатый этаж, Юля активировала телефон по отпечатку пальца, вошла в программу банк-клиент, набрала номер счета Власова и подтвердила оплату. Да, она сильно рисковала, платеж мог зависнуть, Власов мог ее обмануть и доказательства могли быть не пригодны для возбуждения уголовного дела. Либо пан, либо пропал. Юля сделала ставку. Теперь она в игре.
Двери лифта распахнулись. Юля и Алексей вышли в коридор. Дрожащими руками она набрала номер телефона Рудика и, услышав его голос, сказала:
– Я вхожу. Телефон не отключаю. Если будет сбой, перезвонить не смогу, поэтому просто отслеживай геолакацию, – Юля повернулась к телохранителю. – Если я спрошу Колина, нет ли у него таблеток от головной боли, значит, я в опасности. Вытаскивай меня.
Не успела Юля дотянуться до звонка как дверь распахнулась и Колин обрушил на нее свое недовольство.
– Все остыло! А я, между прочим, простоял у плиты целый час! Ты хоть знаешь, как трудно было достать все ингредиенты в вашей чертовой России! Пришлось подключать друзей из посольства!
На нем были черные узкие брюки и бардовая рубашка с закатанными рукавами. Волосы тщательно уложены.
Юля подняла на него растерянный взгляд и выдала заготовленный ответ:
– Прости, мне жаль. Но сегодня мой жених не вышел на связь в назначенное время, и я весь вечер пыталась до него дозвониться...
– Жених? – Колин поперхнулся, откашлялся, жестом дал ей знак войти и помог снять пальто.
Но когда Алексей хотел последовать за ней, он запротестовал.
– Нет! Секьюрити на нашем последнем ужине точно не будет! – он нахмурился и повернулся к Юле. – Прикажи ему остаться в коридоре.
– Но... – попыталась возразить Юля.
– Никаких «но»! Борис! Тебя тоже это касается.
В холл из гостиной вышел широкоплечий брюнет, Юля узнала в нем служащего банка. Видимо Дорофеев прикрепил его к Колину на время его пребывания в Москве.
– Все вон! – повторил Колин с нетерпением.
Интуиция подсказывала Юле, что ей нельзя оставаться без охраны, но ситуация складывалась так, что если она начнет настаивать, то Колин что-то заподозрит и может исчезнуть.
Когда они с Юлей остались наедине, Колин прошел на кухню и начал греметь кастрюлями.
– Вообще-то я не голодна, – сказала она, встав на пороге кухни.
– Отлично! Значит, все это было зря!
Он отшвырнул посуду, послышался металлический звон. Юля вздрогнула. Часть еды оказалась на полу. Колин повернулся к ней с горящими от гнева глазами и закричал:
– Почему ты опоздала?!
Юля нахмурилась. Обычно Колин сдержан, а в критических ситуациях всегда мобилизуется и действует четко и слажено.
– Я же сказала, Колин. Почему ты на меня кричишь? – Юля прикладывала титанические усилия, чтобы не взорваться от негодования и не вцепиться ему в горло. – Мне вообще не нужно было соглашаться на этот ужин.
Она сделала вид что обиделась и надула губы. Колин мгновенно остыл и схватился за голову.
– Прости... я перенервничал. Думал, ты уже не приедешь...
Юля пожала плечами.
– И что? Всякое могло случиться... поговорили бы по телефону или через видео-звонок по Skype.
– Всякое? – он усмехнулся. – Только не сегодня...
Его лицо окаменело. Глаза снова стали холодными, будто Юля сказала что-то такое, что заставило его взять себя в руки и стать прежним Колином, которого она видела предыдущие две недели. Минуту они оценивающе смотрели друг на друга как соперники на ринге. Затем Колин засыпал кофейные зерна в кофемолку и кухню наполнил громкий вибрирующий звук.
Юля услышала звук откатившейся двери платяного шкафа, но не успела обернуться, как кто-то схватил ее сзади мертвой хваткой и зажал рот. Она мельком успела разглядеть смуглую руку и часть татуировки – рукоятка кинжала. Она почувствовала укол в шею и тут же обмякла, все слышала и видела, но тело ее не слушалось. У нее вырвали из рук телефон и бросили в вазу с цветами. Послышался булькающий звук. Ее тщательно обыскали. Из уха вытащили мини-наушник. Затем протащили ее через всю гостиную и занесли в спальню. Там перед ней предстала женщина в точно таком же платье как у нее. Сидя перед трюмо, женщина надевала рыжий парик. Колин снял с Юли туфли и вручил их незнакомке. Она быстро надела и встала наизготове.
– Начинаем, – скомандовал Колин и вышел в холл.
Женщина надела черные очки и вышла за ним следом. Послышалась перебранка. Это была часть их спора в кабинете босса, которая возникла пару дней назад на совещании. Видимо Колин записал их разговор на телефон. Затем хлопнула дверь и голоса стихли. Через пару минут все тот же незнакомец взял Юлю на руки и понес к двери. Ее вынесли из апартаментов и занесли в соседнюю квартиру. Краем глаза Юля заметила схожую обстановку. Послышались голоса... женский и мужской. Говорили на английском языке. Ее положили на диван, чьи-то холодные как лед пальцы нащупали пульс на шее. Глаза Юли были направлены в потолок. Она пыталась перевести взгляд на окружавших ее людей, но все тщетно. Слюна попала в горло, и она почувствовала сильный спазм. Мелькнуло мужское лицо. Мулат. Лысый. Она вспомнила Ярика, горящий гостевой домик, бассейн. На глаза хлынули слезы. Женщина попросила повернуть Юле голову на бок и приоткрыть рот, чтобы стекала слюна.
Как же Юля просчиталась! Недооценила масштаб действий Колина. Когда ее вынесли из квартиры, Алексея в коридоре не было, видимо он пошел за той женщиной, думая, что это она. Теперь одна надежда на Рудика. Он-то уж должен догадаться, что Колин совершил подмену. Но что он сделает? Вызовет полицию? Даже если они приедут, в квартире Колина ее уже нет.
Юля вспомнила слова одноклассника: «Если я опоздал, то ты уже начиненная химией летишь в Штаты». Значит, вот какой следующий шаг Колина. Она больше никогда не увидит Рошу! Неужели тот поцелуй, который Роша назвал последним и был таковым?
Без Неба ей не жить... Это конец!

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470

[1] Стратегия "Win-win" или Гарвардский метод заключается в том, что побеждая, человек не оставляет других партнеров проигравшими, а все соперничающие стороны выходят из ситуации победителями. [2] Don′t be late (англ.) – Не опаздывай.  






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 28.11.2017 Инесса Давыдова

Метки: любовь, запретная любовь, роман, драма,
Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1